Строительство в историческом центре Санкт-Петербурга: Интервью с Михаилом Мамошиным

На вопросы о работе в среде Archicad ответил заслуженный архитектор России, академик архитектуры, Михаил Александрович Мамошин.

30 Марта 2021
Технологии Партнерский материал
mainImg
Компaния:
представительство компании GRAPHISOFT  на Архи.ру
0
Публикуется в редакции компании Graphisoft

Об Архитектурной мастерской Михаила Мамошина.
Архитектурная мастерская Михаила Мамошина – одна из ведущих в Санкт-Петербурге. За свою историю, мастерская добилась признания и заслужила высочайшую репутацию на городском и федеральном уровнях. Миссия мастерской – реализовывать творческую концепцию через призму диалога. Мастерская реализовала множество современных проектов в историческом центре северной столицы и в других городах, опираясь на традиции, стилистику и контекст построек. На вопросы о своей мастерской и о работе в среде Archicad ответил заслуженный архитектор России, академик архитектуры, Михаил Александрович Мамошин.
zooming

Расскажите о ваших текущих проектах: особенности, интересные моменты, нестандартные решения?

Сейчас мы работаем над несколькими важными для нас проектами. Во-первых, традиционная для Петербурга работа – строительство в историческом центре города, новый объект между 8-й и 9-й Советской (бывшей Рождественской) улицами. Проект обещает быть очень интересным, событийным. Мы готовимся согласовать первую стадию и далее планируем двигаться очень стремительно: к концу лета 2021-го уже хотим завершить проектную часть. Этот объект дополняет линейку наших нордических зданий, детерминированных северным модерном, как «Гараж» на Волынском проспекте, жилой дом «Таврический», «Фасад» на Фонтанке.
Жилой дом «Таврический»
Изображение предоставлено АМ Мамошина и компанией Graphisoft

Второй интересный проект из текущих, – создание культурно-развлекательного интерактивного центра сказок Пушкина «Лукоморье». Объект находится в Царском Селе (в Пушкине). В городе возникла идея создать детский развлекательный центр не в глобальном формате, как «Диснейленд», а нечто идентичное, основанное на сказках Пушкина. Объем объекта 7 000 м3, мы приглашены делать наружную часть, а внутри работают голландские технологи и дизайнеры. Для нас это особый вызов, не всё сразу получалось, но сейчас процесс пошел. В проекте мы пытаемся сформировать стиль отечественной архитектуры, основанный на творчестве И.Я. Билибина, и на поздних работах А.Ф. Бубыря и Н.В. Васильева. Это нордическая ветка отечественной архитектуры и мы хотели бы реализовать её в центре «Лукоморье».

Завершаются работы в ЖК «Арт-Хаус», около Додинского театра, который тоже строился по нашему проекту. Мы осуществляем авторский надзор в «Арт-Хаусе», там уже идут фасадные работы и есть очень интересные решения. Кроме того, мы ведём реконструкцию гостиницы «Севастополь» в Крыму, текущая проектная работа.
ЖК «Арт-хаус»
Изображение предоставлено АМ Мамошина и компанией Graphisoft
Гостиничный комплекс “Novotel”
Изображение предоставлено АМ Мамошина и компанией Graphisoft

Еще мы занимаемся проектом реконструкции здания Азово-Донского банка постройки Ф.И. Лидваля, позже там был устроен Центральный междугородный телефонный пункт, это одно из важнейших зданий в городе.

Есть у нас также проекты, которые мы берём для разрядки. Например, мы делаем гостиницу для кошек на одной из частных резиденций. И при этом пытаемся соблюсти все международные стандарты, ведь проект весьма специфического назначения. Для нас это своеобразная отдушина. То, что я перечислил, представляет основной интерес в потоке текущей работы.

У вас очень много совершенно различных проектов: это и частные дома, и жилые комплексы, и общественные здания разного функционала и назначения. Есть ли направление, с которым вы любите работать больше всего?

Лично я больше всего люблю работать с теми объектами и создавать ту архитектуру, которую заказчик строит для себя, а не на продажу. Я думаю, наиболее полноценные проекты получаются, когда и заказчик личностно обозначен, и архитектор личностно обозначен. Когда мы создаем объект для заказчика, который одновременно будущий пользователь – тогда достигаем наилучшего результата. Вот, наверное, мое любимое направление работы, независимо от функционала объекта. Это архитектура, которую приятно и интересно делать.

В чем вы видите основную миссию своей работы?

