Пантомима воображаемой архитектуры

В Большом дворце «Царицыно» открылась выставка «Гипноз пространства»: ее куратор Сергей Хачатуров, показывая массивный пласт старой графики из фондов «Царицына» и других коллекций, смело сопоставляет ее не только с современным театром, но и с кибер-культурой, выстраивая множество довольно умозрительных, но увлекательных связей.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

03 Августа 2018
mainImg
Выходя с выставки «Гипноз пространства», чувствуешь некоторый шум в голове, как после хорошего спектакля или длинного фильма. Не иначе был атакован Марсом – именно так называется первая инсталляция – «Марс атакует», название нарочито фантастическое, под Уэллса, а состоит она из совершенно классических вещей: гравюры Пиранези и текста Одоевского. И так тут всё.
Пиранези, офорт «Ихтиография, или план Марсова поля в античные времена», Италия, 1757. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Инсталляция «Марс атакует» с офортом Пиранези. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Заявленная цель выставки – «понять логику рождения эмоций в век Просвещения и сегодня, в эру сетевых игр формата RPG»; найти связь между барокко XVIII века и кибер-барокко постинтернета. Ничего себе задача, надо сказать. Мы в своем обыденном сознании привыкли думать, что компьютеры и книги, особенно гравюры – скорее антиподы, враги и конкуренты в борьбе за свободное время человека, особенно ребенка. Выставка доказывает нам, что это не так, что фантастические миры XVIII века и современности тесно связаны, взаимозависимы и вообще суть одно и то же. На самом деле, конечно же, так и есть, и хорошие проектировщики виртуальных пространств как игровых, так и киношных отлично это знают и используют, но с вот доказательством получается довольно длинная и трудоемкая история. Думаю, чтобы и впрямь доказать, понадобится десяток таких выставок. Зато поставленная сверхзадача отлично стимулирует к упорному труду с одной стороны и раскрепощает куратора – с другой. Не зря кураторское послание заключается довольно неожиданным упоминанием царицынских дач: лето время игровое, дачное, не слишком серьезное, то ли еще можно.

Выставка занимает 11 залов, разделенных на девять тем и расположенных на втором этаже дворца по кругу, так что из конца сразу попадаешь обратно в начало. Ее сильнейшая и, объективно говоря, самая интересная часть – большое количество подлинной графики, в основном гравюр, из собрания собственно «Царицына», а также ГНИМА им. А.В. Щусева, ГАБТа, музея Бахрушина, и из двух частных коллекций. Довольно много Пиранези, причем тот, что из царицынской коллекции – кажется, не очень известен; Гонзага, Бибиена; Богаевский; встречается Кранах и две итальянские гравюры XVI века. Удивительное впечатление производят декорации Николая Бенуа к постановке «Сна в летнюю ночь» в Большом театре в 1965 году, наглядно показывающие сходство готического зала и мачтового леса – их выставляют впервые. Серию гравированных листов сценографии Иоганна Хармса для балета 1678 года «О встрече и движении семи планет», поставленном при дворе саксонского курфюста Иоганна Георга II музей Царицыно недавно приобрел, а куратор Сергей Хачатуров и его сокуратор Дарья Колпашникова атрибутировали. Плюс сравнительно хорошо известные, но любимые листы Бродского / Уткина и складывающийся карточный домик Юрия Аввакумова.
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Самое интересное на выставке – разглядывать детали этих гравюр, в этом смысле она попадает в тот же тренд, что и недавние выставки акварелей в Историческом музее и Третьяковке: они определенно рассчитаны на любителя, человека, готового часами «зависать» над какой-нибудь причудливо нарисованной или расположенной колонной или живым акварельным штрихом Гонзаги на листке размером с пару спичечных коробков – такого материала здесь предостаточно, радость для глаз и ума обеспечена. К тому же среди показанных листов и серий довольно много открытий – то есть вещей, ранее не выставлявшихся широко. Куратор говорит, что графическую коллекцию «Царицына» еще никогда не показывали так полно. Словом, для ценителей определенно есть на что посмотреть и чем восхититься. Но большинство посетителей Царицына не относятся к их числу, «картинки» воспринимают как элемент декорации стен.

Для них, вероятно, предусмотрен эпатаж – нарисованные неуверенной рукой, но ярко кулисы с обобщенной версией персонажей компьютерных игр (я показала четверым игроманам, все затруднились назвать источник) от художника Владимира Карташова. Художнику 21 год, все вещи 2018 года, свежайшие, и занимают почти целый зал. В них вообще нет никаких пространств, можно было бы, вероятно, сказать, что сами герои выстраивают пространство игры, и посетитель может оказаться внутри, войти в их круг, тем более что они чуть выше человеческого роста. Расположенные рядом с залом, посвященным opera seria – серьезной опере, порождению века просвещения, построенной на аллегории и, что уж там, нравоучении, скучнейшей вещи с пышными декорациями – «декорации» компьютерных игрушек, вырванные из контекста и исполненные в манере наивной живописи – куратор называет их «постинтернетом» – только и могут, что эпатировать.
Владимир Карташов. Серия работ «Герои-ширмы», 2018. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Владимир Карташов. Серия работ «Герои-ширмы», 2018. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Петр Вильямс. Фейерверк. Эскиз декорации к балету «Золушка» Сергея Прокофьева. ГАБТ, 1945. Фрагмент. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Кто-то скажет: этот страшноватый зал демонстрирует нам отсутствие в умах другой натуры, кроме затягивающей умы игровой – ни Марс, ни Венера им не интересны, им Сару Керриган подавай. Кто-то скажет, и судя по всему уже сказал куратору, что совершенно нельзя выставлять рядом такие вещи, как декорации к «Золушке» Прокофьева 1945 года, автор Петр Вильямс, – и вот это вот. Кто-то заметит, что они очень похожи по цвету, или даже вспомнит: «нет повести ужаснее на свете, чем музыка Прокофьева в балете», вспомнив, каким отчаянным новатором был нынешний признанный классик. Куратор Сергей Хачатуров собственно и строит весь свой сложносочиненный рассказ на поиске «авангардистов прошлого», сопоставляя их с очень молодыми – и не очень молодыми, такими, как Бродский, Уткин, Аввакумов – нашими современниками. Пиранези у него – «первый радикальный авангардист в деле архитектурного проектирования», Гонзага – «подлинный революционер сценографического искусства». А ведь и правда, со временем классики покрываются неизбежным слоем пыли и бывает надо их немного «потрясти», поменять ракурсы.

