Со всего мира по павильону. Часть I

В Шанхае открылась Всемирная выставка ЭКСПО-2010.

04 Мая 2010
mainImg
Тема выставки — «Лучший город, лучшая жизнь» — подразумевает обращение к экологическому градостроительству и принципам «устойчивого развития», к идее «города будущего», обеспечивающего своим жителям оптимальный уровень жизни. Но она не слишком явно реализовалась в шанхайской ЭКСПО: ее пространство площадью более 5 км2 на берегу реки Хуанпу ранее занимали жилые районы и промзона. Все существовавшие там постройки (в общей сложности 270 предприятий, в том числе – огромная верфь «Цзян нань», где работало 10 000 человек, а также дома 18 000 семей) были снесены. Возведенные сейчас павильоны также будут разобраны после 31 октября 2010 года — даты закрытия выставки, и хотя предполагалось, что их проекты должны были учитывать такой исход, вряд ли это будет абсолютно «зеленым» решением. Затем на этой территории возведут офисы и торговые центры. В результате, пройдет несколько циклов строительства и сноса (к тому же надо учитывать строительство новых сооружений для выселенных горожан и заводов в другой части Шанхая), а именно эта сфера человеческой деятельности — лидер по загрязнению окружающей среды, и львиная доля этого загрязнения приходится на Китай. Безусловно, строить и демонтировать можно и экологическими способами, но надеяться на их масштабное применение в этом случае не приходится.

Несмотря на это, Всемирная выставка-2010 призвана вернуть престиж этому виду мероприятий, постепенно терявшему привлекательность начиная с 1970-х годов. Шанхай должен в ее ходе предстать как очередная «мировая столица», и для этой цели китайские власти потратили около 50 млрд. долларов: перед ЭКСПО город подвергся значительной реконструкции, в первую очередь была расширена и модернизирована его транспортная система. С такой же энергией страна-хозяйка утверждает свои позиции на территории самого комплекса выставки. Центральное место там занимает ее национальный павильон «Венец Востока», 60-метровое сооружение, напоминающее традиционные храмы и ворота, снабженное ярко-красными бетонными кронштейнами-доугунами (обычно их делают из дерева и в гораздо меньшем масштабе). Такой подход — соединение этнической традиции с современностью в разных пропорциях — оказался ключевым для павильонов многих других стран (всего свои экспозиции представили 192 государства, из них 97 возвело собственные сооружения, остальные заняли секции в общих корпусах, например Африканском; также участие в выставке приняли 50 общественных организаций, таких, как ООН и Красный крест).

Но Китай также готов показать, что идет в ногу со временем: высокотехнологические решения отличают другие его постройки. «Экспо-бульвар», главная ось выставочного комплекса, перекрыт «крупнейшей в мире крышей-мембраной» площадью 100 м х 1000 м (проект штутгартских инженеров Knippers Helbig). Интерактивные фасады украшают павильоны Dream Cube (Шанхайский корпоративный павильон, где город рекламируется себя как центр мирового бизнеса), созданный бюро ESI Design и FCJZ, Информации и коммуникаций, возведенный по заказу ведущих китайских операторов мобильной связи, и Magic Box, посвященный китайской государственной компании State Grid (проект Atelier Brückner, Штутгарт). Выраженные таким образом передовые позиции Китая в сфере технологий будущего заставили многие страны-участницы также обратиться к ним в проектах своих павильонов, и там, кажется, были достигнуты в целом большие успехи, чем в этно-стилизациях. Именно к этой линии, сочетающей, достижения НТП с простотой решения, принадлежит, без сомнения, лучший павильон ЭКСПО – британский, проект Томаса Хезервика: огромный куб, названный «Собор семян», покрыт 7-метровыми прозрачными «иголками» из оргстекла, в конце каждой из которой запечатано одно из семян 60 000 различных растений, выделенных для этой цели ботаническим садом Кью. После окончания выставки все они будут переданы в дар китайской стороне. Фоном для павильона служит небольшая темно-серая «долина», имитирующая оберточную бумагу, в которой «подарок» прибыл в Шанхай.

Великобритания кажется победителем Всемирной выставки, удержавшимся на грани между популярным и элитарным, острооригинальным и привлекательным, но про многие другие страны-лидеры международного развития это, к сожалению, сказать нельзя. Ниже всякой критики — павильон США, возведенный на деньги спонсоров (государству с 1990-х годов запрещено выделять на ЭКСПО значительные средства) по проекту канадского архитектора Клайва Граута (Clive Grout): он напоминает ангар или пригородный торговый центр, а ключевой его экспонат — снятый в Голливуде фильм об «устойчивом развитии». Банальны немецкий (бюро Schmidhuber + Kaindl) и французский (архитектор Жак Феррье, Jacques Ferrier) павильоны: первый из них — в духе «дигитальной архитектуры», второй — в русле «эко-шика», с классическим садом на крыше. Архитекторы павильона Италии (бюро Iodice Architetti и другие), фасады которого частично выполнены из прозрачного бетона, явно переоценили эффектность этого материала: в остальном их проект напоминает максимально упрощённую вариацию на тему творчества Даниэля Либескинда.

