Блоги: 27 июня–3 июля

Новостройки-«муравейники», теневое градрегулирование и конкурс на реконструкцию екатеринбургской телебашни стали темами нового обзора архитектурной блогосферы.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

03 Июля 2013
mainImg
В очередной раз в блогах обсуждают недостатки отечественного домостроения. В сообществе RUPA, где уже неоднократно писали о вреде микрорайонов, дискуссия теперь вышла на новый уровень: урбанисты вслед статье Василия Бабурова, Федора Кудрявцева и Ольги Дружининой на rossk.ru заявляют о необходимости пересмотра всей  жилищной политики РФ. А это, как пишет Александр Антонов, означает, в частности, отказ от наваривания квадратных метров в пользу развития домохозяйств, пересмотр в этом процессе роли девелопера и оценок деятельности муниципалитетов, нацеленных, как отмечается в статье, на производство миллионов безрадостных и однообразных типовых этажей, секций, домов, районов, пространств.

Многие участники RUPA, впрочем, заметили, что в нынешней ситуации профессиональное сообщество бессильно. Вот, например, архитектор Андрей Иванов пишет, что правильная статья адресована в никуда, потому что «никакой жилищной политики в России нет. Нечего реформировать». Зато повлиять на рынок можно через конечного потребителя, считает Александр Холоднов: «Зачем покупать сегодня то, что завтра ты уже никому не продашь. Это очень серьезный аргумент против «муравейников»». Снять все ограничения и ждать, пока рынок сам все урегулирует – предложение Александра Антонова. «Если появятся проекты с разнообразной средой и рынок это оценит – девелоперы моментально на это отреагируют. Если разнообразную среду облечь в форму СНиПа, девелоперы найдут способ его обойти, коль рынок просит муравейников», – соглашается Александр Холоднов.

В блоге Газета.ру, тем временем, обсудили статью с очередным рецептом избавления столицы от пробок. Рецепт состоит в лишении Москвы столичного статуса и переносе центров власти в регионы: «Пугающие диспропорции развития делают любое локально-московское решение бессмысленным», – заключает автор. «Не надо столицу в миллионники, те же проблемы будут, лучше в чистом поле или на базе небольшого городка до 100 тысяч населения», – комментирует Сергей Якупов. – А еще лучше раскидать чиновников по десятку городов, пару министерств в Нижний, пару в Казань, пару в Уфу». – «Чиновников куда не высели, а они будут там, где деньги, а деньги там, где чиновники», – выражает мнение большинства блоггеров dimonbb. Получается, выселять нельзя, раз «развитие экономики определяется местом сидения чиновников», как пишет Федор Конякин. А вот пользователь grossdin считает, что чиновников надо не выселять, а планомерно лишать распределительных полномочий. «При возврате к реальному производству бизнес и народ сам потянется в места, где пилить металл эффективней: выше квалификация рабочих, дешевле недвижимость и энергия. При сохранении модели переезд лишь породит проблемы, расходы и наказание для жителей новой столицы», – заключает блоггер.

Свое видение транспортной ситуации в российских мегаполисах высказали итальянские транспортники Федерико Паролотто и Пабло Форти, приехавшие в институт «Стрелка» с воркшопом по организации пешеходных зон. Европейцы в очередной раз говорили о необходимости сокращения гигантской транспортной инфраструктуры в пользу пешеходной. Участники RUPA с этим охотно согласились, однако заметили, что у Москвы все-таки свой сценарий, поскольку, как замечает, например, Александр Антонов, хайвеев в ней отродясь не было; а вот в Европе они 30 лет назад появились, и теперь там, как пишет блоггер, упорядочивает уличную сеть, не убирая скоростные дороги для транзитного транспорта. «Послевоенная автомобилизация Европы была взрывной и уже в 60-е стало понятно, что дорожное строительство за ней не поспеет, – уточняет Александр Ложкин. – Так что разворот к пешеходам, велосипедистам и общественному транспорту это не оттого, что у них уже достаточно хайвеев построили, а от понимания, что это путь в тупик». Надежда Пахмутова, в свою очередь, считает, что европейский перекос в сторону пешеходов – «всего лишь следствие понимания ими ряда умолчаний и политкорректности, поскольку они не могут открытым текстом заявить, что нужно бороться с социальной и этнической сегрегацией в городе».

Тем временем, еще одна градостроительная дискуссия на портале Архи.ру развернулась вокруг статьи Александра Ложкина про темную сторону российского градрегулирования. А оно, как пишет Ложкин, даже после принятия в 2004 г. нового градкодекса, продолжает вестись именно втемную, в т.н. «ручном режиме» всевозможных согласований, а не строгих регламентов. Впрочем, как комментирует Александр Антоненко, «упования автора статьи о том, что все само собой будет законно, все будет красиво – утопично»; во всяком случае, сейчас изменения в регламенты и ПЗЗ внести легко, но утверждаются они без участия архитекторов и все решают деньги, заключает автор комментария. В том, что система ручного управления граддеятельностью держится довольно крепко, уверен и Дмитрий Хмельницкий; по его словам, легитимация вкусового согласования архитектурного решения чиновниками – «это уже даже формальное возвращение к введенной еще Сталиным практике художественной цензуры», заключает архитектор, намекая на московский архсовет.

О цензуре на днях писал в своем блоге и Михаил Белов, подытоживая недавние размышления о нынешних московских конкурсах. Архитектор, наконец, нашел ответ, почему закрытые состязания и конкурсы с предварительным отбором портфолио так раздражают определенную часть коллег по цеху – «по простой причине: они еще ничего не сделали, а их уже не выбрали». Однако выбирать на основании прошлых, часто сомнительных или не личных, а корпоративных бизнес-заслуг несправедливо, уверен Михаил Белов; как и «щелкать по носу» тысячи дипломированных специалистов, не давая им возможности высказать сокровенные идеи.

Тем временем, архитектурный конкурс в Екатеринбурге на реконструкцию местной телебашни в блогах тоже ругают за предвзятость. Автор журнала vladimir-kreml.livejournal.com пишет о том, как «особо умные» участники закрытого состязания начали пиарить свои проекты еще до решения жюри. Вот, например, здесь конкурсанты, видимо, рассчитывали получить дополнительные очки тем, что их концепцией заинтересовались специалисты из Дубая, как, впрочем, и эти участники, которые заранее опубликовали свой проект в социальной сети. А этот проект, где 220-метровый долгострой включен в грандиозный «Цирко-лэнд», по сведениям газеты, уже успел одобрить губернатор.

Удивить своих постояльцев собственным дизайнерским креативом, между тем, решил владелец отеля в голландском Дельфте, где довелось остановиться Сергею Эстрину. Как пишет архитектор в своем блоге, реконструируя старинное здание, хозяин, видимо, вынужден был обходиться своими средствами: так в номере появилась люстра из синих бутылок и ковры из шкур местных коров, картонные бра и пластмассовая коза на балконе. Впрочем, несмотря на некоторые неудобства, Сергей Эстрин, по его словам, весьма доволен тем, что увидел нечто аутентичное.

03 Июля 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Сейчас на главной
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.