Ар-деко венской архитектурной школы

К юбилею великого Отто Вагнера.

Андрей Бархин

Автор текста:
Андрей Бархин

mainImg
0 География примеров раннего ар-деко в Европе была разнообразна и широка, но это были лишь отдельные произведения, и только в Вене они сформировали целую архитектурную школу, в первую очередь, графическую. Ее основателем был Отто Вагнер (1841 – 1918), работы которого на рубеже 1890-1900-х демонстрируют значительную стилевую эволюцию от поздней эклектики к флористичному модерну и геометризму раннего ар-деко.[1]
  • zooming
    1. О. Вагнер, Дом с майоликами в Вене, 1898
    Фотография © Greymouser CC BY-SA 3.0 AT
  • zooming
    2. О. Вагнер, здание Почтовой Сберкассы в Вене, 1903
    Фотография © Thomas Ledl CC BY-SA 4.0

В 1904 г. О. Вагнер проектирует в Вене церковь Ам Штайнхоф, и в ее архитектуре еще сохранены традиционные элементы – палладианское окно, почти неоклассический карниз и силуэт купола, напоминающий собор Св. Марко в Венеции. Но и отличия от стандартных для конца XIX в. решений также очевидны – это новации и в пластике, и в силуэте (ведь массивный купол не имеет барабана). И потому творение Вагнера можно рассматривать как один из первых образцов геометризации историзма и раннего ар-деко.

Особенно новый стиль заметен в церкви Ам Штайнхоф в трактовке угловых башен, ставших пьедесталами скульптур, а также аттиков и обелисков – они геометризованы и решены неоархаическим, ступенчатым силуэтом. Острое сочетание неоклассических и новаторских элементов – колонн перед входом, лишенных антаблемента и остро пересекающих их балок, использование геометризованного ордера в интерьере, и главное, контраст роскошной декорации и аскезы стены-фона в экстерьере – все это говорит о вовлеченности творения Вагнера в эстетику ар-деко, и делает церковь Ам Штайнхоф одним из первых шедевров нового стиля.[2]
  • zooming
    3. О. Вагнер, церковь Св. Леопольда Ам Штайнхоф, 1904
    Фотография © Bwag CC BY-SA 4.0
  • zooming
    4. О. Вагнер, церковь Св. Леопольда Ам Штайнхоф, 1904
    Фотография © Bwag CC BY-SA 4.0

В 1905 г. Йозеф Хоффман (1870 – 1956), как более молодой, но не менее прославленный лидер венской архитектурной школы, начинает возводить в Брюсселе знаменитый Дворец Стокле. Он стал образцом роскоши, примером стиля ар-деко и для павильонов выставки 1925 года в Париже, и для американских небоскребов 1920-1930-х. Интерьеры дворца были облицованы мрамором, и его текстура сыграла роль холодного и роскошного украшения; мозаики были доверены художнику Г. Климту. Так дворец объединил чистую геометрию, абстракцию и византийские мотивы. Главный фасад был решен изящным антовым портиком и башней с великолепным завершением.[3]
  • zooming
    1 / 3
    5. Й. Хоффман, Дворец Стокле в Брюсселе,1905
    Фотография © А. Бархин
  • zooming
    2 / 3
    6. Й. Хоффман, Дворец Стокле в Брюсселе,1905, столовая
    Источник: Нащокина М.В. Ар-деко и Вена. // Проект Байкал. №62. 2019 – с. 132
  • zooming
    3 / 3
    7. Г. Климт, эскиз к мозаичному панно во Дворце Стокле – Ожидание, Древо жизни, Свершение, 1905
    Густав Климт, Public domain, via Wikimedia Commons

Создаваемые в 1910-е павильоны Австрии, выполненные Хоффманом для выставок в Риме (1910) и Кельне (1914), обозначили, впрочем, и вторую версию нового стиля – аскетичную ветвь ар-деко. (см. илл. 12) Павильоны Хоффмана откровенно провозглашали наступление ХХ века, отказ от ретроспекции и аутентичного воспроизведения ордерного канона. В то же время они не порывали с традицией, это была форма геометризации классики, готовая к широкому применению. Именно такой ордер был популярен в межвоенное время, характерен для мировой архитектуры 1920-1930-х от Лондона, Парижа и Рима до Ленинграда, Москвы и даже Вашингтона.

Эволюцию венской архитектурной школы в направлении еще большей аскетизации и рационализма демонстрирует т.н. Вторая вилла Вагнера (1912).  Это было своего рода развитие стиля церкви Ам Штайнхоф, ведь вилла была традиционно для мастера решена с неоклассическим карнизом.[4] Однако другие редкие детали виллы – геометризованный ордер террасы и уплощенный входной портал (при минимальном ином декоре, сведенном к абстракции портала из керамики на первом этаже) – все это говорит о выборе совершенно новой эстетики. Это было радикальное в своем аскетизме высказывание, особенно революционное, если учитывать путь Вагнера (пройденный от эклектики и флористичного модерна), а также то, что вилла была выстроена мастером еще до трагических событий Первой мировой войны.
  • zooming
    8. Вторая вилла О. Вагнера в Вене, 1912
    Фотография © Welleschik CC BY-SA 2.5
  • zooming
    9. О. Вагнер, жилой дом на Нойштифтгассе в Вене, 1909
    Фотография © Thomas Ledl CC BY-SA 4.0

Венская архитектурная школа в 1900-1910-е, таким образом, наметила два русла дальнейшего развития – это декоративно усложненная стилистика О. Вагнера и аскетичная эстетика Й. Хоффмана. Но какая из этих художественных вариаций оказала более значительное влияние на архитектуру 1920-1930-х, на стилистику ар-деко?

