Ар-деко венской архитектурной школы

К юбилею великого Отто Вагнера.

Андрей Бархин

Автор текста:
Андрей Бархин

mainImg
0 География примеров раннего ар-деко в Европе была разнообразна и широка, но это были лишь отдельные произведения, и только в Вене они сформировали целую архитектурную школу, в первую очередь, графическую. Ее основателем был Отто Вагнер (1841 – 1918), работы которого на рубеже 1890-1900-х демонстрируют значительную стилевую эволюцию от поздней эклектики к флористичному модерну и геометризму раннего ар-деко.[1]
  • zooming
    1. О. Вагнер, Дом с майоликами в Вене, 1898
    Фотография © Greymouser CC BY-SA 3.0 AT
  • zooming
    2. О. Вагнер, здание Почтовой Сберкассы в Вене, 1903
    Фотография © Thomas Ledl CC BY-SA 4.0

В 1904 г. О. Вагнер проектирует в Вене церковь Ам Штайнхоф, и в ее архитектуре еще сохранены традиционные элементы – палладианское окно, почти неоклассический карниз и силуэт купола, напоминающий собор Св. Марко в Венеции. Но и отличия от стандартных для конца XIX в. решений также очевидны – это новации и в пластике, и в силуэте (ведь массивный купол не имеет барабана). И потому творение Вагнера можно рассматривать как один из первых образцов геометризации историзма и раннего ар-деко.

Особенно новый стиль заметен в церкви Ам Штайнхоф в трактовке угловых башен, ставших пьедесталами скульптур, а также аттиков и обелисков – они геометризованы и решены неоархаическим, ступенчатым силуэтом. Острое сочетание неоклассических и новаторских элементов – колонн перед входом, лишенных антаблемента и остро пересекающих их балок, использование геометризованного ордера в интерьере, и главное, контраст роскошной декорации и аскезы стены-фона в экстерьере – все это говорит о вовлеченности творения Вагнера в эстетику ар-деко, и делает церковь Ам Штайнхоф одним из первых шедевров нового стиля.[2]
  • zooming
    3. О. Вагнер, церковь Св. Леопольда Ам Штайнхоф, 1904
    Фотография © Bwag CC BY-SA 4.0
  • zooming
    4. О. Вагнер, церковь Св. Леопольда Ам Штайнхоф, 1904
    Фотография © Bwag CC BY-SA 4.0

В 1905 г. Йозеф Хоффман (1870 – 1956), как более молодой, но не менее прославленный лидер венской архитектурной школы, начинает возводить в Брюсселе знаменитый Дворец Стокле. Он стал образцом роскоши, примером стиля ар-деко и для павильонов выставки 1925 года в Париже, и для американских небоскребов 1920-1930-х. Интерьеры дворца были облицованы мрамором, и его текстура сыграла роль холодного и роскошного украшения; мозаики были доверены художнику Г. Климту. Так дворец объединил чистую геометрию, абстракцию и византийские мотивы. Главный фасад был решен изящным антовым портиком и башней с великолепным завершением.[3]
  • zooming
    1 / 3
    5. Й. Хоффман, Дворец Стокле в Брюсселе,1905
    Фотография © А. Бархин
  • zooming
    2 / 3
    6. Й. Хоффман, Дворец Стокле в Брюсселе,1905, столовая
    Источник: Нащокина М.В. Ар-деко и Вена. // Проект Байкал. №62. 2019 – с. 132
  • zooming
    3 / 3
    7. Г. Климт, эскиз к мозаичному панно во Дворце Стокле – Ожидание, Древо жизни, Свершение, 1905
    Густав Климт, Public domain, via Wikimedia Commons

Создаваемые в 1910-е павильоны Австрии, выполненные Хоффманом для выставок в Риме (1910) и Кельне (1914), обозначили, впрочем, и вторую версию нового стиля – аскетичную ветвь ар-деко. (см. илл. 12) Павильоны Хоффмана откровенно провозглашали наступление ХХ века, отказ от ретроспекции и аутентичного воспроизведения ордерного канона. В то же время они не порывали с традицией, это была форма геометризации классики, готовая к широкому применению. Именно такой ордер был популярен в межвоенное время, характерен для мировой архитектуры 1920-1930-х от Лондона, Парижа и Рима до Ленинграда, Москвы и даже Вашингтона.

