Жидкая современность в городе на воде

Триеннале в Брюгге посвящена текучести как свойству общества и среды; приглашенные художники и архитекторы выразили эту тему в форме инсталляций на городских каналах.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Триеннале современного искусства и архитектуры проводится в Брюгге во второй раз. Если в 2015 темой были урбанизация и мегаполис, то в этом году выставка проходит под девизом «Жидкий город». Кураторы, специалист по фламандским художникам XIV–XV веков Тиль-Хольгерт Бохерт и чаще обращающийся к новейшему искусству Михел Девилде, рассматривают «жидкость» как ключевое нашего времени слово. Границы привычного размываются – как в реальности, так и в сознании людей, и Брюгге с его каналами – подходящее место для размышлений на эту тему.

Источник вдохновения для кураторов – понятие «жидкой современности» социолога Зигмунта Баумана, синонимичное «поздней современности» (поздней модерности) – в противовес идее «постмодерна». Однако перемены неотделимы от сопротивления им, от тоски по прошлому, которое многим кажется предпочтительнее настоящего. Бауман описал современное воплощение этого явления в книге «Ретротопия» (2017): доверие к привычным общественным институтам, от церкви до страховых компаний, разрушается, что делает людей особенно восприимчивыми к заявлениям «паникеров». Кураторы триеннале, развивая мысль Баумана, подчеркивают, что так привлекательные «старые добрые времена» были не намного устойчивей нынешних. Брюгге пережил золотой век при герцогах Бургундских, но прекращение их династии в последней трети XV века положило внезапный конец процветанию. Сейчас ту «текучую» эпоху помнят в первую очередь благодаря братьям ван Эйк и Хансу Мемлингу, сделавшим Брюгге важным художественным центром. В рамках довольно дерзкой параллели, нашим современникам предлагается выступить в схожей роли, создав работы – «маяки, противостоящие непредсказуемому будущему, родную гавань в бурные времена».

Публикуем избранные инсталляции триеннале.

Павильон
SelgasCano

Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Испанские архитекторы SelgasCano создали яркую конструкцию, напоминающую их лондонский павильон галереи Серпентайн 2015 года. Это плавучее сооружение служит местом отдыха, а в июле и августе станет также и городским бассейном – однако эта часть проекта зависит от качества воды в каналах.
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018




MFS III – Плавучая школа Минне
NLÉ и Кунле Адейеми

MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Этот проект – апофеоз непотопляемости, но не из-за свойств своей конструкции. После бесславного конца MFS I, плавучей школы в трущобе Макоко, в прибрежной зоне нигерийского города Лагос, причем сразу после награждения Адейеми за этот проект на прошлой архитектурной биеннале в Венеции (там была представлена копия школы, MFS II), казалось, что мы больше не услышим об этой идее. Суть скандала – в том, что фотогеничная постройка в Макоко ни дня не использовалась как школа, не была продумана конструктивно, постепенно ветшала и в конце концов оказалась разрушена штормом. Но представлявшая проект как крайне успешный пиар-кампания принесла Адейеми всемирную славу и «Серебряного льва» венецианской биеннале, а директор неработающей школы в Макоко заработал денег, устраивая туда экскурсии для западных туристов.
MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Эта малопривлекательная история, прекрасный пример поверхностности многих «гуманитарных» проектов, как ни странно, не отпугнула кураторов триеннале в Брюгге. На озере Минневатер они показывают обновленную версию школы с функцией выставочного зала, мастерской и образовательного пространства; программу для нее подготовили бельгийские учебные заведения сферы дизайна и архитектуры.
MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Тем, кто не знает невеселую предысторию проекта, может показаться странным упор на техническую безопасность MFS III, который делают организаторы триеннале. Новая школа перепроектирована инженерами AECOM – превращена ими в полностью сборную конструкцию со сроком службы в 25 лет. Теперь она соответствует еврокодам, смонтирована командой триеннале и проверена местными инженерами, то есть разрушиться не должна.


«Ахерон I»
Ренато Николоди

«Ахерон I». Ренато Николоди. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Был правдою мой зодчий вдохновлен:
Я высшей силой, полнотой всезнанья
И первою любовью сотворен.
Древней меня лишь вечные созданья,
И с вечностью пребуду наравне.
«Ахерон I». Ренато Николоди. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
«Ахерон I». Ренато Николоди. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Инсталляцию бельгийского художника Ренато Николоди сопровождает эта цитата из «Божественной комедии», и надо вспомнить контекст, чтобы понять – речь идет об Аде. Названная в честь одной из рек загробного мира в представлениях древних греков (Данте ее тоже описал) инсталляция воплощает связь между современным обществом и мифологическим загробным миром, жизнью и смертью. Границей при этом служит вода, а сам объект – это гавань, врата между настоящим, прошлым и будущим.



«Ланхалс»
Джон Пауэрс

«Ланхалс». Джон Пауэрс. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Конструкция из блоков-модулей нью-йоркского скульптора Джона Пауэрса получила силуэт лебединой шеи. Это отсылка к эпизоду из истории Брюгге: в 1488 восставшие горожане обезглавили чиновника Питера Ланхалса, поддерживавшего будущего германского императора Максимилиана, которому город достался после смерти жены Марии, последней герцогини Бургундской.
«Ланхалс». Джон Пауэрс. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
«Ланхалс». Джон Пауэрс. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

По легенде, сам немецкий принц, которого заставили присутствовать при казни своего сторонника, после подавления бунта приказал жителям навсегда поселить на каналах лебедей, чьи длинные шеи должны были напоминать им о Ланхалсе (его фамилию можно перевести с фламандского как «длинная шея»). Однако конструкцию Пауэрса можно также трактовать как позвоночник или торнадо.



Infiniti²³
Петер ван Дрише

Infiniti²³. Петер ван Дрише. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Архитектор Петер ван Дрише из бюро Atelier4 создал «жилую башню» в духе японского метаболизма. Его сооружение получило капсулы прямоугольной формы, предназначенные для работы и жизни. По мнению ван Дрише, такой компактный дом на воде может стать ответом как растущему уровню мирового океана, так и дефициту жилья.
Infiniti²³. Петер ван Дрише. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Infiniti²³. Петер ван Дрише. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Этот «временный якорь в ткани города» позволит людям обосноваться ближе друг к другу.


«Дом времени»
raumlabor

«Дом времени». raumlabor. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
«Дом времени». raumlabor. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Берлинское бюро raumlabor разработало для триеннале долгосрочный проект. В одной из промзон у канала с помощью местных молодежных организаций построен дом – пространство для встреч и «микропроизводства». Со временем он станет центром открытий, учебы и экспериментов, вовлечет подростков в совместную работу в качестве сообщества – в поисках решений местных социальных проблем средствами искусства и архитектуры.


«Плавучий остров»
OBBA

«Плавучий остров» OBBA. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
«Плавучий остров» OBBA. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Южнокорейское бюро OBBA при помощи местных архитекторов Dertien12 создало новое общественное пространство в центре Брюгге. Платформа площадью более 100 м² окружена эластичными сетками, которые служат ограждением; там же предусмотрены гамаки и диваны для отдыха над водой.


Триеннале, куда входят и другие инсталляции и выставочные проекты, продлится до 16 сентября 2018 года.

05 Июня 2018

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.