Импортная вещь

Новое здание посольства Швейцарии в Москве по проекту лозаннского бюро Brauen Waelchli Architectes – свежий пример «дипломатического» архитектурного импорта в Россию.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Работу зарубежных зодчих в России всегда определяли местные обстоятельства. Если даже ограничиться новейшей эпохой, то самые яркие примеры, здание Центросоюза Ле Корбюзье и текстильная фабрика «Красное знамя» Эриха Мендельсона, были построены с искажением проекта, и их архитекторы выказывали немалое недовольство результатом. Похожие сюжеты в наши дни прекрасно известны и гораздо более часты, чем истории успеха.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Иное дело – здания посольств, которые де-факто строятся на территории России, однако для зарубежных заказчиков особого рода. Это наиболее «чистый» импорт иностранной архитектуры, нередко создающий впечатление слегка фантастического переноса «их» идей и традиций в «нашу» реальность, причем весьма актуальных. Достаточно вспомнить рационально-неоклассицистическое здание посольства Германии в Петербурге (1913) Петера Беренса, одного из провозвестников модернизма, в чьей мастерской работали Ле Корбюзье, Вальтер Гропиус и Людвиг Мис ван дер Роэ (Мис был ГАПом российского здания, хотя авторский надзор не осуществлял), и оформление Хансом Холляйном интерьера отдела культуры и пресс-службы в старом посольстве США в Москве (1974). Или же посольство Финляндии в Кропоткинском переулке: этот памятник финского современного движения построили по проекту Хилдинга Экелунда в 1938, когда отечественная архитектура встала на совсем иные рельсы. Уже в новой России появилось британское дипломатическое представительство (2000, Ahrends, Burton & Koralek) – наверное, не самое выдающееся и контекстуальное явление в английской архитектуре, но до сих пор вызывающее удивление как десантированный на сталинскую набережную фрагмент Лондона рубежа тысячелетий.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Официально открывшееся в июне этого года новое здание посольства Швейцарии в Москве, с одной стороны, не может похвастаться драматическими обликом или обстоятельствами проекта, с другой – вполне продолжает линию импорта идей. Сдержанный объем кажется необычным и свежим в разнородном окружении московских переулков. Видимо, именно эффект неожиданности, который создает подчеркнутая лаконичность его уличных фасадов, и вызвал в кулуарах – среди столичных архитекторов и историков архитектуры – упреки проекту в неконтекстуальности и недостаточной эстетической проработанности. Хотя что хотели бы видеть на его месте критики, сложно сказать: рядом – типовая кирпичная девятиэтажка, пышный доходный дом, корпус деревянной усадьбы (1871) и принадлежавшей ей же эклектический особняк, ныне основное здание посольства Швейцарии (1892), позднесоветское посольство Казахстана (изначально – гостиница к Олимпиаде-1980), ампирные флигели и небольшой парк Дома пионеров. Что главный ориентир в такой разнообразной среде? Какой ни выберешь, пожалуй, ошибешься.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Архитекторы нового здания Дорис Вельхли и Ули Брауэн, выступая в мае этого года на мероприятии серии Carte Blanche во швейцарском посольстве, рассказали, что их профессора в Федеральной политехнической школе в Лозанне (EPFL), видные представители направления «Тичино тенденца» Луиджи Сноцци и Аурелио Гальфетти, призывали их в первую очередь обращать внимание на контекст, что Brauen Waelchli Architectes стараются учитывать во всех своих работах. Однако, напомнили авторы, для западной архитектуры в наши дни нехарактерна имитация исторической застройки – и распространенность такой имитации удивила их в Москве. Их здание не стремится копировать соседей, однако на уличных фасадах учитывает пропорции основного корпуса, особняка конца XIX века; оттуда же взят регулярный ряд окон. По Гусятникову переулку здание двухэтажное, то есть равно по высоте предшественнику, а вдоль границы с усадьбой фон Беренса достигает трех этажей, но верхний «замаскирован» белым цветом стены.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Расположение новых корпусов по периметру позволило обойтись без высоких заборов и одновременно обеспечить необходимую безопасность (как напомнил Ули Брауэн, одно из важных требований к проектам посольств – возможность при необходимости там забаррикадироваться). Специально оставленный незастроенным угол участка на пересечении Гусятникова переулка с Огородной Слободой позволяет увидеть внутренний двор – ключевой компонент проекта. От себя добавлю, что такое решение также визуально скрывает новое здание в основной перспективе – со стороны Мясницкой, откуда, как представляется, к посольству направляется основная масса пешеходов. В результате постройка воспринимается ими в сильном ракурсе и вообще не нарушает контекст, каков бы он ни был. Трехэтажная часть, видная по-настоящему лишь при движении к Мясницкой, скрыта за деревьями усадьбы; со стороны парка ее протяженность совсем невелика, и там она тоже теряется в зелени.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

