English version

Как сохранить деревянное: Петербург

«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

30 Мая 2019
mainImg
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Концепцию сохранения петербургских памятников деревянной архитектуры «Студии-44» заказал город. Необходимость в ней назрела аварийная: по словам специалистов, вплотную заниматься этой частью наследия нужно было еще позавчера, каждый год число построек из дерева стремительно уменьшается. Если говорить о всей России, то за 20 лет исчезает примерно 400 зданий-памятников, для фоновой застройки эти цифры должны быть намного больше. Невозможно не вспомнить о сгоревшей меньше года назад Успенской церкви в Кондопоге. В Петербурге, судя по сводкам, что-нибудь полыхает почти каждый месяц.

Попытки как-то повлиять на ситуацию уже предпринимались: несколько лет назад Министерство культуры заказало подобную концепцию для всей России, в Петербурге была разработана концепция развития Курортного района, включавшая сохранение деревянных зданий. Но ни одна из них не принята в работу.

«Студия-44» в своей концепции начинает, казалось бы, с малого – это и не концепция даже, а скорее исследование, систематизация всех существующих данных. Но вероятно, детальная проработка с первого шага – именно то, что требуется, чтобы не растеряться перед масштабом задачи, начать что-то делать. Авторов – группу молодых архитекторов-реставраторов под руководством Григория Иванова – консультировал член «Совета ИКОМОС Санкт-Петербурга» кандидат архитектуры Борис Матвеев. Рецензентом на защите концепции был член Совета по сохранению культурного наследия, автор многих книг по истории деревянной архитектуры Михаил Мильчик.

Итак, первая часть – сбор данных. Всего в Петербурге 271 деревянное здание с охранным статусом, почти половина находится в Курортном и Петродворцовом районах, а в центре сохранились буквально единицы. Реставраторы «Студии 44» не только «подняли» документы и архивы, но и доехали до каждого здания, чтобы провести натурные обследования, оценить состояние, сделать актуальные фотографии.
Реставрация и приспособление особняка Ю.К. Добберт под нужды Академии танца Б.Эйфмана
© Студия-44
Текущая категория историко-культурного значения. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44

В результате у каждого здания появилась карточка, в которой представлена вся доступная на сегодняшний день информация. Такой «паспорт» может стать отправной точкой для дальнейшей работы, поскольку дает объективный и достаточно подробный портрет.

Карточка состоит из семи блоков, первые четыре систематизируют уже накопленные сведения: общие данные, историческая информация – здесь перечислены перестройки здания, а также дается оценка подлинности; современное состояние и раздел с технико-экономическими показателями могут быть интересны инвесторам и девелоперам.

Следующие три пункта уже «авторские»: рекомендации по сохранению, приложение с фотографиями 2018 года и иконографией, а также оценочный лист. Последний особенно важен – это оценка памятника по методике, разработанной «Студией-44». Остановимся на ней подробнее.

Для объективной оценки памятника архитекторы решили вывести два индекса: историко-культурной ценности и современного состояния, каждый складывается из суммы определенных показателей. Так, историко-культурная ценность памятника измеряется его подлинностью, мемориальной, архитектурной и исторической ценностью. Каждому из этих четырех критериев присуждаются баллы по шкале от 0 до 100, значение зависит от ряда факторов. Например, общая оценка «подлинности» осуществляется по четырем аспектам, принятым ЮНЕСКО: подлинность материала, мастерство исполнения, первоначального замысла и окружения. Максимум по каждому из критериев – 25 баллов. Далее баллы каждого критерия умножаются на его «вес». У подлинности в общей оценке 40% «акций», у остальных критериев – по 20%. В индексе современного состояния 40% отданы техническому состоянию, по 20% у характера эксплуатации, инженерного обеспечения и доступности.
Историко-культурная ценность ОКН ПДА. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44
Современное состояние ОКН ПДА. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44

Полученные индексы определяют положение памятника в осях координат, где x – историко-культурная ценность, а y – его современное состояние. Каким образом пространственная модель визуализирует положение дел с сохранением памятников деревянной архитектуры, можно увидеть на примере модели для Пушкинского района. На ней выделены четыре группы ПДА. В первой оба показателя (историко-культурная ценность и современное состояние) высокие – у таких памятников все хорошо, им требуется только мониторинг. В третьей группе техническое состояние памятников хорошее, но ценность низкая – здесь также не требуется срочное вмешательство. В четвертой группе оба показателя низкие – целесообразность их восстановления нужно обсуждать. И наконец, вторая группа требует наибольшего внимания, поскольку входящие в нее объекты с достаточно высокой ценностью по своему техническому состоянию приближаются к зоне риска.
Пространственная модель ОКН ПДА Пушкинского района. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44

Модель помогает определить очередность работ, она подвижна, изменение показателей меняет положение памятника в общей «сетке». В соответствии с этими показателями архитекторы разработали блок рекомендаций для каждого памятника, здесь тоже есть интересные нюансы.

Например, предлагается ввести новый юридический термин: «знаковый объект исторической среды». К таким объектам могут относится утраченные здания, рекомендованные к восстановлению или полученные в результате такого восстановления копии. То есть, по сути, «новоделы». Это поможет разделить подлинное и значимое, но в то же время защитит «новоделы», ценность которых по большей части заключается в создании фона, комплексной среды. Само собой, для восстановления утраченных зданий должен быть жесткий регламент относительно их местоположения, материала, конструкций, внешнего облика и т.д.
Рекомендации по государственной охране ОКН ПДА. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44
Рекомендации по сохранению ОКН ПДА. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44
Рекомендации по использованию неэксплуатируемых ОКН ПДА. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44

По мнению одного из ключевых разработчиков концепции Ильи Сабанцева, есть возможность создать целый музей деревянной архитектуры под открытым небом в Ломоносове, в районе Еленинской улицы. Там числится целых восемь памятников, три из которых утрачены и могут быть воссозданы по имеющимся иконографическим материалам. Также есть информация о двух утраченных домах, которые не имели статуса памятников, но их можно восстановить для «массовки».

Еще одно предложение концепции – усовершенствовать законодательство так, чтобы деревянные памятники можно было восстанавливать за счет частных средств, разработать систему льгот и поощрений.

Работа над концепцией показала, что почти половина памятников никак не используется, четверть – близка к утрате, примерно 55 зданий требуют первоочередного вмешательства.
Текущее состояние ОКН ПДА. Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры (ОКН ПДА) на территории Санкт-Петербурга
© Студия-44

Руководитель «Студии-44» Никита Явейн называет концепцию первой частью большой работы, это скорее исследование и систематизация, первый инструмент для КГИОП, бизнеса, девелоперов. Он подчеркивает, что выработанная методика подходит только для Петербурга, где нет традиционных памятников деревянного зодчества, а самая ранняя постройка – домик Петра I.

Концепция была представлена на Совете по сохранению культурного наследия, где получила высокую оценку экспертов и одобрение врио губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова. Следующий этап – разработка конкретных программ на основе сделанных выводов.
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru

30 Мая 2019

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.