«Нужно быть уверенным в своих желаниях и трезво оценивать свои перспективы»

Выпускница МАРХИ и Венского университета прикладных искусств Алина Молина – об архитектурном образовании в России и в Австрии.

mainImg


– Расскажите о вашей учебе в МАРХИ.

– Желание стать архитектором появилось у меня практически сразу после окончания художественной школы. Не хочу описывать сам процесс поступления в МАРХИ, он заслуживает отдельной статьи, скажу только, что старания стоили результата. Мои первые два года в МАРХИ прошли в группе под руководством профессора Сергея Куповского. Далее я училась на факультете ЖОС в группе профессора Дмитрия Величкина и доцента Николая Голованова. Что я могу вспомнить положительного за это время?

Алина Молина
Кафедра рисунка в МАРХИ
Мастерская в МАРХИ
zooming
Группа Дмитрия Величкина и Николая Голованова



Во-первых, готовность педагогов давать студентам максимальное количество знаний, как практических, так и теоретических, порой – в принудительном порядке. Во-вторых, желание педагогов совершенствовать наши работы. Такого внимания к проектам со стороны учителей я не встречала нигде, кроме МАРХИ. Система обучения Дмитрия Величкина и Николая Голованова в корне отличается от методик других преподавателей. Дважды в неделю они проводили консультации со студентами не в аудитории института, а прямо в их архитектурном бюро. Несмотря на то, что они практикующие архитекторы, у меня ни разу не возникло чувство, что преподавание для них второстепенно. С каждым студентом проводилась индивидуальная консультация, и это давало возможность более детально проанализировать проект. В начале четвертого курса мы сдавали экзамен по современной архитектуре и знанию исторического архитектурного наследия Москвы. При этом педагоги обращали внимание не только на знание их собственного предмета, но и на общий культурный кругозор студента.




– Как вам пришла идея поехать учиться за границу, и на чем основывался выбор Австрии?

– Моим основным желанием было попробовать что-то новое после получения степени бакалавра в Москве. Меня всегда интересовало градостроительство как несколько иной масштаб архитектуры, чем проектирование жилых зданий. Интересно было подойти к этому вопросу не с практической, а с теоретической и даже в какой-то степени философской точки зрения. Я не ставила перед собой цель во что бы то ни стало остаться за границей. Выбор пал на Австрию в первую очередь из-за университета. Венский университет прикладных искусств (Universität für angewandte Kunst Wien) привлек меня своим составом преподавателей, хотелось узнать что-то новое и отличающееся от методик преподавания в МАРХИ. Кроме того, я всегда находила Вену очень комфортным и интересным городом для жизни и учебы.

Бурггартен в центре Вены
Горное озеро в районе Зальцкаммергут



– С какими сложностями вы столкнулись при оформлении документов на выезд?

– Основная сложность в оформлении документов, с которой сталкивается каждый гражданин России – это временные рамки. Практически в каждом европейском университете они очень строго соблюдаются. То есть, если на официальном сайте университета указана дата конца приема документов – 4 апреля, поданные позже дедлайна документы просто не будут рассмотрены. Для начала нужно было подготовить портфолио, состоящее из самых интересных творческих работ. Следующей трудностью стал экзамен по английскому языку. Поскольку обучение в Вене проходило исключительно на английском, одним из основных требований университета был сертификат Toefl или Ielts. Обычно для учебы в магистратуре достаточно балла 6,5.

Я совершенно не была готова к тому, что визу придется ждать так долго. Вопрос был не столько в процессе рассмотрения документов, сколько в подготовке самого пакета. В каждой стране список документов на студенческий вид на жительство разный, но основными являются: письменное приглашение от университета, справка о несудимости в России, прописка, наличие определенной суммы денег на счету, подтверждение того, что вам есть, где жить в стране обучения. Все документы должны быть переведены и нотариально заверены. Из личного опыта могу сказать, что документы на рабочий вид на жительство собирать было проще, чем на учебный.

