Со всего мира по павильону. Часть I

В Шанхае открылась Всемирная выставка ЭКСПО-2010.

04 Мая 2010
mainImg
Тема выставки — «Лучший город, лучшая жизнь» — подразумевает обращение к экологическому градостроительству и принципам «устойчивого развития», к идее «города будущего», обеспечивающего своим жителям оптимальный уровень жизни. Но она не слишком явно реализовалась в шанхайской ЭКСПО: ее пространство площадью более 5 км2 на берегу реки Хуанпу ранее занимали жилые районы и промзона. Все существовавшие там постройки (в общей сложности 270 предприятий, в том числе – огромная верфь «Цзян нань», где работало 10 000 человек, а также дома 18 000 семей) были снесены. Возведенные сейчас павильоны также будут разобраны после 31 октября 2010 года — даты закрытия выставки, и хотя предполагалось, что их проекты должны были учитывать такой исход, вряд ли это будет абсолютно «зеленым» решением. Затем на этой территории возведут офисы и торговые центры. В результате, пройдет несколько циклов строительства и сноса (к тому же надо учитывать строительство новых сооружений для выселенных горожан и заводов в другой части Шанхая), а именно эта сфера человеческой деятельности — лидер по загрязнению окружающей среды, и львиная доля этого загрязнения приходится на Китай. Безусловно, строить и демонтировать можно и экологическими способами, но надеяться на их масштабное применение в этом случае не приходится.

Несмотря на это, Всемирная выставка-2010 призвана вернуть престиж этому виду мероприятий, постепенно терявшему привлекательность начиная с 1970-х годов. Шанхай должен в ее ходе предстать как очередная «мировая столица», и для этой цели китайские власти потратили около 50 млрд. долларов: перед ЭКСПО город подвергся значительной реконструкции, в первую очередь была расширена и модернизирована его транспортная система. С такой же энергией страна-хозяйка утверждает свои позиции на территории самого комплекса выставки. Центральное место там занимает ее национальный павильон «Венец Востока», 60-метровое сооружение, напоминающее традиционные храмы и ворота, снабженное ярко-красными бетонными кронштейнами-доугунами (обычно их делают из дерева и в гораздо меньшем масштабе). Такой подход — соединение этнической традиции с современностью в разных пропорциях — оказался ключевым для павильонов многих других стран (всего свои экспозиции представили 192 государства, из них 97 возвело собственные сооружения, остальные заняли секции в общих корпусах, например Африканском; также участие в выставке приняли 50 общественных организаций, таких, как ООН и Красный крест).

Но Китай также готов показать, что идет в ногу со временем: высокотехнологические решения отличают другие его постройки. «Экспо-бульвар», главная ось выставочного комплекса, перекрыт «крупнейшей в мире крышей-мембраной» площадью 100 м х 1000 м (проект штутгартских инженеров Knippers Helbig). Интерактивные фасады украшают павильоны Dream Cube (Шанхайский корпоративный павильон, где город рекламируется себя как центр мирового бизнеса), созданный бюро ESI Design и FCJZ, Информации и коммуникаций, возведенный по заказу ведущих китайских операторов мобильной связи, и Magic Box, посвященный китайской государственной компании State Grid (проект Atelier Brückner, Штутгарт). Выраженные таким образом передовые позиции Китая в сфере технологий будущего заставили многие страны-участницы также обратиться к ним в проектах своих павильонов, и там, кажется, были достигнуты в целом большие успехи, чем в этно-стилизациях. Именно к этой линии, сочетающей, достижения НТП с простотой решения, принадлежит, без сомнения, лучший павильон ЭКСПО – британский, проект Томаса Хезервика: огромный куб, названный «Собор семян», покрыт 7-метровыми прозрачными «иголками» из оргстекла, в конце каждой из которой запечатано одно из семян 60 000 различных растений, выделенных для этой цели ботаническим садом Кью. После окончания выставки все они будут переданы в дар китайской стороне. Фоном для павильона служит небольшая темно-серая «долина», имитирующая оберточную бумагу, в которой «подарок» прибыл в Шанхай.

