Повседневное геройство

Пять финалистов архитектурной награды Евросоюза – Премии Мис ван дер Роэ: на нее претендуют два жилых комплекса, два мемориала и здание, окруженное историческими постройками со всех сторон – даже снизу.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Премия Мис ван дер Роэ вручается раз в два года архитектору из страны-члена ЕС за постройку в границах Евросоюза. В отличие от прошлого раза, когда все пять финалистов были изысканными постройками из сферы культуры, сейчас жюри по председательством британского архитектора Стивена Бейтса выбрало более разнообразных и приближенных к реальности претендентов. Бейтс, представляя отобранные в финал здания, процитировал Питера Смитсона – «вещи должны быть повседневными и геройскими одновременно» – и пояснил, что судьи искали среди претендентов сочетание «будничности» со «сдержанным лиризмом».

Также организаторы премии и члены жюри подчеркнули, что здания-финалисты отражают актуальнейшие гражданские проблемы Европы, в том числе – отсутствие исторической памяти. Кроме того затронуты и другие темы, уже архитектурные: доступное жилье, реконструкция наследия модернизма – в первую очередь, крупных жилых массивов, новое строительство в исторической среде, создание символических пространств.

Победителя назовут 16 мая 2017 года, и в этом году впервые с 20 по 28 мая это здание, четыре остальные вышедшие в финал постройки, а также сооружение, отмеченное премией для начинающих архитекторов, будут доступны для осмотра широкой публикой. Также новшеством будет серия круглых столов и конференций, приуроченных к церемонии награждения лауреата 26 мая 2017.




Жилой комплекс deFlat Kleiburg
NL Architects и XVW architectuur
Амстердам


Жилой комплекс – это реконструированный жилой дом «Клейбург» – 11-этажное сооружение на 500 квартир длиной 400 метров. Он был одним из серии подобных домов, составлявших застройку в районе Бейлмермер: они были расставлены по схеме пчелиных сот, что выглядело эффектно с воздуха, но не с земли. Когда массив столкнулся со всеми типичными проблемами таких послевоенных «больших ансамблей», огромные дома стали частью сносить, заменяя пригородной по типу застройкой, частью – убирать их отдельные секции, перестраивая оставшиеся части. Подробнее об этой истории Архи.ру писал здесь. «Клейбург» остался последним нетронутым сооружением этого массива, и его в итоге продали за 1 евро с условием реконструкции. Завершившееся в 2016 обновление включало модернизацию дома в целом, в то время как квартиры достались жильцам «без отделки», что сократило объем инвестиций и стало новаторской для Нидерландов схемой. Среди принятых мер были замена частей выходящего на галереи фасада на остекление, чтобы убрать впечатление закрытости и отчужденности, перемещение кладовок с прежде безлюдного первого этажа на все остальные – первый уровень в результате стал общественной зоной и связал дом с окружающим пространством, использование вместо общего яркого освещения галерей, перебивающего лампы над каждой дверью, светильники с датчиками движения, что превращает каждого пешехода в «падающую звезду», и так далее.
Жилой комплекс deFlat Kleiburg – реконструкция © Stijn Spoelstra
Жилой комплекс deFlat Kleiburg – реконструкция © Stijn Spoelstra




Жилой комплекс Ely Court
Элисон Брукс
Лондон


Жилой комплекс, который Архи.ру подробно публиковал здесь, – тоже часть истории о доступном жилье эпохи модернизма: он возникает на месте неблагополучного жилого массива, 40% квартир в новых корпусах – социальные, плотность застройки увеличивается, поэтому все жители прежних домов остаются на том же месте. План массива – отсылка к кварталу, особое внимание было уделено связи дома с улицей.
Жилой комплекс Ely Court © Paul Riddle
Жилой комплекс Ely Court © Paul Riddle
Жилой комплекс Ely Court © Paul Riddle
Жилой комплекс Ely Court © Alison Brooks Architects



Здание Kannikegården
Lundgaard &Tranberg
Рибе


Рибе – лучше всего сохранившийся средневековый город Дании. Архитекторы возвели новое здание в самом сердце его исторического центра – на главной площади, напротив собора. «Канникегорден» предназначен для приходского совета и нужд священнослужителей собора. Он вплотную граничит с историческими зданиями вокруг, а также приподнят над землей на опорах, так как участок под ним занят старейшим христианским некрополем в стране (800 год) и остатками августинского аббатства XII века. Как и древний фундамент, нижняя часть новой постройки сложена из кирпича, в то время как основная – покрыта керамической черепицей. Археологический памятник окружает остекление с деревянными ламелями для защиты от солнца.
Здание Kannikegården © Anders Sune Berg
Здание Kannikegården © Anders Sune Berg




Музей Катыни
BBGK Architekci
Варшава


Музей расположен в южной части Варшавской цитадели и включает в свой состав исторические сооружения, а также символический «Катынский лес». В частности, экспозиция расположена на двух уровнях капонира, а имена 21 857 погибших в Катыни польских граждан размещены на 15 плитах в изначально предназначенной для размещения пушек аркаде. Оттуда, через узкий «разрез» в 12-метровых укреплениях посетитель выходит к кресту в окружении деревьев – завершающей части ансамбля. Важным выразительным средством стал окрашенный бетон; на его поверхность нанесены отпечатки личных вещей жертв Катынской трагедии.
Музей Катыни © Juliusz Sokolowski
Музей Катыни © Juliusz Sokolowski




Мемориальный музей лагеря Ривзальт
Руди Риччотти
Ривзальт


Лагерь Ривзальт (лагерь «Жоффр») в одноименном поселении близ Перпиньяна, на границе Франции и Испании, использовался с конца 1930-х по 2007 год военными и гражданскими властями для разных целей: он служил военной базой (французской и нацистской), местом размещения – беженцев из Испании после завершения там Гражданской войны, немецких и итальянских военнопленных, беженцев из Алжира после обретения в 1962 этой страной независимости в результате войны с Францией, а в наши дни – нелегальных иммигрантов. Однако самой трагической страницей его истории были лето и осень 1942 года, когда правительство Виши использовало его для сбора еврейского населения для последующей депортации на север страны, а затем – в Освенцим. По разным данным, тогда было депортировано от 1770 до 2500 человек.
Мемориал выполнен из монолитного бетона охристого тона, причем на его поверхности скрыты любые следы опалубки. Посетители спускаются в сооружение по пандусу; входной тоннель внезапно завершается залом длиной 240 м. Изнутри постройки не видно окружение, только небо. Вокруг трех патио собраны образовательные помещения, общественные зоны и офисы, соответственно.
Мемориальный музей лагеря Ривзальт © Kevin Dolmaire
Мемориальный музей лагеря Ривзальт © Kevin Dolmaire

20 Февраля 2017

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.