Ар-деко венской архитектурной школы

К юбилею великого Отто Вагнера.

Андрей Бархин

Автор текста:
Андрей Бархин

mainImg
География примеров раннего ар-деко в Европе была разнообразна и широка, но это были лишь отдельные произведения, и только в Вене они сформировали целую архитектурную школу, в первую очередь, графическую. Ее основателем был Отто Вагнер (1841 – 1918), работы которого на рубеже 1890-1900-х демонстрируют значительную стилевую эволюцию от поздней эклектики к флористичному модерну и геометризму раннего ар-деко.[1]
  • zooming
    1. О. Вагнер, Дом с майоликами в Вене, 1898
    Фотография © Greymouser CC BY-SA 3.0 AT
  • zooming
    2. О. Вагнер, здание Почтовой Сберкассы в Вене, 1903
    Фотография © Thomas Ledl CC BY-SA 4.0

В 1904 г. О. Вагнер проектирует в Вене церковь Ам Штайнхоф, и в ее архитектуре еще сохранены традиционные элементы – палладианское окно, почти неоклассический карниз и силуэт купола, напоминающий собор Св. Марко в Венеции. Но и отличия от стандартных для конца XIX в. решений также очевидны – это новации и в пластике, и в силуэте (ведь массивный купол не имеет барабана). И потому творение Вагнера можно рассматривать как один из первых образцов геометризации историзма и раннего ар-деко.

Особенно новый стиль заметен в церкви Ам Штайнхоф в трактовке угловых башен, ставших пьедесталами скульптур, а также аттиков и обелисков – они геометризованы и решены неоархаическим, ступенчатым силуэтом. Острое сочетание неоклассических и новаторских элементов – колонн перед входом, лишенных антаблемента и остро пересекающих их балок, использование геометризованного ордера в интерьере, и главное, контраст роскошной декорации и аскезы стены-фона в экстерьере – все это говорит о вовлеченности творения Вагнера в эстетику ар-деко, и делает церковь Ам Штайнхоф одним из первых шедевров нового стиля.[2]
  • zooming
    3. О. Вагнер, церковь Св. Леопольда Ам Штайнхоф, 1904
    Фотография © Bwag CC BY-SA 4.0
  • zooming
    4. О. Вагнер, церковь Св. Леопольда Ам Штайнхоф, 1904
    Фотография © Bwag CC BY-SA 4.0

В 1905 г. Йозеф Хоффман (1870 – 1956), как более молодой, но не менее прославленный лидер венской архитектурной школы, начинает возводить в Брюсселе знаменитый Дворец Стокле. Он стал образцом роскоши, примером стиля ар-деко и для павильонов выставки 1925 года в Париже, и для американских небоскребов 1920-1930-х. Интерьеры дворца были облицованы мрамором, и его текстура сыграла роль холодного и роскошного украшения; мозаики были доверены художнику Г. Климту. Так дворец объединил чистую геометрию, абстракцию и византийские мотивы. Главный фасад был решен изящным антовым портиком и башней с великолепным завершением.[3]
  • zooming
    1 / 3
    5. Й. Хоффман, Дворец Стокле в Брюсселе,1905
    Фотография © А. Бархин
  • zooming
    2 / 3
    6. Й. Хоффман, Дворец Стокле в Брюсселе,1905, столовая
    Источник: Нащокина М.В. Ар-деко и Вена. // Проект Байкал. №62. 2019 – с. 132
  • zooming
    3 / 3
    7. Г. Климт, эскиз к мозаичному панно во Дворце Стокле – Ожидание, Древо жизни, Свершение, 1905
    Густав Климт, Public domain, via Wikimedia Commons

Создаваемые в 1910-е павильоны Австрии, выполненные Хоффманом для выставок в Риме (1910) и Кельне (1914), обозначили, впрочем, и вторую версию нового стиля – аскетичную ветвь ар-деко. (см. илл. 12) Павильоны Хоффмана откровенно провозглашали наступление ХХ века, отказ от ретроспекции и аутентичного воспроизведения ордерного канона. В то же время они не порывали с традицией, это была форма геометризации классики, готовая к широкому применению. Именно такой ордер был популярен в межвоенное время, характерен для мировой архитектуры 1920-1930-х от Лондона, Парижа и Рима до Ленинграда, Москвы и даже Вашингтона.