Офорты Бродского/Уткина соседствуют с мультфильмами Андрея Хржановского (это мой любимый мультфильм, – восклицает куратор, – увидел его впервые в 1985 году), в зале «Руина» блаженно царит XVIII век. Совершенно новая – сделана для выставки – калька Александра Бродского соседствует с акростихом Державина «Река времен в своем стремленьи…»; так случайно получилось, восклицает Сергей Хачатуров: стих здесь предваряет зал руин, а Броский в последний момент принес рисунок с рекой времени…
Рисунок Александра Бродского, исполненный специально для выставки, 2018. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
По мере движения нарастает театральная составляющая – вначале нас знакомят со сценографией «серьезной оперы», потом – со спектаклем театра «Июльансамбль» на темы философских доктрин, выстраивающих современную, не без крика такую, но очевидную параллель с балетом «Семи светил». Кстати здесь, в большом зале, совершенно необходимо свернуть за угол большого мультимедийного экрана, предназначенного для показа деталей гравюр и обнаружить там три картины Егора Кошелева с персонажами «Волшебной флейты» (Царица ночи – в фартуке и с картонным стаканчиком в руках); они в свою очередь образуют пандан упомянутым выше героям компьютерных игр, но нарисованы академично-красиво и даже завораживающе – судя по всему, призваны переключить данный вначале намек на компьютерные игры на то, что куратору действительно интересно – на современные искусство и театр, которых здесь много больше. Ну и наконец, совершенно театрален последний зал, занятый масштабной декорацией к «Сверлийцам» Электротеатра Бориса Юхананова, где гипсовые волны-«сверла» отчаянно напоминают спиралевидные колонны, к примеру такие, как у балдахина Святого Петра в Риме, к слову «винтовых» колонн, причудливых и вдохновенных, много среди выставленных проектов сценографии.
Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Егор Кошелев, серия «Волшебная флейта», 2018. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Постановка «Июльтеатра». Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Николай Бенуа. Эскиз декорации к опере Б.Бриттена «Сон в летнюю ночь». ГАБТ, 1965. Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Декорации к спектаклю Электротеатра «Станиславский» «Сверлийцы» / Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Когда давным-давно Николай Меркушев, ныне профессор «Строгановки», учил меня сценографии; а любимым художником был Валерий Левенталь; тогда первым студенческим заданием был «натюрморт» на тему пьесы: мы, кажется, не сразу поняли, но он должен был быть не вполне натюрмортом, а этаким нагромождением разных предметов, образно и эмоционально раскрывающих тему. Помню, это не было простое задание, все время получалась какая-то невнятная куча. Выставка похожа на такой «натюрморт», только получившийся, нанизанный на множество умозрительных нитей – соединение не вполне соединимого, поиск внутренних связей, причем чем сильнее разрыв, тем больше напряжение и острее восприятие, но время от времени для зрителя делают паузы, дают «отдохнуть», к примеру погрузиться в масонский храм – в Царицыне хранятся предметы масонского церемониала и будь моя воля, я бы этот фрагмент сохранила в постоянной экспозиции. Или в карчери Пиранези, сопоставленные с «Колумбарием» Бродского / Уткина.

Все это, конечно же, надо как-то сшивать. Кажется, что временами сама работающая на остранение контрастность и неожиданность сопоставлений служит связующим элементом. Но не хуже работают и белые метафизического плана декорации Степана Лукьянова, ведущего художника Электротеатра «Станиславский», соорудившего в масонском храме пирамиды, в зале «Павильон» – мостик, похожий на венецианский, в зале «Руина» башню-руину из Désert de Retz под Парижем. Вся выставка становится таким образом произведением сценографии, рассказом о жизни и возможностях воображаемой архитектуры – объемным вариантом спектакля Пьетро ди Готтардо Гонзага, состоящим только из картин, но от этого не менее эмоциональным и говорящим. Она, как барочная опера или балет, нанизана на последовательность тем, сильно связанных с личностью куратора – историка архитектуры нового времени, но и знатока современного искусства и театра. В третьем зале нам говорят, что барочная сценография строилась на повторяющихся темах: дворец, темница… Выставка тоже, как спектакль, строится на темах, и отчасти они заимствованы у барочной сценографии, отчасти у парковой культуры и культуры века Просвещения вообще – масонский храм, павильон, руина, – вещи, которые считались важными для развития личности, «учения», то есть как мы бы сейчас сказали, личностного роста и развития эмоционального интеллекта.
Зал «Масонский храм». Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Зал «Масонский храм». Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Зал «Руина». Выставка «Гипноз пространства», Царицыно. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Без обычного говорения, многократного объяснения тоже нельзя было обойтись: множество сопроводительных текстов – своего рода либретто выставки, позволяют читать ее как книгу, сам куратор обещает водить экскурсии (объявления надо искать в фейсбуке), к выставке прилагается путеводитель на платформе Izi.Travel.

03 Августа 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.