Макеты в масштабе 1:1

Поселок Веркбунда в Вене, идеальное социальное жилье, построенное ведущими европейскими архитекторами для выставки 1932 года – в фотографиях Дениса Есакова.

mainImg


Поселок Австрийского Веркбунда (1930–1932) на западной окраине Вены, в округе Хитцинг, гораздо менее известен, чем его немецкий «коллега», Вайссенхоф в Штутгарте. Однако именно в этом комплексе ярко проявились особенности межвоенного австрийского модернизма – а также идеи его создателя, архитектора Йозефа Франка. Поселок Веркбунда должен был стать смотром достижений национальной архитектуры, но не менее важной целью было создать гармоничное пространство, где дома связаны с окружающими их садами, достигнут синтез удобства с минимумом затрат, индивидуализма и чувства сообщества. При проектировании отталкивались от потребностей жителей, а не от идеологии; так, Франк критиковал немецких модернистов за чрезмерную принципиальность, в результате чего их проекты получаются «безжизненными».

Другим – и основным – объектом критики, которая выражена в самом проекте поселка Веркбунда, стала строительная программа «Красной Вены», в рамках которой для рабочих и других небогатых горожан возводились огромные жилые комплексы типа Карл-Маркс-хофа. Франк считал такой масштаб далеким от идеала и предложил в ответ зеленую малоэтажную застройку. Так как речь шла об альтернативном существующему социальном жилье, то поселок Веркбунда составили малогабаритные дома (поэтому критика даже назвала их «жильем для карликов») – однако комфорт был важнейшим фактором. Той же цели служило многообразие типов – всего тридцать три, чтобы подходили под любой участок и контингент жильцов.

На треугольной территории поселка изначально возвели 70 домов; во Вторую мировую войну шесть из них было разрушено, и в последующие годы на их месте появилось другое жилье. Застройщиком выступила муниципальная фирма GESIBA, Йозеф Франк осуществлял архитектурное руководство, цветовую гамму для домов выбрал художник Ласло Габор, исполнительный секретарь Веркбунда (светло-желтый, синий, бутылочный зеленый, розовый).

«Крупнейшая архитектурная выставка Европы» состоялась с 4 июня по 7 августа 1932; австрийские журналисты чаще ее критиковали, зарубежные – хвалили, а посетило поселок за эти два месяца 100 000 человек – несмотря на его отдаленное местоположение. После планировалось продать дома по схеме доступного жилья, но тяжелый экономический кризис сделал даже льготные условия неподъемными для большинства венцев (первый взнос составлял 40% от общей стоимости, 25–65 тыс. шиллингов, при средней зарплате в 220 шиллингов). Поэтому удалось продать лишь 14 домов, а остальные GESIBA (а после 1938 – муниципалитет) сдавала в аренду.

С 1978 поселок охраняется государством как ценный объект наследия. В 1982–1985 его отреставрировали и построили там маленький музей, но уже в 2010 комплекс попал в список памятников под угрозой, который ежегодно составляет World Monuments Fund: его экспертов возмутило отсутствие надлежащего ухода за поселком, функционирующим как муниципальное жилье. Городские власти и федеральная служба охраны наследия прислушались к ним и инициировали реставрацию с бюджетом 8,5 млн евро (2010–2016) под руководством архитекторов P.GOOD (Praschl-Goodarzi Architekten). При этом были по мере возможности использованы материалы и техники, применявшиеся в 1932, учитывался комфорт жильцов (добавлены новые санузлы в подвалах и т.д.). Кроме того, дома сделали ресурсоэффективными, что было не так просто – т.к. их фасады нельзя было покрыть панелями из полистирола. Была проведена изоляция фундамента, встроены современные вентиляционная (с рекуперацией тепла) и отопительная системы (изначально дома обогревались печками), и в результате даже без изоляции фасадов расход тепла сократился почти в половину.