Миссия архитектора – преображать окружающий мир. Конечно, каждый преображает его по-своему. У нас есть традиции, которые я могу продолжать и поэтому я очень рад, что у меня три основных вектора: классицистическая архитектура, северный модерн и, как раз, преображение мира. Каждый день я стараюсь расставлять профессиональные приоритеты. Петербург – это вечный город, но при этом передовой. Новые вещи зарождаются именно у нас, например, супрематизм.
Изображение предоставлено АМ Мамошина и компанией Graphisoft

Вы сейчас во многом формируете облик Санкт-Петербурга, каким вы видите его в будущем?

Санкт-Петербург сейчас хорош и для будущего подходит в том виде, в каком есть сейчас. Как дополнение, мне кажется, необходимо вкрапление мейнстрима XXI века во все формы городской жизни. На протяжении своей истории город принимал все технологические вызовы, начиная с петровских времен, и при этом остался Санкт-Петербургом. Вот так я вижу город: принимая новое, принимая вызовы современности – он будет оставаться собой.

Расскажите, пожалуйста, о специфике северной городской архитектуры в целом?

Петербург детерминирован двумя вещами: первое, это итальянская классика, ей предшествовали попытки прививки голландских сюжетов, после был барочный период, но всё-таки Петербург детерминирован классикой. Но если говорить о классицистичности, а не только о классике в чистом виде, то туда можно включить и барокко, и нео-голландский стиль. Основа Петербурга – это то, что было возведено в классическую эпоху и позже, но с ориентиром на классику. Это первая основная тема Петербурга. А вторая тема, это региональная, северная. Она всегда была и всегда будет. Даже петропавловская крепость строилась итальянцами, но в северном формате. Северная ментальность, широтность города, всё это нам очень важно. Не случайно северная тема проходила через все исторические эпохи развития города. Самый большой всплеск – это ар-нуво, северный модерн, петербургские архитекторы А.Ф. Бубырь, Н.В. Васильев, целая плеяда архитекторов. Для нас это очень важная тема, особенно для меня. По происхождению я – человек с северной ментальностью, это одна из моих точек опор.
Изображение предоставлено АМ Мамошина и компанией Graphisoft

С какого момента вы начали использовать специализированное ПО в работе, в частности Archicad?

Archicad появился у нас в самом начале XXI века, это был 2001-2002 год. О программе мы узнали в Союзе архитекторов и приняли решение её использовать. С тех пор мы с Archicad, скоро пойдет третье десятилетие нашего совместного опыта, с аналогичным ПО мы не работаем.

Каким образом Archicad и другие программные решения способствовали упрощению и упорядочиванию рабочих процессов?

Для нас самое главное, что Archicad позволяет вести сквозное проектирование с первых мыслей о проекте, с первых эскизных задумок. Мы сразу всё закладываем в Archicad. Нашему поколению привита определенная культура модульности. Например, додинский театр весь построен на модуле 3х3, он исходит из портала 6х9, на котором Додин работает. И сразу с помощью Archicad была создана геометрическая структура, в рамках которой мы и размышляли. Что касается жилых зданий, там есть свои тонкости, свои модульные особенности, вызванные петербургскими реалиями, потому что в городе есть определенная гармония. Если на Петербург посмотреть сверху, то мы увидим красивый орнамент из полос шириной 15 метров. Это толщина петербургских зданий – два лестничных прогона, девятиметровый и шестиметровый. В центре города – это некий код, некие модули, которые мы можем использовать.
Изображение предоставлено АМ Мамошина и компанией Graphisoft

При проектировании церквей мы тоже стали использовать модули, но саженные, эта система больше подходит для подобного типа строений. И модульность, и все инструменты Archicad нам помогают. На более поздних этапах удобно отделять железобетон, несущие конструкции от стеновых, облицовочных. Вот так, слой за слоем, мы «выращиваем» с помощью Archicad все наши здания.

Расскажите о цепочке рабочего процесса, как команда работает над проектом? Проекты передаются от одной группы к другой?

Нас не так много. Мы берем не числом, а умением. Для меня всё начинается с некого процесса затворничества. До нанесения первой линии есть время подумать, не сразу все рисуется. Мы делаем много аналоговых материалов, ассоциативных рядов, анализируем их. И есть общее направление, общая художественная, геометрическая идеология и когда всё совпадает, то получается единый импульс. Далее следуют эскизы, согласования, все стадии проекта. Ну и конечно, важная для нас вещь – это сотрудничество с партнерами-инженерами. У нас есть несколько компаний, с которыми мы плотно работаем. Сейчас инженерный раздел у нас на субгенподряде.

Раньше у нас было конструкторское бюро, но этот отдел мы в итоге убрали, но все равно мы работаем с выходцами из нашего бюро. Очень часто субподрядчики имеют свои конструкторские группы, и получается живой творческий процесс. Мы стараемся как можно раньше вступить в диалог с этими группами, чтобы максимально эффективно работать от первых этапов проекта до его реализации. Процессы всегда очень индивидуальны. Чем больше принимается конкретных решений и чем эффективнее процесс от начала и до конца, тем лучше.