С 1894-1914 гг. О. Вагнер преподавал в венской Академии искусств, и его ученики естественным образом перенимали манеру своего великого учителя. Созданные в сложной декоративной манере Вагнера середины 1900-х, проекты его учеников были задуманы масштабно и выполнены графически безупречно. Все это были проекты крупных общественных сооружений почти идентичные по стилю.[5] Однако кроме как в знаменитых постройках О. Вагнера – здании Почтовой Сберкассы (1903) и церкви Ам Штайнхоф (1904), эта эстетика осталась не реализованной.[6]
О. Вагнер. Конкурсный дизайн Дворца мира , Гаага, перспектива. Четвертый приз
Отто Вагнер (1841-1918), Общественное достояние, via Wikimedia Commons

Формально объединенные обучением у именитого мастера, в своей практике молодые архитекторы работали уже совершенно иначе. В 1900-1910-е это было время широкого пластического эксперимента – от декоративности на стыке модерна и ар-деко до радикального пуризма и кубизма.[7] Но чаще всего это были отдельные шаги, и больше мастера так не работали. Особенно это заметно при сопоставлении работ Й. Плечника в Вене 1900-х и его построек в Праге и Любляне 1920-1930-х.[8]
10. Й. Плечник, жилой дом на Стеггассе в Вене, 1902
Фотография © Thomas Ledl CC BY-SA 4.0

Практика мастеров венской архитектурной школы не составляла стилистического единства, таковы были отдельные работы Й. Ольбриха, Й. Хоффмана, Й. Плечника, Ю. Гесснера и др. И тем не менее, они сформировали целый пласт архитектурных новаций, ставший значимым источником для отечественных мастеров и до революции, и в эпоху 1920-1930-х. Так, знакомство с уплощенными атлантами Цахерельхаус (арх. Й. Плечник, скульп. Ф. Мецнер, 1903) и люкарнами здания больничной кассы в районе Флоридсдорф (Ю. Гесснер, 1904) в Вене, очевидно в застройке дореволюционного Петербурга.[9] Определенное влияние творения венской архитектурной школы оказали и на использование кессонов, как фасадного декоративного приема.[10] Одним из первых подобную идею предлагает Й. Плечник – в проекте Шоколадной фабрики (1910), где функция промышленного сооружения, вероятно, подсказала и саму клетчатую, кессонированную тему фасада.
11. Детали Цахерельхаус в Вене (арх. Й. Плечник, скульп. Ф. Мецнер, 1903) и дом Бассейного то-ва в Петербурге (А.Ф.Бубырь, Н.В.Васильев, с 1912)
Фотография © А. Бархин

Но наиболее сильным влияние венской архитектурной школы было в переосмыслении форм классического ордера и его трактовки в работах Й. Хоффмана. Каннелированные пилястры без баз и капителей, вытянутый прямоугольный ордер 1900-1930-х – все это зримо отличалось от палладианского канона. И именно работы Й. Хоффмана – в первую очередь, роскошный Дворец Стокле (1905), а затем павильоны Австрии на выставках в Риме (1910) и Кельне (1914), венские виллы Аст (1909) и Примавези (1913) – оказали значительное влияние на архитектурный язык ар-деко межвоенного времени.[11] Ощутимо это влияние и в московских постройках, в первую очередь, в здании Библиотеки им. В.И. Ленина (1928), Доме Совнаркома СССР (1934), интерьере станции метро «Театральная» (1936).[12]
  • zooming
    1 / 3
    12. Й. Хоффман, павильон Австрии на выставке в Риме, 1911
    Sarnitz A. Hoffmann (Basic Art) – TASCHEN, 2016 стр 17
  • zooming
    2 / 3
    13. Музей современного искусства в Париже, 1937
    Фотография © А. Бархин
  • zooming
    3 / 3
    Й. Хоффман, Павильон Австрии в Кельне, 1914
    Фотография © А. Бархин

Таким образом, если влияние аскетичных новаций Й. Хоффмана было значительным для всей эпохи 1920-1930-х, то роскошный стиль О. Вагнера, созданный на стыке поздней эклектики и раннего ар-деко, как кажется, был определяющим почти только для его учеников. И тем не менее эти учебные проекты заслуживают особого упоминания. Ведь если практика венской архитектурной школы в целом – разноречивая и камерная, смогла лишь косвенно повлиять на стилистику 1920-1930-х, то ее графическое наследие продемонстрировало готовность учеников О. Вагнера к формированию крупномасштабного и даже имперского, развитого стиля.

В проектах учеников О. Вагнера рубежа 1900-1910-х очевидны и черты раннего ар-деко, и открытие стилевых приемов, популярных в 1920-1930-е. Так, учебные проекты здания Купален в Вене, 1905 года – К. Ехна, А. Николадони, Й. Хора, а также, например, проект Р. Покорни здания Терм и курорта в Феслау, 1912 – все остро сочетали в своих формах новаторский уступчатый силуэт и фантазийную геометризацию деталей. В близкой эстетике на рубеже 1900-1910-х начинает работать и Э. Сааринен. И хотя именно он реализовал эту эстетику раннего ар-деко на практике, о косвенном влиянии венской архитектурной школы можно говорить в отношении целой серии работ Э. Сааринена – проектов Парламента (1908) и выставочного зала (1908) в Хельсинки, осуществленного в финской столице здания Вокзала (1910), а также проекта парламента в Канберре (1912).

