English version

Как сохранить деревянное: Петербург

«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

mainImg
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Концепцию сохранения петербургских памятников деревянной архитектуры «Студии-44» заказал город. Необходимость в ней назрела аварийная: по словам специалистов, вплотную заниматься этой частью наследия нужно было еще позавчера, каждый год число построек из дерева стремительно уменьшается. Если говорить о всей России, то за 20 лет исчезает примерно 400 зданий-памятников, для фоновой застройки эти цифры должны быть намного больше. Невозможно не вспомнить о сгоревшей меньше года назад Успенской церкви в Кондопоге. В Петербурге, судя по сводкам, что-нибудь полыхает почти каждый месяц.

Попытки как-то повлиять на ситуацию уже предпринимались: несколько лет назад Министерство культуры заказало подобную концепцию для всей России, в Петербурге была разработана концепция развития Курортного района, включавшая сохранение деревянных зданий. Но ни одна из них не принята в работу.

«Студия-44» в своей концепции начинает, казалось бы, с малого – это и не концепция даже, а скорее исследование, систематизация всех существующих данных. Но вероятно, детальная проработка с первого шага – именно то, что требуется, чтобы не растеряться перед масштабом задачи, начать что-то делать. Авторов – группу молодых архитекторов-реставраторов под руководством Григория Иванова – консультировал член «Совета ИКОМОС Санкт-Петербурга» кандидат архитектуры Борис Матвеев. Рецензентом на защите концепции был член Совета по сохранению культурного наследия, автор многих книг по истории деревянной архитектуры Михаил Мильчик.

Итак, первая часть – сбор данных. Всего в Петербурге 271 деревянное здание с охранным статусом, почти половина находится в Курортном и Петродворцовом районах, а в центре сохранились буквально единицы. Реставраторы «Студии 44» не только «подняли» документы и архивы, но и доехали до каждого здания, чтобы провести натурные обследования, оценить состояние, сделать актуальные фотографии.
Реставрация и приспособление особняка Ю.К. Добберт под нужды Академии танца Б.Эйфмана
© Студия-44
Текущая категория историко-культурного значения. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44

В результате у каждого здания появилась карточка, в которой представлена вся доступная на сегодняшний день информация. Такой «паспорт» может стать отправной точкой для дальнейшей работы, поскольку дает объективный и достаточно подробный портрет.

Карточка состоит из семи блоков, первые четыре систематизируют уже накопленные сведения: общие данные, историческая информация – здесь перечислены перестройки здания, а также дается оценка подлинности; современное состояние и раздел с технико-экономическими показателями могут быть интересны инвесторам и девелоперам.

Следующие три пункта уже «авторские»: рекомендации по сохранению, приложение с фотографиями 2018 года и иконографией, а также оценочный лист. Последний особенно важен – это оценка памятника по методике, разработанной «Студией-44». Остановимся на ней подробнее.

Для объективной оценки памятника архитекторы решили вывести два индекса: историко-культурной ценности и современного состояния, каждый складывается из суммы определенных показателей. Так, историко-культурная ценность памятника измеряется его подлинностью, мемориальной, архитектурной и исторической ценностью. Каждому из этих четырех критериев присуждаются баллы по шкале от 0 до 100, значение зависит от ряда факторов. Например, общая оценка «подлинности» осуществляется по четырем аспектам, принятым ЮНЕСКО: подлинность материала, мастерство исполнения, первоначального замысла и окружения. Максимум по каждому из критериев – 25 баллов. Далее баллы каждого критерия умножаются на его «вес». У подлинности в общей оценке 40% «акций», у остальных критериев – по 20%. В индексе современного состояния 40% отданы техническому состоянию, по 20% у характера эксплуатации, инженерного обеспечения и доступности.
Историко-культурная ценность ОКН ПДА. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44
Современное состояние ОКН ПДА. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44