Эволюцию венской архитектурной школы в направлении еще большей аскетизации и рационализма демонстрирует т.н. Вторая вилла Вагнера (1912).  Это было своего рода развитие стиля церкви Ам Штайнхоф, ведь вилла была традиционно для мастера решена с неоклассическим карнизом.[4] Однако другие редкие детали виллы – геометризованный ордер террасы и уплощенный входной портал (при минимальном ином декоре, сведенном к абстракции портала из керамики на первом этаже) – все это говорит о выборе совершенно новой эстетики. Это было радикальное в своем аскетизме высказывание, особенно революционное, если учитывать путь Вагнера (пройденный от эклектики и флористичного модерна), а также то, что вилла была выстроена мастером еще до трагических событий Первой мировой войны.
  • zooming
    8. Вторая вилла О. Вагнера в Вене, 1912
    Фотография © Welleschik CC BY-SA 2.5
  • zooming
    9. О. Вагнер, жилой дом на Нойштифтгассе в Вене, 1909
    Фотография © Thomas Ledl CC BY-SA 4.0

Венская архитектурная школа в 1900-1910-е, таким образом, наметила два русла дальнейшего развития – это декоративно усложненная стилистика О. Вагнера и аскетичная эстетика Й. Хоффмана. Но какая из этих художественных вариаций оказала более значительное влияние на архитектуру 1920-1930-х, на стилистику ар-деко?

С 1894-1914 гг. О. Вагнер преподавал в венской Академии искусств, и его ученики естественным образом перенимали манеру своего великого учителя. Созданные в сложной декоративной манере Вагнера середины 1900-х, проекты его учеников были задуманы масштабно и выполнены графически безупречно. Все это были проекты крупных общественных сооружений почти идентичные по стилю.[5] Однако кроме как в знаменитых постройках О. Вагнера – здании Почтовой Сберкассы (1903) и церкви Ам Штайнхоф (1904), эта эстетика осталась не реализованной.[6]
О. Вагнер. Конкурсный дизайн Дворца мира , Гаага, перспектива. Четвертый приз
Отто Вагнер (1841-1918), Общественное достояние, via Wikimedia Commons

Формально объединенные обучением у именитого мастера, в своей практике молодые архитекторы работали уже совершенно иначе. В 1900-1910-е это было время широкого пластического эксперимента – от декоративности на стыке модерна и ар-деко до радикального пуризма и кубизма.[7] Но чаще всего это были отдельные шаги, и больше мастера так не работали. Особенно это заметно при сопоставлении работ Й. Плечника в Вене 1900-х и его построек в Праге и Любляне 1920-1930-х.[8]
10. Й. Плечник, жилой дом на Стеггассе в Вене, 1902
Фотография © Thomas Ledl CC BY-SA 4.0

Практика мастеров венской архитектурной школы не составляла стилистического единства, таковы были отдельные работы Й. Ольбриха, Й. Хоффмана, Й. Плечника, Ю. Гесснера и др. И тем не менее, они сформировали целый пласт архитектурных новаций, ставший значимым источником для отечественных мастеров и до революции, и в эпоху 1920-1930-х. Так, знакомство с уплощенными атлантами Цахерельхаус (арх. Й. Плечник, скульп. Ф. Мецнер, 1903) и люкарнами здания больничной кассы в районе Флоридсдорф (Ю. Гесснер, 1904) в Вене, очевидно в застройке дореволюционного Петербурга.[9] Определенное влияние творения венской архитектурной школы оказали и на использование кессонов, как фасадного декоративного приема.[10] Одним из первых подобную идею предлагает Й. Плечник – в проекте Шоколадной фабрики (1910), где функция промышленного сооружения, вероятно, подсказала и саму клетчатую, кессонированную тему фасада.
11. Детали Цахерельхаус в Вене (арх. Й. Плечник, скульп. Ф. Мецнер, 1903) и дом Бассейного то-ва в Петербурге (А.Ф.Бубырь, Н.В.Васильев, с 1912)
Фотография © А. Бархин

Но наиболее сильным влияние венской архитектурной школы было в переосмыслении форм классического ордера и его трактовки в работах Й. Хоффмана. Каннелированные пилястры без баз и капителей, вытянутый прямоугольный ордер 1900-1930-х – все это зримо отличалось от палладианского канона. И именно работы Й. Хоффмана – в первую очередь, роскошный Дворец Стокле (1905), а затем павильоны Австрии на выставках в Риме (1910) и Кельне (1914), венские виллы Аст (1909) и Примавези (1913) – оказали значительное влияние на архитектурный язык ар-деко межвоенного времени.[11] Ощутимо это влияние и в московских постройках, в первую очередь, в здании Библиотеки им. В.И. Ленина (1928), Доме Совнаркома СССР (1934), интерьере станции метро «Театральная» (1936).[12]
  • zooming
    1 / 3
    12. Й. Хоффман, павильон Австрии на выставке в Риме, 1911
    Sarnitz A. Hoffmann (Basic Art) – TASCHEN, 2016 стр 17
  • zooming
    2 / 3
    13. Музей современного искусства в Париже, 1937
    Фотография © А. Бархин
  • zooming
    3 / 3
    Й. Хоффман, Павильон Австрии в Кельне, 1914
    Фотография © А. Бархин

