«Нужно быть уверенным в своих желаниях и трезво оценивать свои перспективы»

Выпускница МАРХИ и Венского университета прикладных искусств Алина Молина – об архитектурном образовании в России и в Австрии.

mainImg


– Расскажите о вашей учебе в МАРХИ.

– Желание стать архитектором появилось у меня практически сразу после окончания художественной школы. Не хочу описывать сам процесс поступления в МАРХИ, он заслуживает отдельной статьи, скажу только, что старания стоили результата. Мои первые два года в МАРХИ прошли в группе под руководством профессора Сергея Куповского. Далее я училась на факультете ЖОС в группе профессора Дмитрия Величкина и доцента Николая Голованова. Что я могу вспомнить положительного за это время?

Алина Молина
Кафедра рисунка в МАРХИ
Мастерская в МАРХИ
zooming
Группа Дмитрия Величкина и Николая Голованова



Во-первых, готовность педагогов давать студентам максимальное количество знаний, как практических, так и теоретических, порой – в принудительном порядке. Во-вторых, желание педагогов совершенствовать наши работы. Такого внимания к проектам со стороны учителей я не встречала нигде, кроме МАРХИ. Система обучения Дмитрия Величкина и Николая Голованова в корне отличается от методик других преподавателей. Дважды в неделю они проводили консультации со студентами не в аудитории института, а прямо в их архитектурном бюро. Несмотря на то, что они практикующие архитекторы, у меня ни разу не возникло чувство, что преподавание для них второстепенно. С каждым студентом проводилась индивидуальная консультация, и это давало возможность более детально проанализировать проект. В начале четвертого курса мы сдавали экзамен по современной архитектуре и знанию исторического архитектурного наследия Москвы. При этом педагоги обращали внимание не только на знание их собственного предмета, но и на общий культурный кругозор студента.




– Как вам пришла идея поехать учиться за границу, и на чем основывался выбор Австрии?

– Моим основным желанием было попробовать что-то новое после получения степени бакалавра в Москве. Меня всегда интересовало градостроительство как несколько иной масштаб архитектуры, чем проектирование жилых зданий. Интересно было подойти к этому вопросу не с практической, а с теоретической и даже в какой-то степени философской точки зрения. Я не ставила перед собой цель во что бы то ни стало остаться за границей. Выбор пал на Австрию в первую очередь из-за университета. Венский университет прикладных искусств (Universität für angewandte Kunst Wien) привлек меня своим составом преподавателей, хотелось узнать что-то новое и отличающееся от методик преподавания в МАРХИ. Кроме того, я всегда находила Вену очень комфортным и интересным городом для жизни и учебы.

Бурггартен в центре Вены
Горное озеро в районе Зальцкаммергут



– С какими сложностями вы столкнулись при оформлении документов на выезд?

– Основная сложность в оформлении документов, с которой сталкивается каждый гражданин России – это временные рамки. Практически в каждом европейском университете они очень строго соблюдаются. То есть, если на официальном сайте университета указана дата конца приема документов – 4 апреля, поданные позже дедлайна документы просто не будут рассмотрены. Для начала нужно было подготовить портфолио, состоящее из самых интересных творческих работ. Следующей трудностью стал экзамен по английскому языку. Поскольку обучение в Вене проходило исключительно на английском, одним из основных требований университета был сертификат Toefl или Ielts. Обычно для учебы в магистратуре достаточно балла 6,5.

Я совершенно не была готова к тому, что визу придется ждать так долго. Вопрос был не столько в процессе рассмотрения документов, сколько в подготовке самого пакета. В каждой стране список документов на студенческий вид на жительство разный, но основными являются: письменное приглашение от университета, справка о несудимости в России, прописка, наличие определенной суммы денег на счету, подтверждение того, что вам есть, где жить в стране обучения. Все документы должны быть переведены и нотариально заверены. Из личного опыта могу сказать, что документы на рабочий вид на жительство собирать было проще, чем на учебный.

