Строительство в историческом центре Санкт-Петербурга: Интервью с Михаилом Мамошиным

На вопросы о работе в среде Archicad ответил заслуженный архитектор России, академик архитектуры, Михаил Александрович Мамошин.

30 Марта 2021
Технологии Реклама
mainImg
Компaния:
GRAPHISOFT
0
Публикуется в редакции компании Graphisoft

Об Архитектурной мастерской Михаила Мамошина.
Архитектурная мастерская Михаила Мамошина – одна из ведущих в Санкт-Петербурге. За свою историю, мастерская добилась признания и заслужила высочайшую репутацию на городском и федеральном уровнях. Миссия мастерской – реализовывать творческую концепцию через призму диалога. Мастерская реализовала множество современных проектов в историческом центре северной столицы и в других городах, опираясь на традиции, стилистику и контекст построек. На вопросы о своей мастерской и о работе в среде Archicad ответил заслуженный архитектор России, академик архитектуры, Михаил Александрович Мамошин.
zooming

Расскажите о ваших текущих проектах: особенности, интересные моменты, нестандартные решения?

Сейчас мы работаем над несколькими важными для нас проектами. Во-первых, традиционная для Петербурга работа – строительство в историческом центре города, новый объект между 8-й и 9-й Советской (бывшей Рождественской) улицами. Проект обещает быть очень интересным, событийным. Мы готовимся согласовать первую стадию и далее планируем двигаться очень стремительно: к концу лета 2021-го уже хотим завершить проектную часть. Этот объект дополняет линейку наших нордических зданий, детерминированных северным модерном, как «Гараж» на Волынском проспекте, жилой дом «Таврический», «Фасад» на Фонтанке.
Жилой дом «Таврический»
Изображение предоставлено АМ Мамошина и компанией Graphisoft

Второй интересный проект из текущих, – создание культурно-развлекательного интерактивного центра сказок Пушкина «Лукоморье». Объект находится в Царском Селе (в Пушкине). В городе возникла идея создать детский развлекательный центр не в глобальном формате, как «Диснейленд», а нечто идентичное, основанное на сказках Пушкина. Объем объекта 7 000 м3, мы приглашены делать наружную часть, а внутри работают голландские технологи и дизайнеры. Для нас это особый вызов, не всё сразу получалось, но сейчас процесс пошел. В проекте мы пытаемся сформировать стиль отечественной архитектуры, основанный на творчестве И.Я. Билибина, и на поздних работах А.Ф. Бубыря и Н.В. Васильева. Это нордическая ветка отечественной архитектуры и мы хотели бы реализовать её в центре «Лукоморье».

Завершаются работы в ЖК «Арт-Хаус», около Додинского театра, который тоже строился по нашему проекту. Мы осуществляем авторский надзор в «Арт-Хаусе», там уже идут фасадные работы и есть очень интересные решения. Кроме того, мы ведём реконструкцию гостиницы «Севастополь» в Крыму, текущая проектная работа.
ЖК «Арт-хаус»
Изображение предоставлено АМ Мамошина и компанией Graphisoft
Гостиничный комплекс “Novotel”
Изображение предоставлено АМ Мамошина и компанией Graphisoft

Еще мы занимаемся проектом реконструкции здания Азово-Донского банка постройки Ф.И. Лидваля, позже там был устроен Центральный междугородный телефонный пункт, это одно из важнейших зданий в городе.

Есть у нас также проекты, которые мы берём для разрядки. Например, мы делаем гостиницу для кошек на одной из частных резиденций. И при этом пытаемся соблюсти все международные стандарты, ведь проект весьма специфического назначения. Для нас это своеобразная отдушина. То, что я перечислил, представляет основной интерес в потоке текущей работы.

У вас очень много совершенно различных проектов: это и частные дома, и жилые комплексы, и общественные здания разного функционала и назначения. Есть ли направление, с которым вы любите работать больше всего?

Лично я больше всего люблю работать с теми объектами и создавать ту архитектуру, которую заказчик строит для себя, а не на продажу. Я думаю, наиболее полноценные проекты получаются, когда и заказчик личностно обозначен, и архитектор личностно обозначен. Когда мы создаем объект для заказчика, который одновременно будущий пользователь – тогда достигаем наилучшего результата. Вот, наверное, мое любимое направление работы, независимо от функционала объекта. Это архитектура, которую приятно и интересно делать.

В чем вы видите основную миссию своей работы?

Миссия архитектора – преображать окружающий мир. Конечно, каждый преображает его по-своему. У нас есть традиции, которые я могу продолжать и поэтому я очень рад, что у меня три основных вектора: классицистическая архитектура, северный модерн и, как раз, преображение мира. Каждый день я стараюсь расставлять профессиональные приоритеты. Петербург – это вечный город, но при этом передовой. Новые вещи зарождаются именно у нас, например, супрематизм.
Изображение предоставлено АМ Мамошина и компанией Graphisoft

Вы сейчас во многом формируете облик Санкт-Петербурга, каким вы видите его в будущем?

