Блоги: 4–10 июля

В очередном обзоре блогов – дискуссия вокруг итогов конкурса на фасады нового комплекса Третьяковки, борьба с парковками в жилых дворах и поиски культурного смысла в современной архитектуре.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

10 Июля 2013
mainImg
На этой неделе в блогах бурно обсуждают победу бюро SPEECH в конкурсе на фасады нового музейного комплекса Третьяковской галереи. Конкурс, напомним, оскандалился уже на момент объявления: часть архитекторов резко осудила саму идею выбирать проектировщика фасадов к уже спроектированному зданию, усмотрев в этом грубое нарушение авторского права. Оскорбительным для авторов назвал конкурс, к примеру Дмитрий Хмельницкий в блоге Архи.ру. По словам архитектора, не бывает такого, чтобы проект был хороший, и только фасады – плохие. «Проще идею похоронить, пока деньги не найдутся на нормальный проект с полноценным конкурсом», поскольку, пишет Дмитрий Хмельницкий, «в нынешнем виде вся затея похожа на операцию по отсечению нежелательных конкурентов».

«Грубое вмешательство в чужой проект становится нормой. Все способы хороши, пока власть в руках!» – комментирует итоги конкурса пользователь по ником Персиков Зюзя. А Vitalij Anančenko добавляет, что «замыкание всего на одном десятке архитектурных бюро не создаст здоровую конкуренцию». Впрочем, другая часть коллег по цеху конкурсную инициативу поддерживает; вот, к примеру, Александр Бондаренко считает, что Москве сейчас приходится «расхлебывать результаты трудов прошлого руководства», поэтому лучше уж изменить пока не поздно фасады, чем тратить миллионы рублей на новый проект, пишет блоггер; «и это замечательно, что юридически есть еще возможность пересмотреть хотя бы внешний вид этого здания».

Большинство симпатий в тройке победителей блоггеры, между тем, отдали проекту Владимира Плоткина – «потому что яркий, легкий и продолжает русскую культурную традицию на новом технологическом уровне», – комментирует Ланита Купринас. Проект «Тотемент/Пейпер» вызвал меньше положительных откликов: пользователь Кирилл Великотный, например, написал, что ему, напротив, явно не хватает легкости – «тяжеловесность красных стен ничем не поддержана на набережной». Ну а проект мастерской Сергея Чобана родил в сети очень спорные оценки; например, Дмитрия Хмельницкого смутили в нем огромные окна, при том что в экспозиционных помещениях музея, по словам автора комментария, большое боковое освещение недопустимо. Зато блоггеру Кирилл Великотный окна напомнили развеску картин, позволив угадать за ними галерею. Vitalij Anančenko считает проект весьма тактичным в исторической застройке набережной, с чем, в свою очередь, не согласны в блоге Дениса Ромодина на Фейсбук, где идею SPEECH признали не слишком сомасштабной окружающим зданиям.
zooming
Первое место в конкурсе на разработку концепции фасадов нового корпуса Третьяковской галереи. © Архитектурная мастерская SPEECH. =
zooming
Второе место. © «Тотемент/Пейпер».
zooming
Третье место. © ТПО «Резерв». В. Плоткин, Е. Кузнецова.
Кстати, в блоге института «Стрелка» опубликовали отрывок из новой книги архитектурного критика Григория Ревзина «Великолепная двадцатка: архитектура Москвы и зачем она была», в которой наверняка содержатся ответы и на то, откуда возник вышеописанный конфликт с Третьяковкой. Григорий Ревзин размышляет над тем, почему архитектура на протяжении истории неоднократно «умирала» и что происходило с ней в России за последние двадцать лет.

А, между тем, философ Александр Раппапорт написал в своем блоге интересный пост об умирании в современной архитектуре всякого культурного смысла. Архитектура стала «пустой оболочкой гигиены, порядка и доступности», пишет Раппапорт, она редуцировалась до «нейтрального средства ограждения от непогоды, организации пространства, обеспечения коммуникации». В ней – «универсальный, гигиенический и комфортный дизайн» и ничего возвышенного, заключает автор блога.

Тем временем, по-прежнему не отпускают блоггеров транспортные проблемы столицы. Так, очередную дискуссию затеял в своем журнале руководитель проекта «Probok.net» Александр Шумский. На примере нового микрорайона между поселком Путилково и Химками блоггер критикует изначально ущербную транспортную инфраструктуру, из-за чего дворы таких «новостроев» неизбежно превращаются в парковки, а жители, выбираясь в город, стоят в глухих пробках. Тему подхватил Илья Варламов, уже неоднократно писавший про необходимость запретить или сильно ограничить парковку во дворах, например, сделав, ее платной. В комментариях, тем временем, одни пишут, что платить не в состоянии, другие – о необходимости закладки подземных парковочных мест даже в проекты муниципального жилья. ilyastup, например, считает, что подобные микрорайоны будут строить и далее, потому что спрос весьма неприхотлив, а anderson_mike уверен, что заставленный машинами двор – дело самих жителей, которым он, по всей видимости, не нужен, раз под окнами пустырь.

«Про понятие парковки во дворах в цивилизованных странах давно забыли. Парковки только под двором! Гостевые перед жилым домом со стороны дороги», – пишет в сообществе RUPA Валерий Нефедов, комментируя похожую ситуацию в Ижевске. При московской плотности застройки места под обособленный плоскостной паркинг не остается, замечает, в свою очередь, Александр Антонов; и если при застройке 5-9 этажей проблему еще можно решить, разогнав со дворов коммерческий транспорт и введя плату за парковку, то у «муравейников» остается только подземный вариант. Александр Ложкин добавляет, что в мастер-плане Перми предлагалось даже ограничить площадь, которую могут занимать автомобили во дворе тридцатью процентами.

Впрочем, этот самый прогрессивный градостроительный документ последних лет, судя по решениям недавнего градсовета при губернаторе Викторе Басаргине, похоже, так и останется на бумаге; на свободных территориях снова будут строить микрорайоны, а в центре снимут ограничения высотности, сообщает fedpress.ru. «Застройку Перми решают губернаторы, а не сам город и уж тем более не горожане», – комментирует на RUPA Игорь Поповский. По мнению Дины Саттаровой, внедрить в Перми лучший зарубежный опыт не удалось, потому что он внедрялся «сверху»; тем временем, «в той же Голландии вовлечение граждан, стэйхолдеров, бизнес-сообществ в процесс обсуждения развития города является, можно сказать, религией, потому что только принятие проекта обществом, по их мнению, способно обеспечить устойчивое развитие проекта», – замечает пользователь. «Просто застройщикам надо строить. Краткосрочные цели оказываются важнее. Это в любом нашем городе», – заключает Николай Соловьев. Любопытно, однако, что буквально следом в сети появилась новость, что Пермь, а также Хабаровск признаны ООН-Хабитат городами с образцовой градостроительной политикой, что вызвало на RUPA поток ироничных комментариев.

И, наконец, еще один любопытный ракурс на градостроительные проблемы находим в блоге oldcolor.livejournal.com, автор которого написал пост про чрезмерное зарастание российских городов деревьями. Судя по старым фотографиям, лет сто тому назад размеры городской растительности контролировались более тщательно, пишет oldcolor, тогда как сегодня раскидистые кроны закрыли собой виды на важнейшие архитектурные ансамбли. И если в самом журнале автора нашли врагом экологии, то в сообществе RUPA поддержание разумных размеров растительности признали насущной городской проблемой, а городские заросли не только неэстетичными, но и небезопасными.

10 Июля 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.