Корона патриарха

В конце декабря в новом музейном комплексе «Новый Иерусалим» открылась постоянная экспозиция, спроектированная Сергеем Чобаном и Агнией Стерлиговой. Она посвящена истории монастыря.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

09 Февраля 2018
mainImg

Архитектор:

Агния Стерлигова
Сергей Чобан

Проект:

Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим»
Россия, Истра

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Агния Стерлигова
Архитектура, разработка проекта, графический дизайн: архитектурное бюро Planet 9 (Екатерина Александрова, Ксения Нам, Виктория Косарева, Александр Ларин, Николай Калошин)
Разработка мультимедиа-контента: radugadesign

2017

Застройка: МКС
Постоянная историческая экспозиция музея Новый Иерусалим расположена в здании, построенном про проекту бюро «Сити-арх» в 2013 году. Сергей Чобан и Агния Стерлигова открыли ее в декабре 2017. Они, как известно, не впервые работают вместе над выставочными проектами – достаточно вспомнить Музей сельского труда в Никола-Ленивце, Roma Aeterna и «ПроЯвление» в Третьяковке и другие.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим» © Илья Иванов
XVII и XX века выбраны как самые драматичные. Во время Второй мировой войны монастырь держал оборону и был взорван оккупантами. XVII век самый важный, безусловно, из-за патриарха Никона, чья многострадальная и заставившая многих страдать личность находится в центре экспозиции. Судьба Никона до сих пор полна неразвязанных узлов. Cпровоцированный им церковный раскол – это горячий кусок истории, не завершенный в современности. Прав ли был Никон, затевая реформу, приводя в соответствие русские и греческие богослужебные книги? Какова была цель патриарха? Богословская? Политическая? Зачем анафематствовал не подчинившихся из-за ерунды, ведь двоеперстие или троеперстие не так важны с точки зрения Евангелия? Кем сачитать горевших в огне старообрядцев – мучениками за веру или еретиками? Никона судили, лишили сана патриарха и даже извергли из священства, когда он попал в опалу, а спустя много лет простили и разрешили вернуться в основанный им Ново-Иерусалимский монастырь. Он умер по дороге, но около его мощей происходили исцеления. Шекспировская фигура! Чего хотел – непонятно. Какова истинная мотивация – власть или истина? Непонятно. Ново-Иерусалимский монастырь – такой же причудливый, как и его основатель. В названии Новый Иерусалим (за него Никону тоже досталось) чувствуется тяга к вселенскому и символическому, архитектура главного храма пытается повторить храм Гроба Господня. Тут есть порыв: строим Небо на земле.

Недавно появившийся по соседству с монастырем Ново-Иерусалимский музейный комплекс, – тоже необычное сооружение, огромное по площади, инопланетное по архитектуре. Здание вроде как вкопано в ландшафт, но ощущение, что оно, как пирамиды Майя, обращено в космос. Это холм с «кратером», дно которого – центральная площадь. Наверное, не обошлось без диалога с воронкой музея Гуггенхайма в Нью-Йорке. Получился храм-наоборот. Монастырский храм устремлен в небеса, а тут движение с холма вглубь земли и разрезание пластов. Внутри музея пространство очень большое и сложносочиненное. В его залах развешана коллекция живописи от Рокотова до Исаака Бродского, проходят разнообразные выставки.
***

Музей переехал из монастыря в новое здание в 2013 году, и часть постоянной экспозиции из его фондов – залы русского искусства XVII-XIX веков и церковного искусства, открыты достаточно давно. На немалой площади нового здания – 28 000 м2, также проводятся выставки, конференции, работает лекторий. Получив новое здание, музей работает довольно активно. Но экспозиция «Новый Иерусалим – памятник истории и культуры XVII–XX веков», посвященная истории монастыря, дольше других оставалась в монастырской трапезной. Она занимает лишь 5% общей площади – 1500 м2, но по смыслу главная. Так что и место ей досталось ключевое, в центре нижнего яруса, под площадкой музейного двора, у символического «корня» музейного здания. Также неудивительно, что на нее был проведен отдельный конкурс, который выиграли Сергей Чобан и Агния Стерлигова, реализовавшие затем проект в рекордный срок, за четыре месяца.

Ядро и начало экспозиции – мультимедийная инсталляция в амфитеатре с совершенно черным полом и стенами, призванными подчеркнуть центральную роль этого пространства. Впрочем, широкий экран с коротким роликом по истории монастыря привлекает внимание сразу. Перед ним – белый макет монастырского ансамбля, оживленный цветным видео-маппингом, синхронизированным с видео на экране: цветными пятнами на макете высвечиваются те или иные фрагменты, зрелище увлекательное и информативное. По сторонам – светящиеся схемы-пояснения, а для желающих что-либо уточнить на балконе перед экраном установлен внушительный тачскрин.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Контрастное мультимедийное ядро окружено широкими нишами, разделенными перегородками двухметровой глубины. Здесь разместились витрины с главными экспонатами, освещающими монастырскую историю: личные вещи Никона, предметы из ризниц Нового Иерусалима и валдайского Иверского монастыря – второго по значимости мегапроекта Никона. А также иконы, подлинные изразцы, книги и картины.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Ниши, которые авторы называют порталами, стали откликом на необходимость раздробить и структурировать обширное и цельное пространство зала. «В большом зале сложно соблюсти необходимый температурно-влажностный режим, создать грамотное освещение, – рассказывает Сергей Чобан. – В нем нельзя ничего экспонировать в центре и в то же время мало стен для развески экспонатов. Сложно совместить в одном большом пространстве видео-инсталляцию, маппинг и артефакты». Ниши задали камерный масштаб и позволили сосредоточить внимание посетителей на экспонатах, преимущественно не слишком крупных.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
«Требовалось разместить около 450 артефактов, разных по характеру и объему, – говорит основатель компании Planet 9 Агния Стерлигова. – Мы измеряли все вещи, продумывали подставки, периодичность смены экспозиции. Учитывая, что девяносто процентов жалоб посетителей музеев обычно посвящены этикеткам, мы тщательно планировали информационные табло внизу витрин. В результате менять экспонаты и этикетки удобно без применения специальной техники. Сюда приезжает много школьников, поэтому важно было создать развлекательные экспонаты вроде голограммы кареты Никона, благодаря которым дети обратят внимание и на более серьезные вещи».