Здание само является неким энергетическим субъектом и что-то принимает или не принимает, и что-то само подсказывает. И еще важный момент: культура двигается вперед, и я мечтаю, чтобы мы передавали самим пользователям BIM-модели. И с этой моделью пользователь мог более эффективно и рационально содержать, поддерживать и обслуживать помещения. Жизнь здания не должна быть отделена от его создания. Вот к этому мы должны стремиться. Тут речь идет уже об уровне заказа и уровне культуры заказчика. Процесс должен быть единым.

Довольны ли функционалом Archicad? Что вы хотели бы видеть дополнительно в следующих версиях?

Функционалом доволен. В будущем хотелось бы развития библиотек классицистических орнаментов, ордеров. Сделать их более корректными и полными, выверенными по строению античных ордеров, наверное, это было бы плюсом. Этого нам не хватает и зачастую сами создаем архитектурный ордер и используем в проекте. Если бы такая библиотека была, то она была бы востребована и это бы положительно повлияло на архитектурные процессы в целом. Работа архитекторов на римских и греческих пропорциональных рядах украсила бы окружающий мир. Это вечные ценности.

Оцените эффективность Archicad по итогам выполнения проектов? Насколько работа с ним отвечает задачам проектов?

Мы работаем только в Archicad. Мне очень нравится, что мы можем постоянно вносить коррективы и совершенствовать проект, и изменения идут сквозными по всем разделам. Работа в Archicad предполагает порядок в проекте. Единственное, нам никак не удается вовлечь инженеров в работу с Archicad, у них другое ПО. Во всем мире инженерия – это отдельный мир, а мы как генпроектировщики должны совмещать и мир архитектуры, и мир инженерии. Такая проблема есть, но это скорее вопрос другой культуры проектирования. Мы именно генпроектировщики, чего нет во всём мире.

У вас большая команда, как вы её формируете?

Отношения складываются годами. Я вхожу в экзаменационные и аттестационные комиссии дипломных проектов многих ВУЗов и иногда вижу ребят, которым могу предложить определенный старт, пробоваться у нас. А дальше уже от человека зависит, останется он с нами или нет. Чаще остаются.

У вас и вашей мастерской очень богатая история, множество наград. Насколько важно для вас признание?

Лично для меня это уже не так важно, но я хочу, чтобы статус мастерской, статус нашей команды, статус молодых ребят рос. Чтобы они чувствовали, что они находятся в мейнстриме российского архитектурного процесса. В плане признания мы получили практически всё, что можно получить. Теперь речь идет о том, чтобы история имела продолжение. Могу сказать, что у нас нет работ, которые не были бы отмечены либо на городском, либо на федеральном уровне.
zooming
Изображение предоставлено компанией Graphisoft

О GRAPHISOFT

GRAPHISOFT® позволяет командам создавать великолепную архитектуру с помощью программных решений, получивших множество престижных наград в области архитектурного проектирования, учебных программ и профессиональных услуг для архитектуры и строительства. Archicad®, излюбленное программное BIM-решение архитекторов, предлагает комплексный набор инструментов для проектирования и создания документации для архитектурных бюро любой величины. BIMx®, самое популярное мобильное и веб-приложение в области BIM, расширяет возможности BIM, позволяя подключить все заинтересованные стороны к жизненному циклу проектирования, строительства и эксплуатации здания. BIMcloud®, первое и самое передовое в архитектурно-строительной отрасли решение для совместной работы в облаке, обеспечивает возможность совместной работы в режиме реального времени по всему миру независимо от размера проекта, а также скорости или качества сетевого подключения участников команды. GRAPHISOFT входит в состав концерна Nemetschek Group. Чтобы узнать больше, посетите www.graphisoft.com/ru.

Поставщики, технологии

30 Марта 2021

comments powered by HyperComments
GRAPHISOFT : другие статьи и новости
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Зимняя школа GRAPHISOFT 2020. BIM: продвинутый уровень – Последние...
Компания GRAPHISOFT, ведущий разработчик BIM-решений для архитекторов, и Московская архитектурная школа (МАРШ) объявляют о начале регистрации на интенсивный курс «Зимняя школа GRAPHISOFT 2020. BIM: продвинутый уровень».
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.
Звезды для Черемушек
Победитель закрытого конкурса на ЖК Кржижановского, 31, «звездное» голландское бюро UNStudio, был объявлен 9 ноября. Мы попросили у организаторов дополнительные материалы и рассказываем о проекте несколько подробнее, чем это было сделано ранее. С планами и схемами.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.