Не в том месте, не в то время

Почти каждый новый столичный памятник вызывает бурю возмущения в соцсетях и в то же время их появляется множество. Рассматриваем, вместе с нашими собеседниками-архитекторами, новейшие памятники Москвы, пытаемся разобраться, что с ними не так, и как рождаются альтернативы.

19 Июля 2018
mainImg
0 За последние три года в Москве, по официальной статистике Мосгорнаследия, было открыто 19 новых памятников. Это и скульптурные объекты, и бюсты, и памятные знаки. Почти два десятка – не так много, однако некоторые из них наделали столько шума, сколько не случалось, пожалуй, с 1812 года – с установки памятника Минину и Пожарскому, первой городской скульптуры Москвы. Отметим, что всего в столице (вместе с ТиНАО) сейчас насчитывается 744 памятника.

Есть мнение, что гонка за скульптурным наполнением московских улиц началась с работ Зураба Церетели при покровительстве архитекторов Посохиных. Впрочем, «Архнадзор» ещё восемь лет назад предлагал убрать все творения «придворного скульптора» как уродующие облик столицы. При этом удивительно рвение, с которым власти затевают новые конкурсы, отстаивают и продвигают проекты новых памятников. Директор архитектурной школы МАРШ Никита Токарев предположил, что так власть пытается выразить заботу о гражданах – как умеет и в том формате, в котором может себе позволить. «Возможно, нет достаточной компетенции, денег, чтобы действительно преобразовать городскую среду, сделать благоустройство, изменить функционал, изменить транспорт. Эту заботу пытаются подменить установкой скульптуры, – поясняет Никита Токарев. – Это вещь заметная, она якобы народная – вроде бы отвечает эстетическим пристрастиям, каким-то устремлениям «простых людей» – как их видят мэры, депутаты. А в-третьих, стоит относительно недорого по сравнению с благоустройством улиц, освещением, мощением, новым общественным транспортом».
Статуя Петра Первого работы Зураба Церетели в Москве Автор фотографии Amarhgil. Лицензия CC BY-SA 3.0
«Кони» на Манежной площади. Фотография находится в свободном доступе

Новые памятники ругают – за месторасположение или выбор персоналии, за художественную составляющую, за топорный язык и невнятность коммеморативного высказывания. Зачастую новые объекты памятования рассматриваются в эдаком пространственно-временном вакууме: без учёта сложившейся городской ткани, в отрыве от исторического контекста уже существующей среды. Как заметил гендиректор архитектурного бюро Panacom Арсений Леонович, взгляд создателя зачастую не выходит за пределы «постамента-параллелепипеда для бронзового истукана».

Так было и с памятником Святому равноапостольному Великому князю Владимиру, когда уже практически готовый объект чисто механически перенесли с Воробьёвых гор ближе к Кремлю. Эта история получила наибольшее освещение в СМИ. Автором эскиза стал скульптор Салават Щербаков, который тоже, кстати, заработал репутацию «придворного». Монумент открыли в ноябре 2016 года, но этому событию предшествовали долгие протесты: общественность возмущалась, почему статуя князя с запятнанной биографией должна появиться и почему именно сейчас, под сомнение ставился внешний облик монумента, но, конечно, в гораздо большей степени возмущение вызывало место его установки. Первоначальный вариант на средней бровке Воробьёвых гор противоречил действующему законодательству охраны памятников и был попросту небезопасен, поскольку территория подвержена оползням. В конце-концов инициатор кампании РВИО отказалось от Воробьёвых гор, объяснив, что укрепление склона обойдётся дорого.
Боровицкая площадь, 11.2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Альтернативный вариант также оказался весьма спорным; с самого начала опросник на «Активном гражданине» казался профанацией. Из трёх довольно рандомных вариантов победила, как известно, Боровицкая площадь. Специально был организован конкурс на благоустройство лужайки, исторически именуемой «никсоновской», посреди которой предполагалось установить фигуру князя. К оформлению газона от бюро AI-architects москвичи отнеслись более благосклонно, хотя и нарекли «грампластинкой» – за концентрические линии, которые на самом деле символизируют кольца на воде. Кстати, самим архитекторам памятник вкупе с местом установки кажется не очень удачным. «Из-за его коричневого оттенка издалека не читается объём, и визуально он воспринимается как бесформенная масса», – говорит сооснователь и партнер архитектурной студии AI-architects Иван Колманок.
Боровицкая площадь, 11.2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Боровицкая площадь, 11.2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Не всегда ясно, чем мотивирован выбор того или иного места для памятника. «Почему Шолохов, например, стоит на Гоголевском бульваре, – продолжает Никита Токарев. – Я сейчас даже не говорю о качестве самой скульптуры, но – что он там делает, почему именно Шолохов и почему именно там? Почему Рахманинов стоит на Страстном бульваре, тоже для меня вопрос? У Высоцкого хотя бы есть в песне упоминание (имеется в виду фрагмент из песни «У меня было сорок фамилий»: «Но не поставят мне памятник в сквере / Где-нибудь у Петровских ворот». Сегодня памятник Высоцкому стоит как раз у Петровских ворот – прим. Архи.ру), есть хоть какая-то привязка к творчеству поэта».