Санкт-Петербург сейчас хорош и для будущего подходит в том виде, в каком есть сейчас. Как дополнение, мне кажется, необходимо вкрапление мейнстрима XXI века во все формы городской жизни. На протяжении своей истории город принимал все технологические вызовы, начиная с петровских времен, и при этом остался Санкт-Петербургом. Вот так я вижу город: принимая новое, принимая вызовы современности – он будет оставаться собой.

Расскажите, пожалуйста, о специфике северной городской архитектуры в целом?

Петербург детерминирован двумя вещами: первое, это итальянская классика, ей предшествовали попытки прививки голландских сюжетов, после был барочный период, но всё-таки Петербург детерминирован классикой. Но если говорить о классицистичности, а не только о классике в чистом виде, то туда можно включить и барокко, и нео-голландский стиль. Основа Петербурга – это то, что было возведено в классическую эпоху и позже, но с ориентиром на классику. Это первая основная тема Петербурга. А вторая тема, это региональная, северная. Она всегда была и всегда будет. Даже петропавловская крепость строилась итальянцами, но в северном формате. Северная ментальность, широтность города, всё это нам очень важно. Не случайно северная тема проходила через все исторические эпохи развития города. Самый большой всплеск – это ар-нуво, северный модерн, петербургские архитекторы А.Ф. Бубырь, Н.В. Васильев, целая плеяда архитекторов. Для нас это очень важная тема, особенно для меня. По происхождению я – человек с северной ментальностью, это одна из моих точек опор.
Изображение предоставлено АМ Мамошина и компанией Graphisoft

С какого момента вы начали использовать специализированное ПО в работе, в частности Archicad?

Archicad появился у нас в самом начале XXI века, это был 2001-2002 год. О программе мы узнали в Союзе архитекторов и приняли решение её использовать. С тех пор мы с Archicad, скоро пойдет третье десятилетие нашего совместного опыта, с аналогичным ПО мы не работаем.

Каким образом Archicad и другие программные решения способствовали упрощению и упорядочиванию рабочих процессов?

Для нас самое главное, что Archicad позволяет вести сквозное проектирование с первых мыслей о проекте, с первых эскизных задумок. Мы сразу всё закладываем в Archicad. Нашему поколению привита определенная культура модульности. Например, додинский театр весь построен на модуле 3х3, он исходит из портала 6х9, на котором Додин работает. И сразу с помощью Archicad была создана геометрическая структура, в рамках которой мы и размышляли. Что касается жилых зданий, там есть свои тонкости, свои модульные особенности, вызванные петербургскими реалиями, потому что в городе есть определенная гармония. Если на Петербург посмотреть сверху, то мы увидим красивый орнамент из полос шириной 15 метров. Это толщина петербургских зданий – два лестничных прогона, девятиметровый и шестиметровый. В центре города – это некий код, некие модули, которые мы можем использовать.
Изображение предоставлено АМ Мамошина и компанией Graphisoft

При проектировании церквей мы тоже стали использовать модули, но саженные, эта система больше подходит для подобного типа строений. И модульность, и все инструменты Archicad нам помогают. На более поздних этапах удобно отделять железобетон, несущие конструкции от стеновых, облицовочных. Вот так, слой за слоем, мы «выращиваем» с помощью Archicad все наши здания.

Расскажите о цепочке рабочего процесса, как команда работает над проектом? Проекты передаются от одной группы к другой?

Нас не так много. Мы берем не числом, а умением. Для меня всё начинается с некого процесса затворничества. До нанесения первой линии есть время подумать, не сразу все рисуется. Мы делаем много аналоговых материалов, ассоциативных рядов, анализируем их. И есть общее направление, общая художественная, геометрическая идеология и когда всё совпадает, то получается единый импульс. Далее следуют эскизы, согласования, все стадии проекта. Ну и конечно, важная для нас вещь – это сотрудничество с партнерами-инженерами. У нас есть несколько компаний, с которыми мы плотно работаем. Сейчас инженерный раздел у нас на субгенподряде.

Раньше у нас было конструкторское бюро, но этот отдел мы в итоге убрали, но все равно мы работаем с выходцами из нашего бюро. Очень часто субподрядчики имеют свои конструкторские группы, и получается живой творческий процесс. Мы стараемся как можно раньше вступить в диалог с этими группами, чтобы максимально эффективно работать от первых этапов проекта до его реализации. Процессы всегда очень индивидуальны. Чем больше принимается конкретных решений и чем эффективнее процесс от начала и до конца, тем лучше.

