Magical Mystery Tour: прогулки по разуму

В Сиене открыта выставка, куратором которой выступил один из самых известных итальянских художественных критиков Витторио Сгарби, – «Искусство, гений, безумие». Многообразие и разнородность материала, неожиданные сопоставления, поданные в элегантном и остроумном оформлении экспозиции, оживляют готовую показаться неновой тему. Романтический миф о гениальном безумце, дополненный реквизитом из музейных фондов медицинских НИИ, выстроен из алюминия, света и зеркал в залах палаццо XIV века архитекторами сиенской студии Андреа Милани.

Автор текста:
Анна Вяземцева

26 Мая 2009
mainImg

За тысячелетнюю историю музейного дела на Аппенинском полуострове не только накопился колоссальных объемов материал, но и сформировалась специфическая культура его представления. Более того, непосредственно художественная ценность выставляемого становится понятием неоднозначным, важнее порой — объединяющая его идея и следующая из этого сложность экспозиции. Например, прошедшая полгода назад выставка великого венецианского художника Ренессанса Джованни Беллини в первую очередь поражала вновь объединенными створками алтарей, обычно хранящимися в разных музеях за тысячи километров друг от друга, или досками из частных коллекций, привезенными из американской глубинки. Выставка «Джотто и Треченто» объединила колоссальное количество итальянских мастеров от Милана до Неаполя и их французских современников разного качества, так или иначе испытавших влияние или его оказавших на тосканского новатора.

Вмд экспозиции. Фото © Анна Вяземцева
zooming
Вид экспозиции. Фото © Studio Milani

Сиенская же выставка свела под общим, позаимствованным в романтизме, заглавием, не только экспонаты из разных стран, работы разных эпох, материал разного свойства — но и художников разной степени психической вменяемости, часть которых вообще имеет опосредованное отношение к Искусству. Здесь, конечно, важнее подача, и в большей степени — тот, кто подает: куратор Витторио Сгарби. Политик и историк искусства, известный применением в художественной критике политических методов — подмены понятий и провокации. Активный участник студенческих выступлений 1968-го, кандидат на пост мэра Пезаро от коммунистической партии в 1990, основатель в 1999 движения Liberal Sgarbi, затем — союзник Сильвио Берлускони, благодаря чему в 2001 стал секретарем Министерства культуры. Параллельно пишет книги о мастерах и произведениях всех эпох и выпускает видеофильмы по истории искусства. Специфическое для Италии сочетание.

zooming
Вмд экспозиции. Фото © Анна Вяземцева

Ведь музей здесь — не только экспозиционное пространство, и выставка — это не просто культурное событие. Это выражение духа времени: от страсти к собирательству у аристократических семей и прямо пропорциональной зависимости богатства коллекций от влиятельности обладателя — до футуризма, предложившего музеи разрушить, а заодно и перестроить общество (футуристы — чуть ли не единственная в истории художественно-политическая партия: Маринетти дружил с Муссолини и гордился тем, что некоторые политические идеи фашизма были выдвинуты именно им). Музейное событие — всегда зрелище, с присущей всей итальянской жизни театральностью: в нем теснейшим образом переплетены эпатаж, наука, политика, интриги. Оно одновременно поверхностно и глубоко, говорит о сиюминутном и вечном, смешно и заставляет рыдать. И всегда для него требуется сценография — архитектура.  