Несмотря на то, что образцом для венского поселка был Вайссенхоф, Йозеф Франк не стал приглашать к сотрудничеству никого из задействованных там архитекторов – чтобы дать «высказаться» на тему современного жилища и другим зодчим. В число австрийских проектировщиков вошли сам Франк, Адольф Лоос, Йозеф Хоффман, Клеменс Хольцмайстер и другие. Зарубежными участниками стали, среди прочих, Геррит Ритвелд из Нидерландов, француз Андре Люрса, немец Хуго Хэринг. Кроме того, проекты домов выполнили уже работавшие в тот момент за границей австрийцы Маргарете Шютте-Лихоцки, Рихард Нойтра и Артур Грюнбергер.

Фундаменты были чаще всего кирпичными, реже – бетонными; стены сложены из кирпича, перекрытие подвала выполнялось из бетона, межэтажные перекрытия – бетонные или деревянные. Все получили полную интерьерную отделку и меблировку.

Среди 33 типов 22 составляли блокированные дома, семь – двухквартирные, три – самостоятельные виллы, также был один «особый» тип. Из 70 сооружений 53 были выстроены в линии, четырнадцать поставлены парами, три стояли отдельно. Двенадцать домов было одноэтажными, 37 – двух-, 21 – трехэтажными. Площадь жилищ варьировалась между 57 и 125 м2, большинство имело размер в 75 м2; участок достигал в среднем 200–250 м2. Изначально поселок получил сплошную нумерацию домов, но позже ее изменили на обычную городскую, по улицам.


Парные блокированные дома №6–7, архитектор Рихард Бауэр
Файтингергассе, 75 и 77
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Четыре блокированных дома №25–28, архитектор Андре Люрса. Фото © Денис Есаков
Парные блокированные дома №6–7, архитектор Рихард Бауэр. Фото © Денис Есаков


Четыре блокированных дома №8–11, архитектор Йозеф Хоффман
Файтингергассе, 79, 81, 83 и 85
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Четыре блокированных дома №8–11, архитектор Йозеф Хоффман. Фото © Денис Есаков
Четыре блокированных дома №8–11, архитектор Йозеф Хоффман. Фото © Денис Есаков
Четыре блокированных дома №8–11, архитектор Йозеф Хоффман. Фото © Денис Есаков


Два блокированных дома №17–18 архитекторы Карл Бибер и Отто Нидермозер
Войновичгассе, 28 и 30
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Два блокированных дома №17–18, архитекторы Карл Бибер и Отто Нидермозер. Фото © Денис Есаков
Два блокированных дома №17–18, архитекторы Карл Бибер и Отто Нидермозер. Фото © Денис Есаков


Четыре блокированных дома №25–28, архитектор Андре Люрса
Файтингергассе, 87, 89, 91 и 93
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Четыре блокированных дома №25–28, архитектор Андре Люрса. Фото © Денис Есаков
Четыре блокированных дома №25–28, архитектор Андре Люрса. Фото © Денис Есаков
Четыре блокированных дома №25–28, архитектор Андре Люрса. Фото © Денис Есаков


Парные блокированные дома №33–34, архитектор Юлиус Йирасек
Файтингергассе, 103 и 105
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Парные блокированные дома №33–34, архитектор Юлиус Йирасек. Фото © Денис Есаков
Парные блокированные дома №33–34, архитектор Юлиус Йирасек. Фото © Денис Есаков


Парные блокированные дома №35–36, архитектор Эрнст Плишке
Файтингергассе, 107 и 109
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Парные блокированные дома №35–36, архитектор Эрнст Плишке. Фото © Денис Есаков
Парные блокированные дома №35–36, архитектор Эрнст Плишке. Фото © Денис Есаков
Парные блокированные дома №35–36, архитектор Эрнст Плишке. Фото © Денис Есаков


Парные блокированные дома №39–40, архитектор Освальд Хэрдтль
Файтингергассе, 115 и 117
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Парные блокированные дома №39–40, архитектор Освальд Хэрдтль. Фото © Денис Есаков
Парные блокированные дома №39–40, архитектор Освальд Хэрдтль. Фото © Денис Есаков


Блокированные дома №41–42, архитектор Эрнст Лихтблау
Ягдшлоссгассе, 88 и 90
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Блокированные дома №41–42, архитектор Эрнст Лихтблау. Фото © Денис Есаков


