Жидкая современность в городе на воде

Триеннале в Брюгге посвящена текучести как свойству общества и среды; приглашенные художники и архитекторы выразили эту тему в форме инсталляций на городских каналах.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

05 Июня 2018
mainImg
Триеннале современного искусства и архитектуры проводится в Брюгге во второй раз. Если в 2015 темой были урбанизация и мегаполис, то в этом году выставка проходит под девизом «Жидкий город». Кураторы, специалист по фламандским художникам XIV–XV веков Тиль-Хольгерт Бохерт и чаще обращающийся к новейшему искусству Михел Девилде, рассматривают «жидкость» как ключевое нашего времени слово. Границы привычного размываются – как в реальности, так и в сознании людей, и Брюгге с его каналами – подходящее место для размышлений на эту тему.

Источник вдохновения для кураторов – понятие «жидкой современности» социолога Зигмунта Баумана, синонимичное «поздней современности» (поздней модерности) – в противовес идее «постмодерна». Однако перемены неотделимы от сопротивления им, от тоски по прошлому, которое многим кажется предпочтительнее настоящего. Бауман описал современное воплощение этого явления в книге «Ретротопия» (2017): доверие к привычным общественным институтам, от церкви до страховых компаний, разрушается, что делает людей особенно восприимчивыми к заявлениям «паникеров». Кураторы триеннале, развивая мысль Баумана, подчеркивают, что так привлекательные «старые добрые времена» были не намного устойчивей нынешних. Брюгге пережил золотой век при герцогах Бургундских, но прекращение их династии в последней трети XV века положило внезапный конец процветанию. Сейчас ту «текучую» эпоху помнят в первую очередь благодаря братьям ван Эйк и Хансу Мемлингу, сделавшим Брюгге важным художественным центром. В рамках довольно дерзкой параллели, нашим современникам предлагается выступить в схожей роли, создав работы – «маяки, противостоящие непредсказуемому будущему, родную гавань в бурные времена».

Публикуем избранные инсталляции триеннале.

Павильон
SelgasCano

Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Испанские архитекторы SelgasCano создали яркую конструкцию, напоминающую их лондонский павильон галереи Серпентайн 2015 года. Это плавучее сооружение служит местом отдыха, а в июле и августе станет также и городским бассейном – однако эта часть проекта зависит от качества воды в каналах.
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Павильон SelgasCano. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018




MFS III – Плавучая школа Минне
NLÉ и Кунле Адейеми

MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Этот проект – апофеоз непотопляемости, но не из-за свойств своей конструкции. После бесславного конца MFS I, плавучей школы в трущобе Макоко, в прибрежной зоне нигерийского города Лагос, причем сразу после награждения Адейеми за этот проект на прошлой архитектурной биеннале в Венеции (там была представлена копия школы, MFS II), казалось, что мы больше не услышим об этой идее. Суть скандала – в том, что фотогеничная постройка в Макоко ни дня не использовалась как школа, не была продумана конструктивно, постепенно ветшала и в конце концов оказалась разрушена штормом. Но представлявшая проект как крайне успешный пиар-кампания принесла Адейеми всемирную славу и «Серебряного льва» венецианской биеннале, а директор неработающей школы в Макоко заработал денег, устраивая туда экскурсии для западных туристов.
MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Эта малопривлекательная история, прекрасный пример поверхностности многих «гуманитарных» проектов, как ни странно, не отпугнула кураторов триеннале в Брюгге. На озере Минневатер они показывают обновленную версию школы с функцией выставочного зала, мастерской и образовательного пространства; программу для нее подготовили бельгийские учебные заведения сферы дизайна и архитектуры.
MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
MFS III – Плавучая школа Минне. NLÉ и Кунле Адейеми. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Тем, кто не знает невеселую предысторию проекта, может показаться странным упор на техническую безопасность MFS III, который делают организаторы триеннале. Новая школа перепроектирована инженерами AECOM – превращена ими в полностью сборную конструкцию со сроком службы в 25 лет. Теперь она соответствует еврокодам, смонтирована командой триеннале и проверена местными инженерами, то есть разрушиться не должна.


«Ахерон I»
Ренато Николоди

«Ахерон I». Ренато Николоди. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Был правдою мой зодчий вдохновлен:
Я высшей силой, полнотой всезнанья
И первою любовью сотворен.
Древней меня лишь вечные созданья,
И с вечностью пребуду наравне.
«Ахерон I». Ренато Николоди. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
«Ахерон I». Ренато Николоди. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Инсталляцию бельгийского художника Ренато Николоди сопровождает эта цитата из «Божественной комедии», и надо вспомнить контекст, чтобы понять – речь идет об Аде. Названная в честь одной из рек загробного мира в представлениях древних греков (Данте ее тоже описал) инсталляция воплощает связь между современным обществом и мифологическим загробным миром, жизнью и смертью. Границей при этом служит вода, а сам объект – это гавань, врата между настоящим, прошлым и будущим.



«Ланхалс»
Джон Пауэрс

«Ланхалс». Джон Пауэрс. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Конструкция из блоков-модулей нью-йоркского скульптора Джона Пауэрса получила силуэт лебединой шеи. Это отсылка к эпизоду из истории Брюгге: в 1488 восставшие горожане обезглавили чиновника Питера Ланхалса, поддерживавшего будущего германского императора Максимилиана, которому город достался после смерти жены Марии, последней герцогини Бургундской.
«Ланхалс». Джон Пауэрс. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
«Ланхалс». Джон Пауэрс. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

По легенде, сам немецкий принц, которого заставили присутствовать при казни своего сторонника, после подавления бунта приказал жителям навсегда поселить на каналах лебедей, чьи длинные шеи должны были напоминать им о Ланхалсе (его фамилию можно перевести с фламандского как «длинная шея»). Однако конструкцию Пауэрса можно также трактовать как позвоночник или торнадо.



Infiniti²³
Петер ван Дрише

Infiniti²³. Петер ван Дрише. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Архитектор Петер ван Дрише из бюро Atelier4 создал «жилую башню» в духе японского метаболизма. Его сооружение получило капсулы прямоугольной формы, предназначенные для работы и жизни. По мнению ван Дрише, такой компактный дом на воде может стать ответом как растущему уровню мирового океана, так и дефициту жилья.
Infiniti²³. Петер ван Дрише. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
Infiniti²³. Петер ван Дрише. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Этот «временный якорь в ткани города» позволит людям обосноваться ближе друг к другу.


«Дом времени»
raumlabor

«Дом времени». raumlabor. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
«Дом времени». raumlabor. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Берлинское бюро raumlabor разработало для триеннале долгосрочный проект. В одной из промзон у канала с помощью местных молодежных организаций построен дом – пространство для встреч и «микропроизводства». Со временем он станет центром открытий, учебы и экспериментов, вовлечет подростков в совместную работу в качестве сообщества – в поисках решений местных социальных проблем средствами искусства и архитектуры.


«Плавучий остров»
OBBA

«Плавучий остров» OBBA. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018
«Плавучий остров» OBBA. Фото © Iwan Baan. Предоставлено Triënnale Brugge 2018

Южнокорейское бюро OBBA при помощи местных архитекторов Dertien12 создало новое общественное пространство в центре Брюгге. Платформа площадью более 100 м² окружена эластичными сетками, которые служат ограждением; там же предусмотрены гамаки и диваны для отдыха над водой.


Триеннале, куда входят и другие инсталляции и выставочные проекты, продлится до 16 сентября 2018 года.

05 Июня 2018

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.