Посольство независимости

Исполнилось 80 лет зданию посольства Финляндии в Кропоткинском переулке. Здание это в какой-то степени знаменует момент расхождения путей европейской и советской архитектуры, оно – та часть истории модернизма, которую мы потеряли за декорированием тоталитаризма.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

20 Декабря 2018
mainImg
Посольство Финляндии – кажется, одно из самых открытых в Москве, ему даже присвоили такое звание. Вот и теперь, празднуя юбилей своего здания, в посольстве, при помощи проекта «Москва глазами инженера», провели экскурсию для историков и журналистов, сопроводив ее лекцией историка авангарда и сотрудника Эрмитажа Ксении Малич. Экскурсию вел Айрат Багаутдинов.

Здание в Кропоткинском переулке состоит из двух частей, первое построено в 1938 году, заняв выделенную для этой цели советским правительством территорию двух усадеб. Второе – левое крыло, спроектировано Туомо Сийтоненом в 1980-е и завершено в 1996. Оно расширило возможности посольства: сейчас здесь размещается несколько саун, бассейн, столовая, конференц-зал и обращенное во двор двусветное фойе с камином, одна половина которого выходит на улицу, а другая внутрь.
Дворовый фасад. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Камин во дворе. Здание посольства Финляндии в Москве, 2 корпус. Туомо Сийтонен, 1980-е – 1996. Фотография: Архи.ру
Здание посольства Финляндии в Москве, 2 корпус. Туомо Сийтонен, 1980-е – 1996. Фотография: Архи.ру
Здание посольства Финляндии в Москве, 2 корпус. Туомо Сийтонен, 1980-е – 1996. Фотография: Архи.ру
Но речь, конечно, о первом здании. Оно стало первым посольством Финляндии, построенным в другой стране, и первым посольским зданием, построенным заново (а не обустроенным в реквизированном особняке) в Москве. Здание торжественно открыли в день независимости Финляндии 6 декабря 1938 года, гостей было больше 200 человек, много советских деятелей, среди них красный командир Буденный и режиссер Сергей Эйзенштейн. И почти ровно через год закрыли, поскольку началась война с Финляндией. Затем опять открыли, и опять на год – между финской и отечественной, в которую война, фактически, продолжилась. Иными словами, здание, символ независимости, оказалось в некотором роде на острие последующей борьбы за нее. Про здание издана книга, его юбилей уже праздновали как минимум однажды: когда посольству исполнилось 75 лет. Здание важно. И не только исторически-символически, но и, что любопытно, в архитектурном плане тоже.

Строительству предшествовал конкурс, проведенный в 1935 году, на него было подано 26 заявок, участвовал в числе прочих Алвар Аалто, но даже не приблизился к призовому месту. Победил Эрик Линдстрем, но ему в тот же момент достался более выгодный заказ на здание телеграфа в Хельсинки, и реализован был проект, занявший второе место – Хилдинга Экелунда.
Дворовый фасад. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Здание белое и очень простое: вдоль переулка, с «посольским» отступом от забора вытянут четырехэтажный корпус с козырьком над проездом во двор. Перпендикулярно ему справа вглубь участка уходит двухъярусное крыло: здесь на втором этаже расположен зал приемов, сравнительно небольшой, но полуторасветный. Слева здесь выход на открытую террасу, которой заканчивается крыло: здесь ее называют «палубой парохода», модернистские здания вообще нередко сравнивают с кораблями, и рассказывают историю о том, как Юхо Кусти Паасикиви, бывший послом Финляндии в короткий перерыв между «Зимней» войной и Великой отечественной, ежедневно вышагивал по той террасе, а его жена Алли плавала в бассейне во дворе. С террасы вниз ведет широкая лестница, и торец крыла оказывается открытым и ступенчатым.
Крыло с залом приемов. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Терраса-мост в торце зала приемов. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Лестница, спускающаяся с террасы. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Зал приемов расположен правее прохода на террасу, он заканчивается стеклянной стеной, в метровой примерно толщине которой помещается зимний сад, который служит своего рода «зеленым фильтром» при взгляде наружу: там зима или осень, а здесь стена растений, как будто лето.
Вид из зала приемов на зимний сад. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Вид на зимний сад снаружи. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Ряд круглых опор, достаточно условно разделяющих путь на террасу и зал, выстроен под углом – барочным приемом усиленной перспективы: при взгляде с одной стороны пространство сужается и мы видим каждую колонну, с противоположной стороны мы не видим опор вообще и перспектива как будто бы отсутствует.
Ряд колонн, поставленных под углом для усиления перспективы; вид в сторону террасы. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Интересно, что этот итальянский прием, настроенный на усиление динамического, скажем так, вау-эффекта, любимый Бернини и Борромини, в данном случае дан очень деликатно: не зная, на него можно вообще не обратить внимания или обратить не сразу, а побродив внутри и проанализировав ощущения.