Проекты учеников «Вагнершуле», таким образом, нередко играли роль промежуточного звена между работами самого Отто Вагнера и памятниками ар-деко 1920-1930-х.[13] Главным украшением фасада в этих учебных проектах становилась, например, развитие темы башен, динамично увенчанных скульптурами. Отто Вагнер реализовал эти идеи впервые еще в архитектуре Моста со львами в Вене (1898), а также церкви Ам Штайнхоф (1904).[14] В 1910-е подобным образом были решены учебный проект Р. Вайса (Дворец Симона, 1912) с парными конными статуями по краям центральной части фасада, а также в более усложненных формах – Центральный вокзал в Милане (задуманный в 1912-1915 гг. и реализованный в 1924-1931 гг.). В дальнейшем эта идея динамичной постановки скульптуры получила еще более эффектное развитие – сперва в проекте Р. Фарски здания Санатория на Дунае (1905-06), а затем в 1930-е – в композиции Дворца экспозиций на Международной выставке в Брюсселе 1935 г. (Дж. ван Нек) и павильона СССР на выставке в Париже 1937 г.

Более того, стилистика крупномасштабных, почти утопичных проектов учеников Отто Вагнера – Р. Перко (комплекс Терм, 1911), Р. Вайса (Дворец Симона, 1912), Й. Хейниша (Папская резиденция в Иерусалиме, 1912) – многое могла подсказать А. Шпееру и его коллегам в конце 1930-х.[15] Однако в 1900-1910-е все эти проектные задумки австрийских архитекторов остались на бумаге. Становление этого развитого, выразительного стиля в Вене было прервано началом Первой мировой войны в 1914 году.

Графическое наследие венской архитектурной школы было поразительно мощным и изысканным. Это была удивительная архитектурно-художественная греза. Однако планка качества была поднята настолько высоко, сложность и богатство этого искусства было таково, что повторить их в 1920-1930-е было уже почти невозможно. В межвоенные годы это сконцентрировало внимание мастеров на принципиальном – контрасте декорации и аскезы в монументах 1900-1910-х, а также геометризации отдельных декоративных элементов.
14. А.Я. Лангман, Дом Совнаркома СССР в Москве, 1934
Фотография © А. Бархин

Новации венской архитектурной школы были долгие годы не востребованы – сказалось начало Первой мировой войны, которая в 1914 году прервала естественный ход архитектурной эволюции. Затем, после короткой вспышки декоративизма и роскоши на парижской выставке 1925 года, в самый разгар гонки высотных сооружений – в Нью-Йорке прогремел финансовый кризис 1929 года, в США началась Великая депрессия, оказавшая заметное влияние на экономическую ситуацию и в Европе. Наиболее актуальными стали теперь самые простые в исполнении довоенные узлы и решения. И потому эпохе 1930-х оказалась ближе уже аскетичная, рациональная ветвь венской архитектурной школы 1900-1910-х и эстетика Йозефа Хоффмана.
  • zooming
    15. Й. Хоффман, Дворец Стокле в Брюсселе,1905
    Фотография © А. Бархин
  • zooming
    16. О. Вагнер, церковь Св. Леопольда Ам Штайнхоф, 1904
    Фотография © А. Бархин

Венская архитектурная школа и творчество Отто Вагнера убедительно демонстрировали движение к геометризации и художественную успешность подобного выбора. От башен Ам Штайнхоф и Дворца Стокле через работы Сааринена лежит прямая линия архитектурной эволюции к стилистике американских небоскребов. Однако то, что было в 1900-1910-е эстетической революцией, стало после катастрофы Первой мировой войны необходимостью, следствием экономических и идеологических обстоятельств, так было в 1920-1930-е и в Европе, и в СССР.
 
Материал подготовлен для Archi.ru и Isolationmagazine.ru
 
 

Библиография
Берсенева А.А. Европейский модерн. Венская архитектурная школа. Екатеринбург: Уральский университет. 1991. – 212 с.
Горюнов В.С. Архитектура эпохи модерна. Концепции. Направления. Мастера / Горюнов В.С., Тубли М.П. – СПб: Стройиздат, 1992. – 360 с.
Данилова Н. Л. Декоративные мотивы венского Сецессиона в архитектуре петербургского модерна // Сборник научных статей “Актуальные проблемы теории и истории искусства”. – СПб.: НП-Принт, 2012. – Т. 2. – С. 447-452
Добрыднева А.С. Венский модерн и рождение европейского ар деко. Концепт: философия, религия, культура. Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого № 4 (32), том 1, декабрь 2019 г. – с. 97-106
Кириков Б.М. Отто Вагнер и становление петербургского модерна. // Архитектура Петербурга конца XIX – начала XX века. – ИД Коло, 2006. – с 229-242
Маркин Ю.П., Искусство Третьего рейха. Архитектура. Скульптура. Живопись.  – М.: РИП-Холдинг, 2012. – 384 с.
Нащокина М.В. Ар-деко и Вена. // Проект Байкал. №62. 2019 – с. 126-137
Хает Е. Венские мастерские: от модерна к ар-деко // Искусство эпохи модернизма: стиль ар-деко. 1910– 1940 годы. – Москва, 2009. – С. 83-88
Печёнкин, И. Т. 52. Отто Вагнер : [6+] / И. Печёнкин ; гл. ред. А. А. Барагамян. – Москва : Комсомольская правда : Директ-Медиа, 2016. – 72 с.
- Соловьев Н.К. Отто Вагнер: от «венского ренессанса» к «венскому сецессиону» или ар-деко? // «Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Вестник МГХПА» / Московская государственная художественно-промышленная академия имени С.Г. Строганова. – МГХПА, Москва, 2018, часть 3-1. – С. 22-35
Beil R. Joseph Maria Olbrich 1867–1908. Architekt und Gestalter der frühen Moderne. Hg. // Ralf Beil, Regina Stephan. Ostfildern 2010. – 455 p.
Boga T. Zehnder C., Maler – Architekt 1859–1938. Ideal-Architekturen. Ausstellung an der ETH Zürich 1981, – 163 p.
Borsi F., Godoli E. Wiener Bauten der Jahrhundertwende. Die Architektur der Habsburgischen Metropole zwischen Historismus und Moderne. Stuttgart: Deutsche Verlags-Anstalt, 1985 – 351 p.
Sekler E. F., Josef Hoffmann: The Architectural Work – 1985 – 539 p.
Prelovcek D. Joze Plecnik (1872-1957) – Milano: Mondadori Electa, 2005. – 385 p.
Zednicek W. Otto Wagner. Zeichnungen und Plance. – Wien: Eigenverlag, O.J., 2002. – 208 p.
Zednicek W., Kurdiovsky R. – Otto Wagner und seine Schule. – Wien, 2008 – 208 p.
 