Таким образом, если влияние аскетичных новаций Й. Хоффмана было значительным для всей эпохи 1920-1930-х, то роскошный стиль О. Вагнера, созданный на стыке поздней эклектики и раннего ар-деко, как кажется, был определяющим почти только для его учеников. И тем не менее эти учебные проекты заслуживают особого упоминания. Ведь если практика венской архитектурной школы в целом – разноречивая и камерная, смогла лишь косвенно повлиять на стилистику 1920-1930-х, то ее графическое наследие продемонстрировало готовность учеников О. Вагнера к формированию крупномасштабного и даже имперского, развитого стиля.

В проектах учеников О. Вагнера рубежа 1900-1910-х очевидны и черты раннего ар-деко, и открытие стилевых приемов, популярных в 1920-1930-е. Так, учебные проекты здания Купален в Вене, 1905 года – К. Ехна, А. Николадони, Й. Хора, а также, например, проект Р. Покорни здания Терм и курорта в Феслау, 1912 – все остро сочетали в своих формах новаторский уступчатый силуэт и фантазийную геометризацию деталей. В близкой эстетике на рубеже 1900-1910-х начинает работать и Э. Сааринен. И хотя именно он реализовал эту эстетику раннего ар-деко на практике, о косвенном влиянии венской архитектурной школы можно говорить в отношении целой серии работ Э. Сааринена – проектов Парламента (1908) и выставочного зала (1908) в Хельсинки, осуществленного в финской столице здания Вокзала (1910), а также проекта парламента в Канберре (1912).

Проекты учеников «Вагнершуле», таким образом, нередко играли роль промежуточного звена между работами самого Отто Вагнера и памятниками ар-деко 1920-1930-х.[13] Главным украшением фасада в этих учебных проектах становилась, например, развитие темы башен, динамично увенчанных скульптурами. Отто Вагнер реализовал эти идеи впервые еще в архитектуре Моста со львами в Вене (1898), а также церкви Ам Штайнхоф (1904).[14] В 1910-е подобным образом были решены учебный проект Р. Вайса (Дворец Симона, 1912) с парными конными статуями по краям центральной части фасада, а также в более усложненных формах – Центральный вокзал в Милане (задуманный в 1912-1915 гг. и реализованный в 1924-1931 гг.). В дальнейшем эта идея динамичной постановки скульптуры получила еще более эффектное развитие – сперва в проекте Р. Фарски здания Санатория на Дунае (1905-06), а затем в 1930-е – в композиции Дворца экспозиций на Международной выставке в Брюсселе 1935 г. (Дж. ван Нек) и павильона СССР на выставке в Париже 1937 г.

Более того, стилистика крупномасштабных, почти утопичных проектов учеников Отто Вагнера – Р. Перко (комплекс Терм, 1911), Р. Вайса (Дворец Симона, 1912), Й. Хейниша (Папская резиденция в Иерусалиме, 1912) – многое могла подсказать А. Шпееру и его коллегам в конце 1930-х.[15] Однако в 1900-1910-е все эти проектные задумки австрийских архитекторов остались на бумаге. Становление этого развитого, выразительного стиля в Вене было прервано началом Первой мировой войны в 1914 году.

Графическое наследие венской архитектурной школы было поразительно мощным и изысканным. Это была удивительная архитектурно-художественная греза. Однако планка качества была поднята настолько высоко, сложность и богатство этого искусства было таково, что повторить их в 1920-1930-е было уже почти невозможно. В межвоенные годы это сконцентрировало внимание мастеров на принципиальном – контрасте декорации и аскезы в монументах 1900-1910-х, а также геометризации отдельных декоративных элементов.
14. А.Я. Лангман, Дом Совнаркома СССР в Москве, 1934
Фотография © А. Бархин