Вид экспозиции. Фото © Studio Milani
  

Экспозиция «Искусство, гений, безумие» представила в 10 тематических залах  запутанную и неоднозначную сторону художественного творчества. Выставка концептуальная (назвать ее тематической все же нельзя, т. к. тема трактуется весьма широко и не всегда буквально), материал специфический и разнородный (от произведений Ван Гога до работ пациентов сиенской психбольницы), привлеченные специалисты происходят из весьма различных профессиональных сфер (художники, искусствоведы, психиатры). Залы палаццо Скуарчалупи оказались наполненными досками алтарных композиций XV века в стилистике Босха, небольшими жанровыми композициями, изображающими лечение безумия в XVII веке, холстами и графическими листами Ван Гога, Мунка, Кирхнера, Отто Дикса и Макса Эрнста, произведениями современных художников, находящихся под наблюдением врачей соответствующего идее выставки профиля, а также одеждой пациентов и медицинским оборудованием психиатрических лечебниц прошлых веков. В таких условиях оформление играет одну из ведущих ролей, если не первую, а именно — проясняет концепцию, обостряет акценты, объединяет разновременной и разнокачественный материал, оказавшийся под одной крышей и в одних и тех же стенах по воле «автора» выставки.

zooming
Вмд экспозиции. Фото © Анна Вяземцева

10 предложенных куратором тем — 10 различных трактовок и подходов к истолкованию феномена безумия — распределены в соответствующих залах. Многогранный взгляд потребовал различного материала, порой трудно согласующегося. От вульгаризации проблемы спасает организация экспозиции, в которой разнородные объекты соответствующим образом систематизированы и оформлены, а  выставочные пространства были осмыслены в соответствии с темами, которые следовало в них представить.
Зрителя постепенно «вводят в предмет»: за залом с итальянской скульптурой ХХ века, служащим своего рода преамбулой, следует историческая часть экспозиции, расположившаяся в длинном коридоре и состоящая из художественных произведений от начала XVI до XVIII столетия, представляющих изображения безумцев в данную эпоху и историю изучения предмета, а также — из анатомических моделей головного мозга и старинных смирительных рубашек. Последние, помещенные в «художественный» контекст и элегантно встроенные в экспозицию, не теряя своего «познавательного» характера, выглядят одновременно и как некие арт-объекты.

zooming
Вид экспозиции. Фото © Studio Milani

Далее ретроспектива изучения феномена, сопровождаемая работами пациентов лечебниц указанного профиля, изображающих свои больничные будни (Чезаре Ломброзо, Парис Морджиани), соединяется с разделенной на этажи «основной экспозицией» лестницей, у подножия которой — колодец, использованный в качестве выставочного стенда для рельефа маргинального сиенского мастера Филиппо Добрилла, нашего современника. Заканчивается историческая часть залом портретов-характеров скульптора XVIII века Франца Мессершмидта, в последние годы своей жизни повредившегося в рассудке, но сохранившего гениальную способность воспроизводить человеческое тело.

Вмд экспозиции. Фото © Анна Вяземцева

Затем экспозиция делится на залы, представляющие различные стороны взаимоотношения искусства с безумием. Ван Гог, Кирхнер, Стриндберг и Мунк объединены как художники, работавшие во времена Ницше (чье отношение к теме — весьма прямое), а также — постоянные герои исследований на тему, обозначенную в заглавии выставки. Зал «Всеобщее безумие: война глазами художников» — представляет с одной стороны, очередной вариант безумия, с другой — важную в истории искусства ХХ века проблему. Здесь — художники, для которых война стала лейтмотивом творчества, темой, этих мастеров прославившей: Ренато Гуттузо, Марио Мафаи, Георг Гросс, Отто Дикс.

zooming
Вмд экспозиции. Фото © Анна Вяземцева

Залы, где размещены произведения собственно сумасшедших, содержат работы из коллекции психиатра Ганса Принцхорна из Гейдельберга, музея Арт Брют в Лозанне, а также плоды творчества пациентов итальянских сумасшедших домов, систематизированные по монографическому принципу. Работы Антонио Лигабуэ, своего рода примитивы, напоминающие Анри Руссо, графичные композиции Карло Дзинелли, удивительные по своей композиционному и цветовому строю— это некоторые примеры т. н. искусства аутсайдеров, давно ставшего предметом коллекционирования. В качестве последней темы — зал художников, работавших в стилистике, граничащей с безумием, названный «Ясное безумие ХХ века»: там — работы сюрреалистов и экспозиция венского акционизма, который, в общем-то, впитал в себя элементы всего вышеобозначенного. 10-й зал — своего рода квинтессенция всего увиденного — не на уровне художественного качества, но на уровне идеи. Во всяком случае, работы сумасшедших более гармоничны, чем окровавленные тела участников венской группы. И на этом этапе зритель, увидев более 400 экспонатов на тему психических отклонений, понимает, что выставка ответа на то, где гений, а где безумие, не дает и давать не пытается, но дополнительно ставит новые вопросы о критерии «нормальности» и о ее относительности в целом.