Памятник Калашникову, установленный в сентябре прошлого года в Оружейном сквере, своим существованием также обязан РВИО и Салавату Щербакову. Возмущение общественности вызвала и сама фигура памятования– человек с созданным им огнестрельным оружием, – и реализация: Калашников получился похожим одновременно на героя боевика и на пластмассового солдатика. А анекдотический конфуз только усилил негативное впечатление от монумента: через несколько дней после установки выяснилось, что на постаменте памятника изображена винтовка StG 44, созданная немецким конструктором Хуго Шмайссером во время Второй мировой. Существует гипотеза, что система Калашникова не была оригинальной, но частично скопированной у Шмайссера. Щербакову пришлось оправдываться, что в проект закралась ошибка, и признаться, что для эскиза взяли «что-то из интернета». Позже некорректный фрагмент спилили.
Памятник Михаилу Калашникову (Москва, 2018) Тара-Амингу. Фотография находится в свободном доступе

В октябре того же 2017 года на проспекте Сахарова был открыт барельеф, посвящённый жертвам политических репрессий. Идея создания полноценного мемориала возникла ещё в 1960-е годы, в 2015 проводился масштабный конкурс, победителем был назван скульптор Георгий Франгулян, но «выстрелить» не удалось. «Считаю монумент на проспекте Сахарова полным провалом с точки зрения градостроительства и организации площади, – рассказывает Иван Колманок. – Автору важно было вызвать эмоции – и чувство отвращения, действительно, возникает. Не понимаю, почему нельзя было просто сделать место памятным и на этом остановиться» . Архитектор, основатель МАРШ Евгений Асс в свою очередь в эфире Радио Свобода рассказывал о своём разочаровании: «место выбрано совершенно случайно, ничем в городе не примечательное, не на самом популярном перекрестке. Вообще, этот монумент заслуживал бы, конечно, места в самом сердце столицы <...> Меня смущает, кроме всего прочего, что на этом монументе, насколько мне известно, вообще нет никаких чисел, нет упоминания масштаба этой катастрофы».

В этом году недалеко от обновлённого Дома русского зарубежья должны открыть памятник Солженицыну. По итогам конкурса жюри выбрало эскиз скульптора Андрея Ковальчука: фигура со сложенными за спиной руками призвана рассказать об испытаниях, выпавших на долю писателя, и его сопротивлении. Тем не менее работы, отмеченные экспертами в числе лучших, в общем-то похожи между собой; отличаются лишь позами, одеждой и постаментом. Архитектор Юрий Аввакумов, который также участвовал в конкурсе, предложил нескульптурный вариант. Кенотаф с прямоугольным основанием напоминает классический храм с колоннами. В центре конструкции – пространство, напоминающее клетку; чтобы туда попасть, нужно протискиваться между колоннами, причём чем ближе к центру, тем сложнее это сделать. Вероятно, подобное «интерактивное упражнение» могло бы точнее показать зрителю Солженицына как писателя и общественного деятеля, чем реалистичная копия в бронзе.
Александр Солженицын. Кенотаф. Изображение представлено Юрием Аввакумовым
Александр Солженицын. Кенотаф. Изображение представлено Юрием Аввакумовым
Александр Солженицын. Кенотаф. Изображение представлено Юрием Аввакумовым

