Пантомима воображаемой архитектуры

В Большом дворце «Царицыно» открылась выставка «Гипноз пространства»: ее куратор Сергей Хачатуров, показывая массивный пласт старой графики из фондов «Царицына» и других коллекций, смело сопоставляет ее не только с современным театром, но и с кибер-культурой, выстраивая множество довольно умозрительных, но увлекательных связей.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

03 Августа 2018
mainImg
Выходя с выставки «Гипноз пространства», чувствуешь некоторый шум в голове, как после хорошего спектакля или длинного фильма. Не иначе был атакован Марсом – именно так называется первая инсталляция – «Марс атакует», название нарочито фантастическое, под Уэллса, а состоит она из совершенно классических вещей: гравюры Пиранези и текста Одоевского. И так тут всё.
Пиранези, офорт «Ихтиография, или план Марсова поля в античные времена», Италия, 1757. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Инсталляция «Марс атакует» с офортом Пиранези. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Заявленная цель выставки – «понять логику рождения эмоций в век Просвещения и сегодня, в эру сетевых игр формата RPG»; найти связь между барокко XVIII века и кибер-барокко постинтернета. Ничего себе задача, надо сказать. Мы в своем обыденном сознании привыкли думать, что компьютеры и книги, особенно гравюры – скорее антиподы, враги и конкуренты в борьбе за свободное время человека, особенно ребенка. Выставка доказывает нам, что это не так, что фантастические миры XVIII века и современности тесно связаны, взаимозависимы и вообще суть одно и то же. На самом деле, конечно же, так и есть, и хорошие проектировщики виртуальных пространств как игровых, так и киношных отлично это знают и используют, но с вот доказательством получается довольно длинная и трудоемкая история. Думаю, чтобы и впрямь доказать, понадобится десяток таких выставок. Зато поставленная сверхзадача отлично стимулирует к упорному труду с одной стороны и раскрепощает куратора – с другой. Не зря кураторское послание заключается довольно неожиданным упоминанием царицынских дач: лето время игровое, дачное, не слишком серьезное, то ли еще можно.

Выставка занимает 11 залов, разделенных на девять тем и расположенных на втором этаже дворца по кругу, так что из конца сразу попадаешь обратно в начало. Ее сильнейшая и, объективно говоря, самая интересная часть – большое количество подлинной графики, в основном гравюр, из собрания собственно «Царицына», а также ГНИМА им. А.В. Щусева, ГАБТа, музея Бахрушина, и из двух частных коллекций. Довольно много Пиранези, причем тот, что из царицынской коллекции – кажется, не очень известен; Гонзага, Бибиена; Богаевский; встречается Кранах и две итальянские гравюры XVI века. Удивительное впечатление производят декорации Николая Бенуа к постановке «Сна в летнюю ночь» в Большом театре в 1965 году, наглядно показывающие сходство готического зала и мачтового леса – их выставляют впервые. Серию гравированных листов сценографии Иоганна Хармса для балета 1678 года «О встрече и движении семи планет», поставленном при дворе саксонского курфюста Иоганна Георга II музей Царицыно недавно приобрел, а куратор Сергей Хачатуров и его сокуратор Дарья Колпашникова атрибутировали. Плюс сравнительно хорошо известные, но любимые листы Бродского / Уткина и складывающийся карточный домик Юрия Аввакумова.
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Самое интересное на выставке – разглядывать детали этих гравюр, в этом смысле она попадает в тот же тренд, что и недавние выставки акварелей в Историческом музее и Третьяковке: они определенно рассчитаны на любителя, человека, готового часами «зависать» над какой-нибудь причудливо нарисованной или расположенной колонной или живым акварельным штрихом Гонзаги на листке размером с пару спичечных коробков – такого материала здесь предостаточно, радость для глаз и ума обеспечена. К тому же среди показанных листов и серий довольно много открытий – то есть вещей, ранее не выставлявшихся широко. Куратор говорит, что графическую коллекцию «Царицына» еще никогда не показывали так полно. Словом, для ценителей определенно есть на что посмотреть и чем восхититься. Но большинство посетителей Царицына не относятся к их числу, «картинки» воспринимают как элемент декорации стен.

Для них, вероятно, предусмотрен эпатаж – нарисованные неуверенной рукой, но ярко кулисы с обобщенной версией персонажей компьютерных игр (я показала четверым игроманам, все затруднились назвать источник) от художника Владимира Карташова. Художнику 21 год, все вещи 2018 года, свежайшие, и занимают почти целый зал. В них вообще нет никаких пространств, можно было бы, вероятно, сказать, что сами герои выстраивают пространство игры, и посетитель может оказаться внутри, войти в их круг, тем более что они чуть выше человеческого роста. Расположенные рядом с залом, посвященным opera seria – серьезной опере, порождению века просвещения, построенной на аллегории и, что уж там, нравоучении, скучнейшей вещи с пышными декорациями – «декорации» компьютерных игрушек, вырванные из контекста и исполненные в манере наивной живописи – куратор называет их «постинтернетом» – только и могут, что эпатировать.
Владимир Карташов. Серия работ «Герои-ширмы», 2018. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Владимир Карташов. Серия работ «Герои-ширмы», 2018. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Петр Вильямс. Фейерверк. Эскиз декорации к балету «Золушка» Сергея Прокофьева. ГАБТ, 1945. Фрагмент. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Кто-то скажет: этот страшноватый зал демонстрирует нам отсутствие в умах другой натуры, кроме затягивающей умы игровой – ни Марс, ни Венера им не интересны, им Сару Керриган подавай. Кто-то скажет, и судя по всему уже сказал куратору, что совершенно нельзя выставлять рядом такие вещи, как декорации к «Золушке» Прокофьева 1945 года, автор Петр Вильямс, – и вот это вот. Кто-то заметит, что они очень похожи по цвету, или даже вспомнит: «нет повести ужаснее на свете, чем музыка Прокофьева в балете», вспомнив, каким отчаянным новатором был нынешний признанный классик. Куратор Сергей Хачатуров собственно и строит весь свой сложносочиненный рассказ на поиске «авангардистов прошлого», сопоставляя их с очень молодыми – и не очень молодыми, такими, как Бродский, Уткин, Аввакумов – нашими современниками. Пиранези у него – «первый радикальный авангардист в деле архитектурного проектирования», Гонзага – «подлинный революционер сценографического искусства». А ведь и правда, со временем классики покрываются неизбежным слоем пыли и бывает надо их немного «потрясти», поменять ракурсы.