Новации венской архитектурной школы были долгие годы не востребованы – сказалось начало Первой мировой войны, которая в 1914 году прервала естественный ход архитектурной эволюции. Затем, после короткой вспышки декоративизма и роскоши на парижской выставке 1925 года, в самый разгар гонки высотных сооружений – в Нью-Йорке прогремел финансовый кризис 1929 года, в США началась Великая депрессия, оказавшая заметное влияние на экономическую ситуацию и в Европе. Наиболее актуальными стали теперь самые простые в исполнении довоенные узлы и решения. И потому эпохе 1930-х оказалась ближе уже аскетичная, рациональная ветвь венской архитектурной школы 1900-1910-х и эстетика Йозефа Хоффмана.
  • zooming
    15. Й. Хоффман, Дворец Стокле в Брюсселе,1905
    Фотография © А. Бархин
  • zooming
    16. О. Вагнер, церковь Св. Леопольда Ам Штайнхоф, 1904
    Фотография © А. Бархин

Венская архитектурная школа и творчество Отто Вагнера убедительно демонстрировали движение к геометризации и художественную успешность подобного выбора. От башен Ам Штайнхоф и Дворца Стокле через работы Сааринена лежит прямая линия архитектурной эволюции к стилистике американских небоскребов. Однако то, что было в 1900-1910-е эстетической революцией, стало после катастрофы Первой мировой войны необходимостью, следствием экономических и идеологических обстоятельств, так было в 1920-1930-е и в Европе, и в СССР.
 
Материал подготовлен для Archi.ru и Isolationmagazine.ru
 
 

Библиография
Берсенева А.А. Европейский модерн. Венская архитектурная школа. Екатеринбург: Уральский университет. 1991. – 212 с.
Горюнов В.С. Архитектура эпохи модерна. Концепции. Направления. Мастера / Горюнов В.С., Тубли М.П. – СПб: Стройиздат, 1992. – 360 с.
Данилова Н. Л. Декоративные мотивы венского Сецессиона в архитектуре петербургского модерна // Сборник научных статей “Актуальные проблемы теории и истории искусства”. – СПб.: НП-Принт, 2012. – Т. 2. – С. 447-452
Добрыднева А.С. Венский модерн и рождение европейского ар деко. Концепт: философия, религия, культура. Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого № 4 (32), том 1, декабрь 2019 г. – с. 97-106
Кириков Б.М. Отто Вагнер и становление петербургского модерна. // Архитектура Петербурга конца XIX – начала XX века. – ИД Коло, 2006. – с 229-242
Маркин Ю.П., Искусство Третьего рейха. Архитектура. Скульптура. Живопись.  – М.: РИП-Холдинг, 2012. – 384 с.
Нащокина М.В. Ар-деко и Вена. // Проект Байкал. №62. 2019 – с. 126-137
Хает Е. Венские мастерские: от модерна к ар-деко // Искусство эпохи модернизма: стиль ар-деко. 1910– 1940 годы. – Москва, 2009. – С. 83-88
Печёнкин, И. Т. 52. Отто Вагнер : [6+] / И. Печёнкин ; гл. ред. А. А. Барагамян. – Москва : Комсомольская правда : Директ-Медиа, 2016. – 72 с.
- Соловьев Н.К. Отто Вагнер: от «венского ренессанса» к «венскому сецессиону» или ар-деко? // «Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Вестник МГХПА» / Московская государственная художественно-промышленная академия имени С.Г. Строганова. – МГХПА, Москва, 2018, часть 3-1. – С. 22-35
Beil R. Joseph Maria Olbrich 1867–1908. Architekt und Gestalter der frühen Moderne. Hg. // Ralf Beil, Regina Stephan. Ostfildern 2010. – 455 p.
Boga T. Zehnder C., Maler – Architekt 1859–1938. Ideal-Architekturen. Ausstellung an der ETH Zürich 1981, – 163 p.
Borsi F., Godoli E. Wiener Bauten der Jahrhundertwende. Die Architektur der Habsburgischen Metropole zwischen Historismus und Moderne. Stuttgart: Deutsche Verlags-Anstalt, 1985 – 351 p.
Sekler E. F., Josef Hoffmann: The Architectural Work – 1985 – 539 p.
Prelovcek D. Joze Plecnik (1872-1957) – Milano: Mondadori Electa, 2005. – 385 p.
Zednicek W. Otto Wagner. Zeichnungen und Plance. – Wien: Eigenverlag, O.J., 2002. – 208 p.
Zednicek W., Kurdiovsky R. – Otto Wagner und seine Schule. – Wien, 2008 – 208 p.
 