– Как проходил процесс адаптации в новой стране?

– Первое, что я отметила, переехав в Австрию – это совсем другой ритм жизни, впрочем, к нему я привыкла довольно быстро. Колоссальной разницы в менталитете не было, все было просто другим. Первые полгода я очень хотела вернуться, мне остро не хватало моих родных и близких.

Самое главное, чем нужно заняться переехав в страну обучения, – это записаться на языковые курсы, даже если вы считаете, что идеального английского вам будет достаточно. Это не так. Процесс адаптации проходит не во время учебы, когда вы окружены такими же студентами как и вы, а позже, сразу после получения степени, когда вы начинаете работать.

Отправляясь учиться в другую страну нужно четко и ясно понимать, с какой целью вы едете за границу: остаться там работать или получить интересный опыт и вернуться обратно. Не помешает также заранее изучить рынок труда страны, на которую пал ваш выбор.

Не надо думать, что после окончания университета за границей вам сразу предложат работу в той стране, где вы учились. Как правило, для работодателей это бюрократически сложный и трудоемкий процесс. Часто в европейских странах студенту гораздо легче найти работу, чем специалисту с ученой степенью, так как зарплата во многих странах четко регламентирована уровнем образования и именно поэтому многие работодатели не готовы принять на работу специалиста, окончившего институт. Но тот, кто ищет – тот всегда найдет. Все мои друзья, которые хотели устроиться на работу в Австрии, в итоге получили предложения от работодателей.

zooming
Защита дипломного проекта в Венском университете прикладных искусств
Презентация дипломных проектов группы Beirut Porocity. Рубен Григорян



– Как проходила учеба в Венском университете прикладных искусств?

– Наша группа состояла из пяти студентов из разных стран. Основной темой проекта было решение градостроительной проблемы в Лиссабоне. Работа шла над преобразованием и интеграцией автомагистрали Secunda Circular в существующую урбанистическую ситуацию. Перед нами была поставлена совершенно реальная проблема, которую нужно было решить на стадии концепции. В середине 60-х это шоссе было физической границей города, но Лиссабон естественным образом рос, и в итоге скоростная автодорога в наши дни делит его на две части. Перед нами был поставлен вопрос: стоит ли оставлять магистраль в центре города или надо вынести ее за его пределы? Ведь у подобного положения вещей есть как плюсы, так и минусы. Кому-то нравится возможность быстро добраться в любую точку города, кого-то, напротив, раздражает шум и невозможность перейти дорогу в удобном месте.

Каждый студент имел возможность выбрать интересную для себя часть дороги и предложить концепцию по улучшению градостроительной ситуации. Я выбрала часть магистрали, которая граничит с территорией Всемирной выставки ЭКСПО-98. Меня всегда интересовала дальнейшая судьба и экономическая целесообразность подобных комплексов после завершения выставок. За полтора года обучения мы два раза съездили от института в Лиссабон, где работали совместно с Лиссабонским университетом.

Презентация дипломных проектов группы Beirut Porocity. Рубен Григорян
zooming
Защита дипломного проекта в Венском университете прикладных искусств



– Сравните, пожалуйста, вашу учебу в Вене и в МАРХИ.

– В системе российского образования очень многое зависит от педагога. Человеческий фактор на всех этапах обучения играет огромную роль. Мне в этом плане очень повезло, Дмитрий Величкин всегда выступал за модернизацию обучения. Тем не менее, мне очень не хватало знаний современных технологий в смежных специальностях, например в конструкциях.

Программа в МАРХИ пошагово структурирована, в Европе, в основном, студент сам планирует свои лекции и экзамены. Большую часть времени в Вене мы занимались в студии и библиотеке, а не дома, что тоже было непривычно.

Сравнить разные подходы к обучению невозможно. Единственное, что их объединяет – это предмет изучения, а различия начинаются с самого момента поступления в институт.
В европейский университет часто достаточно только предоставить портфолио, аттестат и свидетельство о знании иностранного языка, в России процедура поступления требует гораздо больших усилий.

