Крепости «Красной Вены»

Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.

mainImg
Первая мировая война принесла конец Австро-Венгерской империи (1918), а в 1919-м – уже в Австрийской республике – бургомистром Вены стал социал-демократ Якоб Ройман. «Левые» оставались у власти в столице до 1933 года, когда в стране произошел политический переворот; в 1934 окончательно установилась австрофашистская диктатура (так называемое Сословное государство), а в 1938 Австрия была поглощена нацистской Германией. Однако эти повороты истории не смогли стереть достижения «Красной Вены».
Карл-Маркс-хоф. Фото © Денис Есаков

Наряду с реформами в сфере образования и здравоохранения, муниципалитет начал в 1923 широкую программу строительства доступного жилья, чтобы заменить каморки в дешевых доходных домах, трущобы и бараки на светлые, сухие квартиры с водопроводом и канализацией. К жилью прилагалась развитая инфраструктура: в комплексы входили детские сады, бани, прачечные, женские консультации и поликлиники, спортзалы, библиотеки и т.д. В 1933 в доступном жилье «Красной Вены» поселилось уже 200 000 горожан, причем это были совсем не «бюджетные» постройки, а привлекательные зеленые ансамбли, продуманно спроектированные, чаще всего – учениками Отто Вагнера, украшенные монументальной скульптурой и рельефами и названные в честь замечательных людей, обычно – социалистических или близких к ним убеждений.

Нередко такие комплексы с монументальной архитектурой и не менее монументальными размерами (наряду с менее крупными, строились массивы на 1000 и более квартир) должны были выражать пафос новой, свободной и осознанной, жизни рабочего класса, его силу и потенциал. Но они вызывали сравнение не только с дворцами, но и с крепостями: «правые» даже подозревали, что в этих жилых «цитаделях» устроены склады оружия военизированного подразделения Социал-демократической партии, Республиканского шуцбунда. Фантазии политических противников «Красной Вены» трагическим образом подтвердились в феврале 1934, когда в ходе краткого восстания, а по сути – гражданской войны, сторонники «левых» партий оборонялись от полиции, армии и хеймвера – австрофашистского военно-политического объединения – именно в этих жилых комплексах, на самом деле никак не предназначенных и не приспособленных для ведения боевых действий.

Восстание было быстро подавлено, однако к концу 1940-х, когда изначальный дефицит жилья был усугублен разрушениями Второй мировой войны, венские власти вновь вернулись к идеям жилищного строительства 1920-х. Высококачественное муниципальное жилье, в том числе и социальное – большая ценность для жителей и руководства австрийской столицы и в начале XXI века. В принадлежащих городу порядка 220 000 съемных квартир живет около полумиллиона человек самого разного возраста, уровня достатка и рода занятий, и среди более двух тысяч «гемайндебау» – муниципальных домов – немало построек эпохи «Красной Вены».

Видерхоферхоф
(Йозеф-Видерхофер-хоф)
1924–1925
246 квартир
Архитектор Йозеф Франк
Видерхоферхоф. Фото © Денис Есаков

Видерхоферхоф, один из ранних комплексов «Красной Вены», спроектирован последовательным критиком архитектурной части ее жилищной программы. Йозеф Франк считал размах и монументальность ее домов совсем не лучшими свойствами для жилой застройки и позже продемонстрировал свой подход к вопросу в проекте поселка Веркбунда – малоэтажном зеленом районе, который Архи.ру недавно подробно публиковал с фотографиями Дениса Есакова.
Видерхоферхоф получил гладкие фасады, главные входы во двор с остекленными лестничными башнями отмечены лоджиями. Стены дома были, как любил Франк, яркими – красно-оранжевыми, и контрастировали с кремовыми наличниками и другими деталями: из-за жизнерадостного колорита комплекс прозвали «Паприкахоф», то есть «двор перца», или «Паприкакисте», «ящик с перцем». Сдержанный, почти классический вид – дань окружению, плотной застройке XIX века. Как и в других объектах «Красной Вены», в Видерхоферхофе была инфраструктура: бани, различные магазины и мастерские. В 1953 комплекс был надстроен на один этаж и получил двухскатную крышу вместо плоской.
Видерхоферхоф. Фото © Денис Есаков
Видерхоферхоф. Фото © Денис Есаков
Видерхоферхоф. Фото © Денис Есаков
Видерхоферхоф. Фото © Денис Есаков
Видерхоферхоф. Фото © Денис Есаков



Рабенхоф
1925–1928
1112 квартир
Архитекторы Генрих Шмид и Герман Айхингер
Рабенхоф. Фото © Денис Есаков