В ходе дискуссий авторов проекта с московскими коллегами уличный фасад приобрел белое обрамление окон, напоминающее классические наличники, что должно способствовать интеграции здания в среду. Однако, как пояснили архитекторы, несмотря на длительный процесс согласования из-за расположения постройки в центре Москвы, проект практически не изменился по сравнению с конкурсным предложением 2007 года.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Если вернуться к теме импорта, то – насколько возможно в наши дни говорить о национальных школах – новое посольское здание воспринимается как очень швейцарское. Кроме упомянутой контекстуальности в широком смысле в духе «Тичино тенденца», Вельхли и Брауэн, по их словам, ставят во главу угла качество света и пространства, простоту, детальность и «подлинность», стремятся к постоянной актуальности проекта – как культурной, так и экологической устойчивости, и потому избегают «стилистических уловок», так как они недолговечны. Все это – конечно, при всегда упускающем тонкости взгляде иностранца, то есть автора этой статьи – кажется характерным для многих представителей швейцарской архитектурной школы. Так, внутренний двор с колоннадой бетонных опор напоминает даже не постройки «Тичинской тенденции», а ключевую работу ее предшественника Рино Тами, кантональную библиотеку в Лугано (1940). Однако Ули Брауэн объясняет появление этой колоннады иначе: по образованию он не только архитектор, но и конструктор, и считает очень важным демонстрировать конструкцию в проекте – это придает зданию сильный характер, хотя в московском случае подобное решение оказалось непростым: потенциальные мостики холода были особенно проблемны из-за климатических условий.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Внутренний двор с остекленными фасадами обеспечивает все интерьеры солнечным светом. Туда выходят офисы со свободным планом и переговорные, в то время как индивидуальные кабинеты расположены по внешним фасадам. Из коридоров всегда видна внешняя среда, поэтому ориентироваться в здании очень просто. Перегородки можно двигать, проемы – использовать для размещения как встроенных шкафов, так и дверей, то есть здание должно легко удовлетворить меняющиеся со временем потребности пользователей.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Кроме широко использованного естественного освещения, среди «зеленых» компонентов проекта – контролируемая вентиляция с рекуперацией энергии и система рекуперации отработанного тепла. Деревянные детали – работа швейцарских мастеров, также «импортным» был кварцит из Вальса и ряд других материалов, строительство велось силами местного подрядчика, российско-швейцарской фирмы.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Особого упоминания заслуживает реконструкция «изначального» посольского особняка. В отличие от более нейтральных интерьеров новой части, здесь сильное впечатление создает сочетание старого, сохранившегося к началу XXI века лишь как идея, и современного: насыщенные цвета стен, мебель и светильники швейцарских и «близких им по духу» дизайнеров. Исторического здания коснулась одна из немногих значительных корректировок проекта по пути от конкурса к реализации, чисто функциональная: сначала представительские помещения архитекторы расположили на первом этаже, но им пояснили, что в Москве их располагают выше, на втором. Внизу же теперь находятся офисы Switzerland Tourism, Pro Helvetia и Швейцарского центра содействия бизнесу. Фасад особняка был отреставрирован. По границе с парком, где находилась снесенная в рамках реализации проекта пристройка 1960-х, новое и старое здание соединены, как и с противоположной стороны, где устроен остекленный коридор на уровне земли: так комплекс на 100 помещений и 80 сотрудников, включающий также квартиру посла, на участке 3200 м2 закольцован вокруг двора.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Уже позже авторы проекта заметили, что этот двор напоминает карту Швейцарии: так родилась идея ландшафтного решения, где круги из газона отмечают главные города кантонов, а федеральная столица, Берн, дополнительно выделена яблоней сорта «Розы Берна» (Berner Rosen), которая первоначально дала название конкурсному проекту уроженцев этого города Дорис Вельхли и Ули Брауэна. Садовая тема – отсылка к истории места, к допетровским временам, когда в Огородной Слободе выращивали овощи и фрукты для царского стола.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

Впервые все подразделения дипломатического представительства Швейцарии в России собраны под одной крышей: проект, начавшийся с объявления конкурса в 2007 и продолжившийся закладкой первого камня в 2014, в год 200-летия установления дипломатических отношений между двумя странами, фактически завершился в сентябре 2018-го, когда в здание въехали сотрудники. Швейцария инвестировала в него 42,8 млн франков, это одно из крупнейших по бюджету новых сооружений для государственных учреждений за последние годы. Посольство в Москве – также одно из самых больших по числу сотрудников: впереди лишь Вашингтон и Пекин. Кстати, летом 2018-го Brauen Waelchli Architectes выиграли конкурс на новое здание посольства в китайской столице; в портфолио у них уже есть аналогичное учреждение в Ла-Пасе и расширение комплекса в Праге.
 
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André

В заключение стоит рассказать о более широкой истории проекта. Особняк, построенный для фон Беренса в 1892 архитектором Николаем Якуниным, был передан Швейцарии в 1946, после восстановления дипломатических отношений (установленные в 1814, они были разорваны СССР в 1923 из-за оправдания убийцы советского дипломата Вацлава Воровского швейцарским судом присяжных). Со временем его пространств перестало хватать, поэтому в 1960-х была возведена упомянутая выше пристройка, а для размещения ряда временных сооружений снесена левая часть деревянной усадьбы фон Беренса, граничившей с посольством с востока. Однако дефицит площади требовал более энергичного решения, поэтому возникла идея возведения нового здания, которая и была воплощена в жизнь после 2005, когда московское правительство дало швейцарскому посольству право на строительство[i].
 
[i] Подробнее о предпосылках и ходе строительства см. издание Федерального департамента иностранных дел Швейцарии «Швейцарское посольство в Москве. Здания и интерьеры» (Берн, 2019).
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André
Посольство Швейцарии в России
Фото © Yves André
Посольство Швейцарии в России
© Brauen Waelchli Architectes
Посольство Швейцарии в России
© Brauen Waelchli Architectes
Посольство Швейцарии в России
© Brauen Waelchli Architectes
Посольство Швейцарии в России
© Brauen Waelchli Architectes


30 Июля 2019

author pht

Автор текста:

Нина Фролова

Поставщики, технологии

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.