Импортная вещь

Новое здание посольства Швейцарии в Москве по проекту лозаннского бюро Brauen Waelchli Architectes – свежий пример «дипломатического» архитектурного импорта в Россию.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
0 Работу зарубежных зодчих в России всегда определяли местные обстоятельства. Если даже ограничиться новейшей эпохой, то самые яркие примеры, здание Центросоюза Ле Корбюзье и текстильная фабрика «Красное знамя» Эриха Мендельсона, были построены с искажением проекта, и их архитекторы выказывали немалое недовольство результатом. Похожие сюжеты в наши дни прекрасно известны и гораздо более часты, чем истории успеха.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Иное дело – здания посольств, которые де-факто строятся на территории России, однако для зарубежных заказчиков особого рода. Это наиболее «чистый» импорт иностранной архитектуры, нередко создающий впечатление слегка фантастического переноса «их» идей и традиций в «нашу» реальность, причем весьма актуальных. Достаточно вспомнить рационально-неоклассицистическое здание посольства Германии в Петербурге (1913) Петера Беренса, одного из провозвестников модернизма, в чьей мастерской работали Ле Корбюзье, Вальтер Гропиус и Людвиг Мис ван дер Роэ (Мис был ГАПом российского здания, хотя авторский надзор не осуществлял), и оформление Хансом Холляйном интерьера отдела культуры и пресс-службы в старом посольстве США в Москве (1974). Или же посольство Финляндии в Кропоткинском переулке: этот памятник финского современного движения построили по проекту Хилдинга Экелунда в 1938, когда отечественная архитектура встала на совсем иные рельсы. Уже в новой России появилось британское дипломатическое представительство (2000, Ahrends, Burton & Koralek) – наверное, не самое выдающееся и контекстуальное явление в английской архитектуре, но до сих пор вызывающее удивление как десантированный на сталинскую набережную фрагмент Лондона рубежа тысячелетий.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Официально открывшееся в июне этого года новое здание посольства Швейцарии в Москве, с одной стороны, не может похвастаться драматическими обликом или обстоятельствами проекта, с другой – вполне продолжает линию импорта идей. Сдержанный объем кажется необычным и свежим в разнородном окружении московских переулков. Видимо, именно эффект неожиданности, который создает подчеркнутая лаконичность его уличных фасадов, и вызвал в кулуарах – среди столичных архитекторов и историков архитектуры – упреки проекту в неконтекстуальности и недостаточной эстетической проработанности. Хотя что хотели бы видеть на его месте критики, сложно сказать: рядом – типовая кирпичная девятиэтажка, пышный доходный дом, корпус деревянной усадьбы (1871) и принадлежавшей ей же эклектический особняк, ныне основное здание посольства Швейцарии (1892), позднесоветское посольство Казахстана (изначально – гостиница к Олимпиаде-1980), ампирные флигели и небольшой парк Дома пионеров. Что главный ориентир в такой разнообразной среде? Какой ни выберешь, пожалуй, ошибешься.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Архитекторы нового здания Дорис Вельхли и Ули Брауэн, выступая в мае этого года на мероприятии серии Carte Blanche во швейцарском посольстве, рассказали, что их профессора в Федеральной политехнической школе в Лозанне (EPFL), видные представители направления «Тичино тенденца» Луиджи Сноцци и Аурелио Гальфетти, призывали их в первую очередь обращать внимание на контекст, что Brauen Waelchli Architectes стараются учитывать во всех своих работах. Однако, напомнили авторы, для западной архитектуры в наши дни нехарактерна имитация исторической застройки – и распространенность такой имитации удивила их в Москве. Их здание не стремится копировать соседей, однако на уличных фасадах учитывает пропорции основного корпуса, особняка конца XIX века; оттуда же взят регулярный ряд окон. По Гусятникову переулку здание двухэтажное, то есть равно по высоте предшественнику, а вдоль границы с усадьбой фон Беренса достигает трех этажей, но верхний «замаскирован» белым цветом стены.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Расположение новых корпусов по периметру позволило обойтись без высоких заборов и одновременно обеспечить необходимую безопасность (как напомнил Ули Брауэн, одно из важных требований к проектам посольств – возможность при необходимости там забаррикадироваться). Специально оставленный незастроенным угол участка на пересечении Гусятникова переулка с Огородной Слободой позволяет увидеть внутренний двор – ключевой компонент проекта. От себя добавлю, что такое решение также визуально скрывает новое здание в основной перспективе – со стороны Мясницкой, откуда, как представляется, к посольству направляется основная масса пешеходов. В результате постройка воспринимается ими в сильном ракурсе и вообще не нарушает контекст, каков бы он ни был. Трехэтажная часть, видная по-настоящему лишь при движении к Мясницкой, скрыта за деревьями усадьбы; со стороны парка ее протяженность совсем невелика, и там она тоже теряется в зелени.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

