Крепости «Красной Вены»

Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.

mainImg

Первая мировая война принесла конец Австро-Венгерской империи (1918), а в 1919-м – уже в Австрийской республике – бургомистром Вены стал социал-демократ Якоб Ройман. «Левые» оставались у власти в столице до 1933 года, когда в стране произошел политический переворот; в 1934 окончательно установилась австрофашистская диктатура (так называемое Сословное государство), а в 1938 Австрия была поглощена нацистской Германией. Однако эти повороты истории не смогли стереть достижения «Красной Вены».

Наряду с реформами в сфере образования и здравоохранения, муниципалитет начал в 1923 широкую программу строительства доступного жилья, чтобы заменить каморки в дешевых доходных домах, трущобы и бараки на светлые, сухие квартиры с водопроводом и канализацией. К жилью прилагалась развитая инфраструктура: в комплексы входили детские сады, бани, прачечные, женские консультации и поликлиники, спортзалы, библиотеки и т.д. В 1933 в доступном жилье «Красной Вены» поселилось уже 200 000 горожан, причем это были совсем не «бюджетные» постройки, а привлекательные зеленые ансамбли, продуманно спроектированные, чаще всего – учениками Отто Вагнера, украшенные монументальной скульптурой и рельефами и названные в честь замечательных людей, обычно – социалистических или близких к ним убеждений.

Нередко такие комплексы с монументальной архитектурой и не менее монументальными размерами (наряду с менее крупными, строились массивы на 1000 и более квартир) должны были выражать пафос новой, свободной и осознанной, жизни рабочего класса, его силу и потенциал. Но они вызывали сравнение не только с дворцами, но и с крепостями: «правые» даже подозревали, что в этих жилых «цитаделях» устроены склады оружия военизированного подразделения Социал-демократической партии, Республиканского шуцбунда. Фантазии политических противников «Красной Вены» трагическим образом подтвердились в феврале 1934, когда в ходе краткого восстания, а по сути – гражданской войны, сторонники «левых» партий оборонялись от полиции, армии и хеймвера – австрофашистского военно-политического объединения – именно в этих жилых комплексах, на самом деле никак не предназначенных и не приспособленных для ведения боевых действий.

Восстание было быстро подавлено, однако к концу 1940-х, когда изначальный дефицит жилья был усугублен разрушениями Второй мировой войны, венские власти вновь вернулись к идеям жилищного строительства 1920-х. Высококачественное муниципальное жилье, в том числе и социальное – большая ценность для жителей и руководства австрийской столицы и в начале XXI века. В принадлежащих городу порядка 220 000 съемных квартир живет около полумиллиона человек самого разного возраста, уровня достатка и рода занятий, и среди более двух тысяч «гемайндебау» – муниципальных домов – немало построек эпохи «Красной Вены».

Видерхоферхоф
(Йозеф-Видерхофер-хоф)
1924–1925
246 квартир
Архитектор Йозеф Франк
Карл-Маркс-хоф. Фото © Денис Есаков
Видерхоферхоф. Фото © Денис Есаков
Видерхоферхоф, один из ранних комплексов «Красной Вены», спроектирован последовательным критиком архитектурной части ее жилищной программы. Йозеф Франк считал размах и монументальность ее домов совсем не лучшими свойствами для жилой застройки и позже продемонстрировал свой подход к вопросу в проекте поселка Веркбунда – малоэтажном зеленом районе, который Архи.ру недавно подробно публиковал с фотографиями Дениса Есакова.
Видерхоферхоф получил гладкие фасады, главные входы во двор с остекленными лестничными башнями отмечены лоджиями. Стены дома были, как любил Франк, яркими – красно-оранжевыми, и контрастировали с кремовыми наличниками и другими деталями: из-за жизнерадостного колорита комплекс прозвали «Паприкахоф», то есть «двор перца», или «Паприкакисте», «ящик с перцем». Сдержанный, почти классический вид – дань окружению, плотной застройке XIX века. Как и в других объектах «Красной Вены», в Видерхоферхофе была инфраструктура: бани, различные магазины и мастерские. В 1953 комплекс был надстроен на один этаж и получил двухскатную крышу вместо плоской.
Видерхоферхоф. Фото © Денис Есаков
Видерхоферхоф. Фото © Денис Есаков
Видерхоферхоф. Фото © Денис Есаков
Видерхоферхоф. Фото © Денис Есаков
Видерхоферхоф. Фото © Денис Есаков