Эволюцию венской архитектурной школы в направлении еще большей аскетизации и рационализма демонстрирует т.н. Вторая вилла Вагнера (1912).  Это было своего рода развитие стиля церкви Ам Штайнхоф, ведь вилла была традиционно для мастера решена с неоклассическим карнизом.[4] Однако другие редкие детали виллы – геометризованный ордер террасы и уплощенный входной портал (при минимальном ином декоре, сведенном к абстракции портала из керамики на первом этаже) – все это говорит о выборе совершенно новой эстетики. Это было радикальное в своем аскетизме высказывание, особенно революционное, если учитывать путь Вагнера (пройденный от эклектики и флористичного модерна), а также то, что вилла была выстроена мастером еще до трагических событий Первой мировой войны.
  • zooming
    8. Вторая вилла О. Вагнера в Вене, 1912
    Фотография © Welleschik CC BY-SA 2.5
  • zooming
    9. О. Вагнер, жилой дом на Нойштифтгассе в Вене, 1909
    Фотография © Thomas Ledl CC BY-SA 4.0

Венская архитектурная школа в 1900-1910-е, таким образом, наметила два русла дальнейшего развития – это декоративно усложненная стилистика О. Вагнера и аскетичная эстетика Й. Хоффмана. Но какая из этих художественных вариаций оказала более значительное влияние на архитектуру 1920-1930-х, на стилистику ар-деко?

С 1894-1914 гг. О. Вагнер преподавал в венской Академии искусств, и его ученики естественным образом перенимали манеру своего великого учителя. Созданные в сложной декоративной манере Вагнера середины 1900-х, проекты его учеников были задуманы масштабно и выполнены графически безупречно. Все это были проекты крупных общественных сооружений почти идентичные по стилю.[5] Однако кроме как в знаменитых постройках О. Вагнера – здании Почтовой Сберкассы (1903) и церкви Ам Штайнхоф (1904), эта эстетика осталась не реализованной.[6]
О. Вагнер. Конкурсный дизайн Дворца мира , Гаага, перспектива. Четвертый приз
Отто Вагнер (1841-1918), Общественное достояние, via Wikimedia Commons

Формально объединенные обучением у именитого мастера, в своей практике молодые архитекторы работали уже совершенно иначе. В 1900-1910-е это было время широкого пластического эксперимента – от декоративности на стыке модерна и ар-деко до радикального пуризма и кубизма.[7] Но чаще всего это были отдельные шаги, и больше мастера так не работали. Особенно это заметно при сопоставлении работ Й. Плечника в Вене 1900-х и его построек в Праге и Любляне 1920-1930-х.[8]
10. Й. Плечник, жилой дом на Стеггассе в Вене, 1902
Фотография © Thomas Ledl CC BY-SA 4.0

Практика мастеров венской архитектурной школы не составляла стилистического единства, таковы были отдельные работы Й. Ольбриха, Й. Хоффмана, Й. Плечника, Ю. Гесснера и др. И тем не менее, они сформировали целый пласт архитектурных новаций, ставший значимым источником для отечественных мастеров и до революции, и в эпоху 1920-1930-х. Так, знакомство с уплощенными атлантами Цахерельхаус (арх. Й. Плечник, скульп. Ф. Мецнер, 1903) и люкарнами здания больничной кассы в районе Флоридсдорф (Ю. Гесснер, 1904) в Вене, очевидно в застройке дореволюционного Петербурга.[9] Определенное влияние творения венской архитектурной школы оказали и на использование кессонов, как фасадного декоративного приема.[10] Одним из первых подобную идею предлагает Й. Плечник – в проекте Шоколадной фабрики (1910), где функция промышленного сооружения, вероятно, подсказала и саму клетчатую, кессонированную тему фасада.
11. Детали Цахерельхаус в Вене (арх. Й. Плечник, скульп. Ф. Мецнер, 1903) и дом Бассейного то-ва в Петербурге (А.Ф.Бубырь, Н.В.Васильев, с 1912)
Фотография © А. Бархин

