Жидкая современность в городе на воде

Триеннале в Брюгге посвящена текучести как свойству общества и среды; приглашенные художники и архитекторы выразили эту тему в форме инсталляций на городских каналах.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Триеннале современного искусства и архитектуры проводится в Брюгге во второй раз. Если в 2015 темой были урбанизация и мегаполис, то в этом году выставка проходит под девизом «Жидкий город». Кураторы, специалист по фламандским художникам XIV–XV веков Тиль-Хольгерт Бохерт и чаще обращающийся к новейшему искусству Михел Девилде, рассматривают «жидкость» как ключевое нашего времени слово. Границы привычного размываются – как в реальности, так и в сознании людей, и Брюгге с его каналами – подходящее место для размышлений на эту тему.

Источник вдохновения для кураторов – понятие «жидкой современности» социолога Зигмунта Баумана, синонимичное «поздней современности» (поздней модерности) – в противовес идее «постмодерна». Однако перемены неотделимы от сопротивления им, от тоски по прошлому, которое многим кажется предпочтительнее настоящего. Бауман описал современное воплощение этого явления в книге «Ретротопия» (2017): доверие к привычным общественным институтам, от церкви до страховых компаний, разрушается, что делает людей особенно восприимчивыми к заявлениям «паникеров». Кураторы триеннале, развивая мысль Баумана, подчеркивают, что так привлекательные «старые добрые времена» были не намного устойчивей нынешних. Брюгге пережил золотой век при герцогах Бургундских, но прекращение их династии в последней трети XV века положило внезапный конец процветанию. Сейчас ту «текучую» эпоху помнят в первую очередь благодаря братьям ван Эйк и Хансу Мемлингу, сделавшим Брюгге важным художественным центром. В рамках довольно дерзкой параллели, нашим современникам предлагается выступить в схожей роли, создав работы – «маяки, противостоящие непредсказуемому будущему, родную гавань в бурные времена».

Публикуем избранные инсталляции триеннале.

Павильон
SelgasCano

Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Испанские архитекторы SelgasCano создали яркую конструкцию, напоминающую их лондонский павильон галереи Серпентайн 2015 года. Это плавучее сооружение служит местом отдыха, а в июле и августе станет также и городским бассейном – однако эта часть проекта зависит от качества воды в каналах.
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018




MFS III – Плавучая школа Минне
NLÉ и Кунле Адейеми

MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Этот проект – апофеоз непотопляемости, но не из-за свойств своей конструкции. После бесславного конца MFS I, плавучей школы в трущобе Макоко, в прибрежной зоне нигерийского города Лагос, причем сразу после награждения Адейеми за этот проект на прошлой архитектурной биеннале в Венеции (там была представлена копия школы, MFS II), казалось, что мы больше не услышим об этой идее. Суть скандала – в том, что фотогеничная постройка в Макоко ни дня не использовалась как школа, не была продумана конструктивно, постепенно ветшала и в конце концов оказалась разрушена штормом. Но представлявшая проект как крайне успешный пиар-кампания принесла Адейеми всемирную славу и «Серебряного льва» венецианской биеннале, а директор неработающей школы в Макоко заработал денег, устраивая туда экскурсии для западных туристов.
MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Эта малопривлекательная история, прекрасный пример поверхностности многих «гуманитарных» проектов, как ни странно, не отпугнула кураторов триеннале в Брюгге. На озере Минневатер они показывают обновленную версию школы с функцией выставочного зала, мастерской и образовательного пространства; программу для нее подготовили бельгийские учебные заведения сферы дизайна и архитектуры.
MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Тем, кто не знает невеселую предысторию проекта, может показаться странным упор на техническую безопасность MFS III, который делают организаторы триеннале. Новая школа перепроектирована инженерами AECOM – превращена ими в полностью сборную конструкцию со сроком службы в 25 лет. Теперь она соответствует еврокодам, смонтирована командой триеннале и проверена местными инженерами, то есть разрушиться не должна.


«Ахерон I»
Ренато Николоди

«Ахерон I». Ренато Николоди. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Был правдою мой зодчий вдохновлен:
Я высшей силой, полнотой всезнанья
И первою любовью сотворен.
Древней меня лишь вечные созданья,
И с вечностью пребуду наравне.
«Ахерон I». Ренато Николоди. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
«Ахерон I». Ренато Николоди. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Инсталляцию бельгийского художника Ренато Николоди сопровождает эта цитата из «Божественной комедии», и надо вспомнить контекст, чтобы понять – речь идет об Аде. Названная в честь одной из рек загробного мира в представлениях древних греков (Данте ее тоже описал) инсталляция воплощает связь между современным обществом и мифологическим загробным миром, жизнью и смертью. Границей при этом служит вода, а сам объект – это гавань, врата между настоящим, прошлым и будущим.



«Ланхалс»
Джон Пауэрс

«Ланхалс». Джон Пауэрс. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Конструкция из блоков-модулей нью-йоркского скульптора Джона Пауэрса получила силуэт лебединой шеи. Это отсылка к эпизоду из истории Брюгге: в 1488 восставшие горожане обезглавили чиновника Питера Ланхалса, поддерживавшего будущего германского императора Максимилиана, которому город достался после смерти жены Марии, последней герцогини Бургундской.
«Ланхалс». Джон Пауэрс. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
«Ланхалс». Джон Пауэрс. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

По легенде, сам немецкий принц, которого заставили присутствовать при казни своего сторонника, после подавления бунта приказал жителям навсегда поселить на каналах лебедей, чьи длинные шеи должны были напоминать им о Ланхалсе (его фамилию можно перевести с фламандского как «длинная шея»). Однако конструкцию Пауэрса можно также трактовать как позвоночник или торнадо.



Infiniti²³
Петер ван Дрише

Infiniti²³. Петер ван Дрише. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Архитектор Петер ван Дрише из бюро Atelier4 создал «жилую башню» в духе японского метаболизма. Его сооружение получило капсулы прямоугольной формы, предназначенные для работы и жизни. По мнению ван Дрише, такой компактный дом на воде может стать ответом как растущему уровню мирового океана, так и дефициту жилья.
Infiniti²³. Петер ван Дрише. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Infiniti²³. Петер ван Дрише. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Этот «временный якорь в ткани города» позволит людям обосноваться ближе друг к другу.


«Дом времени»
raumlabor

«Дом времени». raumlabor. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
«Дом времени». raumlabor. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Берлинское бюро raumlabor разработало для триеннале долгосрочный проект. В одной из промзон у канала с помощью местных молодежных организаций построен дом – пространство для встреч и «микропроизводства». Со временем он станет центром открытий, учебы и экспериментов, вовлечет подростков в совместную работу в качестве сообщества – в поисках решений местных социальных проблем средствами искусства и архитектуры.


«Плавучий остров»
OBBA

«Плавучий остров» OBBA. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
«Плавучий остров» OBBA. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Южнокорейское бюро OBBA при помощи местных архитекторов Dertien12 создало новое общественное пространство в центре Брюгге. Платформа площадью более 100 м² окружена эластичными сетками, которые служат ограждением; там же предусмотрены гамаки и диваны для отдыха над водой.


Триеннале, куда входят и другие инсталляции и выставочные проекты, продлится до 16 сентября 2018 года.

05 Июня 2018

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.