Электронные источники
«Австрийский модерн: от Климта до Венских мастерских». Лекция Дарьи Гайдуковой и Анастасии Добрыдневой – Режим доступа URL. – https://www.youtube.com/watch?v=ZfLWdrqZnBM (дата обращения: 20.06.2021).
«Отто Вагнер vs Эктор Гимар». Онлайн-лекция Ксении Григорьевой. – Режим доступа: URL. –  https://www.youtube.com/watch?v=pVmtNmQ8IzI (дата обращения: 20.06.2021).
«Отто Вагнер: 10 самых известных проектов великого архитектора» – Режим доступа: URL. – https://www.elledecoration.ru/heroes/architects/otto-vagner-10-samyh-izvestnyh-proektov-velikogo-arhitektora-id6771861/ (дата обращения: 10.07.2021).
 «Ученики Отто Вагнера». Онлайн-лекция Екатерины Козерчук. – Режим доступа: URL. – https://www.youtube.com/watch?v=2Bp#U8jK5O89Y (дата обращения: 10.07.2021).
ARCHI/MAPS – Режим доступа: URL. – https://archimaps.tumblr.com/tagged/otto-wagner (дата обращения: 10.07.2021).

 
[1] На рубеже 1890-1900-х Отто Вагнер, после многолетней практики в ордерной эклектике, создает знаковые произведения венского флористичного модерна – Дом с майоликами (1898) и соседний, угловой Дом с медальонами (1898). Однако почти сразу после их возведения мастер делает резкий поворот к совершенно иной эстетике. И если теоретические труды Вагнера («Modern Architecture» переиздавалась в 1895, 1899 и 1902 г.) определили в значительной мере моду и на новый стиль, и на сам термин «модерн», то работы мастера в практике и педагогике 1900-1910-х были геометричнее и ближе к раннему ар-деко. Статьи же Вагнера провозглашали вообще радикальный, широкий эксперимент по переосмыслению архитектуры и отказ от каких-либо стилизаций. Отныне орнамент по мысли Вагнера должен был быть выдуманным, рациональным.
 
[2] Как и знаменитое здание венской Почтовой сберкассы (1903), церковь Ам Штайнхоф облицована камнем, прикрепленным специальными креплениями. Как указывает А.А. Берсенева, Вагнеру эту идею использования крепления (гвоздя) в декоративных целях – подсказали старые испанские дома в Саламанке. Берсенева А.А. Европейский модерн. Венская архитектурная школа. Екатеринбург: Уральский университет. 1991. – с. 40
 
[3] Одним из первых в Вене к использованию антового, геометризованного ордера подойдет О. Вагнер. Впрочем, в проектах мастера для Вены – монументального фонтана на Карлплатц, 1905 и памятника у Городского музея кайзера Франца Иосифа, 1909 – этот ордер еще не имел особой, не тектоничной вытянутости. В 1912 г. Вагнер реализует свое виденье этой темы в портике свой Второй виллы в Вене.
 
[4] В подобной аскетичной эстетике был выдержан и жилой многоквартирный дом по проекту Вагнера на Нойштифтгассе в Вене (1909). С 1912 по 1932 год в первом этаже дома на Нойштифтгассе был расположен офис архитектурного движения «Венские мастерские» («Wiener Werkstatte»), а на втором этаже находилась квартира самого Вагнера.
 
[5] Всего за двадцать лет существования школы О. Вагнера через нее прошло обучение около 200 учеников, лучшие из проектов публиковались в журналах «Вагнершуле» и «Архитектор». Особо следует отметить работы Карла Зендера, автора обширной серии эскизов и проектов 1900-1910-х.
 
[6] На бумаге оставались и предложения самого О. Вагнера, в частности, его проект Городского музея Вены на Карлплатц (варианты 1902, 1909), Дворца Мира в Гааге (1906), Зала славы в Сан-Франциско (1908) и др.
 
[7] Образцом радикального пуризма стал, например, санаторий в Пуркерсдорфе, (Й. Хоффман, 1903). Поиски в направлении максимально аскетичной формы предпринимал в 1900-е гг. и Адольф Лоос. Эти идеи были воплощены им в здании банка, выстроенного на Михалерплатц (т.н. Лоосхаус, 1909) и Американ бар (1908), с упрощенными кессонами на потолке. Манифестом Лооса стала статья «Орнамент и преступление» (ок. 1910). Таков был ответ венского мастера не только классической декоративности, но и актуальным свершениям его коллег, в частности работам Л. Салливана, которые Лоос осматривал во время своей поездки в США в 1893-1896 г.
 