Но наиболее сильным влияние венской архитектурной школы было в переосмыслении форм классического ордера и его трактовки в работах Й. Хоффмана. Каннелированные пилястры без баз и капителей, вытянутый прямоугольный ордер 1900-1930-х – все это зримо отличалось от палладианского канона. И именно работы Й. Хоффмана – в первую очередь, роскошный Дворец Стокле (1905), а затем павильоны Австрии на выставках в Риме (1910) и Кельне (1914), венские виллы Аст (1909) и Примавези (1913) – оказали значительное влияние на архитектурный язык ар-деко межвоенного времени.[11] Ощутимо это влияние и в московских постройках, в первую очередь, в здании Библиотеки им. В.И. Ленина (1928), Доме Совнаркома СССР (1934), интерьере станции метро «Театральная» (1936).[12]
  • zooming
    1 / 3
    12. Й. Хоффман, павильон Австрии на выставке в Риме, 1911
    Sarnitz A. Hoffmann (Basic Art) – TASCHEN, 2016 стр 17
  • zooming
    2 / 3
    13. Музей современного искусства в Париже, 1937
    Фотография © А. Бархин
  • zooming
    3 / 3
    Й. Хоффман, Павильон Австрии в Кельне, 1914
    Фотография © А. Бархин

Таким образом, если влияние аскетичных новаций Й. Хоффмана было значительным для всей эпохи 1920-1930-х, то роскошный стиль О. Вагнера, созданный на стыке поздней эклектики и раннего ар-деко, как кажется, был определяющим почти только для его учеников. И тем не менее эти учебные проекты заслуживают особого упоминания. Ведь если практика венской архитектурной школы в целом – разноречивая и камерная, смогла лишь косвенно повлиять на стилистику 1920-1930-х, то ее графическое наследие продемонстрировало готовность учеников О. Вагнера к формированию крупномасштабного и даже имперского, развитого стиля.

В проектах учеников О. Вагнера рубежа 1900-1910-х очевидны и черты раннего ар-деко, и открытие стилевых приемов, популярных в 1920-1930-е. Так, учебные проекты здания Купален в Вене, 1905 года – К. Ехна, А. Николадони, Й. Хора, а также, например, проект Р. Покорни здания Терм и курорта в Феслау, 1912 – все остро сочетали в своих формах новаторский уступчатый силуэт и фантазийную геометризацию деталей. В близкой эстетике на рубеже 1900-1910-х начинает работать и Э. Сааринен. И хотя именно он реализовал эту эстетику раннего ар-деко на практике, о косвенном влиянии венской архитектурной школы можно говорить в отношении целой серии работ Э. Сааринена – проектов Парламента (1908) и выставочного зала (1908) в Хельсинки, осуществленного в финской столице здания Вокзала (1910), а также проекта парламента в Канберре (1912).

Проекты учеников «Вагнершуле», таким образом, нередко играли роль промежуточного звена между работами самого Отто Вагнера и памятниками ар-деко 1920-1930-х.[13] Главным украшением фасада в этих учебных проектах становилась, например, развитие темы башен, динамично увенчанных скульптурами. Отто Вагнер реализовал эти идеи впервые еще в архитектуре Моста со львами в Вене (1898), а также церкви Ам Штайнхоф (1904).[14] В 1910-е подобным образом были решены учебный проект Р. Вайса (Дворец Симона, 1912) с парными конными статуями по краям центральной части фасада, а также в более усложненных формах – Центральный вокзал в Милане (задуманный в 1912-1915 гг. и реализованный в 1924-1931 гг.). В дальнейшем эта идея динамичной постановки скульптуры получила еще более эффектное развитие – сперва в проекте Р. Фарски здания Санатория на Дунае (1905-06), а затем в 1930-е – в композиции Дворца экспозиций на Международной выставке в Брюсселе 1935 г. (Дж. ван Нек) и павильона СССР на выставке в Париже 1937 г.