Полученные индексы определяют положение памятника в осях координат, где x – историко-культурная ценность, а y – его современное состояние. Каким образом пространственная модель визуализирует положение дел с сохранением памятников деревянной архитектуры, можно увидеть на примере модели для Пушкинского района. На ней выделены четыре группы ПДА. В первой оба показателя (историко-культурная ценность и современное состояние) высокие – у таких памятников все хорошо, им требуется только мониторинг. В третьей группе техническое состояние памятников хорошее, но ценность низкая – здесь также не требуется срочное вмешательство. В четвертой группе оба показателя низкие – целесообразность их восстановления нужно обсуждать. И наконец, вторая группа требует наибольшего внимания, поскольку входящие в нее объекты с достаточно высокой ценностью по своему техническому состоянию приближаются к зоне риска.
Пространственная модель ОКН ПДА Пушкинского района. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44

Модель помогает определить очередность работ, она подвижна, изменение показателей меняет положение памятника в общей «сетке». В соответствии с этими показателями архитекторы разработали блок рекомендаций для каждого памятника, здесь тоже есть интересные нюансы.

Например, предлагается ввести новый юридический термин: «знаковый объект исторической среды». К таким объектам могут относится утраченные здания, рекомендованные к восстановлению или полученные в результате такого восстановления копии. То есть, по сути, «новоделы». Это поможет разделить подлинное и значимое, но в то же время защитит «новоделы», ценность которых по большей части заключается в создании фона, комплексной среды. Само собой, для восстановления утраченных зданий должен быть жесткий регламент относительно их местоположения, материала, конструкций, внешнего облика и т.д.
Рекомендации по государственной охране ОКН ПДА. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44
Рекомендации по сохранению ОКН ПДА. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44
Рекомендации по использованию неэксплуатируемых ОКН ПДА. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44

По мнению одного из ключевых разработчиков концепции Ильи Сабанцева, есть возможность создать целый музей деревянной архитектуры под открытым небом в Ломоносове, в районе Еленинской улицы. Там числится целых восемь памятников, три из которых утрачены и могут быть воссозданы по имеющимся иконографическим материалам. Также есть информация о двух утраченных домах, которые не имели статуса памятников, но их можно восстановить для «массовки».

Еще одно предложение концепции – усовершенствовать законодательство так, чтобы деревянные памятники можно было восстанавливать за счет частных средств, разработать систему льгот и поощрений.

Работа над концепцией показала, что почти половина памятников никак не используется, четверть – близка к утрате, примерно 55 зданий требуют первоочередного вмешательства.
Текущее состояние ОКН ПДА. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44

Руководитель «Студии-44» Никита Явейн называет концепцию первой частью большой работы, это скорее исследование и систематизация, первый инструмент для КГИОП, бизнеса, девелоперов. Он подчеркивает, что выработанная методика подходит только для Петербурга, где нет традиционных памятников деревянного зодчества, а самая ранняя постройка – домик Петра I.

Концепция была представлена на Совете по сохранению культурного наследия, где получила высокую оценку экспертов и одобрение врио губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова. Следующий этап – разработка конкретных программ на основе сделанных выводов.
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru

30 Мая 2019

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Постсоветская традиционная архитектура. Генезис
Начинаю публиковать книгу «Неоклассическая архитектура России конца ХХ – начала XXI века». Более тридцати постсоветских лет в России существует новая классическая архитектура, стилистически и мировоззренчески оформленная, хотя и не являющаяся движением. Хотя традиционная архитектура исчезла после Второй мировой войны из образования, в последние десятилетия она актуализирована вызовами XXI века, к которым относятся: кризис города и экологии; отношения человека и техники как сверхсилы, не обладающей сверхразумом; растворение профессии архитектора в смежных специальностях. Введение посвящено генезису современной ситуации в ХХ веке.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Технологии и материалы
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Дворцовый переворот
Еще один ДК, который возвращает к жизни команда «Идентичность в типовом», на этот раз – в Ельце. Согласно программе, универсальные решения встречаются с локальными особенностями, благодаря чему появляется новая точка притяжения.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Возгонка авангарда
В Москве завершено строительство Tatlin apartments на Бакунинской улице. Дом включает в себя фрагмент отреставрированной АТС конца 1920-х годов, заставляя это спокойное, в сущности, здание с технической функцией стать более футуристичным, чем оно было задумано когда-то.