Рабенхоф
1925–1928
1112 квартир
Архитекторы Генрих Шмид и Герман Айхингер
Рабенхоф. Фото © Денис Есаков
Рабенхоф относится к крупнейшим «гемайндебау» Вены, однако его авторы, Шмид и Айхингер, хотя и были учениками Отто Вагнера, не руководствовались идеями этого мастера о регулярном, развернутом плане, которым следовали многие их коллеги по проектам «Красной Вены». Землю под комплекс выкупали постепенно, поэтому строительство шло очередями, причем участки отличались по высоте рельефа. В результате, комплекс получился очень разнообразным и даже «органическим»: разноуровневые дворы соединяют стрельчатые арки и лестницы, декор из клинкера напоминает об ар деко и экспрессионизме, балконы служат эффектными декоративными акцентами.
В комплексе разместили 38 объектов инфраструктуры (лавки, прачечные, детский сад, библиотека и т.п.), бронзовую «Танцовщицу» скульптора Отто Хофнера (1930), а также актовый зал для жителей, в 1934 превращенный в кинотеатр, а с 1990 вмещающий театр «ам Рабенхоф». Как и все подобные постройки, жилой комплекс реставрировали и проводили там капитальный ремонт, в ходе которого в 1987 было добавлено 66 лифтов по проектам четырех разных архитекторов, предварительно выигравших соответствующий конкурс.
В февральское восстание 1934-го этот массив был осажден армейскими подразделениями, там развернулись бои. Судьба архитекторов, напротив, после смены власти сложилась успешно: они стали авторами венского «Дома Радио» и ряда других пропагандистских построек «Сословного государства».
Рабенхоф. Фото © Денис Есаков
Рабенхоф. Фото © Денис Есаков
Рабенхоф. Фото © Денис Есаков


Карл-Маркс-хоф
1927–1930
1266 квартир
Архитектор Карл Эн
Карл-Маркс-хоф. Фото © Денис Есаков
Карл-Маркс-хоф – самая известная постройка «Красной Вены» и одна из ключевых достопримечательностей города. В его проекте ярче всего проявились архитектурные особенности такого жилья для рабочих, в том числе – влияние Отто Вагнера. Фасад длиной более километра, огромные дворы с садами, площадями и дорожками, куда выходили лоджии всех квартир, общая площадь в 156 тыс. м2, а главное – монументальное решение центральной части с башнями, флагштоками, полукруглыми арками проходов: все это поражает воображение и сейчас, а в момент открытия должно было стать образцовым пространством для новой счастливой жизни рабочего класса.
Комплекс, несущий в себе влияние и амстердамской школы, не кажется монотонным благодаря продуманному делению, ритму и окраске фасадов.
В парадном дворе установлен бронзовый «Сеятель» Отто Хофнера, который годы спустя, в 1947–1961 украсил собой монету в один австрийский шиллинг: это позволяет судить о продолжавшемся влиянии Карл-Маркс-хофа на общество. На стены поместили четыре керамические фигуры-аллегории Йозефа Франца Ридля: «Защита детей», «Освобождение», «Физическая культура», «Просвещение». Разнообразная инфраструктура включала стоматологическую клинику, почтовое отделение и прачечные, в одной из которых сейчас открыт музей.
Идейное и идеологическое значение Карл-Маркс-хофа сделали его в глазах «правых» главной крепостью социалистов, и действительно, в феврале 1934 там держали оборону многие бойцы шуцбунда и рабочие. Осаждавшие их солдаты, полицейские и хеймвер применили артиллерию, обстрел продолжался с 12 до 15 февраля, когда Карл-Маркс-хоф пал.
После установления австрофашистской диктатуры комплекс переименовали в Бидерман-хоф, в честь главнокомандующего хеймвера Карла Бидермана, который, вместе с тем, во Вторую мировую стал участником армейского Сопротивления против нацистов и одним из руководителей операции «Радецкий».
Карл-Маркс-хоф. Фото © Денис Есаков
Карл-Маркс-хоф. Фото © Денис Есаков
Карл-Маркс-хоф. Фото © Денис Есаков
Карл-Маркс-хоф. Более скромные боковые корпуса. Фото © Денис Есаков


Школа женского монастыря Сердца Христова
1930–1931
Архитектор Франц Ангело Поллак
Школа женского монастыря Сердца Христова. Фото © Денис Есаков
«Красная Вена» не включала в свою программу религиозный компонент: если церкви и появлялись в ее жилых массивах, то уже после 1934 года. Однако здание школы монастыря Сердца Христова связано с «муниципальной» архитектурой не только хронологически, но и формально. Оно стоит на остром углу между улицами Ландштрассер-хауптштрассе и Рабенгассе и отмечает их своей лестничной башней. Его смелый, устремленный вперед и вверх образ – отражение духа времени, коснувшегося и католического воспитания. В сооружении размещались детский сад системы Монтессори с игровой площадкой на крыше актового зала (ныне кинотеатр) и средняя школа, а наряду со школой домоводства имелся спортзал.