Электронные источники
«Австрийский модерн: от Климта до Венских мастерских». Лекция Дарьи Гайдуковой и Анастасии Добрыдневой – Режим доступа URL. – https://www.youtube.com/watch?v=ZfLWdrqZnBM (дата обращения: 20.06.2021).
«Отто Вагнер vs Эктор Гимар». Онлайн-лекция Ксении Григорьевой. – Режим доступа: URL. –  https://www.youtube.com/watch?v=pVmtNmQ8IzI (дата обращения: 20.06.2021).
«Отто Вагнер: 10 самых известных проектов великого архитектора» – Режим доступа: URL. – https://www.elledecoration.ru/heroes/architects/otto-vagner-10-samyh-izvestnyh-proektov-velikogo-arhitektora-id6771861/ (дата обращения: 10.07.2021).
 «Ученики Отто Вагнера». Онлайн-лекция Екатерины Козерчук. – Режим доступа: URL. – https://www.youtube.com/watch?v=2Bp#U8jK5O89Y (дата обращения: 10.07.2021).
ARCHI/MAPS – Режим доступа: URL. – https://archimaps.tumblr.com/tagged/otto-wagner (дата обращения: 10.07.2021).

 
[1] На рубеже 1890-1900-х Отто Вагнер, после многолетней практики в ордерной эклектике, создает знаковые произведения венского флористичного модерна – Дом с майоликами (1898) и соседний, угловой Дом с медальонами (1898). Однако почти сразу после их возведения мастер делает резкий поворот к совершенно иной эстетике. И если теоретические труды Вагнера («Modern Architecture» переиздавалась в 1895, 1899 и 1902 г.) определили в значительной мере моду и на новый стиль, и на сам термин «модерн», то работы мастера в практике и педагогике 1900-1910-х были геометричнее и ближе к раннему ар-деко. Статьи же Вагнера провозглашали вообще радикальный, широкий эксперимент по переосмыслению архитектуры и отказ от каких-либо стилизаций. Отныне орнамент по мысли Вагнера должен был быть выдуманным, рациональным.
 
[2] Как и знаменитое здание венской Почтовой сберкассы (1903), церковь Ам Штайнхоф облицована камнем, прикрепленным специальными креплениями. Как указывает А.А. Берсенева, Вагнеру эту идею использования крепления (гвоздя) в декоративных целях – подсказали старые испанские дома в Саламанке. Берсенева А.А. Европейский модерн. Венская архитектурная школа. Екатеринбург: Уральский университет. 1991. – с. 40
 
[3] Одним из первых в Вене к использованию антового, геометризованного ордера подойдет О. Вагнер. Впрочем, в проектах мастера для Вены – монументального фонтана на Карлплатц, 1905 и памятника у Городского музея кайзера Франца Иосифа, 1909 – этот ордер еще не имел особой, не тектоничной вытянутости. В 1912 г. Вагнер реализует свое виденье этой темы в портике свой Второй виллы в Вене.
 
[4] В подобной аскетичной эстетике был выдержан и жилой многоквартирный дом по проекту Вагнера на Нойштифтгассе в Вене (1909). С 1912 по 1932 год в первом этаже дома на Нойштифтгассе был расположен офис архитектурного движения «Венские мастерские» («Wiener Werkstatte»), а на втором этаже находилась квартира самого Вагнера.
 
[5] Всего за двадцать лет существования школы О. Вагнера через нее прошло обучение около 200 учеников, лучшие из проектов публиковались в журналах «Вагнершуле» и «Архитектор». Особо следует отметить работы Карла Зендера, автора обширной серии эскизов и проектов 1900-1910-х.
 
[6] На бумаге оставались и предложения самого О. Вагнера, в частности, его проект Городского музея Вены на Карлплатц (варианты 1902, 1909), Дворца Мира в Гааге (1906), Зала славы в Сан-Франциско (1908) и др.
 
[7] Образцом радикального пуризма стал, например, санаторий в Пуркерсдорфе, (Й. Хоффман, 1903). Поиски в направлении максимально аскетичной формы предпринимал в 1900-е гг. и Адольф Лоос. Эти идеи были воплощены им в здании банка, выстроенного на Михалерплатц (т.н. Лоосхаус, 1909) и Американ бар (1908), с упрощенными кессонами на потолке. Манифестом Лооса стала статья «Орнамент и преступление» (ок. 1910). Таков был ответ венского мастера не только классической декоративности, но и актуальным свершениям его коллег, в частности работам Л. Салливана, которые Лоос осматривал во время своей поездки в США в 1893-1896 г.
 