В МАРХИ весь процесс обучения направлен на результат, в Европе – собственно на процесс обучения. Для себя я сделала вывод, что образование в России является необходимой основой, на который отлично ложится заграничная программа. Не стоит ожидать, что без хорошей базы вы запросто вольетесь в учебный процесс за границей.

Воркшоп
zooming
Одна из еженедельных презентаций



Ключевая разница заключается в том, что за границей студент обязан постоянно защищать свой проект. Консультации проходят вовсе не индивидуально с педагогом: каждую неделю студент должен перед всей группой, включая преподавателя и ассистентов, проводить мини-презентацию своей работы, во время которой вся группа вовлекается в дискуссию. Плюсом подобной методики является то, что, во-первых, это помогает побороть страх публичных выступлений, а во-вторых, позволяет узнать мнение не только педагога, но и одногруппников. Таким образом, в ходе еженедельных маленьких презентаций идет подготовка к финальной защите собственного проекта. Все финальные презентации проходят публично, то есть каждый может посетить любую защиту проекта.

Система обучения в Европе базируется на воркшопах, а в процессе обучения все студенты посещают лекции разных групп. Было очень много курсов по изучению компьютерных программ, таких, как Rhino, Grasshopper, Maya, Processing. Все лекции были «многопрофильными»: в середине второго семестра у нас был воркшоп на тему частной собственности, к которому нужно было прочесть несколько книг, включая «Капитал» Карла Маркса. Казалось бы, это далеко от архитектуры, но при более глубоком изучении и переосмыслении этой темы стало ясно насколько важно подходить к архитектуре многосторонне, не только как к вычерчиванию планов и фасадов, но и как к синтезу всех смежных категорий.

То, что меня не устраивало совершенно – это отсутствие заинтересованности педагога в результате. Если бы проект можно было делать не два года, а пять, мы бы точно растянули весь процесс на пять лет.

– Что дала вам учеба в Вене и что дала вам учеба в МАРХИ?

– В МАРХИ я научилась самоорганизации и приобрела необходимые базовые знания по архитектуре. Для разработки проекта в Австрии от нас требовалось более глубокое изучение проекта, чем просто планировки и транспортная ситуация. Это позволило мне смотреть на предмет обучения шире. Я никогда в жизни не читала такое количество иностранной литературы, как за два года обучения за границей, что могу назвать большим плюсом. Однако, подводя итог, мне очень хочется поблагодарить всех педагогов МАРХИ за полученную мной там теоретическую базу. Именно ей я пользуюсь в настоящий момент в реальной практике.

Воркшоп со Сенфордом Квинтером
Вид Лиссабона



– Порекомендовали ли вы бы Венский университет прикладных искусств другим российским студентам?

– Да, я бы посоветовала его другим студентам – так же, как и любое другое учебное заведение за границей. Успех в карьере – не следствие обучения за границей, но иностранное образование позволяет значительно расширить кругозор и становится несомненным плюсом в вашем резюме.

Исторический центр Лиссабона
zooming
Совместный воркшоп с Техническим институтом Лиссабона



– Если бы можно было вернуться в прошлое, то как бы вы организовали свой процесс обучения архитектуре?

– Я бы больше времени уделила изучению иностранных языков и технических предметов – помимо архитектуры.

Исторический центр Лиссабона
zooming
Офис компании nps tchoban voss



– Чем вы занимаетесь сейчас?

– В данный момент я занимаюсь проектированием на всех стадиях в берлинском офисе nps tchoban voss Сергея Чобана.

– Дайте совет начинающему архитектору.

– Отправляясь учиться за границу, нужно быть уверенным в своих желаниях и трезво оценивать свои перспективы.

Контактные данные: molinaalina@gmail.com
Сотрудники компании nps tchoban voss


0

27 Февраля 2017

Беседовала:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Архитектурное образование, Архитектурное образование за рубежом: личный опыт

МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.