Углы «порталов» скруглены, стены – насыщенного вишневого цвета. «В цветовых решениях мы идем от коллекции. Современная тенденция – цветные стены для живописи. Интенсивная цветовая гамма хорошо высвечивает и живопись, и графику, – кроме современной живописи, которая хороша на белом», – говорит Сергей Чобан.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
В отличие от классического музейного колорита – скорее терракотового, как в Русском музее или венском Kunsthistorisches, здешний цвет чуть ярче и холоднее, он приближается к пурпурному жаккардовых стен палаццо Питти и – не исключено, что – намекает на амбиции патриарха, которому принадлежит знаменитая формула «священство превыше царства», также как и сценарий покаяния царя Алексея Михайловича при гробе митрополита Филиппа за грехи Ивана Грозного. Иными словами, ниши вокруг центральной инсталляции образуют собой подобие «короны патриарха». Кроме того пурпурный цвет перекликается и с цветом стен «чаши двора» музейного здания Валерия Лукомского, что тоже служит для развития пространственного и смыслового сюжета.

Экспонаты выхвачены пятнами света, вокруг них полумрак, позволяющий сосредоточиться на конкретных вещах, дав отдых периферийному зрению посетителей; вверху темнота сгущается, зрительно увеличивая пространство. на стыке стен и пола идет полоса ярко-белой подсветки – своего рода путеводная нить, помогающая уверенно ориентироваться в пространстве.

Вторая и третья часть экспозиции, посвященные соответственно XVII и XX веку, расположены в дугообразных анфиладах вокруг центра. «Нам досталось большое дугообразное пространство с наклонными стенами, не очень удобными для размещения экспонатов – рассказывает Сергей Чобан. – Поэтому мы разбили пространство на отдельные залы, предложив концепцию «вечного музея» с анфиладой – так строились барочные дворцы Растрелли. Так что экспозиция начинается с центрального ядра, откуда, уже не возвращаясь, движение можно продолжать по круговой анфиладе».

Поначалу руководство музея настороженно отнеслось к идее выделения отдельных залов, беспокоясь о просматриваемости и безопасности. Поэтому архитекторы рассчитали планировку так, чтобы смотрительница, которая сидит в одном зале, видела следующую смотрительницу – минимизировав таким образом число сотрудников. «Большие пространства нужны для больших картин, а здесь много мелких экспонатов, люди хотят подойти ближе. – говорит Агния Стерлигова. – Наплыва посетителей здесь не будет, поэтому камерность в общении с экспонатами, человеческий масштаб крайне важны. У нас в распоряжении был огромный «бублик» с расстоянием 7 метров от стены до стены. Сейчас есть порталы глубиной 2 метра плюс проход. И пространство стало сомасштабно экспонатам». А для тех, кому не достаточно рассмотреть с близкого расстояния иконы, книги, картины и утварь, или для тех, кто привык пальцем водить по экрану, установлены тачскрины с более подробной информацией.

Получившееся пространство насыщено как данными, так и эмоциями, что правильно, поскольку ему отведена роль той символической «пружины», которая должна насытить музейные экспозиции энергией, достаточной для изучения столь яркого – и в то же время очень сложного явления истории позднего русского средневековья, как Новый Иерусалим патриарха Никона. Монастырь – безусловно шедевр, памятник фантастически интересный и уникальный. Но древнерусская история и искусство – темы непростые, требующие специфического угла зрения и заинтересованности. Для людей, изначально такой подготовкой не обладающих, требуется зрелищный импульс. Пожалуй, новая экспозиция достаточно плотно «закручена» для того, чтобы его создать. Ведь на ней будет держаться интерес посетителей к другим экспозициям музея, расходящимся вокруг как умозрительными, так и настоящими «кругами».
 

Архитектор:

Агния Стерлигова
Сергей Чобан

Проект:

Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим»
Россия, Истра

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Агния Стерлигова
Архитектура, разработка проекта, графический дизайн: архитектурное бюро Planet 9 (Екатерина Александрова, Ксения Нам, Виктория Косарева, Александр Ларин, Николай Калошин)
Разработка мультимедиа-контента: radugadesign

2017

Застройка: МКС

09 Февраля 2018

author pht

Автор текста:

Лара Копылова

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.