Офорты Бродского/Уткина соседствуют с мультфильмами Андрея Хржановского (это мой любимый мультфильм, – восклицает куратор, – увидел его впервые в 1985 году), в зале «Руина» блаженно царит XVIII век. Совершенно новая – сделана для выставки – калька Александра Бродского соседствует с акростихом Державина «Река времен в своем стремленьи…»; так случайно получилось, восклицает Сергей Хачатуров: стих здесь предваряет зал руин, а Броский в последний момент принес рисунок с рекой времени…
Рисунок Александра Бродского, исполненный специально для выставки, 2018. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

По мере движения нарастает театральная составляющая – вначале нас знакомят со сценографией «серьезной оперы», потом – со спектаклем театра «Июльансамбль» на темы философских доктрин, выстраивающих современную, не без крика такую, но очевидную параллель с балетом «Семи светил». Кстати здесь, в большом зале, совершенно необходимо свернуть за угол большого мультимедийного экрана, предназначенного для показа деталей гравюр и обнаружить там три картины Егора Кошелева с персонажами «Волшебной флейты» (Царица ночи – в фартуке и с картонным стаканчиком в руках); они в свою очередь образуют пандан упомянутым выше героям компьютерных игр, но нарисованы академично-красиво и даже завораживающе – судя по всему, призваны переключить данный вначале намек на компьютерные игры на то, что куратору действительно интересно – на современные искусство и театр, которых здесь много больше. Ну и наконец, совершенно театрален последний зал, занятый масштабной декорацией к «Сверлийцам» Электротеатра Бориса Юхананова, где гипсовые волны-«сверла» отчаянно напоминают спиралевидные колонны, к примеру такие, как у балдахина Святого Петра в Риме, к слову «винтовых» колонн, причудливых и вдохновенных, много среди выставленных проектов сценографии.
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Егор Кошелев, серия «Волшебная флейта», 2018. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Постановка «Июльтеатра». Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Николай Бенуа. Эскиз декорации к опере Б.Бриттена «Сон в летнюю ночь». ГАБТ, 1965. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Декорации к спектаклю Электротеатра «Станиславский» «Сверлийцы» / Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Когда давным-давно Николай Меркушев, ныне профессор «Строгановки», учил меня сценографии; а любимым художником был Валерий Левенталь; тогда первым студенческим заданием был «натюрморт» на тему пьесы: мы, кажется, не сразу поняли, но он должен был быть не вполне натюрмортом, а этаким нагромождением разных предметов, образно и эмоционально раскрывающих тему. Помню, это не было простое задание, все время получалась какая-то невнятная куча. Выставка похожа на такой «натюрморт», только получившийся, нанизанный на множество умозрительных нитей – соединение не вполне соединимого, поиск внутренних связей, причем чем сильнее разрыв, тем больше напряжение и острее восприятие, но время от времени для зрителя делают паузы, дают «отдохнуть», к примеру погрузиться в масонский храм – в Царицыне хранятся предметы масонского церемониала и будь моя воля, я бы этот фрагмент сохранила в постоянной экспозиции. Или в карчери Пиранези, сопоставленные с «Колумбарием» Бродского / Уткина.

Все это, конечно же, надо как-то сшивать. Кажется, что временами сама работающая на остранение контрастность и неожиданность сопоставлений служит связующим элементом. Но не хуже работают и белые метафизического плана декорации Степана Лукьянова, ведущего художника Электротеатра «Станиславский», соорудившего в масонском храме пирамиды, в зале «Павильон» – мостик, похожий на венецианский, в зале «Руина» башню-руину из Désert de Retz под Парижем. Вся выставка становится таким образом произведением сценографии, рассказом о жизни и возможностях воображаемой архитектуры – объемным вариантом спектакля Пьетро ди Готтардо Гонзага, состоящим только из картин, но от этого не менее эмоциональным и говорящим. Она, как барочная опера или балет, нанизана на последовательность тем, сильно связанных с личностью куратора – историка архитектуры нового времени, но и знатока современного искусства и театра. В третьем зале нам говорят, что барочная сценография строилась на повторяющихся темах: дворец, темница… Выставка тоже, как спектакль, строится на темах, и отчасти они заимствованы у барочной сценографии, отчасти у парковой культуры и культуры века Просвещения вообще – масонский храм, павильон, руина, – вещи, которые считались важными для развития личности, «учения», то есть как мы бы сейчас сказали, личностного роста и развития эмоционального интеллекта.
Зал «Масонский храм». Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Зал «Масонский храм». Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Зал «Руина». Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Без обычного говорения, многократного объяснения тоже нельзя было обойтись: множество сопроводительных текстов – своего рода либретто выставки, позволяют читать ее как книгу, сам куратор обещает водить экскурсии (объявления надо искать в фейсбуке), к выставке прилагается путеводитель на платформе Izi.Travel.

03 Августа 2018

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни