«Нужно быть уверенным в своих желаниях и трезво оценивать свои перспективы»

Выпускница МАРХИ и Венского университета прикладных искусств Алина Молина – об архитектурном образовании в России и в Австрии.

mainImg


– Расскажите о вашей учебе в МАРХИ.

– Желание стать архитектором появилось у меня практически сразу после окончания художественной школы. Не хочу описывать сам процесс поступления в МАРХИ, он заслуживает отдельной статьи, скажу только, что старания стоили результата. Мои первые два года в МАРХИ прошли в группе под руководством профессора Сергея Куповского. Далее я училась на факультете ЖОС в группе профессора Дмитрия Величкина и доцента Николая Голованова. Что я могу вспомнить положительного за это время?

Алина Молина
Кафедра рисунка в МАРХИ
Мастерская в МАРХИ
zooming
Группа Дмитрия Величкина и Николая Голованова


Во-первых, готовность педагогов давать студентам максимальное количество знаний, как практических, так и теоретических, порой – в принудительном порядке. Во-вторых, желание педагогов совершенствовать наши работы. Такого внимания к проектам со стороны учителей я не встречала нигде, кроме МАРХИ. Система обучения Дмитрия Величкина и Николая Голованова в корне отличается от методик других преподавателей. Дважды в неделю они проводили консультации со студентами не в аудитории института, а прямо в их архитектурном бюро. Несмотря на то, что они практикующие архитекторы, у меня ни разу не возникло чувство, что преподавание для них второстепенно. С каждым студентом проводилась индивидуальная консультация, и это давало возможность более детально проанализировать проект. В начале четвертого курса мы сдавали экзамен по современной архитектуре и знанию исторического архитектурного наследия Москвы. При этом педагоги обращали внимание не только на знание их собственного предмета, но и на общий культурный кругозор студента.




– Как вам пришла идея поехать учиться за границу, и на чем основывался выбор Австрии?

– Моим основным желанием было попробовать что-то новое после получения степени бакалавра в Москве. Меня всегда интересовало градостроительство как несколько иной масштаб архитектуры, чем проектирование жилых зданий. Интересно было подойти к этому вопросу не с практической, а с теоретической и даже в какой-то степени философской точки зрения. Я не ставила перед собой цель во что бы то ни стало остаться за границей. Выбор пал на Австрию в первую очередь из-за университета. Венский университет прикладных искусств (Universität für angewandte Kunst Wien) привлек меня своим составом преподавателей, хотелось узнать что-то новое и отличающееся от методик преподавания в МАРХИ. Кроме того, я всегда находила Вену очень комфортным и интересным городом для жизни и учебы.

Бурггартен в центре Вены
Горное озеро в районе Зальцкаммергут


– С какими сложностями вы столкнулись при оформлении документов на выезд?

– Основная сложность в оформлении документов, с которой сталкивается каждый гражданин России – это временные рамки. Практически в каждом европейском университете они очень строго соблюдаются. То есть, если на официальном сайте университета указана дата конца приема документов – 4 апреля, поданные позже дедлайна документы просто не будут рассмотрены. Для начала нужно было подготовить портфолио, состоящее из самых интересных творческих работ. Следующей трудностью стал экзамен по английскому языку. Поскольку обучение в Вене проходило исключительно на английском, одним из основных требований университета был сертификат Toefl или Ielts. Обычно для учебы в магистратуре достаточно балла 6,5.

Я совершенно не была готова к тому, что визу придется ждать так долго. Вопрос был не столько в процессе рассмотрения документов, сколько в подготовке самого пакета. В каждой стране список документов на студенческий вид на жительство разный, но основными являются: письменное приглашение от университета, справка о несудимости в России, прописка, наличие определенной суммы денег на счету, подтверждение того, что вам есть, где жить в стране обучения. Все документы должны быть переведены и нотариально заверены. Из личного опыта могу сказать, что документы на рабочий вид на жительство собирать было проще, чем на учебный.

– Как проходил процесс адаптации в новой стране?

– Первое, что я отметила, переехав в Австрию – это совсем другой ритм жизни, впрочем, к нему я привыкла довольно быстро. Колоссальной разницы в менталитете не было, все было просто другим. Первые полгода я очень хотела вернуться, мне остро не хватало моих родных и близких.

