Посольство независимости

Исполнилось 80 лет зданию посольства Финляндии в Кропоткинском переулке. Здание это в какой-то степени знаменует момент расхождения путей европейской и советской архитектуры, оно – та часть истории модернизма, которую мы потеряли за декорированием тоталитаризма.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

20 Декабря 2018
mainImg
Посольство Финляндии – кажется, одно из самых открытых в Москве, ему даже присвоили такое звание. Вот и теперь, празднуя юбилей своего здания, в посольстве, при помощи проекта «Москва глазами инженера», провели экскурсию для историков и журналистов, сопроводив ее лекцией историка авангарда и сотрудника Эрмитажа Ксении Малич. Экскурсию вел Айрат Багаутдинов.

Здание в Кропоткинском переулке состоит из двух частей, первое построено в 1938 году, заняв выделенную для этой цели советским правительством территорию двух усадеб. Второе – левое крыло, спроектировано Туомо Сийтоненом в 1980-е и завершено в 1996. Оно расширило возможности посольства: сейчас здесь размещается несколько саун, бассейн, столовая, конференц-зал и обращенное во двор двусветное фойе с камином, одна половина которого выходит на улицу, а другая внутрь.
Дворовый фасад. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Камин во дворе. Здание посольства Финляндии в Москве, 2 корпус. Туомо Сийтонен, 1980-е – 1996. Фотография: Архи.ру
Здание посольства Финляндии в Москве, 2 корпус. Туомо Сийтонен, 1980-е – 1996. Фотография: Архи.ру
Здание посольства Финляндии в Москве, 2 корпус. Туомо Сийтонен, 1980-е – 1996. Фотография: Архи.ру

Но речь, конечно, о первом здании. Оно стало первым посольством Финляндии, построенным в другой стране, и первым посольским зданием, построенным заново (а не обустроенным в реквизированном особняке) в Москве. Здание торжественно открыли в день независимости Финляндии 6 декабря 1938 года, гостей было больше 200 человек, много советских деятелей, среди них красный командир Буденный и режиссер Сергей Эйзенштейн. И почти ровно через год закрыли, поскольку началась война с Финляндией. Затем опять открыли, и опять на год – между финской и отечественной, в которую война, фактически, продолжилась. Иными словами, здание, символ независимости, оказалось в некотором роде на острие последующей борьбы за нее. Про здание издана книга, его юбилей уже праздновали как минимум однажды: когда посольству исполнилось 75 лет. Здание важно. И не только исторически-символически, но и, что любопытно, в архитектурном плане тоже.

Строительству предшествовал конкурс, проведенный в 1935 году, на него было подано 26 заявок, участвовал в числе прочих Алвар Аалто, но даже не приблизился к призовому месту. Победил Эрик Линдстрем, но ему в тот же момент достался более выгодный заказ на здание телеграфа в Хельсинки, и реализован был проект, занявший второе место – Хилдинга Экелунда.
Дворовый фасад. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру

Здание белое и очень простое: вдоль переулка, с «посольским» отступом от забора вытянут четырехэтажный корпус с козырьком над проездом во двор. Перпендикулярно ему справа вглубь участка уходит двухъярусное крыло: здесь на втором этаже расположен зал приемов, сравнительно небольшой, но полуторасветный. Слева здесь выход на открытую террасу, которой заканчивается крыло: здесь ее называют «палубой парохода», модернистские здания вообще нередко сравнивают с кораблями, и рассказывают историю о том, как Юхо Кусти Паасикиви, бывший послом Финляндии в короткий перерыв между «Зимней» войной и Великой отечественной, ежедневно вышагивал по той террасе, а его жена Алли плавала в бассейне во дворе. С террасы вниз ведет широкая лестница, и торец крыла оказывается открытым и ступенчатым.
Крыло с залом приемов. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Терраса-мост в торце зала приемов. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Лестница, спускающаяся с террасы. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру

Зал приемов расположен правее прохода на террасу, он заканчивается стеклянной стеной, в метровой примерно толщине которой помещается зимний сад, который служит своего рода «зеленым фильтром» при взгляде наружу: там зима или осень, а здесь стена растений, как будто лето.
Вид из зала приемов на зимний сад. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Вид на зимний сад снаружи. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру

Ряд круглых опор, достаточно условно разделяющих путь на террасу и зал, выстроен под углом – барочным приемом усиленной перспективы: при взгляде с одной стороны пространство сужается и мы видим каждую колонну, с противоположной стороны мы не видим опор вообще и перспектива как будто бы отсутствует.
Ряд колонн, поставленных под углом для усиления перспективы; вид в сторону террасы. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру

Интересно, что этот итальянский прием, настроенный на усиление динамического, скажем так, вау-эффекта, любимый Бернини и Борромини, в данном случае дан очень деликатно: не зная, на него можно вообще не обратить внимания или обратить не сразу, а побродив внутри и проанализировав ощущения.