Вмд экспозиции. Фото © Анна Вяземцева

Попытку, может быть, не решить проблему, но привести все в единую систему, берет на себя оформление экспозиции. В архитектуре выставки «документированная» нормальность или музейное признание художника отражаются в характере интерьера зала. Залы с Ван Гогом, Отто Диксом и акционистами имеют классическую экспозицию: картины развешаны по стенам и подсвечены правильным музейным светом. Залы же с работами «сумасшедших» оказались полем для деятельности архитектурно-экспозиционной фантазии: произведения оказываются подвешенными на леске по ломанной направляющей или встроенными в металлические обрамления и расставленными в середине зала под разным углом друг к другу. Так сохраняется и подчеркивается их специфический характер. Оригинальность экспонирования согласуется со спецификой работ и служит той тонкой гранью, которая не только все-таки отделяет большое искусство от творчества маргиналов, но также придает последнему «выставочный», в определенной мере «музейный» характер.

zooming
Вмд экспозиции. Фото © Анна Вяземцева

Работа архитекторов «Студио Милани» играет в восприятии материала выставки едва ли не ведущую роль. Здесь сложно говорить о прямом «воплощении идей куратора», т. к. в архитектуре выставочного интерьера отчетливо виден почерк этого бюро. Но это в полном смысле архитектура, согласованная с концепцией заказчика, в своих формах соответствующая функции, рассказывающая о своем содержании, направляющая движение посетителя и, таким образом, трактующая идею сооружения (т. е. выставочного пространства). Легкие конструкции, материалы — металл, пластик, стекло, лаконичные формы отсылают к стилю итальянских выставок 1930-х, которые оформляли архитекторы – сторонники итальянского варианта Современного движения — рационализма, с их минималистичными конструкциями и исключительным талантом малыми средствами передавать экспозиционный замысел. Однако здесь преобладавший в 1930-е прямоугольный модуль заменен треугольником (динамичная форма), к нейтральным цветам витрин добавлен фиолетовый свет (цвет безумия), отдельные части стендов представляют собой отражающие поверхности. В результате получилось динамичное пространство с изломанной траекторией движения, множащееся в отражениях самого себя, отвечающее не только теме выставки, но, к тому же, и духу современности в целом.

zooming
Вмд экспозиции. Фото © Анна Вяземцева

Насколько тонка грань между гением и безумцем, между безумцем и художником, между порождением больного сознания и искусством, настолько она может оказаться и весьма условной между посетителем выставки и авторами представленных на ней работ, между миром реальным и миром выдуманных идей и фантастических образов. Использованные в оформлении металлические решетки, с одной стороны, несут эстетику современной архитектуры легких конструкций, с другой — напоминают решетки психиатрических лечебниц. Изломанные траектории маршрутов экспозиции — это не только линии пространств деконструктивизма, но также и метафора изломанной психики. Нейтральный свет, совмещенный с фиолетовой подсветкой — не только освещение интерьеров минимализма, но также и больничных коридоров. Оформление, объединившее различные по содержанию и характеру работы, как бы сопоставляет их авторов со зрителем: в плоскостях витрин, среди экспонатов, посетитель периодически видит свое отражение. Кроме того, маршрут по четырем этажам выставки, усилиями архитекторов превращенный в лабиринт, достаточно длинен не только для того, чтобы обвыкнуться в музейном пространстве, но и для того, чтобы приблизиться в своем эмоциональном состоянии  к «героям» экспозиции.