В ходе дискуссий авторов проекта с московскими коллегами уличный фасад приобрел белое обрамление окон, напоминающее классические наличники, что должно способствовать интеграции здания в среду. Однако, как пояснили архитекторы, несмотря на длительный процесс согласования из-за расположения постройки в центре Москвы, проект практически не изменился по сравнению с конкурсным предложением 2007 года.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Если вернуться к теме импорта, то – насколько возможно в наши дни говорить о национальных школах – новое посольское здание воспринимается как очень швейцарское. Кроме упомянутой контекстуальности в широком смысле в духе «Тичино тенденца», Вельхли и Брауэн, по их словам, ставят во главу угла качество света и пространства, простоту, детальность и «подлинность», стремятся к постоянной актуальности проекта – как культурной, так и экологической устойчивости, и потому избегают «стилистических уловок», так как они недолговечны. Все это – конечно, при всегда упускающем тонкости взгляде иностранца, то есть автора этой статьи – кажется характерным для многих представителей швейцарской архитектурной школы. Так, внутренний двор с колоннадой бетонных опор напоминает даже не постройки «Тичинской тенденции», а ключевую работу ее предшественника Рино Тами, кантональную библиотеку в Лугано (1940). Однако Ули Брауэн объясняет появление этой колоннады иначе: по образованию он не только архитектор, но и конструктор, и считает очень важным демонстрировать конструкцию в проекте – это придает зданию сильный характер, хотя в московском случае подобное решение оказалось непростым: потенциальные мостики холода были особенно проблемны из-за климатических условий.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Внутренний двор с остекленными фасадами обеспечивает все интерьеры солнечным светом. Туда выходят офисы со свободным планом и переговорные, в то время как индивидуальные кабинеты расположены по внешним фасадам. Из коридоров всегда видна внешняя среда, поэтому ориентироваться в здании очень просто. Перегородки можно двигать, проемы – использовать для размещения как встроенных шкафов, так и дверей, то есть здание должно легко удовлетворить меняющиеся со временем потребности пользователей.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Кроме широко использованного естественного освещения, среди «зеленых» компонентов проекта – контролируемая вентиляция с рекуперацией энергии и система рекуперации отработанного тепла. Деревянные детали – работа швейцарских мастеров, также «импортным» был кварцит из Вальса и ряд других материалов, строительство велось силами местного подрядчика, российско-швейцарской фирмы.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Особого упоминания заслуживает реконструкция «изначального» посольского особняка. В отличие от более нейтральных интерьеров новой части, здесь сильное впечатление создает сочетание старого, сохранившегося к началу XXI века лишь как идея, и современного: насыщенные цвета стен, мебель и светильники швейцарских и «близких им по духу» дизайнеров. Исторического здания коснулась одна из немногих значительных корректировок проекта по пути от конкурса к реализации, чисто функциональная: сначала представительские помещения архитекторы расположили на первом этаже, но им пояснили, что в Москве их располагают выше, на втором. Внизу же теперь находятся офисы Switzerland Tourism, Pro Helvetia и Швейцарского центра содействия бизнесу. Фасад особняка был отреставрирован. По границе с парком, где находилась снесенная в рамках реализации проекта пристройка 1960-х, новое и старое здание соединены, как и с противоположной стороны, где устроен остекленный коридор на уровне земли: так комплекс на 100 помещений и 80 сотрудников, включающий также квартиру посла, на участке 3200 м2 закольцован вокруг двора.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Уже позже авторы проекта заметили, что этот двор напоминает карту Швейцарии: так родилась идея ландшафтного решения, где круги из газона отмечают главные города кантонов, а федеральная столица, Берн, дополнительно выделена яблоней сорта «Розы Берна» (Berner Rosen), которая первоначально дала название конкурсному проекту уроженцев этого города Дорис Вельхли и Ули Брауэна. Садовая тема – отсылка к истории места, к допетровским временам, когда в Огородной Слободе выращивали овощи и фрукты для царского стола.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Впервые все подразделения дипломатического представительства Швейцарии в России собраны под одной крышей: проект, начавшийся с объявления конкурса в 2007 и продолжившийся закладкой первого камня в 2014, в год 200-летия установления дипломатических отношений между двумя странами, фактически завершился в сентябре 2018-го, когда в здание въехали сотрудники. Швейцария инвестировала в него 42,8 млн франков, это одно из крупнейших по бюджету новых сооружений для государственных учреждений за последние годы. Посольство в Москве – также одно из самых больших по числу сотрудников: впереди лишь Вашингтон и Пекин. Кстати, летом 2018-го Brauen Waelchli Architectes выиграли конкурс на новое здание посольства в китайской столице; в портфолио у них уже есть аналогичное учреждение в Ла-Пасе и расширение комплекса в Праге.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

В заключение стоит рассказать о более широкой истории проекта. Особняк, построенный для фон Беренса в 1892 архитектором Николаем Якуниным, был передан Швейцарии в 1946, после восстановления дипломатических отношений (установленные в 1814, они были разорваны СССР в 1923 из-за оправдания убийцы советского дипломата Вацлава Воровского швейцарским судом присяжных). Со временем его пространств перестало хватать, поэтому в 1960-х была возведена упомянутая выше пристройка, а для размещения ряда временных сооружений снесена левая часть деревянной усадьбы фон Беренса, граничившей с посольством с востока. Однако дефицит площади требовал более энергичного решения, поэтому возникла идея возведения нового здания, которая и была воплощена в жизнь после 2005, когда московское правительство дало швейцарскому посольству право на строительство[i].
 
[i] Подробнее о предпосылках и ходе строительства см. издание Федерального департамента иностранных дел Швейцарии «Швейцарское посольство в Москве. Здания и интерьеры» (Берн, 2019).
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André
Посольство Швейцарии в России
© Brauen Waelchli Architectes
Посольство Швейцарии в России
© Brauen Waelchli Architectes
Посольство Швейцарии в России
© Brauen Waelchli Architectes
Посольство Швейцарии в России
© Brauen Waelchli Architectes

30 Июля 2019

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
Похожие статьи
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.
Звезды для Черемушек
Победитель закрытого конкурса на ЖК Кржижановского, 31, «звездное» голландское бюро UNStudio, был объявлен 9 ноября. Мы попросили у организаторов дополнительные материалы и рассказываем о проекте несколько подробнее, чем это было сделано ранее. С планами и схемами.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.