Импортная вещь

Новое здание посольства Швейцарии в Москве по проекту лозаннского бюро Brauen Waelchli Architectes – свежий пример «дипломатического» архитектурного импорта в Россию.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Работу зарубежных зодчих в России всегда определяли местные обстоятельства. Если даже ограничиться новейшей эпохой, то самые яркие примеры, здание Центросоюза Ле Корбюзье и текстильная фабрика «Красное знамя» Эриха Мендельсона, были построены с искажением проекта, и их архитекторы выказывали немалое недовольство результатом. Похожие сюжеты в наши дни прекрасно известны и гораздо более часты, чем истории успеха.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Иное дело – здания посольств, которые де-факто строятся на территории России, однако для зарубежных заказчиков особого рода. Это наиболее «чистый» импорт иностранной архитектуры, нередко создающий впечатление слегка фантастического переноса «их» идей и традиций в «нашу» реальность, причем весьма актуальных. Достаточно вспомнить рационально-неоклассицистическое здание посольства Германии в Петербурге (1913) Петера Беренса, одного из провозвестников модернизма, в чьей мастерской работали Ле Корбюзье, Вальтер Гропиус и Людвиг Мис ван дер Роэ (Мис был ГАПом российского здания, хотя авторский надзор не осуществлял), и оформление Хансом Холляйном интерьера отдела культуры и пресс-службы в старом посольстве США в Москве (1974). Или же посольство Финляндии в Кропоткинском переулке: этот памятник финского современного движения построили по проекту Хилдинга Экелунда в 1938, когда отечественная архитектура встала на совсем иные рельсы. Уже в новой России появилось британское дипломатическое представительство (2000, Ahrends, Burton & Koralek) – наверное, не самое выдающееся и контекстуальное явление в английской архитектуре, но до сих пор вызывающее удивление как десантированный на сталинскую набережную фрагмент Лондона рубежа тысячелетий.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Официально открывшееся в июне этого года новое здание посольства Швейцарии в Москве, с одной стороны, не может похвастаться драматическими обликом или обстоятельствами проекта, с другой – вполне продолжает линию импорта идей. Сдержанный объем кажется необычным и свежим в разнородном окружении московских переулков. Видимо, именно эффект неожиданности, который создает подчеркнутая лаконичность его уличных фасадов, и вызвал в кулуарах – среди столичных архитекторов и историков архитектуры – упреки проекту в неконтекстуальности и недостаточной эстетической проработанности. Хотя что хотели бы видеть на его месте критики, сложно сказать: рядом – типовая кирпичная девятиэтажка, пышный доходный дом, корпус деревянной усадьбы (1871) и принадлежавшей ей же эклектический особняк, ныне основное здание посольства Швейцарии (1892), позднесоветское посольство Казахстана (изначально – гостиница к Олимпиаде-1980), ампирные флигели и небольшой парк Дома пионеров. Что главный ориентир в такой разнообразной среде? Какой ни выберешь, пожалуй, ошибешься.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Архитекторы нового здания Дорис Вельхли и Ули Брауэн, выступая в мае этого года на мероприятии серии Carte Blanche во швейцарском посольстве, рассказали, что их профессора в Федеральной политехнической школе в Лозанне (EPFL), видные представители направления «Тичино тенденца» Луиджи Сноцци и Аурелио Гальфетти, призывали их в первую очередь обращать внимание на контекст, что Brauen Waelchli Architectes стараются учитывать во всех своих работах. Однако, напомнили авторы, для западной архитектуры в наши дни нехарактерна имитация исторической застройки – и распространенность такой имитации удивила их в Москве. Их здание не стремится копировать соседей, однако на уличных фасадах учитывает пропорции основного корпуса, особняка конца XIX века; оттуда же взят регулярный ряд окон. По Гусятникову переулку здание двухэтажное, то есть равно по высоте предшественнику, а вдоль границы с усадьбой фон Беренса достигает трех этажей, но верхний «замаскирован» белым цветом стены.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Расположение новых корпусов по периметру позволило обойтись без высоких заборов и одновременно обеспечить необходимую безопасность (как напомнил Ули Брауэн, одно из важных требований к проектам посольств – возможность при необходимости там забаррикадироваться). Специально оставленный незастроенным угол участка на пересечении Гусятникова переулка с Огородной Слободой позволяет увидеть внутренний двор – ключевой компонент проекта. От себя добавлю, что такое решение также визуально скрывает новое здание в основной перспективе – со стороны Мясницкой, откуда, как представляется, к посольству направляется основная масса пешеходов. В результате постройка воспринимается ими в сильном ракурсе и вообще не нарушает контекст, каков бы он ни был. Трехэтажная часть, видная по-настоящему лишь при движении к Мясницкой, скрыта за деревьями усадьбы; со стороны парка ее протяженность совсем невелика, и там она тоже теряется в зелени.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

