Со всего мира по павильону. Часть I

В Шанхае открылась Всемирная выставка ЭКСПО-2010.

mainImg
Тема выставки — «Лучший город, лучшая жизнь» — подразумевает обращение к экологическому градостроительству и принципам «устойчивого развития», к идее «города будущего», обеспечивающего своим жителям оптимальный уровень жизни. Но она не слишком явно реализовалась в шанхайской ЭКСПО: ее пространство площадью более 5 км2 на берегу реки Хуанпу ранее занимали жилые районы и промзона. Все существовавшие там постройки (в общей сложности 270 предприятий, в том числе – огромная верфь «Цзян нань», где работало 10 000 человек, а также дома 18 000 семей) были снесены. Возведенные сейчас павильоны также будут разобраны после 31 октября 2010 года — даты закрытия выставки, и хотя предполагалось, что их проекты должны были учитывать такой исход, вряд ли это будет абсолютно «зеленым» решением. Затем на этой территории возведут офисы и торговые центры. В результате, пройдет несколько циклов строительства и сноса (к тому же надо учитывать строительство новых сооружений для выселенных горожан и заводов в другой части Шанхая), а именно эта сфера человеческой деятельности — лидер по загрязнению окружающей среды, и львиная доля этого загрязнения приходится на Китай. Безусловно, строить и демонтировать можно и экологическими способами, но надеяться на их масштабное применение в этом случае не приходится.

Несмотря на это, Всемирная выставка-2010 призвана вернуть престиж этому виду мероприятий, постепенно терявшему привлекательность начиная с 1970-х годов. Шанхай должен в ее ходе предстать как очередная «мировая столица», и для этой цели китайские власти потратили около 50 млрд. долларов: перед ЭКСПО город подвергся значительной реконструкции, в первую очередь была расширена и модернизирована его транспортная система. С такой же энергией страна-хозяйка утверждает свои позиции на территории самого комплекса выставки. Центральное место там занимает ее национальный павильон «Венец Востока», 60-метровое сооружение, напоминающее традиционные храмы и ворота, снабженное ярко-красными бетонными кронштейнами-доугунами (обычно их делают из дерева и в гораздо меньшем масштабе). Такой подход — соединение этнической традиции с современностью в разных пропорциях — оказался ключевым для павильонов многих других стран (всего свои экспозиции представили 192 государства, из них 97 возвело собственные сооружения, остальные заняли секции в общих корпусах, например Африканском; также участие в выставке приняли 50 общественных организаций, таких, как ООН и Красный крест).

Но Китай также готов показать, что идет в ногу со временем: высокотехнологические решения отличают другие его постройки. «Экспо-бульвар», главная ось выставочного комплекса, перекрыт «крупнейшей в мире крышей-мембраной» площадью 100 м х 1000 м (проект штутгартских инженеров Knippers Helbig). Интерактивные фасады украшают павильоны Dream Cube (Шанхайский корпоративный павильон, где город рекламируется себя как центр мирового бизнеса), созданный бюро ESI Design и FCJZ, Информации и коммуникаций, возведенный по заказу ведущих китайских операторов мобильной связи, и Magic Box, посвященный китайской государственной компании State Grid (проект Atelier Brückner, Штутгарт). Выраженные таким образом передовые позиции Китая в сфере технологий будущего заставили многие страны-участницы также обратиться к ним в проектах своих павильонов, и там, кажется, были достигнуты в целом большие успехи, чем в этно-стилизациях. Именно к этой линии, сочетающей, достижения НТП с простотой решения, принадлежит, без сомнения, лучший павильон ЭКСПО – британский, проект Томаса Хезервика: огромный куб, названный «Собор семян», покрыт 7-метровыми прозрачными «иголками» из оргстекла, в конце каждой из которой запечатано одно из семян 60 000 различных растений, выделенных для этой цели ботаническим садом Кью. После окончания выставки все они будут переданы в дар китайской стороне. Фоном для павильона служит небольшая темно-серая «долина», имитирующая оберточную бумагу, в которой «подарок» прибыл в Шанхай.