[8] Школа О. Вагнера привлекала архитекторов из разных регионов, входивших в те годы в состав Австро-Венгерской империи. Так, в 1899-1900 г. у О. Вагнера обучался Й. Плечник, родившийся в словенской Любляне и много осуществивший в родном городе 1920-1930-е. Вена оказала косвенное влияние и на школу чешского кубизма, у Вагнера учились – Я. Котера, П. Янек, Й Хохол.
 
[9] Так мотив уплощенных атлантов Цахерельхаус в Вене (арх. Й. Плечник, скульп. Ф. Мецнер, 1903) можно заметить в пластике фасадов дома Бассейного товарищества (А.Ф.Бубырь, Н.В.Васильев, 1912) в Петербурге и здании гостиницы «Астория» в Харькове (Н.В. Васильев, А.И. Ржепишевский, 1910), а узел люкарны в уплощенной нише венчающего этажа, реализованный в здании больничной кассы в районе Флоридсдорф в Вене (Ю. Гесснер, 1904), можно увидеть на доходном доме Н.П. Семенова в Петербурге (С.Г. Гингер, 1914) и жилом доме на Спартаковской ул. в Москве (Д.В. Разов, 1935). Таким образом, пластика дома Бассейного товарищества (1912) объединила в себе и изысканно нарисованные, сочиненные детали раннего ар-деко, и цитаты из европейской практики 1900-х – сдвоенный ордер со вставкой из Павильона искусств на Гессенской выставке 1908 г. в Дармштадте, арх. А.Мюллер и скульптурные рельефы берлинского ресторана Рейнгольд, арх. Б.Шмитц, скульп. Ф.Мецнер, 1907 (не сохр.).
 
[10] В 1900-е венские мастера стали использовать кессон в роли межоконной вставки. Этот мотив возникает в 1900-е в работах Й. Хоффмана (дом Бер-Гофмана в Вене, 1905 и проект расширения Школы искусств в Вене, 1906), Й. Плечника (жилой дом на Стеггассе в Вене, 1902) и Р. Фарски (жилой дом на Хитцингер Хауптштрассе в Вене, 1905). Ответом этому в петербургской архитектуре стали подобные детали в доходных домах Р.И. Бернштейна (1910) и Ф.М. и М.М. Богомольцев (1912). Затем эта идея несколько видоизменяется – мотив кессона, как решения отдельного окна, в 1910-е был осуществлен в здании театра Елисейских полей в Париже (О. Перре, 1913) и вилле Коварович, революционном образце чешского кубизма (Й. Хохол, 1912). Но в 1920–е кессонами начинают решать крупные объемы, будто накрывая их клетчатой тканью. Таковы были в 1920-е проекты О. Перре и Дж. Ваго, в 1930-е – предложения В.А. Щуко, Л.В. Руднева и И.А. Фомина.
 
[11] Подробнее о влиянии новаций 1910-х на памятники 1930-х см. статью автора «Геометризация ордера в творчестве И.А.Фомина и В.А.Щуко 1920-1930-х», https://archi.ru/russia/85375/geometrizaciya-ordera-v-tvorchestve-i-a-fomina-i-v-a-schuko–kh
 
[12] Отметим, что новации венской архитектурной школы 1910-х, опыт немецкого экспрессионизма и американского ар-деко А.Я. Лангман – автор Дома Совнаркома СССР – видел вживую, учась в 1904-1911 гг. в Вене и побывав в 1930-1931 гг. в Германии и США.
 
[13] Еще одна параллель, учебный проект Й. Ханниха по расширению венского Хофбурга с новой церковью Хофкирхе (1912), решенный протяженным фасадом с колоннадой и крупным куполом в центре, был композиционно близок к грандиозному Президентскому дворцу в Нью-Дели, осуществленному Э. Лаченсом в новой индийской столице в конце 1920-х.
 
[14] Фасадную тему церкви Ам Штайнхоф воспроизводили и почти напрямую (например, проект здания Аэропорта, Ф. Пиндт, 1912). Повторяя силуэт и композицию творения О. Вагнера, его ученик Е. Пирчан – в проекте Некрополя в Триесте (1908) – трактовал круглые башни комплекса уже в стилистике ар-деко. И именно в подобном виде был осуществлен собор Сакре-Кёр в Брюсселе, начатый в 1922 г. по проекту А. ван Хуффеля.
 
[15]В архитектурном ансамбле, задуманном в Берлине в конце 1930-х, можно обнаружить параллели не только с неоантичными фантазиями Э.Л. Булле, но и косвенное влияние Вены 1910-х – учебных работ студентов Отто Вагнера. Достаточно сравнить проекты Р. Вайса (Дворец Симона, 1912) и А. Шпеера (главная трибуна поля Цеппелина в Нюрнберге, 1934), Р. Перко (комплекс Терм, 1911) и В. Крайса (проект главного зала Дома воинской славы в Берлине, 1939), Й. Хейниша (Папская резиденция в Иерусалиме, 1912) и А. Шпеера, (Фольксхалле в Берлине, 1939).
 