Более того, стилистика крупномасштабных, почти утопичных проектов учеников Отто Вагнера – Р. Перко (комплекс Терм, 1911), Р. Вайса (Дворец Симона, 1912), Й. Хейниша (Папская резиденция в Иерусалиме, 1912) – многое могла подсказать А. Шпееру и его коллегам в конце 1930-х.[15] Однако в 1900-1910-е все эти проектные задумки австрийских архитекторов остались на бумаге. Становление этого развитого, выразительного стиля в Вене было прервано началом Первой мировой войны в 1914 году.

Графическое наследие венской архитектурной школы было поразительно мощным и изысканным. Это была удивительная архитектурно-художественная греза. Однако планка качества была поднята настолько высоко, сложность и богатство этого искусства было таково, что повторить их в 1920-1930-е было уже почти невозможно. В межвоенные годы это сконцентрировало внимание мастеров на принципиальном – контрасте декорации и аскезы в монументах 1900-1910-х, а также геометризации отдельных декоративных элементов.
14. А.Я. Лангман, Дом Совнаркома СССР в Москве, 1934
Фотография © А. Бархин

Новации венской архитектурной школы были долгие годы не востребованы – сказалось начало Первой мировой войны, которая в 1914 году прервала естественный ход архитектурной эволюции. Затем, после короткой вспышки декоративизма и роскоши на парижской выставке 1925 года, в самый разгар гонки высотных сооружений – в Нью-Йорке прогремел финансовый кризис 1929 года, в США началась Великая депрессия, оказавшая заметное влияние на экономическую ситуацию и в Европе. Наиболее актуальными стали теперь самые простые в исполнении довоенные узлы и решения. И потому эпохе 1930-х оказалась ближе уже аскетичная, рациональная ветвь венской архитектурной школы 1900-1910-х и эстетика Йозефа Хоффмана.
  • zooming
    15. Й. Хоффман, Дворец Стокле в Брюсселе,1905
    Фотография © А. Бархин
  • zooming
    16. О. Вагнер, церковь Св. Леопольда Ам Штайнхоф, 1904
    Фотография © А. Бархин

Венская архитектурная школа и творчество Отто Вагнера убедительно демонстрировали движение к геометризации и художественную успешность подобного выбора. От башен Ам Штайнхоф и Дворца Стокле через работы Сааринена лежит прямая линия архитектурной эволюции к стилистике американских небоскребов. Однако то, что было в 1900-1910-е эстетической революцией, стало после катастрофы Первой мировой войны необходимостью, следствием экономических и идеологических обстоятельств, так было в 1920-1930-е и в Европе, и в СССР.
 
Материал подготовлен для Archi.ru и Isolationmagazine.ru
 
 