Здание само является неким энергетическим субъектом и что-то принимает или не принимает, и что-то само подсказывает. И еще важный момент: культура двигается вперед, и я мечтаю, чтобы мы передавали самим пользователям BIM-модели. И с этой моделью пользователь мог более эффективно и рационально содержать, поддерживать и обслуживать помещения. Жизнь здания не должна быть отделена от его создания. Вот к этому мы должны стремиться. Тут речь идет уже об уровне заказа и уровне культуры заказчика. Процесс должен быть единым.

Довольны ли функционалом Archicad? Что вы хотели бы видеть дополнительно в следующих версиях?

Функционалом доволен. В будущем хотелось бы развития библиотек классицистических орнаментов, ордеров. Сделать их более корректными и полными, выверенными по строению античных ордеров, наверное, это было бы плюсом. Этого нам не хватает и зачастую сами создаем архитектурный ордер и используем в проекте. Если бы такая библиотека была, то она была бы востребована и это бы положительно повлияло на архитектурные процессы в целом. Работа архитекторов на римских и греческих пропорциональных рядах украсила бы окружающий мир. Это вечные ценности.

Оцените эффективность Archicad по итогам выполнения проектов? Насколько работа с ним отвечает задачам проектов?

Мы работаем только в Archicad. Мне очень нравится, что мы можем постоянно вносить коррективы и совершенствовать проект, и изменения идут сквозными по всем разделам. Работа в Archicad предполагает порядок в проекте. Единственное, нам никак не удается вовлечь инженеров в работу с Archicad, у них другое ПО. Во всем мире инженерия – это отдельный мир, а мы как генпроектировщики должны совмещать и мир архитектуры, и мир инженерии. Такая проблема есть, но это скорее вопрос другой культуры проектирования. Мы именно генпроектировщики, чего нет во всём мире.

У вас большая команда, как вы её формируете?

Отношения складываются годами. Я вхожу в экзаменационные и аттестационные комиссии дипломных проектов многих ВУЗов и иногда вижу ребят, которым могу предложить определенный старт, пробоваться у нас. А дальше уже от человека зависит, останется он с нами или нет. Чаще остаются.

У вас и вашей мастерской очень богатая история, множество наград. Насколько важно для вас признание?

Лично для меня это уже не так важно, но я хочу, чтобы статус мастерской, статус нашей команды, статус молодых ребят рос. Чтобы они чувствовали, что они находятся в мейнстриме российского архитектурного процесса. В плане признания мы получили практически всё, что можно получить. Теперь речь идет о том, чтобы история имела продолжение. Могу сказать, что у нас нет работ, которые не были бы отмечены либо на городском, либо на федеральном уровне.
zooming
Изображение предоставлено компанией Graphisoft

О GRAPHISOFT

GRAPHISOFT® позволяет командам создавать великолепную архитектуру с помощью программных решений, получивших множество престижных наград в области архитектурного проектирования, учебных программ и профессиональных услуг для архитектуры и строительства. Archicad®, излюбленное программное BIM-решение архитекторов, предлагает комплексный набор инструментов для проектирования и создания документации для архитектурных бюро любой величины. BIMx®, самое популярное мобильное и веб-приложение в области BIM, расширяет возможности BIM, позволяя подключить все заинтересованные стороны к жизненному циклу проектирования, строительства и эксплуатации здания. BIMcloud®, первое и самое передовое в архитектурно-строительной отрасли решение для совместной работы в облаке, обеспечивает возможность совместной работы в режиме реального времени по всему миру независимо от размера проекта, а также скорости или качества сетевого подключения участников команды. GRAPHISOFT входит в состав концерна Nemetschek Group. Чтобы узнать больше, посетите www.graphisoft.com/ru.