[8] Школа О. Вагнера привлекала архитекторов из разных регионов, входивших в те годы в состав Австро-Венгерской империи. Так, в 1899-1900 г. у О. Вагнера обучался Й. Плечник, родившийся в словенской Любляне и много осуществивший в родном городе 1920-1930-е. Вена оказала косвенное влияние и на школу чешского кубизма, у Вагнера учились – Я. Котера, П. Янек, Й Хохол.
 
[9] Так мотив уплощенных атлантов Цахерельхаус в Вене (арх. Й. Плечник, скульп. Ф. Мецнер, 1903) можно заметить в пластике фасадов дома Бассейного товарищества (А.Ф.Бубырь, Н.В.Васильев, 1912) в Петербурге и здании гостиницы «Астория» в Харькове (Н.В. Васильев, А.И. Ржепишевский, 1910), а узел люкарны в уплощенной нише венчающего этажа, реализованный в здании больничной кассы в районе Флоридсдорф в Вене (Ю. Гесснер, 1904), можно увидеть на доходном доме Н.П. Семенова в Петербурге (С.Г. Гингер, 1914) и жилом доме на Спартаковской ул. в Москве (Д.В. Разов, 1935). Таким образом, пластика дома Бассейного товарищества (1912) объединила в себе и изысканно нарисованные, сочиненные детали раннего ар-деко, и цитаты из европейской практики 1900-х – сдвоенный ордер со вставкой из Павильона искусств на Гессенской выставке 1908 г. в Дармштадте, арх. А.Мюллер и скульптурные рельефы берлинского ресторана Рейнгольд, арх. Б.Шмитц, скульп. Ф.Мецнер, 1907 (не сохр.).
 
[10] В 1900-е венские мастера стали использовать кессон в роли межоконной вставки. Этот мотив возникает в 1900-е в работах Й. Хоффмана (дом Бер-Гофмана в Вене, 1905 и проект расширения Школы искусств в Вене, 1906), Й. Плечника (жилой дом на Стеггассе в Вене, 1902) и Р. Фарски (жилой дом на Хитцингер Хауптштрассе в Вене, 1905). Ответом этому в петербургской архитектуре стали подобные детали в доходных домах Р.И. Бернштейна (1910) и Ф.М. и М.М. Богомольцев (1912). Затем эта идея несколько видоизменяется – мотив кессона, как решения отдельного окна, в 1910-е был осуществлен в здании театра Елисейских полей в Париже (О. Перре, 1913) и вилле Коварович, революционном образце чешского кубизма (Й. Хохол, 1912). Но в 1920–е кессонами начинают решать крупные объемы, будто накрывая их клетчатой тканью. Таковы были в 1920-е проекты О. Перре и Дж. Ваго, в 1930-е – предложения В.А. Щуко, Л.В. Руднева и И.А. Фомина.
 
[11] Подробнее о влиянии новаций 1910-х на памятники 1930-х см. статью автора «Геометризация ордера в творчестве И.А.Фомина и В.А.Щуко 1920-1930-х», https://archi.ru/russia/85375/geometrizaciya-ordera-v-tvorchestve-i-a-fomina-i-v-a-schuko–kh
 
[12] Отметим, что новации венской архитектурной школы 1910-х, опыт немецкого экспрессионизма и американского ар-деко А.Я. Лангман – автор Дома Совнаркома СССР – видел вживую, учась в 1904-1911 гг. в Вене и побывав в 1930-1931 гг. в Германии и США.
 
[13] Еще одна параллель, учебный проект Й. Ханниха по расширению венского Хофбурга с новой церковью Хофкирхе (1912), решенный протяженным фасадом с колоннадой и крупным куполом в центре, был композиционно близок к грандиозному Президентскому дворцу в Нью-Дели, осуществленному Э. Лаченсом в новой индийской столице в конце 1920-х.
 
[14] Фасадную тему церкви Ам Штайнхоф воспроизводили и почти напрямую (например, проект здания Аэропорта, Ф. Пиндт, 1912). Повторяя силуэт и композицию творения О. Вагнера, его ученик Е. Пирчан – в проекте Некрополя в Триесте (1908) – трактовал круглые башни комплекса уже в стилистике ар-деко. И именно в подобном виде был осуществлен собор Сакре-Кёр в Брюсселе, начатый в 1922 г. по проекту А. ван Хуффеля.
 