Библиография
Берсенева А.А. Европейский модерн. Венская архитектурная школа. Екатеринбург: Уральский университет. 1991. – 212 с.
Горюнов В.С. Архитектура эпохи модерна. Концепции. Направления. Мастера / Горюнов В.С., Тубли М.П. – СПб: Стройиздат, 1992. – 360 с.
Данилова Н. Л. Декоративные мотивы венского Сецессиона в архитектуре петербургского модерна // Сборник научных статей “Актуальные проблемы теории и истории искусства”. – СПб.: НП-Принт, 2012. – Т. 2. – С. 447-452
Добрыднева А.С. Венский модерн и рождение европейского ар деко. Концепт: философия, религия, культура. Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого № 4 (32), том 1, декабрь 2019 г. – с. 97-106
Кириков Б.М. Отто Вагнер и становление петербургского модерна. // Архитектура Петербурга конца XIX – начала XX века. – ИД Коло, 2006. – с 229-242
Маркин Ю.П., Искусство Третьего рейха. Архитектура. Скульптура. Живопись.  – М.: РИП-Холдинг, 2012. – 384 с.
Нащокина М.В. Ар-деко и Вена. // Проект Байкал. №62. 2019 – с. 126-137
Хает Е. Венские мастерские: от модерна к ар-деко // Искусство эпохи модернизма: стиль ар-деко. 1910– 1940 годы. – Москва, 2009. – С. 83-88
Печёнкин, И. Т. 52. Отто Вагнер : [6+] / И. Печёнкин ; гл. ред. А. А. Барагамян. – Москва : Комсомольская правда : Директ-Медиа, 2016. – 72 с.
- Соловьев Н.К. Отто Вагнер: от «венского ренессанса» к «венскому сецессиону» или ар-деко? // «Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Вестник МГХПА» / Московская государственная художественно-промышленная академия имени С.Г. Строганова. – МГХПА, Москва, 2018, часть 3-1. – С. 22-35
Beil R. Joseph Maria Olbrich 1867–1908. Architekt und Gestalter der frühen Moderne. Hg. // Ralf Beil, Regina Stephan. Ostfildern 2010. – 455 p.
Boga T. Zehnder C., Maler – Architekt 1859–1938. Ideal-Architekturen. Ausstellung an der ETH Zürich 1981, – 163 p.
Borsi F., Godoli E. Wiener Bauten der Jahrhundertwende. Die Architektur der Habsburgischen Metropole zwischen Historismus und Moderne. Stuttgart: Deutsche Verlags-Anstalt, 1985 – 351 p.
Sekler E. F., Josef Hoffmann: The Architectural Work – 1985 – 539 p.
Prelovcek D. Joze Plecnik (1872-1957) – Milano: Mondadori Electa, 2005. – 385 p.
Zednicek W. Otto Wagner. Zeichnungen und Plance. – Wien: Eigenverlag, O.J., 2002. – 208 p.
Zednicek W., Kurdiovsky R. – Otto Wagner und seine Schule. – Wien, 2008 – 208 p.
 
Электронные источники
«Австрийский модерн: от Климта до Венских мастерских». Лекция Дарьи Гайдуковой и Анастасии Добрыдневой – Режим доступа URL. – https://www.youtube.com/watch?v=ZfLWdrqZnBM (дата обращения: 20.06.2021).
«Отто Вагнер vs Эктор Гимар». Онлайн-лекция Ксении Григорьевой. – Режим доступа: URL. –  https://www.youtube.com/watch?v=pVmtNmQ8IzI (дата обращения: 20.06.2021).
«Отто Вагнер: 10 самых известных проектов великого архитектора» – Режим доступа: URL. – https://www.elledecoration.ru/heroes/architects/otto-vagner-10-samyh-izvestnyh-proektov-velikogo-arhitektora-id6771861/ (дата обращения: 10.07.2021).
 «Ученики Отто Вагнера». Онлайн-лекция Екатерины Козерчук. – Режим доступа: URL. – https://www.youtube.com/watch?v=2Bp#U8jK5O89Y (дата обращения: 10.07.2021).
ARCHI/MAPS – Режим доступа: URL. – https://archimaps.tumblr.com/tagged/otto-wagner (дата обращения: 10.07.2021).

 
[1] На рубеже 1890-1900-х Отто Вагнер, после многолетней практики в ордерной эклектике, создает знаковые произведения венского флористичного модерна – Дом с майоликами (1898) и соседний, угловой Дом с медальонами (1898). Однако почти сразу после их возведения мастер делает резкий поворот к совершенно иной эстетике. И если теоретические труды Вагнера («Modern Architecture» переиздавалась в 1895, 1899 и 1902 г.) определили в значительной мере моду и на новый стиль, и на сам термин «модерн», то работы мастера в практике и педагогике 1900-1910-х были геометричнее и ближе к раннему ар-деко. Статьи же Вагнера провозглашали вообще радикальный, широкий эксперимент по переосмыслению архитектуры и отказ от каких-либо стилизаций. Отныне орнамент по мысли Вагнера должен был быть выдуманным, рациональным.
 