13 Июля 2021

Андрей Бархин

Автор текста:

Андрей Бархин
Похожие статьи
Параметры комплексного развития
Рассматриваем три проекта КРТ, показанных Мособлархитектурой на Зодчестве 2023. Все они демонстрируют разные ракурсы комплексного подхода к планированию и раскрытию территорий, особенно – заброшенных промышленных, расположенных как рядом с Москвой, так и на отдалении.
Куда пойти учиться?
5 вариантов дополнительного...
По следам круглого стола, организованного Институтом Генплана на Зодчестве – и в преддверии старта выставки «Открытого города», – рассматриваем разные направления бесплатного дополнительного образования для архитекторов. Оно позволяет развить навыки, приблизиться к реализации мечты, или выйти из зоны комфорта и войти в новую, устроившись на работу.
Вид на город
Узнать, что видно из московских окон и как меняется образ столицы по времени, можно на выставке в Подземном музее парка «Зарядье». Она работает до 15 октября.
Искусство на районе
На Дизайнерском бульваре в Москве открыта выставка паблик-арта с объектами девяти художников. Вплетенное в пейзаж жилого района, искусство стало неотъемлемой частью повседневности. Предлагаем познакомиться с пятью участниками.
Сны о вселенной
На прошлой неделе начала работу Первая архитектурная Биеннале в Метавселенной. Мероприятие демонстрирует, что технологии иммерсивного интернета доступны уже сегодня, и пришло время архитекторам обустраивать «новые земли». В нашей подборке – восемь объектов биеннале, показавшихся наиболее интригующими.
Илья Голосов и приемы советской версии ар-деко
Сегодня архитектору Илье Голосову исполнилось бы 140 лет. В честь юбилея Андрей Бархин вновь рассказывает об особенностях советского декоративизма тридцатых годов на примере творчества мастера, с американскими и европейскими образцами.
Предсказания и заблуждения
В этом году на «Архстоянии» появится два новых арт-дома, а главный объект – капсулу предсказаний – в последний день фестиваля планируется закопать.
Строители БАМа. Итоги конкурса
Подведены итоги открытого всероссийского конкурса «Строители БАМа» на лучшую концепцию мемориала создателям Байкало-Амурской магистрали. Публикуем 5 проектов победителей.
Нейрокапром или как сделать плохо специально
Преподаватели и студенты кафедры средового дизайна РАНХиГС провели эксперимент с нейросетью Stable Diffusion, пытаясь воспроизвести вернакулярную архитектуру, советский модернизм и капром. Результаты интересные: чем более обыденна архитектура, тем реальнее ее «слепки», а вот капром искусственному интеллекту пока что не по зубам. Предлагаем убедиться.
Тезисы Арх Москвы
За спецпроект Арх Москвы «Тезисы» в этом году отвечает бюро GAFA. Посетителей ждут восемь архитектурных инсталляций, которые раскроют основную тему выставки «Перспективы» под новым углом. Кураторы срежиссировали интересные коллаборации и обещают «огненный идеологический коктейль».
Что приготовила Арх Москва
Главная архитектурная выставка столицы в этом году пройдет в Гостином дворе с 24 по 27 мая. Рассказываем о том, что нового ждет посетителей и чем можно будет заняться. Онлайн-трансляции в этот раз не планируется, поэтому всем рекомендуем поприсутствовать лично.
Архитектура ДК
В «Манеже» до 2 апреля работает выставка «Дом культуры СССР». Один из кураторов, Ксения Кокорина, рассказывает о значимых проектах прошлого столетия.
Мета-музей
Проектная компания Genpro открыла музей-шоурум в метавселенной Spatial. Его виртуальное пространство состоит из нескольких залов и позволяет взаимодействовать с интерактивными планшетами.
Строители и первопроходцы
В рамках конкурса на лучшую идею памятника в честь 50-летия БАМа в Музее архитектуры прошла лекция Марка Акопяна, посвященная архитектурному и градостроительному наследию проекта. Публикуем тезисы выступления.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Параметрические волны
В жилом комплексе Sydney City, который ГК «ФСК» возводит в районе Шелепихинской набережной, Genpro спроектировали центральный квартал, соединив в архитектуре параметрические фасады с модульной технологией.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
От стула до жилого дома
Учебный год для студентов профиля «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна завершился традиционной итоговой выставкой.
Как быть в городе
Поскольку говорить о новых проектах довольно немыслимо, мы решили на какое-то, надеемся недолгое, время сосредоточиться на книгах. В этом обзоре – три новые книги о городской среде.
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Технологии и материалы
Больше стекла: окна РЕХАУ в загородных домах
Оконная и дверная индустрия кажется консервативной в плане дизайна, но на самом деле изменения, которые произошли с ней в последние годы, значительны. Анализируем тренды на проектах выставки Open Village, индикатора всего самого популярного в мире частного домостроения.
Карусель для авиаторов
Для обновленного Парка Авиаторов в Петербурге компания «Новые горизонты» спроектировала и построила игровой комплекс «Карусель». Яркий объект с двумя ярусами маркирует главную событийную площадь парка, а детям предлагает разнообразные сценарии игры на разной высоте.
Устойчивое завтра
Названы победители Holcim Awards – премии за достижения в области устойчивой архитектуры. Показываем все проекты из «короткого списка».
Новые декоры в европейской коллекции Homapal 2022-23
Еще больше уникальных цветов и поверхностей металлизированных HPL пластиков появилось в обновленной коллекции бренда Homapal. Самые изысканные металлические текстуры сочетаются с преимуществами износостойкого и гибкого ламината.
Блестящая жизнь в деталях