[15]В архитектурном ансамбле, задуманном в Берлине в конце 1930-х, можно обнаружить параллели не только с неоантичными фантазиями Э.Л. Булле, но и косвенное влияние Вены 1910-х – учебных работ студентов Отто Вагнера. Достаточно сравнить проекты Р. Вайса (Дворец Симона, 1912) и А. Шпеера (главная трибуна поля Цеппелина в Нюрнберге, 1934), Р. Перко (комплекс Терм, 1911) и В. Крайса (проект главного зала Дома воинской славы в Берлине, 1939), Й. Хейниша (Папская резиденция в Иерусалиме, 1912) и А. Шпеера, (Фольксхалле в Берлине, 1939).
 

13 Июля 2021

Андрей Бархин

Автор текста:

Андрей Бархин
Похожие статьи
Мета-музей
Проектная компания Genpro открыла музей-шоурум в метавселенной Spatial. Его виртуальное пространство состоит из нескольких залов и позволяет взаимодействовать с интерактивными планшетами.
Строители и первопроходцы
В рамках конкурса на лучшую идею памятника в честь 50-летия БАМа в Музее архитектуры прошла лекция Марка Акопяна, посвященная архитектурному и градостроительному наследию проекта. Публикуем тезисы выступления.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Параметрические волны
В жилом комплексе Sydney City, который ГК «ФСК» возводит в районе Шелепихинской набережной, Genpro спроектировали центральный квартал, соединив в архитектуре параметрические фасады с модульной технологией.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
От стула до жилого дома
Учебный год для студентов профиля «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна завершился традиционной итоговой выставкой.
Как быть в городе
Поскольку говорить о новых проектах довольно немыслимо, мы решили на какое-то, надеемся недолгое, время сосредоточиться на книгах. В этом обзоре – три новые книги о городской среде.
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Технологии и материалы
Свет для будущих поколений
Компания SWG | Светодиодное освещение оборудовала специализированную учебную лабораторию при Московском государственном строительном университете и запустила совместную с вузом программу обучения профессионалов интерьерного освещения.
Благородный металл
Сегодня парадные лобби жилых комплексов – это отдельное произведение дизайнерского искусства. Рассказываем, как в их оформлении используется продукция компании HÖGER – производителя уникальных интерьерных деталей из металла
Компания Hilti усиливает локальное производство
Øglaend System, подразделение группы компаний Hilti, производит кабеленесущие системы, которые можно использовать на объектах любой сложности: от нефтяных платформ до торговых центров. Генеральный директор Дмитрий Клименко рассказал Архи.ру о расширении производства в Санкт-Петербурге и запуске новых линеек для фасадных систем Hilti.
Скрафтить площадку
На примере игровых комплексов «Хоббики» – лидера в производстве уличной мебели – рассказываем, в чем преимущества крафтового подхода к оборудованию детских площадок
Приглашение на танец
Компания «Новые Горизонты» разработала несколько серий игровых комплексов, которые можно адаптировать под особенности той или иной площадки. Рассказываем о гибкости решений на примере комплекса «Танцующие домики».
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Сейчас на главной
Звездчатый полиэдр
В пригороде Парижа открылся новый корпус медицинского факультета Университетского госпиталя Кремлен-Бисетр. Архитектор Жан-Филипп Паргад выбрал для здания необычную многогранную форму и ленточные фасады из белого алюминия.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
Архсовет Москвы – 79
Архсовет Москвы поддержал проект ЖК «Обручев» от группы KAMEN Ивана Грекова. Две жилые башни высотой 159.3 и 199.3 м, общей площадью 127 978.5 м2 и расчетным числом жителей порядка 2000 человек, расположены на юго-западе Москвы между метро Беляево и Новаторской, по адресу Обручева, 30А. Заказчик – Группа ЛСР.
Концептуальный максимализм
Спортивный клуб Gympa создавался по заветам lagom и agile, то есть он минималистичный и гибкий, но в то же время уютный и эффективный. Главная изюминка места – зал с кварцевым песком и освещением, настроенным под циркадные ритмы.
Алмазный палимпсест
Римское бюро Labics завершило реконструкцию значимого ренессансного памятника Палаццо деи-Диаманти в Ферраре. Дворец получил удобные, современные выставочные пространства, комфортные общественные зоны и четко организованную структуру.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Архитектура ДК
В «Манеже» до 2 апреля работает выставка «Дом культуры СССР». Один из кураторов, Ксения Кокорина, рассказывает о значимых проектах прошлого столетия.
Акулы и лава
