Со всего мира по павильону. Часть I

В Шанхае открылась Всемирная выставка ЭКСПО-2010.

mainImg
Тема выставки — «Лучший город, лучшая жизнь» — подразумевает обращение к экологическому градостроительству и принципам «устойчивого развития», к идее «города будущего», обеспечивающего своим жителям оптимальный уровень жизни. Но она не слишком явно реализовалась в шанхайской ЭКСПО: ее пространство площадью более 5 км2 на берегу реки Хуанпу ранее занимали жилые районы и промзона. Все существовавшие там постройки (в общей сложности 270 предприятий, в том числе – огромная верфь «Цзян нань», где работало 10 000 человек, а также дома 18 000 семей) были снесены. Возведенные сейчас павильоны также будут разобраны после 31 октября 2010 года — даты закрытия выставки, и хотя предполагалось, что их проекты должны были учитывать такой исход, вряд ли это будет абсолютно «зеленым» решением. Затем на этой территории возведут офисы и торговые центры. В результате, пройдет несколько циклов строительства и сноса (к тому же надо учитывать строительство новых сооружений для выселенных горожан и заводов в другой части Шанхая), а именно эта сфера человеческой деятельности — лидер по загрязнению окружающей среды, и львиная доля этого загрязнения приходится на Китай. Безусловно, строить и демонтировать можно и экологическими способами, но надеяться на их масштабное применение в этом случае не приходится.

Несмотря на это, Всемирная выставка-2010 призвана вернуть престиж этому виду мероприятий, постепенно терявшему привлекательность начиная с 1970-х годов. Шанхай должен в ее ходе предстать как очередная «мировая столица», и для этой цели китайские власти потратили около 50 млрд. долларов: перед ЭКСПО город подвергся значительной реконструкции, в первую очередь была расширена и модернизирована его транспортная система. С такой же энергией страна-хозяйка утверждает свои позиции на территории самого комплекса выставки. Центральное место там занимает ее национальный павильон «Венец Востока», 60-метровое сооружение, напоминающее традиционные храмы и ворота, снабженное ярко-красными бетонными кронштейнами-доугунами (обычно их делают из дерева и в гораздо меньшем масштабе). Такой подход — соединение этнической традиции с современностью в разных пропорциях — оказался ключевым для павильонов многих других стран (всего свои экспозиции представили 192 государства, из них 97 возвело собственные сооружения, остальные заняли секции в общих корпусах, например Африканском; также участие в выставке приняли 50 общественных организаций, таких, как ООН и Красный крест).

Но Китай также готов показать, что идет в ногу со временем: высокотехнологические решения отличают другие его постройки. «Экспо-бульвар», главная ось выставочного комплекса, перекрыт «крупнейшей в мире крышей-мембраной» площадью 100 м х 1000 м (проект штутгартских инженеров Knippers Helbig). Интерактивные фасады украшают павильоны Dream Cube (Шанхайский корпоративный павильон, где город рекламируется себя как центр мирового бизнеса), созданный бюро ESI Design и FCJZ, Информации и коммуникаций, возведенный по заказу ведущих китайских операторов мобильной связи, и Magic Box, посвященный китайской государственной компании State Grid (проект Atelier Brückner, Штутгарт). Выраженные таким образом передовые позиции Китая в сфере технологий будущего заставили многие страны-участницы также обратиться к ним в проектах своих павильонов, и там, кажется, были достигнуты в целом большие успехи, чем в этно-стилизациях. Именно к этой линии, сочетающей, достижения НТП с простотой решения, принадлежит, без сомнения, лучший павильон ЭКСПО – британский, проект Томаса Хезервика: огромный куб, названный «Собор семян», покрыт 7-метровыми прозрачными «иголками» из оргстекла, в конце каждой из которой запечатано одно из семян 60 000 различных растений, выделенных для этой цели ботаническим садом Кью. После окончания выставки все они будут переданы в дар китайской стороне. Фоном для павильона служит небольшая темно-серая «долина», имитирующая оберточную бумагу, в которой «подарок» прибыл в Шанхай.

Великобритания кажется победителем Всемирной выставки, удержавшимся на грани между популярным и элитарным, острооригинальным и привлекательным, но про многие другие страны-лидеры международного развития это, к сожалению, сказать нельзя. Ниже всякой критики — павильон США, возведенный на деньги спонсоров (государству с 1990-х годов запрещено выделять на ЭКСПО значительные средства) по проекту канадского архитектора Клайва Граута (Clive Grout): он напоминает ангар или пригородный торговый центр, а ключевой его экспонат — снятый в Голливуде фильм об «устойчивом развитии». Банальны немецкий (бюро Schmidhuber + Kaindl) и французский (архитектор Жак Феррье, Jacques Ferrier) павильоны: первый из них — в духе «дигитальной архитектуры», второй — в русле «эко-шика», с классическим садом на крыше. Архитекторы павильона Италии (бюро Iodice Architetti и другие), фасады которого частично выполнены из прозрачного бетона, явно переоценили эффектность этого материала: в остальном их проект напоминает максимально упрощённую вариацию на тему творчества Даниэля Либескинда.