Поставщики, технологии

GRAPHISOFT

30 Марта 2021

GRAPHISOFT: другие статьи и новости
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Зимняя школа GRAPHISOFT 2020. BIM: продвинутый уровень – Последние...
Компания GRAPHISOFT, ведущий разработчик BIM-решений для архитекторов, и Московская архитектурная школа (МАРШ) объявляют о начале регистрации на интенсивный курс «Зимняя школа GRAPHISOFT 2020. BIM: продвинутый уровень».
Технологии и материалы
Приглашение на танец
Компания «Новые Горизонты» разработала несколько серий игровых комплексов, которые можно адаптировать под особенности той или иной площадки. Рассказываем о гибкости решений на примере комплекса «Танцующие домики».
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Обучение через игру: новый тренд детских площадок
Компания «Новые горизонты» разработала инновационный игровой комплекс, который ненавязчиво интегрирует в ежедневную активность детей разного возраста познавательную функцию. Развитие моторики, координации и социальных навыков теперь дополняет знакомство с научными фактами и явлениями.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Сейчас на главной
Музей для города
OMA выиграли конкурс на проект реконструкции Египетского музея в Турине – самого старого в мире из посвященных культуре Страны пирамид.
I да офис!
Нидерландское бюро KAAN Arсhitecten завершило свой второй проект в Германии. Три корпуса офисного комплекса iCampus в Мюнхене получили жесткую сетку бетонных фасадов и впечатляющие 25-метровые атриумы.
Мега-светлячок
МКА сообщает о согласовании проекта ТЦ Матвеевский​ на Очаковском шоссе. Его матовые светящиеся фасады способны украсить собой место, которое, определенно, требует каких-то украшений.
Новая заря
В проекте технопарка на территории ДСК 500 в Тюмени – «самого большого в РФ» – архитекторы HADAA сохраняют не только промышленную функцию гигантского ангара конца 1980-х и 90% его конструктива, но и откликаются на его образность. И предлагают «градиентный» подход к развитию пространств: от открытых общественных к закрытым профессиональным, его цель – сделать технопарк драйвером развития деловой функции между промышленными территориями и будущим жилым районом по программе КРТ.
Ларец самоцветов
За лаконичными фасадами загородного дома семьи архитекторов из Уфы прячется личный «музей»: насыщенное по цвету и фактурам пространство, в котором каждый предмет и дизайнерское решение несет отпечаток индивидуальности хозяев.
Геопластический подход
T+T architects сообщают о завершении благоустройства двора 1 очереди ЖК «Александровский сад» в Екатеринбурге – ландшафт дополняет контекстуальную архитектуру, приспособленную к предпочтениям покупателей и к центру города, смелыми неомодернистскими росчерками и пышной разнообразной зеленью.
Стихия воды
Ванная на 84 этаже, купание под звездами, заплыв к Финскому заливу и спуск к горному источнику – в нашей подборке спа-комплексов.
Искусство в аэропорту
Бюро OMA разработало выставочный дизайн для 1-й Биеннале исламских искусств: экспозиция размещена в знаменитом Терминале хаджа в аэропорту Джидды.
Кожа вокзала
Продолжая собирать подписи за сохранение подлинной архитектуры вокзала города Владимира (1969–1975), рассматриваем его более внимательно: разбираемся, что в нем ценного и почему его надо сохранить и отреставрировать с обновлением, а не одевать в вентфасады. Обнаружилось достаточно много тонкостей и нюансов – если здание бережно очистить, оно само сможет стать туристической достопримечательностью и позитивным примером сохранения наследия авторской архитектуры модернизма.
«Новая Эллада»
Публикуем рецензию на вышедшую в этом январе книгу Андрея Карагодина «Новая Эллада. Два века архитектурной утопии на южном берегу Крыма».
Архитектор как граффити
В Нижнем Новгороде провели конкурс и реализовали победивший проект граффити в честь Александра Харитонова. Оно разместилось на улице архитектора, в арке между первой и второй очередью банка Гарантия. Илья Сакович – о конкурсе, граффити, Александре Харитонове.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Зал торжеств
Недостроенный кинотеатр при санатории «Русь» в Геленджике архитекторы Fox Group Interiors превратили в конгресс-холл, где можно проводить мероприятия разной степени торжественности: от свадеб до бизнес-завраков и детских праздников.
Кристалл квартала
Типология и пластика крупных жилых комплексов не стоит на месте, и в створе общеизвестных решений можно найти свои нюансы. Комплекс Sky Garden объединяет две известные темы, «набирая» гигантский квартал из тонких и высоких башен, выстроенных по периметру крупного двора, в котором «растворен» перекресток двух пешеходных бульваров.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Парк железнодорожников
После реконструкции районный парк Уфы получил больше площадок и сценариев отдыха, в их числе – терапевтический сад для людей с ограниченными возможностями и смотровая площадка. Дизайн малых архитектурных форм отсылает к железнодорожной станции Дёма.
Умер Балкришна Доши
В возрасте 95 лет скончался индийский архитектор Балкришна Доши, лауреат Притцкеровской премии, сотрудник Ле Корбюзье и Луиса Кана.
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
Искусство чтения
«Хора» продолжает «библиотечную» серию: по проекту бюро пространство антресольного этажа Западного крыла Новой Третьяковки преобразовалось в книжную гостиную. Сюда можно прийти почитать или поработать без билета или абонемента.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.
Ар-деко на границе с Космосом
Конкурсный проект Степана Липгарта – клубный дом сдержанно-классицистической стилистики для участка в близком соседстве со зданием Музея космонавтики в Калуге – откликается и на контекст, и на поставленную заказчиком задачу. Он в меру респектабален, в меру подвижен и прозрачен, и даже немного вкапывается в землю, чтобы соблюсти строгие высотные ограничения, не теряя пропорций и масштаба.