Блоги: 11–17 июля

О благоустройстве Новосибирска и Волгограда, неоклассической оболочке для второй сцены Мариинки и подземном храме в Петербурге – в очередном обзоре блогов.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

17 Июля 2013
mainImg
Известный в сети борец со стереотипами благоустройства российских городов, блоггер Илья Варламов на днях возмутил интернет-аудиторию провокационным постом под названием «Новосибирск – город без лица». «Впечатление, что два дня гулял на парковке около торгового центра», – пишет блоггер. – Город не видно из-за рекламы, которая тут в 10 слоев закрывает вообще все». Прекрасные деревянные домики и конструктивистские памятники безнадежно тонут в этом градостроительном хаосе и, самое главное, по мнению Варламова, что таков портрет абсолютного большинства российских городов.

Власти Новосибирска, по сведениям блоггеров, приняли вызов и готовы доказать Варламову обратное; а между тем, сами пользователи на сто процентов согласны с диагнозом известному наукограду: «На дорогах ад, очень пыльно, город-барахолка, очень мало парков и прогулочных зон», – пишет, например, tsymbulov. Впрочем, другие назвали пост Варламова несправедливым, поскольку у города и бюджет маловат по сравнению со столичным, и никакого исторического «жирка», как пишет masha_klim, он еще не нарастил: «Он просто застраивается так, как строят в мире сегодня. Может, без каких-то архитекторских изысков, но и не хуже, чем у других».
zooming
Новосибирск. Фото zyalt.livejournal.com
zooming
Новосибирск. Фото zyalt.livejournal.com

Между тем, какой должна быть правильная городская среда, Варламов и его коллеги по «Городским проектам» выясняют сейчас на летней практике в Петербурге. По аналогии с Тверской улицей в Москве активисты исследовали Невский проспект на предмет наличия разнообразных общественных пространств и визуального рекламного мусора на фасадах.

В Волгограде проект благоустройства центральной набережной посеял нешуточный раздор в среде архитекторов и горожан. Помимо того, что набережную «оденут в бетон», на ней появится ряд новых объектов, бок о бок с двумя десятками памятных мест, которые, по словам экспертов, до сих пор не имеют охранных зон. Блоггеры в связи с этим опасаются, что небольшие пятнышки застройки быстро разрастутся до крупных объектов и недоумевают, зачем вообще переделывать то, что и сейчас неплохо выглядит. Вот, например, пользователь Гость предлагает вместо сомнительного благоустройства «строить новую набережную на новом месте в Ворошиловском районе».

В блоге архитектора Андрея Анисимова обсуждают конкурс, проведенный внутри мастерской на проект мемориального комплекса с храмом на Левашовском кладбище в Петербурге. Особо участников дискуссии впечатлил проект подземного храма Анны Меньшовой, по словам Анисимова, возможно, единственно актуальный, если не удастся вывести эту территорию из природоохранной зоны. «Идея подземного храма поразила возможностью нового концепта, – пишет Константин Камышанов. – Пересечение миров живых и мертвых в точке Пасхи. Храм-Голгофа – это очень интересно. Архитектура этого варианта, скромно стартовавшая, может развиться в удивительную архитектурно-богословскую находку». Адептам традиционных решений Константин Камышанов, тем временем, отвечает, что «идея должна давать новые возможности для раскрытия смысла богослужения, тем более что «развитие старых форм, рано или поздно, упрется в тупик, как только будут исчерпаны все возможности геометрических производных…». Подземный храм – любимый проект и самого Андрея Анисимова, сторонника нестереотипного хода мысли. А Елена Гурова добавляет, что церковь в недрах пологого травяного русского пригорка – «это параллельная, очень традиционная, но у нас практически не присутствующая форма сакрального пространства. Пещера – идеал архитектуры. И природная, и рукотворная».
zooming
Анна Меньшова. Два варианта подземного храма. Изображение: facebook.com
Другой питерский, на этот раз весьма эксцентричный проект по «одеванию» скандальной Мариинки-2 в новые фасады вызвал в сети много споров. Неоклассические одежды второй сцене, делающие ее более «уместной» в городском контексте, придумал архитектор Сергей Политин. Обрезав «ненужные детали» – стеклянный мостик, навесы, оркестровые балкончики – Политин обещает вполне безболезненно для театра превратить его из «торгового центра» в «венецианское палаццо». «Наряжать современную архитектуру интерьера театра в ретроодежды неуместно и странно...», – комментирует идею пользователь под ником Архитектор. Тем более, если эти одежды – просто механическое, по выражению Almak, повторение одинаковых секций или «тяжеловесная глыба перфорированного камня», по словам пользователя Инженер: «Однообразное, бесконечное повторение одинаковых трехчастных окон, чудовищный тяжелый карниз, отсутствие силуэта. Напоминает неоклассику, но в худшем ее проявлении – наподобие строящегося нефтяного офиса от Митюрёва на Аптекарской набережной», – заключает блоггер. Впрочем, и сторонников у проекта «состаривания» театра в сети нашлось достаточно.
zooming
Проект реконструкции фасада нового здания Мариинского театра. Изображение: politin.ru
zooming
Проект реконструкции фасада нового здания Мариинского театра. Изображение: politin.ru
Между тем, о традиционных ценностях архитектуры по Витрувию рассуждает в своем блоге философ Александр Раппапорт. В частности, его интересует одна из основополагающих категорий витрувианской триады – польза, на предмет необходимости которой Раппапорт готов поспорить. Ценности архитектуры нынешнего времени, как пишет философ в другой своей статье, отлично выразил Рем Колхаас, описав, в частности, важнейший феномен современности – бигнесс или сверхмасштабность. Раппапорт находит в нем и «фантомную боль градостроительной экспансии», и эхо авангардных «планит для землянитов», но только уже не в возвышенном, а повседневном смысле, воплощенном, к примеру, в Луна-парках.

Вековые традиции строительства, тем временем, трещат сегодня не только от кризиса идеологии, но и натиска технологий. Экономика строительства и сама архитектура в корне меняются, когда здания перестают строить и начинают заливать гигантскими 3D-принтерами. В блоге theoryandpractice.ru об этой технологии и своих экспериментах с 3D-печатью зданий и 3D-печатью в воздухе рассказывает исследователь Петр Новиков.
Печать при помощи 3D-принтера. Фото: mataerial.com
Впрочем, высокотехнологичная мысль от российской архитектурной реальности еще невероятно далека, замечает, в свою очередь, Михаил Белов, комментируя недавнюю лекцию знаменитого японского минималиста Тойо Ито на «Стрелке». Выступления таких «трансконтинентальных пилигримов пульсирующей архитектурной мысли», по мнению Белова, лишь сбивают с толку архитектурную молодежь: она «застыла в созерцательной позе и ожидает, что Россия назавтра проснется инновационной строительной сверхдержавой», между тем как ее давно пора сдвинуть «с инфантильной и созерцательной позиции в позицию сугубо рабочую и продуктивную», заключает архитектор.

А Сергей Эстрин делится у себя в блоге дизайнерскими экспериментами по украшению одежды архитектурной графикой. Получается весьма изящно: на белом топе тонкими линиями вырастает готический собор, а на длинной юбке – старинный город с улицами, башнями и крышами: «Юбка двигается, и рисунок, как в калейдоскопе, то собирается в единое целое, то рвется на куски живописными осколками города», – любуется своим творением архитектор.
zooming
Фото: estrin-notes.livejournal.com

17 Июля 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.