Перспективный прием превращен в нюанс, и это существенно. Здесь многое дано именно так, наюнсированно, ничто не бросается в глаза с криком – вот оно я, прекрасное, – все очень спокойно, но нюансов множество, и многие из них, разумеется, принадлежат пластическому языку своего времени, 1930-х годов. К примеру вход внутри обрамляют два полукруглых выступа, своего рода пропилеи, похожие на торцы ушедших в стены сдвижных дверей, чем на колонны. Все балконы, абсолютно в духе функционализма, выстроены из металлических решеток со скруглениями и пластин рифленого металла. Белизну лишь едва нарушает гранитный цоколь, каменные же обрамления окон первого яруса, желтые деревянные рамы и черный, с дугообразной выемкой, козырек над аркой-проездом.
Рифленое металлические ограждение балкона. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
«Башня» над аркой, вид со двора. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Угол с аркой-проездом во двор. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Нижний ярус корпуса приемов – несколько отдельных входов на первый этаж. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Один из выступов, обрамляющих главный вход вунтри. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Здание неклассично: его Г-образный план асимметричен, ведущая во двор арка с козырьком сдвинута от центра вправо, главный вход расположен в углу между двумя корпусами со стороны двора и не то чтобы акцентирован. Пропорции окон скорее горизонтальные, но заметим, что масса стены здесь никого не смущает – ее кажется достаточно «развеществить» белым цветом. Но – опять же намеком – черты классической архитектуры присутствуют: это круглый валиковый обвод, не окно и даже не вполне ниша, а так, рисунок, и две небольших тяги-выступа по сторонам.
Круг над «аркой». Уличный фасад. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Три окна вертикальных пропорций справа от арки внутри объединяют первый и второй этажи, а внутри выходят на главную лестницу: акцентировать лестницу окнами, чаще витражом, было принято в эклектике, модерне, ар-деко и в равной степени модернизме, так что определить стилевую природу приема невозможно, разве что вертикальные пропорции двух проемов «классичны».
Козырек над «аркой»-въездом. Здание посольства Финляндии в Москве. Хилдинг Экелунд, 1935-1938. Фотография: Архи.ру
Почему мы так долго рассматриваем эти немногочисленные «классические» приемы? А вот почему. В начале 1930-х пути архитектуры Финляндии и Советской России окончательно разошлись. Финляндия в принципе почти не участвовала (или вовсе не участвовала) в движении авангарда 1920-х, в том энергичном всплеске пластического протеста и поисков нового, которым увлеченно отдались русские конструктивисты, функционалисты и немецкий Баухаус. В Финляндии в то время актуальны разные виды рационального модерна, плавно переходящие в ар-деко (о чем на этот раз довольно подробно, с примерами рассказывала Ксения Малич), – зато в 1930-е ар-деко сменяется международным «белым функционализмом». В России же, как мы знаем, в 1930-е уже царствует так называемый постконструктивизм, бывшие авангардисты с разной степенью отчаяния отказываются от заблуждений и ищут приемлемые для себя варианты декоративного искусства, а мастера неоклассики радуются и все живее изучают кватроченто и чинквиченто в поисках предмета копирования и вдохновения.

Итак, проект посольства появился в 1935 году: в Финляндии «белый функционализм», в Москве курс на сталинскую классику. Неудивительно, что советское правительство – а мы же знаем, как у нас любят все согласовывать и рекомендовать – посоветовало сделать фасад более представительным. А что мы видим в итоге? А практически ничего. Две-три вялые уступки. Это сродни тому, когда тебя просят переписать текст целиком, а ты – взял, изменил два слова, принес – нате; пожалуйста, все замечания учтены. Те же чувства, надо думать, испытывают и архитекторы, когда могут себе позволить. Это же какое счастье, радость и праздник. Отлично понимаю Финляндию.

Но за счастье бороться надо, а история доказывает нам, что легко не будет, хотя иногда получается. Архитектура посольства, вот это нейтральное, по-фински деликатное и спокойное здание оказывается в некотором роде прокламацией в своей не-представительности. Примером умения сказать свое мягкое, но твердое «нет» обстоятельствам, которые, казалось бы, во много раз сильнее тебя.
***
 
Великий финн Алвар Аалто не имеет прямого отношения ни к одному из московских зданий, и его вещи – вазы и лампы, появились в посольстве много позднее. Но теперь из можно видеть в шкафах парадного зала.
Лампы по проекту Алвара Аалто в посольстве Финляндии. Фотография: Архи.ру
Ваза по проекту Алвара Аалто в посольстве Финляндии. Фотография: Архи.ру
Ваза по проекту Алвара Аалто в посольстве Финляндии. Фотография: Архи.ру
Интерьер посольства Финляндии. Фотография: Архи.ру


20 Декабря 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.