zooming
Вид экспозиции. Фото © Studio Milani

Это вовлечение зрителя в безумный мир искусства и в фантастический мир безумных — то ли философская идея кураторов-искусствоведов, то ли эксперимент консультантов-психиатров, то ли след Zeitgeist. Реальная, реализованная архитектура идей не создает, она их воплощает, оказывается в нужное время в нужном месте. И дело не только в том, что в Италии с 1978 закрыты государственные психиатрические лечебницы, т. е. безумие считается «инаковосотью», но не болезнью, и не в том, что маленькая, рафинированная, до крайности консервативная в своих устоях Сиена открыла свои двери для выставки, где значительную часть экспонатов едва ли можно назвать произведениями искусства в привычном понимании. Эта выставка заставляет посмотреть не только на мир искусства и увидеть в нем долю безумия, но и на мир безумных — и увидеть в нем элементы повседневности, и, таким образом, нащупать тонкость грани, эти миры разделяющей. Она также — и повод к отстранению, остранению, что служит искусству, что является составляющей частью психических отклонений и что помогает увидеть вещи в новом свете. И для этого как нельзя лучше подходит замкнутая, расположившаяся на холме, отделенная от остального мира тосканскими равнинами Сиена.

zooming
Вмд экспозиции. Фото © Анна Вяземцева

При осмотре последнего зала эмоциональное напряжение вырастает до предела и вызывает желание выйти на свежий воздух — и экспозиция выводит посетителя в светлое, остекленное помещение с видом на средневековые сиенские стены. Об увиденном напоминает только прикрепленные к стене буквы названия выставки, которое провоцирует легкую рефлексию на счет того, чего же в экспозиции не хватает: страниц из «Записок сумасшедшего» или «Ночного кошмара» Фюсли… Но тосканское солнце и освещенные им камень и мрамор сиенских палаццо, напротив, наводят на размышления о так ценимой Вельфлином «ясности итальянского гения».

Вмд экспозиции. Фото © Анна Вяземцева

 

Выставка Arte, Genio e Follia. Il giorno e la notte dell'artista проходит в музейном комплексе Санта Мариа дела Скала, палаццо Скуарчалупи ДО 21 ИЮНЯ 2009 г.

Куратор Витторио Сгарби

Научное руководство: Фонд Антонио Мадзотта

Архитектурное оформление: Studio d'Architettura Andrea Milani

Экспозиция объединяет более 400 работ из ведущих художественные музеев Европы (Орсэ, Центр им. Жоржа Помпиду, Прадо, Брера и др.), тематических коллекций (Музей Арт Брют, Лозанна, Коллекция психиатра Принцхорна, Гейдельберг) и музеев истории медицины (Музей истории медицины университета г. Рима «La Sapienza», Музей истории медицины им. Рене Декарта, Париж и др.).

Тематические залы: Изображение Безумия (от работ, приписываемых Босху до наших дней), Гений и Безумие во времена Ницше (Ван Гог, Мунк, Стриндберг, Кирхнер), Всеобщее безумие: война глазами художников (Ренато Гуттузо, Марио Мафаи, Георг Гросс, Отто Дикс), Искусство сумасшедших: посвящение Гансу Принцхорну (работы из коллекции психиатра Ганса Принцхорна в Гейдельберге), Арт Брют (работы из Коллеции Арт Брют Жана Бюбюффе, Лозанна), Некоторые итальянские примеры между нормальностью и безумием (работы Карло Дзинелли, 1916-1974, Пьетро Гидзарди, 1906-1986, Tarcisio Merati, 1934-1995), Путешествие в Тоскану (тосканские виллы и замки, в которых находились психиатрические лечебницы, славны своими талантливыми пациентами: Филиппо Добрилла, Эваристо Бончинелли, Вентурино Вентрури, Беларгес и др.), Ясное безумство искусства ХХ века (от работ сюрреалистов до Венского акционизма).

26 Мая 2009

Автор текста:

Анна Вяземцева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.