В ряду металлов, которые выигрышно смотрятся как в классическом, так и в ультрасовременном интерьере, латунь занимает особое место. Неслучайно ее называют «новым золотом». На примере проектов компании HÖGER смотрим, как добиваться эффекта “латуни” и других металлов при помощи современных технологий.
Фасадная подсистема от «ОРТОСТ-ФАСАД»: надежность...
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» разработала и запустила собственное производство подсистемы для устройства облицовки навесных фасадов. Инновационная разработка позволяет решать проблемы, связанные со сложной геометрией фасадов и работами на высотных зданиях.
Декоративное панно из алюминиевых панелей ГК АСП...
На путевой стене станции метро «Яхромская» в Москве установили монументальное панно в честь празднования 800-летия столицы в 1947 году. Панно выполнялось из трехслойных алюминиевых панелей с сотовым заполнением от компании ГК АСП.
Зимний сценарий
Осень и зима – не повод грустить и сидеть дома.
Рассказываем, какие малые архитектурные формы делают общественные пространства теплее, уютнее и интереснее даже в самые промозглые, пасмурные или студеные дни.
Больше чем детская площадка
Компания «КБЭА» из Чебоксар переосмысливает функционал детских площадок: с их помощью наука выходит в городское пространство и становится частью социокультурного программирования территорий.
Будущее фасадной инженерии: как решить проблемы строительства...
Вместе с постоянно развивающимися технологиями строительства область фасадной инженерии также переживает значительные изменения, однако далеко не все оказались к ним готовы. Опытом делится компания Unistem, лидер на рынке фасадного консалтинга.
Ригель и двоичный код.
ИТ-парк им. Башира Рамеева
На фасадах ИТ-парка имени Башира Рамеева в Казани – облицовочные материалы преимущественно российских производителей, в том числе клинкер ригельного формата.
Философия проекта изначально подразумевала полный контакт здания с человеком – как визуальный, так и тактильный.
Краски и штукатурки Baumit: идеальное финишное покрытие
В процессе отделки дома или квартиры одним из главных вопросов является выбор финишного покрытия, ведь это решение влияет не только на внешний вид стен сегодня, но и на то, как они будут выглядеть со временем. Рассказываем о том, какие штукатурки и краски предлагает Baumit для создания идеального фасада и интерьера, которые будут радовать много лет.
Облицовочный кирпич от BRAER: размер имеет значение
Сегодня наиболее распространенными форматами кирпича являются 1НФ, 0,7 НФ и 1,4НФ. У каждого есть свои преимущества. В линейке облицовочных кирпичей BRAER есть все три, но как определиться с выбором нужного? Попробуем разобраться.
Отдых в большом городе
Простая скамейка, установленная в нужном месте, способна дарить минуты отдыха и объединять. Рассказываем, как с помощью городской мебели «Хоббика» даже в самом урбанизированном контексте можно устроить островки для полноценной релаксации.
Кто построит будущее
Детские площадки меняются вместе с городской средой и предлагают детям не только палитру сенсорных ощущений и физической активности, но и образы, заимствованные у мировой архитектуры. Один из примеров – футуристические игровые комплексы, спроектированные компанией «Новые горизонты».
Сейчас на главной
Тихое обаяние роскоши
В Москве интенсивно развивается не только высотное строительство, но и типология клубных домов: в каждом новые сюжеты и решения. Вот и «Обыденский № 1», спроектированный Blank Architects в продолжение традиций остоженской «Золотой мили» – как сумма исторической и современной контекстуально-клубной архитектуры, предлагает сплав разных видов жилья, способов общения с городом и типов декора. Между тем его главная ценность – пастораль тишины и камерность в контексте новой версии «московского дворика».
Классики и современники
Победителем конкурса на концепцию туристической территории «Новая Анапа» рядом со станицей Благовещенская стал консорциум под руководством компании «Творческие технологии». Интересно, что он сочетает современные решения в духе океанского лайнера – и классическую архитектуру, часть которой нарисована Михаилом Филипповым, часть Максимом Атаянцем.
Урбанистический катализатор
Модернистское офисное здание в 1960-е изменило характер амстердамской промзоны, а теперь превратилось в корпус студенческого жилья и вновь оживило свой район. Авторы реконструкции – Studioninedots.
Космос в матрешке
Школа креативных индустрий в Воронеже заняла необычное здание в форме матрешки. Авторы интерьерной концепции постарались сделать пространство функциональным, а также добавили связь с историей города: первый общественный этаж украшает мозаика и горельеф на космическую тему, которые в том или ином виде удалось спасти из снесенного ДК 50-летия Октября.
Портик нового времени
В начале года в новосибирском аэропорте Толмачево открылся терминал С. Масштабный и прозрачный входной зал со светящимися колоннами внутри умело сочетает лаконизм с яркой фотогеничностью WOW-эффекта. Он – и новый фасад всего комплекса, и точка отсчета планируемой реконструкции, по завершении которой Толмачево станет крупнейшим региональным аэропортом России. Рассматриваем здание в контексте модернистских прототипов как Новосибирска, так и Ленинграда: они собираются в отдельную, не лишенную любопытных нюансов, историю.
WAF Inside 2023: туфелька Золушки
Победитель интерьерной премии Всемирного фестиваля архитектуры – микродом в Сиднее, сочетающий энергоэффективный и художественный подход: фасад облицован битым кирпичом, дом сам обеспечивает себя электричеством и комфортным микроклиматом, а каждое помещение обладает яркой харизмой. Рассказываем подробнее и показываем других финалистов.