Рабенхоф относится к крупнейшим «гемайндебау» Вены, однако его авторы, Шмид и Айхингер, хотя и были учениками Отто Вагнера, не руководствовались идеями этого мастера о регулярном, развернутом плане, которым следовали многие их коллеги по проектам «Красной Вены». Землю под комплекс выкупали постепенно, поэтому строительство шло очередями, причем участки отличались по высоте рельефа. В результате, комплекс получился очень разнообразным и даже «органическим»: разноуровневые дворы соединяют стрельчатые арки и лестницы, декор из клинкера напоминает об ар деко и экспрессионизме, балконы служат эффектными декоративными акцентами.
В комплексе разместили 38 объектов инфраструктуры (лавки, прачечные, детский сад, библиотека и т.п.), бронзовую «Танцовщицу» скульптора Отто Хофнера (1930), а также актовый зал для жителей, в 1934 превращенный в кинотеатр, а с 1990 вмещающий театр «ам Рабенхоф». Как и все подобные постройки, жилой комплекс реставрировали и проводили там капитальный ремонт, в ходе которого в 1987 было добавлено 66 лифтов по проектам четырех разных архитекторов, предварительно выигравших соответствующий конкурс.
В февральское восстание 1934-го этот массив был осажден армейскими подразделениями, там развернулись бои. Судьба архитекторов, напротив, после смены власти сложилась успешно: они стали авторами венского «Дома Радио» и ряда других пропагандистских построек «Сословного государства».
Рабенхоф. Фото © Денис Есаков
Рабенхоф. Фото © Денис Есаков
Рабенхоф. Фото © Денис Есаков



Карл-Маркс-хоф
1927–1930
1266 квартир
Архитектор Карл Эн
Карл-Маркс-хоф. Фото © Денис Есаков

Карл-Маркс-хоф – самая известная постройка «Красной Вены» и одна из ключевых достопримечательностей города. В его проекте ярче всего проявились архитектурные особенности такого жилья для рабочих, в том числе – влияние Отто Вагнера. Фасад длиной более километра, огромные дворы с садами, площадями и дорожками, куда выходили лоджии всех квартир, общая площадь в 156 тыс. м2, а главное – монументальное решение центральной части с башнями, флагштоками, полукруглыми арками проходов: все это поражает воображение и сейчас, а в момент открытия должно было стать образцовым пространством для новой счастливой жизни рабочего класса.
Комплекс, несущий в себе влияние и амстердамской школы, не кажется монотонным благодаря продуманному делению, ритму и окраске фасадов.
В парадном дворе установлен бронзовый «Сеятель» Отто Хофнера, который годы спустя, в 1947–1961 украсил собой монету в один австрийский шиллинг: это позволяет судить о продолжавшемся влиянии Карл-Маркс-хофа на общество. На стены поместили четыре керамические фигуры-аллегории Йозефа Франца Ридля: «Защита детей», «Освобождение», «Физическая культура», «Просвещение». Разнообразная инфраструктура включала стоматологическую клинику, почтовое отделение и прачечные, в одной из которых сейчас открыт музей.
Идейное и идеологическое значение Карл-Маркс-хофа сделали его в глазах «правых» главной крепостью социалистов, и действительно, в феврале 1934 там держали оборону многие бойцы шуцбунда и рабочие. Осаждавшие их солдаты, полицейские и хеймвер применили артиллерию, обстрел продолжался с 12 до 15 февраля, когда Карл-Маркс-хоф пал.
После установления австрофашистской диктатуры комплекс переименовали в Бидерман-хоф, в честь главнокомандующего хеймвера Карла Бидермана, который, вместе с тем, во Вторую мировую стал участником армейского Сопротивления против нацистов и одним из руководителей операции «Радецкий».
Карл-Маркс-хоф. Фото © Денис Есаков
Карл-Маркс-хоф. Фото © Денис Есаков
Карл-Маркс-хоф. Фото © Денис Есаков
Карл-Маркс-хоф. Более скромные боковые корпуса. Фото © Денис Есаков



Школа женского монастыря Сердца Христова
1930–1931
Архитектор Франц Ангело Поллак
Школа женского монастыря Сердца Христова. Фото © Денис Есаков

«Красная Вена» не включала в свою программу религиозный компонент: если церкви и появлялись в ее жилых массивах, то уже после 1934 года. Однако здание школы монастыря Сердца Христова связано с «муниципальной» архитектурой не только хронологически, но и формально. Оно стоит на остром углу между улицами Ландштрассер-хауптштрассе и Рабенгассе и отмечает их своей лестничной башней. Его смелый, устремленный вперед и вверх образ – отражение духа времени, коснувшегося и католического воспитания. В сооружении размещались детский сад системы Монтессори с игровой площадкой на крыше актового зала (ныне кинотеатр) и средняя школа, а наряду со школой домоводства имелся спортзал.


