Блоги: 4–10 июля

В очередном обзоре блогов – дискуссия вокруг итогов конкурса на фасады нового комплекса Третьяковки, борьба с парковками в жилых дворах и поиски культурного смысла в современной архитектуре.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

10 Июля 2013
mainImg
На этой неделе в блогах бурно обсуждают победу бюро SPEECH в конкурсе на фасады нового музейного комплекса Третьяковской галереи. Конкурс, напомним, оскандалился уже на момент объявления: часть архитекторов резко осудила саму идею выбирать проектировщика фасадов к уже спроектированному зданию, усмотрев в этом грубое нарушение авторского права. Оскорбительным для авторов назвал конкурс, к примеру Дмитрий Хмельницкий в блоге Архи.ру. По словам архитектора, не бывает такого, чтобы проект был хороший, и только фасады – плохие. «Проще идею похоронить, пока деньги не найдутся на нормальный проект с полноценным конкурсом», поскольку, пишет Дмитрий Хмельницкий, «в нынешнем виде вся затея похожа на операцию по отсечению нежелательных конкурентов».

«Грубое вмешательство в чужой проект становится нормой. Все способы хороши, пока власть в руках!» – комментирует итоги конкурса пользователь по ником Персиков Зюзя. А Vitalij Anančenko добавляет, что «замыкание всего на одном десятке архитектурных бюро не создаст здоровую конкуренцию». Впрочем, другая часть коллег по цеху конкурсную инициативу поддерживает; вот, к примеру, Александр Бондаренко считает, что Москве сейчас приходится «расхлебывать результаты трудов прошлого руководства», поэтому лучше уж изменить пока не поздно фасады, чем тратить миллионы рублей на новый проект, пишет блоггер; «и это замечательно, что юридически есть еще возможность пересмотреть хотя бы внешний вид этого здания».

Большинство симпатий в тройке победителей блоггеры, между тем, отдали проекту Владимира Плоткина – «потому что яркий, легкий и продолжает русскую культурную традицию на новом технологическом уровне», – комментирует Ланита Купринас. Проект «Тотемент/Пейпер» вызвал меньше положительных откликов: пользователь Кирилл Великотный, например, написал, что ему, напротив, явно не хватает легкости – «тяжеловесность красных стен ничем не поддержана на набережной». Ну а проект мастерской Сергея Чобана родил в сети очень спорные оценки; например, Дмитрия Хмельницкого смутили в нем огромные окна, при том что в экспозиционных помещениях музея, по словам автора комментария, большое боковое освещение недопустимо. Зато блоггеру Кирилл Великотный окна напомнили развеску картин, позволив угадать за ними галерею. Vitalij Anančenko считает проект весьма тактичным в исторической застройке набережной, с чем, в свою очередь, не согласны в блоге Дениса Ромодина на Фейсбук, где идею SPEECH признали не слишком сомасштабной окружающим зданиям.
zooming
Первое место в конкурсе на разработку концепции фасадов нового корпуса Третьяковской галереи. © Архитектурная мастерская SPEECH. =
zooming
Второе место. © «Тотемент/Пейпер».
zooming
Третье место. © ТПО «Резерв». В. Плоткин, Е. Кузнецова.
Кстати, в блоге института «Стрелка» опубликовали отрывок из новой книги архитектурного критика Григория Ревзина «Великолепная двадцатка: архитектура Москвы и зачем она была», в которой наверняка содержатся ответы и на то, откуда возник вышеописанный конфликт с Третьяковкой. Григорий Ревзин размышляет над тем, почему архитектура на протяжении истории неоднократно «умирала» и что происходило с ней в России за последние двадцать лет.

А, между тем, философ Александр Раппапорт написал в своем блоге интересный пост об умирании в современной архитектуре всякого культурного смысла. Архитектура стала «пустой оболочкой гигиены, порядка и доступности», пишет Раппапорт, она редуцировалась до «нейтрального средства ограждения от непогоды, организации пространства, обеспечения коммуникации». В ней – «универсальный, гигиенический и комфортный дизайн» и ничего возвышенного, заключает автор блога.

Тем временем, по-прежнему не отпускают блоггеров транспортные проблемы столицы. Так, очередную дискуссию затеял в своем журнале руководитель проекта «Probok.net» Александр Шумский. На примере нового микрорайона между поселком Путилково и Химками блоггер критикует изначально ущербную транспортную инфраструктуру, из-за чего дворы таких «новостроев» неизбежно превращаются в парковки, а жители, выбираясь в город, стоят в глухих пробках. Тему подхватил Илья Варламов, уже неоднократно писавший про необходимость запретить или сильно ограничить парковку во дворах, например, сделав, ее платной. В комментариях, тем временем, одни пишут, что платить не в состоянии, другие – о необходимости закладки подземных парковочных мест даже в проекты муниципального жилья. ilyastup, например, считает, что подобные микрорайоны будут строить и далее, потому что спрос весьма неприхотлив, а anderson_mike уверен, что заставленный машинами двор – дело самих жителей, которым он, по всей видимости, не нужен, раз под окнами пустырь.

«Про понятие парковки во дворах в цивилизованных странах давно забыли. Парковки только под двором! Гостевые перед жилым домом со стороны дороги», – пишет в сообществе RUPA Валерий Нефедов, комментируя похожую ситуацию в Ижевске. При московской плотности застройки места под обособленный плоскостной паркинг не остается, замечает, в свою очередь, Александр Антонов; и если при застройке 5-9 этажей проблему еще можно решить, разогнав со дворов коммерческий транспорт и введя плату за парковку, то у «муравейников» остается только подземный вариант. Александр Ложкин добавляет, что в мастер-плане Перми предлагалось даже ограничить площадь, которую могут занимать автомобили во дворе тридцатью процентами.

Впрочем, этот самый прогрессивный градостроительный документ последних лет, судя по решениям недавнего градсовета при губернаторе Викторе Басаргине, похоже, так и останется на бумаге; на свободных территориях снова будут строить микрорайоны, а в центре снимут ограничения высотности, сообщает fedpress.ru. «Застройку Перми решают губернаторы, а не сам город и уж тем более не горожане», – комментирует на RUPA Игорь Поповский. По мнению Дины Саттаровой, внедрить в Перми лучший зарубежный опыт не удалось, потому что он внедрялся «сверху»; тем временем, «в той же Голландии вовлечение граждан, стэйхолдеров, бизнес-сообществ в процесс обсуждения развития города является, можно сказать, религией, потому что только принятие проекта обществом, по их мнению, способно обеспечить устойчивое развитие проекта», – замечает пользователь. «Просто застройщикам надо строить. Краткосрочные цели оказываются важнее. Это в любом нашем городе», – заключает Николай Соловьев. Любопытно, однако, что буквально следом в сети появилась новость, что Пермь, а также Хабаровск признаны ООН-Хабитат городами с образцовой градостроительной политикой, что вызвало на RUPA поток ироничных комментариев.

И, наконец, еще один любопытный ракурс на градостроительные проблемы находим в блоге oldcolor.livejournal.com, автор которого написал пост про чрезмерное зарастание российских городов деревьями. Судя по старым фотографиям, лет сто тому назад размеры городской растительности контролировались более тщательно, пишет oldcolor, тогда как сегодня раскидистые кроны закрыли собой виды на важнейшие архитектурные ансамбли. И если в самом журнале автора нашли врагом экологии, то в сообществе RUPA поддержание разумных размеров растительности признали насущной городской проблемой, а городские заросли не только неэстетичными, но и небезопасными.

10 Июля 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.