Перспективный прием превращен в нюанс, и это существенно. Здесь многое дано именно так, наюнсированно, ничто не бросается в глаза с криком – вот оно я, прекрасное, – все очень спокойно, но нюансов множество, и многие из них, разумеется, принадлежат пластическому языку своего времени, 1930-х годов. К примеру вход внутри обрамляют два полукруглых выступа, своего рода пропилеи, похожие на торцы ушедших в стены сдвижных дверей, чем на колонны. Все балконы, абсолютно в духе функционализма, выстроены из металлических решеток со скруглениями и пластин рифленого металла. Белизну лишь едва нарушает гранитный цоколь, каменные же обрамления окон первого яруса, желтые деревянные рамы и черный, с дугообразной выемкой, козырек над аркой-проездом.
Рифленое металлические ограждение балкона. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
«Башня» над аркой, вид со двора. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Угол с аркой-проездом во двор. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Нижний ярус корпуса приемов – несколько отдельных входов на первый этаж. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Один из выступов, обрамляющих главный вход вунтри. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру

Здание неклассично: его Г-образный план асимметричен, ведущая во двор арка с козырьком сдвинута от центра вправо, главный вход расположен в углу между двумя корпусами со стороны двора и не то чтобы акцентирован. Пропорции окон скорее горизонтальные, но заметим, что масса стены здесь никого не смущает – ее кажется достаточно «развеществить» белым цветом. Но – опять же намеком – черты классической архитектуры присутствуют: это круглый валиковый обвод, не окно и даже не вполне ниша, а так, рисунок, и две небольших тяги-выступа по сторонам.
Круг над «аркой». Уличный фасад. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру

Три окна вертикальных пропорций справа от арки внутри объединяют первый и второй этажи, а внутри выходят на главную лестницу: акцентировать лестницу окнами, чаще витражом, было принято в эклектике, модерне, ар-деко и в равной степени модернизме, так что определить стилевую природу приема невозможно, разве что вертикальные пропорции двух проемов «классичны».
Козырек над «аркой»-въездом. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру

Почему мы так долго рассматриваем эти немногочисленные «классические» приемы? А вот почему. В начале 1930-х пути архитектуры Финляндии и Советской России окончательно разошлись. Финляндия в принципе почти не участвовала (или вовсе не участвовала) в движении авангарда 1920-х, в том энергичном всплеске пластического протеста и поисков нового, которым увлеченно отдались русские конструктивисты, функционалисты и немецкий Баухаус. В Финляндии в то время актуальны разные виды рационального модерна, плавно переходящие в ар-деко (о чем на этот раз довольно подробно, с примерами рассказывала Ксения Малич), – зато в 1930-е ар-деко сменяется международным «белым функционализмом». В России же, как мы знаем, в 1930-е уже царствует так называемый постконструктивизм, бывшие авангардисты с разной степенью отчаяния отказываются от заблуждений и ищут приемлемые для себя варианты декоративного искусства, а мастера неоклассики радуются и все живее изучают кватроченто и чинквиченто в поисках предмета копирования и вдохновения.

Итак, проект посольства появился в 1935 году: в Финляндии «белый функционализм», в Москве курс на сталинскую классику. Неудивительно, что советское правительство – а мы же знаем, как у нас любят все согласовывать и рекомендовать – посоветовало сделать фасад более представительным. А что мы видим в итоге? А практически ничего. Две-три вялые уступки. Это сродни тому, когда тебя просят переписать текст целиком, а ты – взял, изменил два слова, принес – нате; пожалуйста, все замечания учтены. Те же чувства, надо думать, испытывают и архитекторы, когда могут себе позволить. Это же какое счастье, радость и праздник. Отлично понимаю Финляндию.

Но за счастье бороться надо, а история доказывает нам, что легко не будет, хотя иногда получается. Архитектура посольства, вот это нейтральное, по-фински деликатное и спокойное здание оказывается в некотором роде прокламацией в своей не-представительности. Примером умения сказать свое мягкое, но твердое «нет» обстоятельствам, которые, казалось бы, во много раз сильнее тебя.
***
 
Великий финн Алвар Аалто не имеет прямого отношения ни к одному из московских зданий, и его вещи – вазы и лампы, появились в посольстве много позднее. Но теперь из можно видеть в шкафах парадного зала.
Лампы по проекту Алвара Аалто в посольстве Финляндии. Фотография: Архи.ру
Ваза по проекту Алвара Аалто в посольстве Финляндии. Фотография: Архи.ру
Ваза по проекту Алвара Аалто в посольстве Финляндии. Фотография: Архи.ру
Интерьер посольства Финляндии. Фотография: Архи.ру

20 Декабря 2018

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.