[2] Как и знаменитое здание венской Почтовой сберкассы (1903), церковь Ам Штайнхоф облицована камнем, прикрепленным специальными креплениями. Как указывает А.А. Берсенева, Вагнеру эту идею использования крепления (гвоздя) в декоративных целях – подсказали старые испанские дома в Саламанке. Берсенева А.А. Европейский модерн. Венская архитектурная школа. Екатеринбург: Уральский университет. 1991. – с. 40
 
[3] Одним из первых в Вене к использованию антового, геометризованного ордера подойдет О. Вагнер. Впрочем, в проектах мастера для Вены – монументального фонтана на Карлплатц, 1905 и памятника у Городского музея кайзера Франца Иосифа, 1909 – этот ордер еще не имел особой, не тектоничной вытянутости. В 1912 г. Вагнер реализует свое виденье этой темы в портике свой Второй виллы в Вене.
 
[4] В подобной аскетичной эстетике был выдержан и жилой многоквартирный дом по проекту Вагнера на Нойштифтгассе в Вене (1909). С 1912 по 1932 год в первом этаже дома на Нойштифтгассе был расположен офис архитектурного движения «Венские мастерские» («Wiener Werkstatte»), а на втором этаже находилась квартира самого Вагнера.
 
[5] Всего за двадцать лет существования школы О. Вагнера через нее прошло обучение около 200 учеников, лучшие из проектов публиковались в журналах «Вагнершуле» и «Архитектор». Особо следует отметить работы Карла Зендера, автора обширной серии эскизов и проектов 1900-1910-х.
 
[6] На бумаге оставались и предложения самого О. Вагнера, в частности, его проект Городского музея Вены на Карлплатц (варианты 1902, 1909), Дворца Мира в Гааге (1906), Зала славы в Сан-Франциско (1908) и др.
 
[7] Образцом радикального пуризма стал, например, санаторий в Пуркерсдорфе, (Й. Хоффман, 1903). Поиски в направлении максимально аскетичной формы предпринимал в 1900-е гг. и Адольф Лоос. Эти идеи были воплощены им в здании банка, выстроенного на Михалерплатц (т.н. Лоосхаус, 1909) и Американ бар (1908), с упрощенными кессонами на потолке. Манифестом Лооса стала статья «Орнамент и преступление» (ок. 1910). Таков был ответ венского мастера не только классической декоративности, но и актуальным свершениям его коллег, в частности работам Л. Салливана, которые Лоос осматривал во время своей поездки в США в 1893-1896 г.
 
[8] Школа О. Вагнера привлекала архитекторов из разных регионов, входивших в те годы в состав Австро-Венгерской империи. Так, в 1899-1900 г. у О. Вагнера обучался Й. Плечник, родившийся в словенской Любляне и много осуществивший в родном городе 1920-1930-е. Вена оказала косвенное влияние и на школу чешского кубизма, у Вагнера учились – Я. Котера, П. Янек, Й Хохол.
 
[9] Так мотив уплощенных атлантов Цахерельхаус в Вене (арх. Й. Плечник, скульп. Ф. Мецнер, 1903) можно заметить в пластике фасадов дома Бассейного товарищества (А.Ф.Бубырь, Н.В.Васильев, 1912) в Петербурге и здании гостиницы «Астория» в Харькове (Н.В. Васильев, А.И. Ржепишевский, 1910), а узел люкарны в уплощенной нише венчающего этажа, реализованный в здании больничной кассы в районе Флоридсдорф в Вене (Ю. Гесснер, 1904), можно увидеть на доходном доме Н.П. Семенова в Петербурге (С.Г. Гингер, 1914) и жилом доме на Спартаковской ул. в Москве (Д.В. Разов, 1935). Таким образом, пластика дома Бассейного товарищества (1912) объединила в себе и изысканно нарисованные, сочиненные детали раннего ар-деко, и цитаты из европейской практики 1900-х – сдвоенный ордер со вставкой из Павильона искусств на Гессенской выставке 1908 г. в Дармштадте, арх. А.Мюллер и скульптурные рельефы берлинского ресторана Рейнгольд, арх. Б.Шмитц, скульп. Ф.Мецнер, 1907 (не сохр.).
 