Фридрих-Энгельс-плац-хоф
1930–1933
1476 квартир
Архитектор Рудольф Перко
Фридрих-Энгельс-плац-хоф. Фото © Денис Есаков

Перко, еще один ученик Отто Вагнера, спроектировал второй по величине жилой массив «Красной Вены» (после гораздо более скромного по архитектуре Зандлайтенхофа с 1587 квартирами). Как и в Карл-Маркс-хофе, здесь главную роль играет центральный блок с «пилонами», огромными флагштоками, ризалитами и парадным двором; балконы и карнизы подчеркивают монументальность корпусов этого «идеального города». Умение Рудольфа Перко работать в большом масштабе и выражать в архитектуре пафос и силу пригодилось нацистам: после смены режима он участвовал в задуманном Гитлером проекте реконструкции австрийской столицы «Большая Вена».
Первоначально в комплексе планировалось возвести 2300 квартир, но из экономии размер проекта пришлось сократить, как и отказаться от задуманных 25-метровых атлантов у главного входа. Однако остались изысканные решетки балконов и ворот, каменные обнаженные «Шагающий» и «Шагающая» скульптора Карла Штемолака (1932), рельефы с мозаичными фонами «Рыбалка» и «Охота».
Фридрих-Энгельс-плац-хоф считался важным опорным пунктом шуцбунда, но в феврале 1934 ему не нашлось защитников, и он сразу перешел в руки властей. В апреле 1945 массив стал местом ожесточенных боев из-за своего стратегического расположения у моста Флоридсдорфер.
Фридрих-Энгельс-плац-хоф. Фото © Денис Есаков
Фридрих-Энгельс-плац-хоф. Фото © Денис Есаков
Фридрих-Энгельс-плац-хоф. Фото © Денис Есаков

 
* * *


Жилой комплекс на Дюрауэргассе и Либкнехтгассе
1952–1953
174 квартиры
Архитекторы Карл Перутка, Франц Вайсс, Генрих Райтштеттер
Жилой комплекс на Дюрауэргассе и Либкнехтгассе. Фото © Денис Есаков

Послевоенная кампания по восстановлению и расширению жилого фонда Вены была также инициирована социал-демократами. В 1952 при бургомистре Франце Йонасе стартовала программа «Социальное градостроительство», которая предполагала разделение зон приложения труда и жилых районов, реконструкцию имеющихся жилых кварталов, в том числе – расселение перенаселенных участков города. Минимальная площадь новых квартир повышалась с 42 до 55 м2, во всех них теперь должны были быть ванные комнаты.
Жилой комплекс на Дюрауэргассе и Либкнехтгассе. Фото © Денис Есаков

Жилой комплекс на Дюрауэргассе – пример развития идей «Красной Вены» уже в новых исторических обстоятельствах. Сдержанный формальный язык сочетается в нем с повышенной комфортностью планировки, важную роль играет просторная, разделенная на функциональные участки зеленая зона в центре квартала. Позже в комплекс добавили лифты, а его нынешняя яркая окраска создана по проекту архитектора Веры Кораб в 2005.
В 1949 в Вене было введено правило «Искусство в строительстве», предполагавшее обязательное выделение небольшой доли бюджета муниципального дома на его украшение. Корпус на Либкнехтгассе получил два керамических рельефа Эдуарда Робичко, ученика Фрица Вотрубы. Это «Работа» и гораздо более редкий для декора социального жилья сюжет – «Выходной»: здесь можно видеть один из первых примеров использования темы досуга и единственный – в сочетании с «Работой».
Жилой комплекс на Дюрауэргассе и Либкнехтгассе. Рельеф «Выходной». Фото © Денис Есаков
Жилой комплекс на Дюрауэргассе и Либкнехтгассе. Рельеф «Работа». Фото © Денис Есаков

В последующие десятилетия венское муниципальное жилье окончательно ушло от политической экспрессии «Красной Вены», хотя масштабные комплексы порой и появлялись. Но именно «левые» власти в 1920-е годы заложили основы доступного и качественного муниципального жилого фонда, где в наши дни обитает каждый четвертый житель австрийской столицы.

05 Марта 2018

Денис Есаков Нина Фролова

Авторы текста:

Денис Есаков, Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.