Великобритания кажется победителем Всемирной выставки, удержавшимся на грани между популярным и элитарным, острооригинальным и привлекательным, но про многие другие страны-лидеры международного развития это, к сожалению, сказать нельзя. Ниже всякой критики — павильон США, возведенный на деньги спонсоров (государству с 1990-х годов запрещено выделять на ЭКСПО значительные средства) по проекту канадского архитектора Клайва Граута (Clive Grout): он напоминает ангар или пригородный торговый центр, а ключевой его экспонат — снятый в Голливуде фильм об «устойчивом развитии». Банальны немецкий (бюро Schmidhuber + Kaindl) и французский (архитектор Жак Феррье, Jacques Ferrier) павильоны: первый из них — в духе «дигитальной архитектуры», второй — в русле «эко-шика», с классическим садом на крыше. Архитекторы павильона Италии (бюро Iodice Architetti и другие), фасады которого частично выполнены из прозрачного бетона, явно переоценили эффектность этого материала: в остальном их проект напоминает максимально упрощённую вариацию на тему творчества Даниэля Либескинда.

Гораздо более успешно по линии неомодернизма «выступили» более скромные страны — Австрия (элегантный объем в цветах национального флага, бюро SPAN и Zeytinoglu), Австралия, Канада (многогранный решетчатый деревянный фасад; инженеры Snc-Lavalin, архитекторы Saia, Barbarese & Tapouzanov), Финляндия (белый «валун» мастерской Jkmm), Дания, привезшая из Копенгагена знаменитую «Русалочку» (павильон-трек для катания на велосипедах; бюро BIG), Мексика, превратившая свою постройку в зеленое общественное пространство под разноцветными зонтиками (архитекторы Slot), Бразилия, чей зеленый во всех смыслах слова павильон возведен из вторично использованного дерева (архитектор Фернандо Брандао, Fernando Brandao), Южная Корея, построившая свой павильон из кубиков с буквами корейской азбуки — хангыль (бюро mass studies), и, конечно Япония. Ей удалось, не прибегая к этническим и традиционным аллюзиям, построить узнаваемый, чрезвычайно «национальный» павильон — сиреневый «космический корабль», который является самым технологичным сооружением на ЭКСПО: в его полимерную оболочку и даже в стекло окон «вживлены» тонкие и гибкие солнечные батареи, три «эко-трубы» собирают дождевую воду и солнечный свет для освещения интерьера, поверхность пола в интерьере вырабатывает электроэнергию при воздействии веса проходящих по ней посетителей; его экспозиция посвящена, помимо прочего, строящимся в Японии новым эко-городам.

Но немалой части участников, также отказавшихся от отсылок к традиции, изменило чувство меры, что нанесло немалый ущерб вполне достойным идеям. Это можно сказать о Нидерландах, выстроивших павильон в виде «Счастливой улицы» (таково его название) из небольших домиков, помещенных на подобие «американских горок». Такое решение архитектора Йона Кермелинга (John Körmeling) призвано привлечь внимание к тому факту, что (лучший) город начинается с улицы, но скорее вызывает недоумение, как и улавливающая солнечную энергию «вуаль» швейцарского павильона (Buchner Bründler Architects), древообразные структуры Норвегии (бюро Helen & Hard) и «волшебный замок» Люксембурга (архитектор Франсуа Валентини, François Valentiny).

Обращение к стилю этно, ставшее на ЭКСПО-2010 альтернативой неомодернизму, стало основой немалого числа очень удачных по решению павильонов. Среди них лидерство принадлежит сдержанной постройке Польши, воплотившей в дереве народную традицию резных украшений из бумаги (архитекторы Войцех Каковски, Wojciech Kakowski, Наталия Пашковска, Natalia Paszkowska, Марцин Мостафа, Marcin Mostafa). К этой же линии относится павильон России, перенесший в более прочный материал орнаментальные мотивы традиционного текстиля (бюро Paper Architectural Team), и павильон Сербии, фасады которого повторяют узор ковра (архитекторы Наталия Миодрагович, Natalija Miodragovic, Дарко Ковачев, Darko Kovacev).