– Как проходил процесс адаптации в новой стране?

– Первое, что я отметила, переехав в Австрию – это совсем другой ритм жизни, впрочем, к нему я привыкла довольно быстро. Колоссальной разницы в менталитете не было, все было просто другим. Первые полгода я очень хотела вернуться, мне остро не хватало моих родных и близких.

Самое главное, чем нужно заняться переехав в страну обучения, – это записаться на языковые курсы, даже если вы считаете, что идеального английского вам будет достаточно. Это не так. Процесс адаптации проходит не во время учебы, когда вы окружены такими же студентами как и вы, а позже, сразу после получения степени, когда вы начинаете работать.

Отправляясь учиться в другую страну нужно четко и ясно понимать, с какой целью вы едете за границу: остаться там работать или получить интересный опыт и вернуться обратно. Не помешает также заранее изучить рынок труда страны, на которую пал ваш выбор.

Не надо думать, что после окончания университета за границей вам сразу предложат работу в той стране, где вы учились. Как правило, для работодателей это бюрократически сложный и трудоемкий процесс. Часто в европейских странах студенту гораздо легче найти работу, чем специалисту с ученой степенью, так как зарплата во многих странах четко регламентирована уровнем образования и именно поэтому многие работодатели не готовы принять на работу специалиста, окончившего институт. Но тот, кто ищет – тот всегда найдет. Все мои друзья, которые хотели устроиться на работу в Австрии, в итоге получили предложения от работодателей.

zooming
Защита дипломного проекта в Венском университете прикладных искусств
Презентация дипломных проектов группы Beirut Porocity. Рубен Григорян



– Как проходила учеба в Венском университете прикладных искусств?

– Наша группа состояла из пяти студентов из разных стран. Основной темой проекта было решение градостроительной проблемы в Лиссабоне. Работа шла над преобразованием и интеграцией автомагистрали Secunda Circular в существующую урбанистическую ситуацию. Перед нами была поставлена совершенно реальная проблема, которую нужно было решить на стадии концепции. В середине 60-х это шоссе было физической границей города, но Лиссабон естественным образом рос, и в итоге скоростная автодорога в наши дни делит его на две части. Перед нами был поставлен вопрос: стоит ли оставлять магистраль в центре города или надо вынести ее за его пределы? Ведь у подобного положения вещей есть как плюсы, так и минусы. Кому-то нравится возможность быстро добраться в любую точку города, кого-то, напротив, раздражает шум и невозможность перейти дорогу в удобном месте.

Каждый студент имел возможность выбрать интересную для себя часть дороги и предложить концепцию по улучшению градостроительной ситуации. Я выбрала часть магистрали, которая граничит с территорией Всемирной выставки ЭКСПО-98. Меня всегда интересовала дальнейшая судьба и экономическая целесообразность подобных комплексов после завершения выставок. За полтора года обучения мы два раза съездили от института в Лиссабон, где работали совместно с Лиссабонским университетом.

Презентация дипломных проектов группы Beirut Porocity. Рубен Григорян
zooming
Защита дипломного проекта в Венском университете прикладных искусств



– Сравните, пожалуйста, вашу учебу в Вене и в МАРХИ.

– В системе российского образования очень многое зависит от педагога. Человеческий фактор на всех этапах обучения играет огромную роль. Мне в этом плане очень повезло, Дмитрий Величкин всегда выступал за модернизацию обучения. Тем не менее, мне очень не хватало знаний современных технологий в смежных специальностях, например в конструкциях.

Программа в МАРХИ пошагово структурирована, в Европе, в основном, студент сам планирует свои лекции и экзамены. Большую часть времени в Вене мы занимались в студии и библиотеке, а не дома, что тоже было непривычно.

Сравнить разные подходы к обучению невозможно. Единственное, что их объединяет – это предмет изучения, а различия начинаются с самого момента поступления в институт.
В европейский университет часто достаточно только предоставить портфолио, аттестат и свидетельство о знании иностранного языка, в России процедура поступления требует гораздо больших усилий.