Великобритания кажется победителем Всемирной выставки, удержавшимся на грани между популярным и элитарным, острооригинальным и привлекательным, но про многие другие страны-лидеры международного развития это, к сожалению, сказать нельзя. Ниже всякой критики — павильон США, возведенный на деньги спонсоров (государству с 1990-х годов запрещено выделять на ЭКСПО значительные средства) по проекту канадского архитектора Клайва Граута (Clive Grout): он напоминает ангар или пригородный торговый центр, а ключевой его экспонат — снятый в Голливуде фильм об «устойчивом развитии». Банальны немецкий (бюро Schmidhuber + Kaindl) и французский (архитектор Жак Феррье, Jacques Ferrier) павильоны: первый из них — в духе «дигитальной архитектуры», второй — в русле «эко-шика», с классическим садом на крыше. Архитекторы павильона Италии (бюро Iodice Architetti и другие), фасады которого частично выполнены из прозрачного бетона, явно переоценили эффектность этого материала: в остальном их проект напоминает максимально упрощённую вариацию на тему творчества Даниэля Либескинда.

Гораздо более успешно по линии неомодернизма «выступили» более скромные страны — Австрия (элегантный объем в цветах национального флага, бюро SPAN и Zeytinoglu), Австралия, Канада (многогранный решетчатый деревянный фасад; инженеры Snc-Lavalin, архитекторы Saia, Barbarese & Tapouzanov), Финляндия (белый «валун» мастерской Jkmm), Дания, привезшая из Копенгагена знаменитую «Русалочку» (павильон-трек для катания на велосипедах; бюро BIG), Мексика, превратившая свою постройку в зеленое общественное пространство под разноцветными зонтиками (архитекторы Slot), Бразилия, чей зеленый во всех смыслах слова павильон возведен из вторично использованного дерева (архитектор Фернандо Брандао, Fernando Brandao), Южная Корея, построившая свой павильон из кубиков с буквами корейской азбуки — хангыль (бюро mass studies), и, конечно Япония. Ей удалось, не прибегая к этническим и традиционным аллюзиям, построить узнаваемый, чрезвычайно «национальный» павильон — сиреневый «космический корабль», который является самым технологичным сооружением на ЭКСПО: в его полимерную оболочку и даже в стекло окон «вживлены» тонкие и гибкие солнечные батареи, три «эко-трубы» собирают дождевую воду и солнечный свет для освещения интерьера, поверхность пола в интерьере вырабатывает электроэнергию при воздействии веса проходящих по ней посетителей; его экспозиция посвящена, помимо прочего, строящимся в Японии новым эко-городам.

Но немалой части участников, также отказавшихся от отсылок к традиции, изменило чувство меры, что нанесло немалый ущерб вполне достойным идеям. Это можно сказать о Нидерландах, выстроивших павильон в виде «Счастливой улицы» (таково его название) из небольших домиков, помещенных на подобие «американских горок». Такое решение архитектора Йона Кермелинга (John Körmeling) призвано привлечь внимание к тому факту, что (лучший) город начинается с улицы, но скорее вызывает недоумение, как и улавливающая солнечную энергию «вуаль» швейцарского павильона (Buchner Bründler Architects), древообразные структуры Норвегии (бюро Helen & Hard) и «волшебный замок» Люксембурга (архитектор Франсуа Валентини, François Valentiny).

Обращение к стилю этно, ставшее на ЭКСПО-2010 альтернативой неомодернизму, стало основой немалого числа очень удачных по решению павильонов. Среди них лидерство принадлежит сдержанной постройке Польши, воплотившей в дереве народную традицию резных украшений из бумаги (архитекторы Войцех Каковски, Wojciech Kakowski, Наталия Пашковска, Natalia Paszkowska, Марцин Мостафа, Marcin Mostafa). К этой же линии относится павильон России, перенесший в более прочный материал орнаментальные мотивы традиционного текстиля (бюро Paper Architectural Team), и павильон Сербии, фасады которого повторяют узор ковра (архитекторы Наталия Миодрагович, Natalija Miodragovic, Дарко Ковачев, Darko Kovacev).