Фридрих-Энгельс-плац-хоф
1930–1933
1476 квартир
Архитектор Рудольф Перко
Фридрих-Энгельс-плац-хоф. Фото © Денис Есаков
Перко, еще один ученик Отто Вагнера, спроектировал второй по величине жилой массив «Красной Вены» (после гораздо более скромного по архитектуре Зандлайтенхофа с 1587 квартирами). Как и в Карл-Маркс-хофе, здесь главную роль играет центральный блок с «пилонами», огромными флагштоками, ризалитами и парадным двором; балконы и карнизы подчеркивают монументальность корпусов этого «идеального города». Умение Рудольфа Перко работать в большом масштабе и выражать в архитектуре пафос и силу пригодилось нацистам: после смены режима он участвовал в задуманном Гитлером проекте реконструкции австрийской столицы «Большая Вена».
Первоначально в комплексе планировалось возвести 2300 квартир, но из экономии размер проекта пришлось сократить, как и отказаться от задуманных 25-метровых атлантов у главного входа. Однако остались изысканные решетки балконов и ворот, каменные обнаженные «Шагающий» и «Шагающая» скульптора Карла Штемолака (1932), рельефы с мозаичными фонами «Рыбалка» и «Охота».
Фридрих-Энгельс-плац-хоф считался важным опорным пунктом шуцбунда, но в феврале 1934 ему не нашлось защитников, и он сразу перешел в руки властей. В апреле 1945 массив стал местом ожесточенных боев из-за своего стратегического расположения у моста Флоридсдорфер.
Фридрих-Энгельс-плац-хоф. Фото © Денис Есаков
Фридрих-Энгельс-плац-хоф. Фото © Денис Есаков
Фридрих-Энгельс-плац-хоф. Фото © Денис Есаков
 
* * *


Жилой комплекс на Дюрауэргассе и Либкнехтгассе
1952–1953
174 квартиры
Архитекторы Карл Перутка, Франц Вайсс, Генрих Райтштеттер
Жилой комплекс на Дюрауэргассе и Либкнехтгассе. Фото © Денис Есаков
Послевоенная кампания по восстановлению и расширению жилого фонда Вены была также инициирована социал-демократами. В 1952 при бургомистре Франце Йонасе стартовала программа «Социальное градостроительство», которая предполагала разделение зон приложения труда и жилых районов, реконструкцию имеющихся жилых кварталов, в том числе – расселение перенаселенных участков города. Минимальная площадь новых квартир повышалась с 42 до 55 м2, во всех них теперь должны были быть ванные комнаты.
Жилой комплекс на Дюрауэргассе и Либкнехтгассе. Фото © Денис Есаков
Жилой комплекс на Дюрауэргассе – пример развития идей «Красной Вены» уже в новых исторических обстоятельствах. Сдержанный формальный язык сочетается в нем с повышенной комфортностью планировки, важную роль играет просторная, разделенная на функциональные участки зеленая зона в центре квартала. Позже в комплекс добавили лифты, а его нынешняя яркая окраска создана по проекту архитектора Веры Кораб в 2005.
В 1949 в Вене было введено правило «Искусство в строительстве», предполагавшее обязательное выделение небольшой доли бюджета муниципального дома на его украшение. Корпус на Либкнехтгассе получил два керамических рельефа Эдуарда Робичко, ученика Фрица Вотрубы. Это «Работа» и гораздо более редкий для декора социального жилья сюжет – «Выходной»: здесь можно видеть один из первых примеров использования темы досуга и единственный – в сочетании с «Работой».
Жилой комплекс на Дюрауэргассе и Либкнехтгассе. Рельеф «Выходной». Фото © Денис Есаков
Жилой комплекс на Дюрауэргассе и Либкнехтгассе. Рельеф «Работа». Фото © Денис Есаков
В последующие десятилетия венское муниципальное жилье окончательно ушло от политической экспрессии «Красной Вены», хотя масштабные комплексы порой и появлялись. Но именно «левые» власти в 1920-е годы заложили основы доступного и качественного муниципального жилого фонда, где в наши дни обитает каждый четвертый житель австрийской столицы.

05 Марта 2018

author pht author pht

Авторы текста:

Нина Фролова, Денис Есаков
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Мировое архитектурное наследие XX века

«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Курортный комплекс Прора на острове Рюген
Нацистский курорт Прора сейчас перестраивается под жилье и гостиницы. Фотосерия Дениса Есакова и комментарий архитектора, преподавателя TU München Елены Маркус посвящены проблеме существования архитектурного наследия тоталитаризма в современном мире и опасности аполитичного, прагматичного к нему подхода.
Дворец культуры для новой эпохи
Реконструкция архитекторами gmp памятника послевоенного модернизма – Дворца культуры в Дрездене – названа в Германии лучшим сооружением года по версии Немецкого музея архитектуры.
Реализация по часам
Бюро DSDHA разработало для офисного комплекса «Бродгейт» в лондонском Сити проект обновления его уже вошедших в историю общественных пространств. Сейчас завершена первая очередь плана.
Необитаемый бассейн
Бассейн для пингвинов, построенный эмигрантом из России Бертольдом Любеткиным и Ове Арупом в 1930-е для Лондонского зоопарка, пустует с 2004 года. Дочь Любеткина предлагает его снести. Все остальные — против.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
Красный динозавр
Миланский комплекс на 444 квартиры «Монте Амиата» по проекту Карло Аймонино и Альдо Росси, задуманный в конце 1960-х как прогрессивное социальное жилье, но ставший домом для среднего класса – в фотографиях Василия Бабурова.
Восемь памятников XX века в кризисе и после него
Санаторий в Паймио Алвара Аалто выставлен на продажу, лондонский комплекс Economist четы Смитсон отреставрирован, к ранней постройке Жана Пруве в Большом Париже пристраивают стометровую башню – а также новости из Детройта, Нью-Йорка и шотландской деревни Кардросс.

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.