Гораздо более успешно по линии неомодернизма «выступили» более скромные страны — Австрия (элегантный объем в цветах национального флага, бюро SPAN и Zeytinoglu), Австралия, Канада (многогранный решетчатый деревянный фасад; инженеры Snc-Lavalin, архитекторы Saia, Barbarese & Tapouzanov), Финляндия (белый «валун» мастерской Jkmm), Дания, привезшая из Копенгагена знаменитую «Русалочку» (павильон-трек для катания на велосипедах; бюро BIG), Мексика, превратившая свою постройку в зеленое общественное пространство под разноцветными зонтиками (архитекторы Slot), Бразилия, чей зеленый во всех смыслах слова павильон возведен из вторично использованного дерева (архитектор Фернандо Брандао, Fernando Brandao), Южная Корея, построившая свой павильон из кубиков с буквами корейской азбуки — хангыль (бюро mass studies), и, конечно Япония. Ей удалось, не прибегая к этническим и традиционным аллюзиям, построить узнаваемый, чрезвычайно «национальный» павильон — сиреневый «космический корабль», который является самым технологичным сооружением на ЭКСПО: в его полимерную оболочку и даже в стекло окон «вживлены» тонкие и гибкие солнечные батареи, три «эко-трубы» собирают дождевую воду и солнечный свет для освещения интерьера, поверхность пола в интерьере вырабатывает электроэнергию при воздействии веса проходящих по ней посетителей; его экспозиция посвящена, помимо прочего, строящимся в Японии новым эко-городам.

Но немалой части участников, также отказавшихся от отсылок к традиции, изменило чувство меры, что нанесло немалый ущерб вполне достойным идеям. Это можно сказать о Нидерландах, выстроивших павильон в виде «Счастливой улицы» (таково его название) из небольших домиков, помещенных на подобие «американских горок». Такое решение архитектора Йона Кермелинга (John Körmeling) призвано привлечь внимание к тому факту, что (лучший) город начинается с улицы, но скорее вызывает недоумение, как и улавливающая солнечную энергию «вуаль» швейцарского павильона (Buchner Bründler Architects), древообразные структуры Норвегии (бюро Helen & Hard) и «волшебный замок» Люксембурга (архитектор Франсуа Валентини, François Valentiny).

Обращение к стилю этно, ставшее на ЭКСПО-2010 альтернативой неомодернизму, стало основой немалого числа очень удачных по решению павильонов. Среди них лидерство принадлежит сдержанной постройке Польши, воплотившей в дереве народную традицию резных украшений из бумаги (архитекторы Войцех Каковски, Wojciech Kakowski, Наталия Пашковска, Natalia Paszkowska, Марцин Мостафа, Marcin Mostafa). К этой же линии относится павильон России, перенесший в более прочный материал орнаментальные мотивы традиционного текстиля (бюро Paper Architectural Team), и павильон Сербии, фасады которого повторяют узор ковра (архитекторы Наталия Миодрагович, Natalija Miodragovic, Дарко Ковачев, Darko Kovacev).

Однако, как показала выставка, использование национальной традиции таит в себе гораздо больше опасностей, чем потенциальная банальность модернизма. Примеры тому — копия ступы в Санчи, служащая павильоном Индии, и уменьшенный вариант форта в Лахоре — павильон Пакистана, иранский «дворец», по чьему-то недомыслию оказавшийся рядом с «коллегой» по «оси зла» — Северной Кореей (эта страна участвует во Всемирной выставке впервые; ее павильон сочетает классические формы с элементами национального зодчества), и замысловатые сооружения Таиланда и Непала.

Следует отметить, что многие участники отнеслись к теме выставки формально: принципы «устойчивого развития» отражены в их павильонах только в виде зеленых крыш или установленных наверху солнечных батарей, кажущихся лишней «галочкой» в анкете экспонента.
zooming
Вид павильона КНР от «Экспо-Бульвара»
zooming
Общий вид комплекса ЭКСПО
zooming
Общий вид комплекса ЭКСПО
zooming
Экспо-Бульвар
zooming
Фасад Dream Cube
zooming
Фасад павильона Информации и коммуникаций
zooming
Павильон Magic Box
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010. Фото: Kimon Berlin via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-SA-2.0
zooming
Павильон Великобритании на ЭКСПО-2010
zooming
Павильон США
Павильон Германии
zooming
Павильон Франции
zooming
Павильон Италии
Павильон Австрии
zooming
Павильон Австралии
zooming
Павильон Канады
zooming
Павильон Финляндии
zooming
Павильон Дании на ЭКСПО-2010. photos: Iwan Baan
zooming
Павильон Дании на ЭКСПО-2010. photos: Iwan Baan
zooming
Павильон Мексики
zooming
Павильон Бразилии
zooming
Павильон Южной Кореи
Павильон Японии
zooming
Павильон Нидерландов
zooming
Павильон Швейцарии
zooming
Павильон Норвегии
zooming
Павильон Люксембурга
zooming
Павильон Польши
Павильон России на ЭКСПО-2010
Павильон Сербии
zooming
Павильон Индии
zooming
Павильон Пакистана
zooming
Павильоны Северной Кореи и Ирана
Павильон Таиланда
Павильон Непала


04 Мая 2010

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.