Гораздо более успешно по линии неомодернизма «выступили» более скромные страны — Австрия (элегантный объем в цветах национального флага, бюро SPAN и Zeytinoglu), Австралия, Канада (многогранный решетчатый деревянный фасад; инженеры Snc-Lavalin, архитекторы Saia, Barbarese & Tapouzanov), Финляндия (белый «валун» мастерской Jkmm), Дания, привезшая из Копенгагена знаменитую «Русалочку» (павильон-трек для катания на велосипедах; бюро BIG), Мексика, превратившая свою постройку в зеленое общественное пространство под разноцветными зонтиками (архитекторы Slot), Бразилия, чей зеленый во всех смыслах слова павильон возведен из вторично использованного дерева (архитектор Фернандо Брандао, Fernando Brandao), Южная Корея, построившая свой павильон из кубиков с буквами корейской азбуки — хангыль (бюро mass studies), и, конечно Япония. Ей удалось, не прибегая к этническим и традиционным аллюзиям, построить узнаваемый, чрезвычайно «национальный» павильон — сиреневый «космический корабль», который является самым технологичным сооружением на ЭКСПО: в его полимерную оболочку и даже в стекло окон «вживлены» тонкие и гибкие солнечные батареи, три «эко-трубы» собирают дождевую воду и солнечный свет для освещения интерьера, поверхность пола в интерьере вырабатывает электроэнергию при воздействии веса проходящих по ней посетителей; его экспозиция посвящена, помимо прочего, строящимся в Японии новым эко-городам.

Но немалой части участников, также отказавшихся от отсылок к традиции, изменило чувство меры, что нанесло немалый ущерб вполне достойным идеям. Это можно сказать о Нидерландах, выстроивших павильон в виде «Счастливой улицы» (таково его название) из небольших домиков, помещенных на подобие «американских горок». Такое решение архитектора Йона Кермелинга (John Körmeling) призвано привлечь внимание к тому факту, что (лучший) город начинается с улицы, но скорее вызывает недоумение, как и улавливающая солнечную энергию «вуаль» швейцарского павильона (Buchner Bründler Architects), древообразные структуры Норвегии (бюро Helen & Hard) и «волшебный замок» Люксембурга (архитектор Франсуа Валентини, François Valentiny).

Обращение к стилю этно, ставшее на ЭКСПО-2010 альтернативой неомодернизму, стало основой немалого числа очень удачных по решению павильонов. Среди них лидерство принадлежит сдержанной постройке Польши, воплотившей в дереве народную традицию резных украшений из бумаги (архитекторы Войцех Каковски, Wojciech Kakowski, Наталия Пашковска, Natalia Paszkowska, Марцин Мостафа, Marcin Mostafa). К этой же линии относится павильон России, перенесший в более прочный материал орнаментальные мотивы традиционного текстиля (бюро Paper Architectural Team), и павильон Сербии, фасады которого повторяют узор ковра (архитекторы Наталия Миодрагович, Natalija Miodragovic, Дарко Ковачев, Darko Kovacev).

Однако, как показала выставка, использование национальной традиции таит в себе гораздо больше опасностей, чем потенциальная банальность модернизма. Примеры тому — копия ступы в Санчи, служащая павильоном Индии, и уменьшенный вариант форта в Лахоре — павильон Пакистана, иранский «дворец», по чьему-то недомыслию оказавшийся рядом с «коллегой» по «оси зла» — Северной Кореей (эта страна участвует во Всемирной выставке впервые; ее павильон сочетает классические формы с элементами национального зодчества), и замысловатые сооружения Таиланда и Непала.

Следует отметить, что многие участники отнеслись к теме выставки формально: принципы «устойчивого развития» отражены в их павильонах только в виде зеленых крыш или установленных наверху солнечных батарей, кажущихся лишней «галочкой» в анкете экспонента.
zooming
Вид павильона КНР от «Экспо-Бульвара»
zooming
Общий вид комплекса ЭКСПО
zooming
Общий вид комплекса ЭКСПО
zooming
Экспо-Бульвар
zooming
Фасад Dream Cube
zooming
Фасад павильона Информации и коммуникаций
zooming
Павильон Magic Box
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010. Фото: Kimon Berlin via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-SA-2.0
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010
zooming
Павильон США
Павильон Германии
zooming
Павильон Франции
zooming
Павильон Италии
Павильон Австрии
zooming
Павильон Австралии
zooming
Павильон Канады
zooming
Павильон Финляндии
zooming
Павильон Дании на ЭКСПО-2010. photos: Iwan Baan
zooming
Павильон Дании на ЭКСПО-2010. photos: Iwan Baan
zooming
Павильон Мексики
zooming
Павильон Бразилии
zooming
Павильон Южной Кореи
Павильон Японии
zooming
Павильон Нидерландов
zooming
Павильон Швейцарии
zooming
Павильон Норвегии
zooming
Павильон Люксембурга
zooming
Павильон Польши
Павильон России на ЭКСПО-2010
Павильон Сербии
zooming
Павильон Индии
zooming
Павильон Пакистана
zooming
Павильоны Северной Кореи и Ирана
Павильон Таиланда
Павильон Непала


04 Мая 2010

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.

Сейчас на главной

Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.