Однако, как показала выставка, использование национальной традиции таит в себе гораздо больше опасностей, чем потенциальная банальность модернизма. Примеры тому — копия ступы в Санчи, служащая павильоном Индии, и уменьшенный вариант форта в Лахоре — павильон Пакистана, иранский «дворец», по чьему-то недомыслию оказавшийся рядом с «коллегой» по «оси зла» — Северной Кореей (эта страна участвует во Всемирной выставке впервые; ее павильон сочетает классические формы с элементами национального зодчества), и замысловатые сооружения Таиланда и Непала.

Следует отметить, что многие участники отнеслись к теме выставки формально: принципы «устойчивого развития» отражены в их павильонах только в виде зеленых крыш или установленных наверху солнечных батарей, кажущихся лишней «галочкой» в анкете экспонента.
zooming
Вид павильона КНР от «Экспо-Бульвара»
zooming
Общий вид комплекса ЭКСПО
zooming
Общий вид комплекса ЭКСПО
zooming
Экспо-Бульвар
zooming
Фасад Dream Cube
zooming
Фасад павильона Информации и коммуникаций
zooming
Павильон Magic Box
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010. Фото: Kimon Berlin via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-SA-2.0
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010
zooming
Павильон США
Павильон Германии
zooming
Павильон Франции
zooming
Павильон Италии
Павильон Австрии
zooming
Павильон Австралии
zooming
Павильон Канады
zooming
Павильон Финляндии
zooming
Павильон Дании на ЭКСПО-2010. photos: Iwan Baan
zooming
Павильон Дании на ЭКСПО-2010. photos: Iwan Baan
zooming
Павильон Мексики
zooming
Павильон Бразилии
zooming
Павильон Южной Кореи
Павильон Японии
zooming
Павильон Нидерландов
zooming
Павильон Швейцарии
zooming
Павильон Норвегии
zooming
Павильон Люксембурга
zooming
Павильон Польши
Павильон России на ЭКСПО-2010
Павильон Сербии
zooming
Павильон Индии
zooming
Павильон Пакистана
zooming
Павильоны Северной Кореи и Ирана
Павильон Таиланда
Павильон Непала

04 Мая 2010

comments powered by HyperComments
BIG, TOTEMENT/PAPER: другие проекты
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Учреждение рая
Бюро BIG выиграло конкурс на мастерплан трех насыпных островов на 375 000 жителей у берега малазийского острова Пинанг в Малаккском проливе.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Петля культуры
В культурном центре MÉCA по проекту бюро BIG в Бордо выставочные и зрительные залы сочетаются с открытыми террасами на уровне земли, в «городской гостиной» и на крыше.
Архновация V: победители
В Нижнем Новгороде подвели итоги юбилейного конкурса «Архновация». Гран-при достался Музею коньяка в Черняховске от TOTEMENT / PAPER. Представляем победителей и призёров, всего – около 50 награжденных проектов.
Созерцающий
Вилла в одном из коттеджных поселков Подмосковья разительно отличается от соседей: архитекторы называют этот свой дом «пружиной», – и действительно, он так «закручен», завязан в объемно-пространственный узел, что скучно не будет ни внутри, ни снаружи.
Приплытие варяга
Новый объект, который строится сейчас рядом с коньячным заводом в Черняховске, поддерживает подход, заданный TOTEMENT / PAPER в проекте музея коньяка, и развивает сюжет. В «заводском спектакле» появился новый персонаж.
Океанская жизнь
Бюро BIG разработало для программы ООН-Хабитат проект модульного эко-города Oceanix: такие поселения предлагается размещать в Мировом океане.
Лед и пламя: архитектура противоборства
Гостиничный комплекс, спроектированный TOTEMENT / PAPER для Камчатки, переосмысляет природу и культуру полуострова, одновременно бросая вызов катаклизмам сейсмоопасного полуострова, используя современные технологии ради чистой, открытой, ясной и красивой архитектуры.
Джунгли на высоте
В Сингапуре по проекту бюро BIG и Carlo Ratti Associati началось строительство небоскреба с тропическими «оазисами» у подножия, на 20-м этаже и на кровле.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Похожие статьи
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Победа пополам
Конкурс на концепцию развития центральной части Саратова завершился победой сразу двух участников. Показываем проекты победителей и рассказываем, чем конкретно займется каждый из них.