Парные блокированные дома №43–44, архитектор Хуго Горге
Войновичгассе, 1 и 3
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Парные блокированные дома №43–44, архитектор Хуго Горге. Фото © Денис Есаков
Парные блокированные дома №43–44, архитектор Хуго Горге. Фото © Денис Есаков


Парные блокированные дома №45–46, архитектор Жак Гроаг
Войновичгассе, 5 и 7
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Парные блокированные дома №45–46, архитектор Жак Гроаг. Фото © Денис Есаков


Свободностоящий дом №48, архитектор Ханс Адольф Феттер
Войновичгассе, 11
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Свободностоящий дом №48, архитектор Ханс Адольф Феттер. Фото © Денис Есаков


Парные блокированные двухквартирные дома №49–52, архитекторы Адольф Лоос, Генрих Кулька
Войновичгассе, 13,15,17 и 19
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Парные блокированные двухквартирные дома №49–52, архитекторы Адольф Лоос, Генрих Кулька. Фото © Денис Есаков
Парные блокированные двухквартирные дома №49–52, архитекторы Адольф Лоос, Генрих Кулька. Фото © Денис Есаков
Парные блокированные двухквартирные дома №49–52, архитекторы Адольф Лоос, Генрих Кулька. Фото © Денис Есаков


Четыре блокированных дома №53–56, архитектор Геррит Ритвелд
Войновичгассе, 14, 16, 18 и 20
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Четыре блокированных дома №53–56, архитектор Геррит Ритвелд. Фото © Денис Есаков
Четыре блокированных дома №53–56, архитектор Геррит Ритвелд. Фото © Денис Есаков
Четыре блокированных дома №53–56, архитектор Геррит Ритвелд. Фото © Денис Есаков


Парные блокированные дома №67–68, архитектор Габриэль Геврекян
Войновичгассе, 10 и 12
Чертежи и исторические фото см. здесь.
 
Парные блокированные дома №67–68, архитектор Габриэль Геврекян. Фото © Денис Есаков


Блокированные дома №69–70, архитектор Хельмут Вагнер-Фрайнсхайм
Ягдшлоссгассе, 68 и 70
Чертежи и исторические фото см. здесь.
Блокированные дома №69–70, архитектор Хельмут Вагнер-Фрайнсхайм. Фото © Денис Есаков


30 Января 2018

author pht author pht

Авторы текста:

Нина Фролова, Денис Есаков
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Мировое архитектурное наследие XX века

«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Курортный комплекс Прора на острове Рюген
Нацистский курорт Прора сейчас перестраивается под жилье и гостиницы. Фотосерия Дениса Есакова и комментарий архитектора, преподавателя TU München Елены Маркус посвящены проблеме существования архитектурного наследия тоталитаризма в современном мире и опасности аполитичного, прагматичного к нему подхода.
Дворец культуры для новой эпохи
Реконструкция архитекторами gmp памятника послевоенного модернизма – Дворца культуры в Дрездене – названа в Германии лучшим сооружением года по версии Немецкого музея архитектуры.
Реализация по часам
Бюро DSDHA разработало для офисного комплекса «Бродгейт» в лондонском Сити проект обновления его уже вошедших в историю общественных пространств. Сейчас завершена первая очередь плана.
Необитаемый бассейн
Бассейн для пингвинов, построенный эмигрантом из России Бертольдом Любеткиным и Ове Арупом в 1930-е для Лондонского зоопарка, пустует с 2004 года. Дочь Любеткина предлагает его снести. Все остальные — против.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
Красный динозавр
Миланский комплекс на 444 квартиры «Монте Амиата» по проекту Карло Аймонино и Альдо Росси, задуманный в конце 1960-х как прогрессивное социальное жилье, но ставший домом для среднего класса – в фотографиях Василия Бабурова.
Восемь памятников XX века в кризисе и после него
Санаторий в Паймио Алвара Аалто выставлен на продажу, лондонский комплекс Economist четы Смитсон отреставрирован, к ранней постройке Жана Пруве в Большом Париже пристраивают стометровую башню – а также новости из Детройта, Нью-Йорка и шотландской деревни Кардросс.

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.