[10] В 1900-е венские мастера стали использовать кессон в роли межоконной вставки. Этот мотив возникает в 1900-е в работах Й. Хоффмана (дом Бер-Гофмана в Вене, 1905 и проект расширения Школы искусств в Вене, 1906), Й. Плечника (жилой дом на Стеггассе в Вене, 1902) и Р. Фарски (жилой дом на Хитцингер Хауптштрассе в Вене, 1905). Ответом этому в петербургской архитектуре стали подобные детали в доходных домах Р.И. Бернштейна (1910) и Ф.М. и М.М. Богомольцев (1912). Затем эта идея несколько видоизменяется – мотив кессона, как решения отдельного окна, в 1910-е был осуществлен в здании театра Елисейских полей в Париже (О. Перре, 1913) и вилле Коварович, революционном образце чешского кубизма (Й. Хохол, 1912). Но в 1920–е кессонами начинают решать крупные объемы, будто накрывая их клетчатой тканью. Таковы были в 1920-е проекты О. Перре и Дж. Ваго, в 1930-е – предложения В.А. Щуко, Л.В. Руднева и И.А. Фомина.
 
[11] Подробнее о влиянии новаций 1910-х на памятники 1930-х см. статью автора «Геометризация ордера в творчестве И.А.Фомина и В.А.Щуко 1920-1930-х», https://archi.ru/russia/85375/geometrizaciya-ordera-v-tvorchestve-i-a-fomina-i-v-a-schuko–kh
 
[12] Отметим, что новации венской архитектурной школы 1910-х, опыт немецкого экспрессионизма и американского ар-деко А.Я. Лангман – автор Дома Совнаркома СССР – видел вживую, учась в 1904-1911 гг. в Вене и побывав в 1930-1931 гг. в Германии и США.
 
[13] Еще одна параллель, учебный проект Й. Ханниха по расширению венского Хофбурга с новой церковью Хофкирхе (1912), решенный протяженным фасадом с колоннадой и крупным куполом в центре, был композиционно близок к грандиозному Президентскому дворцу в Нью-Дели, осуществленному Э. Лаченсом в новой индийской столице в конце 1920-х.
 
[14] Фасадную тему церкви Ам Штайнхоф воспроизводили и почти напрямую (например, проект здания Аэропорта, Ф. Пиндт, 1912). Повторяя силуэт и композицию творения О. Вагнера, его ученик Е. Пирчан – в проекте Некрополя в Триесте (1908) – трактовал круглые башни комплекса уже в стилистике ар-деко. И именно в подобном виде был осуществлен собор Сакре-Кёр в Брюсселе, начатый в 1922 г. по проекту А. ван Хуффеля.
 
[15]В архитектурном ансамбле, задуманном в Берлине в конце 1930-х, можно обнаружить параллели не только с неоантичными фантазиями Э.Л. Булле, но и косвенное влияние Вены 1910-х – учебных работ студентов Отто Вагнера. Достаточно сравнить проекты Р. Вайса (Дворец Симона, 1912) и А. Шпеера (главная трибуна поля Цеппелина в Нюрнберге, 1934), Р. Перко (комплекс Терм, 1911) и В. Крайса (проект главного зала Дома воинской славы в Берлине, 1939), Й. Хейниша (Папская резиденция в Иерусалиме, 1912) и А. Шпеера, (Фольксхалле в Берлине, 1939).
 

13 Июля 2021

Андрей Бархин

Автор текста:

Андрей Бархин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Постсоветская традиционная архитектура. Генезис
Начинаю публиковать книгу «Неоклассическая архитектура России конца ХХ – начала XXI века». Более тридцати постсоветских лет в России существует новая классическая архитектура, стилистически и мировоззренчески оформленная, хотя и не являющаяся движением. Хотя традиционная архитектура исчезла после Второй мировой войны из образования, в последние десятилетия она актуализирована вызовами XXI века, к которым относятся: кризис города и экологии; отношения человека и техники как сверхсилы, не обладающей сверхразумом; растворение профессии архитектора в смежных специальностях. Введение посвящено генезису современной ситуации в ХХ веке.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.