Бюро MERA Makers придумало и построило игровой комплекс для детского сада в Сарове. Восемь модулей из фанеры и цветного оргстекла, придуманных после обсуждения с детьми, соединяются в остров, который предлагает разные сценарии игры и богатый сенсорный опыт.
Резервуар для искусства
В музейном квартале Бангалора, столицы Южной Индии, открылось новое здание музея MAP – Музея изобразительного искусства и фотографии. Основа фондов – коллекция предпринимателя Абхишека Поддара, он же заказчик архитектурного проекта, авторы здания – местное архбюро Mathew and Ghosh Architects.
Ферма в каждый дом
На воркшопе Архитектура+FOODTECH архитектурная лаборатория SA lab вместе студентами придумала новый тип вертикальных ферм и прошла путь от концепции до реализации. Прототип напечатан на 3D-принтере из переработанного пластика и выращивает 136 растений.
Школа хвойных пород
Для проекта средней школы Port Marianne в Монпелье архитекторы местного бюро A+Architecture выбрали особый безопасный для экологии бетон в сочетании с конструкциями из местной Севеннской ели и эффектной отделкой из Дугласовой пихты.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Совместный досуг
Центр «Поле» выполняет роль третьего места в спальном районе Москвы. На площади меньше 30 квадратных метров студия дизайна D создала пространство, где дети и взрослые могут проводить время вместе: играть, работать, встречаться с друзьями, заниматься спортом и творчеством.
Сады и искусство
Петербургское ландшафтное бюро МОХ открыло в Москве представительство, напоминающее арт-галерею: пространство формата white box служит фоном для цветочных композиций, объектов искусства и дизайна
Белые одежды
Парижский архитектор Жан-Пьер Лотт спроектировал и построил для Университета Страсбурга новый учебный корпус Le Studium, который задуман прежде всего как так называемое «третье место».
Пресса: Самые важные архитектурные утраты Петербурга за последние...
«Cобака.ru» попросила архитектурного критика и автора телеграм-канала «Город, говори» Марию Элькину, основателя архитектурного бюро «Хвоя» Георгия Снежкина, искусствоведа и автора телеграм-канала «Русский камамбер» Александра Семенова, архитектора-градопланировщика бюро MLA+ Даниила Веретенникова и члена градостроительного совета города, руководителя архитектурного бюро «Студии 44» Никиту Явейна выделить главные городские утраты и возможные в скором времени потери, начиная с нулевых, и рассказывает историю этих мест.
Три из четырех
Рассказываем об итогах прошлогоднего конкурса на оформление четырех станций метро в Казани. Победителей трое – публикуем их проекты. Для последней станции проект выбрать не удалось.
Дворец воды
Дворец водных видов спорта строился в Екатеринбурге в рамках подготовки к Универсиаде-2023. Комплекс включает три бассейна, рассчитан на 5000 зрителей, соответствует требованиям FISU и предполагает интенсивное использование вне крупных спортивных мероприятий.
Мечта о танце
Пекинское бюро MAD превратит старый склад в бывшем порту Роттердама в Центр танцевального искусства с амфитеатром под открытым небом.
Пресса: Юлий Борисов: «Успех не в компромиссе, а в гармонии»
В интервью «Строительному Еженедельнику» Юлий Борисов признается, что не любит использовать слово «компромисс», так как оно предполагает, что кто-то из участников процесса остается неудовлетворенным.
Многоликий
В интерьере ресторана Cult в Калининграде архитектор Дарья Белецкая разворачивает историю, родившуюся из размышлений о тревожности. Ощутить равновесие и спокойствие помогает созерцание полуторатонного валуна, мерцание воды, маски, отсылающие к «Тысячеликому герою» Джозефа Кэмпбелла и общая атмосфера полумрака и тишины.
Мост-аттракцион
Пешеходный мост по проекту архитектора Томаса Рэндалла-Пейджа и конструктора Тима Лукаса в историческом лондонском доке перекатывается «вверх ногами» с помощью двух ручных лебедок, чтобы пропускать проходящие суда.
Дом учителя
В Нинбо в родном доме ведущего экономиста КНР Дун Фужэна открылся музей. Авторы реконструкции – пекинское бюро WIT Design & Research.
Медная корона
Дом, построенный по проекту мастерской Михаила Мамошина рядом с новой сценой Малого драматического театра, прячется во дворах, но вопреки этому, а может и благодаря, интерпретирует традиционную застройку конца XIX века более смело, чем это принято в Петербурге.
Куб в оазисе
Еврейский культурный центр Сочи расположится в доступной части города и станет центром общественной жизни: помимо синагоги он вместит образовательный центр, кошерный ресторан и музей, рядом появится благоустроенный сквер.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.