В МАРХИ весь процесс обучения направлен на результат, в Европе – собственно на процесс обучения. Для себя я сделала вывод, что образование в России является необходимой основой, на который отлично ложится заграничная программа. Не стоит ожидать, что без хорошей базы вы запросто вольетесь в учебный процесс за границей.

Воркшоп
zooming
Одна из еженедельных презентаций



Ключевая разница заключается в том, что за границей студент обязан постоянно защищать свой проект. Консультации проходят вовсе не индивидуально с педагогом: каждую неделю студент должен перед всей группой, включая преподавателя и ассистентов, проводить мини-презентацию своей работы, во время которой вся группа вовлекается в дискуссию. Плюсом подобной методики является то, что, во-первых, это помогает побороть страх публичных выступлений, а во-вторых, позволяет узнать мнение не только педагога, но и одногруппников. Таким образом, в ходе еженедельных маленьких презентаций идет подготовка к финальной защите собственного проекта. Все финальные презентации проходят публично, то есть каждый может посетить любую защиту проекта.

Система обучения в Европе базируется на воркшопах, а в процессе обучения все студенты посещают лекции разных групп. Было очень много курсов по изучению компьютерных программ, таких, как Rhino, Grasshopper, Maya, Processing. Все лекции были «многопрофильными»: в середине второго семестра у нас был воркшоп на тему частной собственности, к которому нужно было прочесть несколько книг, включая «Капитал» Карла Маркса. Казалось бы, это далеко от архитектуры, но при более глубоком изучении и переосмыслении этой темы стало ясно насколько важно подходить к архитектуре многосторонне, не только как к вычерчиванию планов и фасадов, но и как к синтезу всех смежных категорий.

То, что меня не устраивало совершенно – это отсутствие заинтересованности педагога в результате. Если бы проект можно было делать не два года, а пять, мы бы точно растянули весь процесс на пять лет.

– Что дала вам учеба в Вене и что дала вам учеба в МАРХИ?

– В МАРХИ я научилась самоорганизации и приобрела необходимые базовые знания по архитектуре. Для разработки проекта в Австрии от нас требовалось более глубокое изучение проекта, чем просто планировки и транспортная ситуация. Это позволило мне смотреть на предмет обучения шире. Я никогда в жизни не читала такое количество иностранной литературы, как за два года обучения за границей, что могу назвать большим плюсом. Однако, подводя итог, мне очень хочется поблагодарить всех педагогов МАРХИ за полученную мной там теоретическую базу. Именно ей я пользуюсь в настоящий момент в реальной практике.

Воркшоп со Сенфордом Квинтером
Вид Лиссабона



– Порекомендовали ли вы бы Венский университет прикладных искусств другим российским студентам?

– Да, я бы посоветовала его другим студентам – так же, как и любое другое учебное заведение за границей. Успех в карьере – не следствие обучения за границей, но иностранное образование позволяет значительно расширить кругозор и становится несомненным плюсом в вашем резюме.

Исторический центр Лиссабона
zooming
Совместный воркшоп с Техническим институтом Лиссабона



– Если бы можно было вернуться в прошлое, то как бы вы организовали свой процесс обучения архитектуре?

– Я бы больше времени уделила изучению иностранных языков и технических предметов – помимо архитектуры.

Исторический центр Лиссабона
zooming
Офис компании nps tchoban voss



– Чем вы занимаетесь сейчас?

– В данный момент я занимаюсь проектированием на всех стадиях в берлинском офисе nps tchoban voss Сергея Чобана.

– Дайте совет начинающему архитектору.

– Отправляясь учиться за границу, нужно быть уверенным в своих желаниях и трезво оценивать свои перспективы.

Контактные данные: molinaalina@gmail.com
Сотрудники компании nps tchoban voss


27 Февраля 2017

Беседовала:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Архитектурное образование, Архитектурное образование за рубежом: личный опыт

МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.