«Пожалуй, единственный памятник из тех, что появились за последние 10-20 лет, который я люблю – это памятник Мандельштаму, – говорит Никита Токарев. – Он в очень точном месте, точного масштаба для этого места. На мой взгляд, гораздо точней по отношению к Мандельштаму, к этому скверу, чем, например, длинный рассказ с цитатами из его стихотворений. Эта маленькая головка говорит мне гораздо больше, чем десятки тонн бронзы». Напомним, что «камерный» памятник Мандельштаму стоит в безымянном сквере по улице Забелина с 2008 года. Авторы – скульпторы Дмитрий Шаховской и Елена Мунц, архитектор Александр Бродский. При выборе победителя жюри состязания (куда среди прочих вошли Евгений Асс, Григорий Ревзин, Вадим Сидур) отметили высокий художественный уровень проекта и удачно выбранное место.
Памятник Осипу Мандельштаму в Москве. Автор: Andreykor. Лицензия CC BY-SA 3.0

В числе удачных – и в задумке, и в исполнении – наши собеседники называли также мемориальный проект «Последний адрес», посвящённый пострадавшим от сталинского террора. Небольшая табличка (11х19 см) с именем репрессированного монтируется на стене дома, где он жил. На месте, где обычно предусмотрена фотография, – пустое окошечко. Заявителем может стать в любой, а изготовление производится за счёт пожертвований. «Я считаю, что это очень важное общественное событие, – добавляет директор школы МАРШ. – Мемориальная доска – своего рода тоже памятник, но он не стоит на площади, он висит на доме. И то, что такие доски появляются по инициативе жителей домов, по частной инициативе, я считаю очень важным знаком. Это событие сетевое, событие продлённое во времени, а не просто единичная скульптура, один раз поставленная. Как скульптура, эта вещь не фигуративная, она общается с нами на каком-то другом языке».
Мемориальный знак, установленный в Москве по адресу ул. Машкова, 16. Автор фотографии Mlarisa. Лицензия CC BY-SA 4.0

Попытки переосмыслить язык памятников и отойти от привычного нарратива возникают чаще в образовательных институциях, в рамках «бумажного» формата. Год назад состоялся воркшоп Новые памятники для Новой истории, организованный совместно школой МАРШ и InLiberty. Команды придумывали памятники для «семи событий недавней истории, в которых российскому обществу удалось отстоять свои свободы или завоевать новые». Установленный хронологический отрезок охватывает 130 лет, начиная от отмены крепостного права в 1861, заканчивая установлением свободных рыночных отношений в 1992 году.
zooming
Проект «Новые памятники для Новой истории». 29 января 1992 года. День, когда торговля стала свободной. Изображение с сайта march.inliberty.ru
zooming
Проект «Новые памятники для Новой истории». 19 февраля 1861 года. День, когда закончилось рабство. Куратор Евгений Асс. Изображение с сайта march.inliberty.ru
zooming
Проект «Новые памятники для Новой истории». 25 мая 1989 года. День, когда политика стала публичной. Куратор Юрий Сапрыкин. Изображение с сайта march.inliberty.ru

Проблема свободы – одна из самых острых для современной России, и воркшоп выбрал своей целью поиск нового языка, отвечающего требованиям нынешней реальности. Многие из представленных проектов – с интерактивными датчиками и контроллерами, которые позволяют сымитировать среду, погрузиться в условия того времени и условно стать его свидетелем. Как пишет куратор одной из команд, композитор Сергей Невский (его группа работала над проектом для августовского путча) «мы забываем, как звучало время, какие голоса были у дикторов, какой они использовали словарь, какая музыка тогда была». Подробное описание проектов и состав участников можно посмотреть здесь.
zooming
Проект «Новые памятники для Новой истории». 26 мая 1953 года. День, когда восстали заключенные ГУЛАГа. Куратор Арсений Сергеев. Изображение с сайта march.inliberty.ru
zooming
Проект «Новые памятники для Новой истории». 21 августа 1991 года. День, когда страна победила диктатуру. Куратор Сергей Невский. Изображение с сайта march.inliberty.ru
zooming
Проект «Новые памятники для Новой истории». 25 августа 1968 года. День, когда восемь человек вышли на площадь. Куратор Александр Бродский. Изображение с сайта march.inliberty.ru
zooming
Проект «Новые памятники для Новой истории». 17 октября 1905 года. День, когда страна добилась гражданских прав. Куратор Анна Титовец. Изображение с сайта march.inliberty.ru