Самое главное, чем нужно заняться переехав в страну обучения, – это записаться на языковые курсы, даже если вы считаете, что идеального английского вам будет достаточно. Это не так. Процесс адаптации проходит не во время учебы, когда вы окружены такими же студентами как и вы, а позже, сразу после получения степени, когда вы начинаете работать.

Отправляясь учиться в другую страну нужно четко и ясно понимать, с какой целью вы едете за границу: остаться там работать или получить интересный опыт и вернуться обратно. Не помешает также заранее изучить рынок труда страны, на которую пал ваш выбор.

Не надо думать, что после окончания университета за границей вам сразу предложат работу в той стране, где вы учились. Как правило, для работодателей это бюрократически сложный и трудоемкий процесс. Часто в европейских странах студенту гораздо легче найти работу, чем специалисту с ученой степенью, так как зарплата во многих странах четко регламентирована уровнем образования и именно поэтому многие работодатели не готовы принять на работу специалиста, окончившего институт. Но тот, кто ищет – тот всегда найдет. Все мои друзья, которые хотели устроиться на работу в Австрии, в итоге получили предложения от работодателей.

zooming
Защита дипломного проекта в Венском университете прикладных искусств
Презентация дипломных проектов группы Beirut Porocity. Рубен Григорян


– Как проходила учеба в Венском университете прикладных искусств?

– Наша группа состояла из пяти студентов из разных стран. Основной темой проекта было решение градостроительной проблемы в Лиссабоне. Работа шла над преобразованием и интеграцией автомагистрали Secunda Circular в существующую урбанистическую ситуацию. Перед нами была поставлена совершенно реальная проблема, которую нужно было решить на стадии концепции. В середине 60-х это шоссе было физической границей города, но Лиссабон естественным образом рос, и в итоге скоростная автодорога в наши дни делит его на две части. Перед нами был поставлен вопрос: стоит ли оставлять магистраль в центре города или надо вынести ее за его пределы? Ведь у подобного положения вещей есть как плюсы, так и минусы. Кому-то нравится возможность быстро добраться в любую точку города, кого-то, напротив, раздражает шум и невозможность перейти дорогу в удобном месте.

Каждый студент имел возможность выбрать интересную для себя часть дороги и предложить концепцию по улучшению градостроительной ситуации. Я выбрала часть магистрали, которая граничит с территорией Всемирной выставки ЭКСПО-98. Меня всегда интересовала дальнейшая судьба и экономическая целесообразность подобных комплексов после завершения выставок. За полтора года обучения мы два раза съездили от института в Лиссабон, где работали совместно с Лиссабонским университетом.

Презентация дипломных проектов группы Beirut Porocity. Рубен Григорян
zooming
Защита дипломного проекта в Венском университете прикладных искусств


– Сравните, пожалуйста, вашу учебу в Вене и в МАРХИ.

– В системе российского образования очень многое зависит от педагога. Человеческий фактор на всех этапах обучения играет огромную роль. Мне в этом плане очень повезло, Дмитрий Величкин всегда выступал за модернизацию обучения. Тем не менее, мне очень не хватало знаний современных технологий в смежных специальностях, например в конструкциях.

Программа в МАРХИ пошагово структурирована, в Европе, в основном, студент сам планирует свои лекции и экзамены. Большую часть времени в Вене мы занимались в студии и библиотеке, а не дома, что тоже было непривычно.

Сравнить разные подходы к обучению невозможно. Единственное, что их объединяет – это предмет изучения, а различия начинаются с самого момента поступления в институт.
В европейский университет часто достаточно только предоставить портфолио, аттестат и свидетельство о знании иностранного языка, в России процедура поступления требует гораздо больших усилий.

В МАРХИ весь процесс обучения направлен на результат, в Европе – собственно на процесс обучения. Для себя я сделала вывод, что образование в России является необходимой основой, на который отлично ложится заграничная программа. Не стоит ожидать, что без хорошей базы вы запросто вольетесь в учебный процесс за границей.