Однако, как показала выставка, использование национальной традиции таит в себе гораздо больше опасностей, чем потенциальная банальность модернизма. Примеры тому — копия ступы в Санчи, служащая павильоном Индии, и уменьшенный вариант форта в Лахоре — павильон Пакистана, иранский «дворец», по чьему-то недомыслию оказавшийся рядом с «коллегой» по «оси зла» — Северной Кореей (эта страна участвует во Всемирной выставке впервые; ее павильон сочетает классические формы с элементами национального зодчества), и замысловатые сооружения Таиланда и Непала.

Следует отметить, что многие участники отнеслись к теме выставки формально: принципы «устойчивого развития» отражены в их павильонах только в виде зеленых крыш или установленных наверху солнечных батарей, кажущихся лишней «галочкой» в анкете экспонента.
zooming
Вид павильона КНР от «Экспо-Бульвара»
zooming
Общий вид комплекса ЭКСПО
zooming
Общий вид комплекса ЭКСПО
zooming
Экспо-Бульвар
zooming
Фасад Dream Cube
zooming
Фасад павильона Информации и коммуникаций
zooming
Павильон Magic Box
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010. Фото: Kimon Berlin via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-SA-2.0
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010
zooming
Павильон США
Павильон Германии
zooming
Павильон Франции
zooming
Павильон Италии
Павильон Австрии
zooming
Павильон Австралии
zooming
Павильон Канады
zooming
Павильон Финляндии
zooming
Павильон Дании на ЭКСПО-2010. photos: Iwan Baan
zooming
Павильон Дании на ЭКСПО-2010. photos: Iwan Baan
zooming
Павильон Мексики
zooming
Павильон Бразилии
zooming
Павильон Южной Кореи
Павильон Японии
zooming
Павильон Нидерландов
zooming
Павильон Швейцарии
zooming
Павильон Норвегии
zooming
Павильон Люксембурга
zooming
Павильон Польши
Павильон России на ЭКСПО-2010
Павильон Сербии
zooming
Павильон Индии
zooming
Павильон Пакистана
zooming
Павильоны Северной Кореи и Ирана
Павильон Таиланда
Павильон Непала

04 Мая 2010

comments powered by HyperComments
BIG, TOTEMENT/PAPER: другие проекты
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Учреждение рая
Бюро BIG выиграло конкурс на мастерплан трех насыпных островов на 375 000 жителей у берега малазийского острова Пинанг в Малаккском проливе.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Петля культуры
В культурном центре MÉCA по проекту бюро BIG в Бордо выставочные и зрительные залы сочетаются с открытыми террасами на уровне земли, в «городской гостиной» и на крыше.
Архновация V: победители
В Нижнем Новгороде подвели итоги юбилейного конкурса «Архновация». Гран-при достался Музею коньяка в Черняховске от TOTEMENT / PAPER. Представляем победителей и призёров, всего – около 50 награжденных проектов.
Созерцающий
Вилла в одном из коттеджных поселков Подмосковья разительно отличается от соседей: архитекторы называют этот свой дом «пружиной», – и действительно, он так «закручен», завязан в объемно-пространственный узел, что скучно не будет ни внутри, ни снаружи.
Приплытие варяга
Новый объект, который строится сейчас рядом с коньячным заводом в Черняховске, поддерживает подход, заданный TOTEMENT / PAPER в проекте музея коньяка, и развивает сюжет. В «заводском спектакле» появился новый персонаж.
Океанская жизнь
Бюро BIG разработало для программы ООН-Хабитат проект модульного эко-города Oceanix: такие поселения предлагается размещать в Мировом океане.
Лед и пламя: архитектура противоборства
Гостиничный комплекс, спроектированный TOTEMENT / PAPER для Камчатки, переосмысляет природу и культуру полуострова, одновременно бросая вызов катаклизмам сейсмоопасного полуострова, используя современные технологии ради чистой, открытой, ясной и красивой архитектуры.
Джунгли на высоте
В Сингапуре по проекту бюро BIG и Carlo Ratti Associati началось строительство небоскреба с тропическими «оазисами» у подножия, на 20-м этаже и на кровле.
Похожие статьи
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.