Пресса: Место под солнцем: как архитекторы «Студии 44» находят...
Архитекторы из «Студии 44» Антон Яр-Скрябин, Евгений Новосадюк, Иван Кожин и Илья Сабанцев рассказали о новом поколении архитекторов, о проектах, которые уже сейчас формируют облик современных российских (и не только) городов, а также о том, как молодому архитектору найти свое место под солнцем.
Опыт, чувства и баланс
Бюро GAFA подготовило проект благоустройства «Дом Дау» – нового полностью жилого небоскреба в Москва-Сити. Вызовом стала компактная площадь дворов и «портрет» будущего жильца: архитекторы предлагают ему практику созерцания и замедления, обращаясь как к традиционным ландшафтным средствам, так и новым, способным удивить. Например, кинетическим скульптурам.
14+ ТОП сессий деловой программы «Казаныша»
Завтра в Казани стартует архитектурно-строительный форум. Стали разбираться в его программе и выбрали, для начала, 10 сессий, достойных внимания, для первого дня, и еще по 4 для других. Может быть, еще допишем. А пока интересующимся еще не поздно купить билеты.
WAF 2023: исцеление
Главные премии Всемирного фестиваля архитектуры взяли проекты, направленные на оздоровление окружающей среды и исправление ошибок прошлого: школа-парк в Нинбо, башня-«пробиотик» в Каире и ливневый парк на месте табачной фабрики в Бангкоке. Еще одна тенденция – условно «незападные» страны как место приложения концепций архитекторов. Самое заметное представительство в этом плане у Ирана.
Карельский лабиринт
Лабиринт-квест на территории музея «Карельский дом в Чашково» привлекает внимание посетителей и работает как продолжение экспозиции: для его создания архитекторы использовали национальные орнаменты и элементы традиционного зодчества.
Чайка серебристая
Реконструкция здания ресторана на Верхневолжской набережной в Нижнем Новгороде, по сути, окончательно утвердила название этого объекта. Даже если ресторану присвоят иное официальное наименование, все равно это – «серебристая чайка» – достаточно посмотреть на него и вспомнить историю места.
Здание D
Проект Харбинского центр дизайна на севере Китая создан архитекторами Wuxing Youxing Space Design на основе «типографского» мотива – буквы D.
Точка нового отсчета
Давно хотелось изучить пространство RuArts Foundation, созданное архитекторами ATRIUM, и наконец удалось. Оно уместное и впечатляющее, в нем интересным образом сочетаются традиции – в данном случае, галереи, и новации. Рассматриваем. А заодно вглядываемся в предисторию.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Лепка ракурсом
Степан Липгарт внедряет на окраине Казани «схематизированное ар-деко», да еще и зеленого цвета, со стеклянистой корочкой на фасадах. Главные достоинства проекта – он тщательно выстраивает ракурсы, стремясь сформировать в непростом окружении зародыш города не только в смысле пешеходности, но и пластически. Работает с силуэтами, предлагает любопытные треугольные «горки» террас. Да и выстроен он как кристалл, по двум сеткам, ортогональной и диагональной. Что получилось, что нет, в чем особенности – читайте в тексте.
«Плавательный оперный театр»
Крытый бассейн начала 1970-х годов в Гамбурге, памятник архитектуры модернизма и одна из крупнейших оболочечных конструкций в Европе, реконструирован архитекторами gmp и конструкторами schlaich bergermann partner.
Разнообразие фасадов
Комплекс из жилья и офисов по проекту бюро ALTA в ближнем пригороде Парижа учитывает соседство маловысотной частной застройки, будущей станции метро и послевоенных многоэтажек.
Образовательный эксперимент для Севера
Бюро «Сити-Арх» продолжает работу над проектами экспериментальных государственных ДОУ: по многим параметрам им могут позавидовать частные сады и школы. На этот раз – в городе Губкинском Ямало-Ненецкого автономного округа. Будущих воспитанников ждет разнообразная образовательная и игровая среда, которая включает зимний сад, педагогов – возможности для внедрения новых практик.
Параметры комплексного развития
Рассматриваем три проекта КРТ, показанных Мособлархитектурой на Зодчестве 2023. Все они демонстрируют разные ракурсы комплексного подхода к планированию и раскрытию территорий, особенно – заброшенных промышленных, расположенных как рядом с Москвой, так и на отдалении.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Александра Кузьмина: «Легко работать, когда правила...
Сюжетом стенда и выступлений архитектурного ведомства Московской области на Зодчестве стало комплексное развитие территорий, или КРТ. И не зря: задача непростая и очень «живая», а МО по части работы с ней – в передовиках. Говорим с главным архитектором области: о мастер-планах и кто их делает, о том, где взять ресурсы для комфортной среды, о любимых проектах и даже о том, почему теперь мало хороших архитекторов и что делать с плохими.
Над Жемчужной рекой
Самый большой в мире пешеходный мост Хайсинь в Гуанчжоу стал важнейшим общественным пространством этого гигантского города.
Свято место
Смелую тему – поиск образа храма вне конфессий – кураторы Osetskaya.Salov предложили участникам спроецировать в пять разных сред, в которых может существовать человек, от метавселенных до космического корабля. Получилось 5 роликов, созданных с активным использованием нейросетей. Показываем все.
Индивидуальный подход
Только человек с осколком зеркала в глазу не представлял себя хотя бы раз на месте бездомного. Понятно, почему тема давно стала хрестоматийной. В воркшопе АБ «ГОРА» и «Ночлежки» сделана попытка взглянуть на бездомных не как на массу, а как на личностей, разных людей с разными потребностями. Получилось 5 мини-проектов, лучший – про воду.