Ещё один, на наш взгляд, интересный и значимый проект сделала Высшая школа урбанистики НИУ ВШЭ. Руководство предложило студентам переосмыслить памятник Дзержинскому, доставшийся учреждению в нагрузку вместе со зданием на Шаболовке. Этот воркшоп стал своеобразным ответом на вопросы, который занимает умы живущих на постсоветском пространстве: как относиться к существующим памятникам советского периода, какое значение они несут сегодня и что с ними делать (и надо ли). Фигура руководителя красного террора, поставленная в 1937 году, символ той политической власти и её присутствия, символ устрашения и контроля страной, которой уже лет 20 как нет.
Проект «Право на город и право на память». «Отбелено», куратор Дарья Хлевнюк. Изображение предоставлено Высшей школой урбанистики НИУ ВШЭ
Проект «Право на город и право на память». «Ф как Форум», куратор Александра Поливанова. Изображение предоставлено Высшей школой урбанистики НИУ ВШЭ
Проект «Право на город и право на память». «Дзержинский: что дальше?», куратор Артем Кравченко. Изображение предоставлено Высшей школой урбанистики НИУ ВШЭ

Студенты ВШУ предлагают не игнорировать биографию «героя КГБ», а сфокусироваться на ней, хотя подход у каждой группы разный. Кто-то даёт собственную прямую оценку действиям «идейного палача», другие предлагают потенциальным зрителям поучаствовать в обсуждении и, возможно, зафиксировать своё отношение письменно. Третьи предлагают снять внимание с Железного Феликса и перекомпоновать пространство в пользу учащихся.
Проект «Право на город и право на память». «Перемен!», куратор Михал Муравски. Изображение предоставлено Высшей школой урбанистики НИУ ВШЭ
Проект «Право на город и право на память». #этонедзержинский, куратор Марина Сапунова. Изображение предоставлено Высшей школой урбанистики НИУ ВШЭ
Проект «Право на город и право на память». «Закрашивание объекта», автор Руслан Гребениченко. Изображение предоставлено Высшей школой урбанистики НИУ ВШЭ


19 Июля 2018

Похожие статьи
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
От стула до жилого дома
Учебный год для студентов профиля «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна завершился традиционной итоговой выставкой.
Как быть в городе
Поскольку говорить о новых проектах довольно немыслимо, мы решили на какое-то, надеемся недолгое, время сосредоточиться на книгах. В этом обзоре – три новые книги о городской среде.
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Постсоветская традиционная архитектура. Генезис
Начинаю публиковать книгу «Неоклассическая архитектура России конца ХХ – начала XXI века». Более тридцати постсоветских лет в России существует новая классическая архитектура, стилистически и мировоззренчески оформленная, хотя и не являющаяся движением. Хотя традиционная архитектура исчезла после Второй мировой войны из образования, в последние десятилетия она актуализирована вызовами XXI века, к которым относятся: кризис города и экологии; отношения человека и техники как сверхсилы, не обладающей сверхразумом; растворение профессии архитектора в смежных специальностях. Введение посвящено генезису современной ситуации в ХХ веке.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Технологии и материалы
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Сейчас на главной
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Учеба и жизнь
Представлены финалисты Премии Стерлинга-2022 – главной архитектурной награды Великобритании.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Пещера горного короля
Офис в особняке Глазовского переулка соединяет серьезность горнодобывающей компании и креативный настрой команды: камень, дубовые столы и кожаные кресла соседствуют с невесомыми светильниками, зеленью и стеллажами для коллекций.
Химия цвета
Отель, построенный по проекту Григория Дайнова рядом с Ареной-2000 на въезде в Ярославль из Москвы, строился так долго, что истории замысла сейчас приблизительно 15 лет. По словам архитектора, именно эта работа позволила основать собственное бюро. Но здание не выглядит устаревшим, вероятно, потому что сочетает простоту объемов с яркими тщательно просчитанными «прослойками» цветного света.