Воркшоп
zooming
Одна из еженедельных презентаций


Ключевая разница заключается в том, что за границей студент обязан постоянно защищать свой проект. Консультации проходят вовсе не индивидуально с педагогом: каждую неделю студент должен перед всей группой, включая преподавателя и ассистентов, проводить мини-презентацию своей работы, во время которой вся группа вовлекается в дискуссию. Плюсом подобной методики является то, что, во-первых, это помогает побороть страх публичных выступлений, а во-вторых, позволяет узнать мнение не только педагога, но и одногруппников. Таким образом, в ходе еженедельных маленьких презентаций идет подготовка к финальной защите собственного проекта. Все финальные презентации проходят публично, то есть каждый может посетить любую защиту проекта.

Система обучения в Европе базируется на воркшопах, а в процессе обучения все студенты посещают лекции разных групп. Было очень много курсов по изучению компьютерных программ, таких, как Rhino, Grasshopper, Maya, Processing. Все лекции были «многопрофильными»: в середине второго семестра у нас был воркшоп на тему частной собственности, к которому нужно было прочесть несколько книг, включая «Капитал» Карла Маркса. Казалось бы, это далеко от архитектуры, но при более глубоком изучении и переосмыслении этой темы стало ясно насколько важно подходить к архитектуре многосторонне, не только как к вычерчиванию планов и фасадов, но и как к синтезу всех смежных категорий.

То, что меня не устраивало совершенно – это отсутствие заинтересованности педагога в результате. Если бы проект можно было делать не два года, а пять, мы бы точно растянули весь процесс на пять лет.

– Что дала вам учеба в Вене и что дала вам учеба в МАРХИ?

– В МАРХИ я научилась самоорганизации и приобрела необходимые базовые знания по архитектуре. Для разработки проекта в Австрии от нас требовалось более глубокое изучение проекта, чем просто планировки и транспортная ситуация. Это позволило мне смотреть на предмет обучения шире. Я никогда в жизни не читала такое количество иностранной литературы, как за два года обучения за границей, что могу назвать большим плюсом. Однако, подводя итог, мне очень хочется поблагодарить всех педагогов МАРХИ за полученную мной там теоретическую базу. Именно ей я пользуюсь в настоящий момент в реальной практике.

Воркшоп со Сенфордом Квинтером
Вид Лиссабона


– Порекомендовали ли вы бы Венский университет прикладных искусств другим российским студентам?

– Да, я бы посоветовала его другим студентам – так же, как и любое другое учебное заведение за границей. Успех в карьере – не следствие обучения за границей, но иностранное образование позволяет значительно расширить кругозор и становится несомненным плюсом в вашем резюме.

Исторический центр Лиссабона
zooming
Совместный воркшоп с Техническим институтом Лиссабона


– Если бы можно было вернуться в прошлое, то как бы вы организовали свой процесс обучения архитектуре?

– Я бы больше времени уделила изучению иностранных языков и технических предметов – помимо архитектуры.

Исторический центр Лиссабона
zooming
Офис компании nps tchoban voss


– Чем вы занимаетесь сейчас?

– В данный момент я занимаюсь проектированием на всех стадиях в берлинском офисе nps tchoban voss Сергея Чобана.

– Дайте совет начинающему архитектору.

– Отправляясь учиться за границу, нужно быть уверенным в своих желаниях и трезво оценивать свои перспективы.

Контактные данные: molinaalina@gmail.com
Сотрудники компании nps tchoban voss


27 Февраля 2017

Беседовала:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Архитектурное образование, Архитектурное образование за рубежом: личный опыт

МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Интервью студентов школы Антона Грибанова и Никиты...
Этим летом все студенты второго курса бакалавриата МАРШ проходили практику в ведущих архитектурных бюро Москвы: Архитекторы Асс, бюро Бродского, Рождественка, SPEECH, АГ ДНК, Практика, Атриум, BUROMOSCOW, Wall, Werner Zobek, Kleinewelt Architekten, Nowadays, Form. По итогам практики в МАРШ состоялась презентация и обсуждение ее результатов со студентами и их кураторами. Мы решили также пообщаться со студентами уже третьего курса, Антоном Грибановым и Никитой Кобцевым, и узнать, что они делали во время практики и чем им этот опыт запомнился.

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.