В ходе дискуссий авторов проекта с московскими коллегами уличный фасад приобрел белое обрамление окон, напоминающее классические наличники, что должно способствовать интеграции здания в среду. Однако, как пояснили архитекторы, несмотря на длительный процесс согласования из-за расположения постройки в центре Москвы, проект практически не изменился по сравнению с конкурсным предложением 2007 года.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Если вернуться к теме импорта, то – насколько возможно в наши дни говорить о национальных школах – новое посольское здание воспринимается как очень швейцарское. Кроме упомянутой контекстуальности в широком смысле в духе «Тичино тенденца», Вельхли и Брауэн, по их словам, ставят во главу угла качество света и пространства, простоту, детальность и «подлинность», стремятся к постоянной актуальности проекта – как культурной, так и экологической устойчивости, и потому избегают «стилистических уловок», так как они недолговечны. Все это – конечно, при всегда упускающем тонкости взгляде иностранца, то есть автора этой статьи – кажется характерным для многих представителей швейцарской архитектурной школы. Так, внутренний двор с колоннадой бетонных опор напоминает даже не постройки «Тичинской тенденции», а ключевую работу ее предшественника Рино Тами, кантональную библиотеку в Лугано (1940). Однако Ули Брауэн объясняет появление этой колоннады иначе: по образованию он не только архитектор, но и конструктор, и считает очень важным демонстрировать конструкцию в проекте – это придает зданию сильный характер, хотя в московском случае подобное решение оказалось непростым: потенциальные мостики холода были особенно проблемны из-за климатических условий.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Внутренний двор с остекленными фасадами обеспечивает все интерьеры солнечным светом. Туда выходят офисы со свободным планом и переговорные, в то время как индивидуальные кабинеты расположены по внешним фасадам. Из коридоров всегда видна внешняя среда, поэтому ориентироваться в здании очень просто. Перегородки можно двигать, проемы – использовать для размещения как встроенных шкафов, так и дверей, то есть здание должно легко удовлетворить меняющиеся со временем потребности пользователей.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Кроме широко использованного естественного освещения, среди «зеленых» компонентов проекта – контролируемая вентиляция с рекуперацией энергии и система рекуперации отработанного тепла. Деревянные детали – работа швейцарских мастеров, также «импортным» был кварцит из Вальса и ряд других материалов, строительство велось силами местного подрядчика, российско-швейцарской фирмы.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Особого упоминания заслуживает реконструкция «изначального» посольского особняка. В отличие от более нейтральных интерьеров новой части, здесь сильное впечатление создает сочетание старого, сохранившегося к началу XXI века лишь как идея, и современного: насыщенные цвета стен, мебель и светильники швейцарских и «близких им по духу» дизайнеров. Исторического здания коснулась одна из немногих значительных корректировок проекта по пути от конкурса к реализации, чисто функциональная: сначала представительские помещения архитекторы расположили на первом этаже, но им пояснили, что в Москве их располагают выше, на втором. Внизу же теперь находятся офисы Switzerland Tourism, Pro Helvetia и Швейцарского центра содействия бизнесу. Фасад особняка был отреставрирован. По границе с парком, где находилась снесенная в рамках реализации проекта пристройка 1960-х, новое и старое здание соединены, как и с противоположной стороны, где устроен остекленный коридор на уровне земли: так комплекс на 100 помещений и 80 сотрудников, включающий также квартиру посла, на участке 3200 м2 закольцован вокруг двора.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Уже позже авторы проекта заметили, что этот двор напоминает карту Швейцарии: так родилась идея ландшафтного решения, где круги из газона отмечают главные города кантонов, а федеральная столица, Берн, дополнительно выделена яблоней сорта «Розы Берна» (Berner Rosen), которая первоначально дала название конкурсному проекту уроженцев этого города Дорис Вельхли и Ули Брауэна. Садовая тема – отсылка к истории места, к допетровским временам, когда в Огородной Слободе выращивали овощи и фрукты для царского стола.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Впервые все подразделения дипломатического представительства Швейцарии в России собраны под одной крышей: проект, начавшийся с объявления конкурса в 2007 и продолжившийся закладкой первого камня в 2014, в год 200-летия установления дипломатических отношений между двумя странами, фактически завершился в сентябре 2018-го, когда в здание въехали сотрудники. Швейцария инвестировала в него 42,8 млн франков, это одно из крупнейших по бюджету новых сооружений для государственных учреждений за последние годы. Посольство в Москве – также одно из самых больших по числу сотрудников: впереди лишь Вашингтон и Пекин. Кстати, летом 2018-го Brauen Waelchli Architectes выиграли конкурс на новое здание посольства в китайской столице; в портфолио у них уже есть аналогичное учреждение в Ла-Пасе и расширение комплекса в Праге.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

В заключение стоит рассказать о более широкой истории проекта. Особняк, построенный для фон Беренса в 1892 архитектором Николаем Якуниным, был передан Швейцарии в 1946, после восстановления дипломатических отношений (установленные в 1814, они были разорваны СССР в 1923 из-за оправдания убийцы советского дипломата Вацлава Воровского швейцарским судом присяжных). Со временем его пространств перестало хватать, поэтому в 1960-х была возведена упомянутая выше пристройка, а для размещения ряда временных сооружений снесена левая часть деревянной усадьбы фон Беренса, граничившей с посольством с востока. Однако дефицит площади требовал более энергичного решения, поэтому возникла идея возведения нового здания, которая и была воплощена в жизнь после 2005, когда московское правительство дало швейцарскому посольству право на строительство[i].
 
[i] Подробнее о предпосылках и ходе строительства см. издание Федерального департамента иностранных дел Швейцарии «Швейцарское посольство в Москве. Здания и интерьеры» (Берн, 2019).
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André
Посольство Швейцарии в России
© Brauen Waelchli Architectes
Посольство Швейцарии в России
© Brauen Waelchli Architectes
Посольство Швейцарии в России
© Brauen Waelchli Architectes
Посольство Швейцарии в России
© Brauen Waelchli Architectes


0

30 Июля 2019

author pht

Автор текста:

Нина Фролова

Поставщики, технологии

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.