English version

Корона патриарха

В конце декабря в новом музейном комплексе «Новый Иерусалим» открылась постоянная экспозиция, спроектированная Сергеем Чобаном и Агнией Стерлиговой. Она посвящена истории монастыря.

Лара Копылова

Автор текста:
Лара Копылова

09 Февраля 2018
mainImg
Архитектор:
Агния Стерлигова
Сергей Чобан
Проект:
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим»
Россия, Истра

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Агния Стерлигова
Архитектура, разработка проекта, графический дизайн: архитектурное бюро Planet 9 (Екатерина Александрова, Ксения Нам, Виктория Косарева, Александр Ларин, Николай Калошин)
Разработка мультимедиа-контента: radugadesign

6.2017 / 12.2017

Застройка: МКС
Постоянная историческая экспозиция музея Новый Иерусалим расположена в здании, построенном про проекту бюро «Сити-арх» в 2013 году. Сергей Чобан и Агния Стерлигова открыли ее в декабре 2017. Они, как известно, не впервые работают вместе над выставочными проектами – достаточно вспомнить Музей сельского труда в Никола-Ленивце, Roma Aeterna и «ПроЯвление» в Третьяковке и другие.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим» © Илья Иванов

XVII и XX века выбраны как самые драматичные. Во время Второй мировой войны монастырь держал оборону и был взорван оккупантами. XVII век самый важный, безусловно, из-за патриарха Никона, чья многострадальная и заставившая многих страдать личность находится в центре экспозиции. Судьба Никона до сих пор полна неразвязанных узлов. Cпровоцированный им церковный раскол – это горячий кусок истории, не завершенный в современности. Прав ли был Никон, затевая реформу, приводя в соответствие русские и греческие богослужебные книги? Какова была цель патриарха? Богословская? Политическая? Зачем анафематствовал не подчинившихся из-за ерунды, ведь двоеперстие или троеперстие не так важны с точки зрения Евангелия? Кем сачитать горевших в огне старообрядцев – мучениками за веру или еретиками? Никона судили, лишили сана патриарха и даже извергли из священства, когда он попал в опалу, а спустя много лет простили и разрешили вернуться в основанный им Ново-Иерусалимский монастырь. Он умер по дороге, но около его мощей происходили исцеления. Шекспировская фигура! Чего хотел – непонятно. Какова истинная мотивация – власть или истина? Непонятно. Ново-Иерусалимский монастырь – такой же причудливый, как и его основатель. В названии Новый Иерусалим (за него Никону тоже досталось) чувствуется тяга к вселенскому и символическому, архитектура главного храма пытается повторить храм Гроба Господня. Тут есть порыв: строим Небо на земле.

Недавно появившийся по соседству с монастырем Ново-Иерусалимский музейный комплекс, – тоже необычное сооружение, огромное по площади, инопланетное по архитектуре. Здание вроде как вкопано в ландшафт, но ощущение, что оно, как пирамиды Майя, обращено в космос. Это холм с «кратером», дно которого – центральная площадь. Наверное, не обошлось без диалога с воронкой музея Гуггенхайма в Нью-Йорке. Получился храм-наоборот. Монастырский храм устремлен в небеса, а тут движение с холма вглубь земли и разрезание пластов. Внутри музея пространство очень большое и сложносочиненное. В его залах развешана коллекция живописи от Рокотова до Исаака Бродского, проходят разнообразные выставки.
***

Музей переехал из монастыря в новое здание в 2013 году, и часть постоянной экспозиции из его фондов – залы русского искусства XVII-XIX веков и церковного искусства, открыты достаточно давно. На немалой площади нового здания – 28 000 м2, также проводятся выставки, конференции, работает лекторий. Получив новое здание, музей работает довольно активно. Но экспозиция «Новый Иерусалим – памятник истории и культуры XVII–XX веков», посвященная истории монастыря, дольше других оставалась в монастырской трапезной. Она занимает лишь 5% общей площади – 1500 м2, но по смыслу главная. Так что и место ей досталось ключевое, в центре нижнего яруса, под площадкой музейного двора, у символического «корня» музейного здания. Также неудивительно, что на нее был проведен отдельный конкурс, который выиграли Сергей Чобан и Агния Стерлигова, реализовавшие затем проект в рекордный срок, за четыре месяца.

Ядро и начало экспозиции – мультимедийная инсталляция в амфитеатре с совершенно черным полом и стенами, призванными подчеркнуть центральную роль этого пространства. Впрочем, широкий экран с коротким роликом по истории монастыря привлекает внимание сразу. Перед ним – белый макет монастырского ансамбля, оживленный цветным видео-маппингом, синхронизированным с видео на экране: цветными пятнами на макете высвечиваются те или иные фрагменты, зрелище увлекательное и информативное. По сторонам – светящиеся схемы-пояснения, а для желающих что-либо уточнить на балконе перед экраном установлен внушительный тачскрин.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов

Контрастное мультимедийное ядро окружено широкими нишами, разделенными перегородками двухметровой глубины. Здесь разместились витрины с главными экспонатами, освещающими монастырскую историю: личные вещи Никона, предметы из ризниц Нового Иерусалима и валдайского Иверского монастыря – второго по значимости мегапроекта Никона. А также иконы, подлинные изразцы, книги и картины.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов

Ниши, которые авторы называют порталами, стали откликом на необходимость раздробить и структурировать обширное и цельное пространство зала. «В большом зале сложно соблюсти необходимый температурно-влажностный режим, создать грамотное освещение, – рассказывает Сергей Чобан. – В нем нельзя ничего экспонировать в центре и в то же время мало стен для развески экспонатов. Сложно совместить в одном большом пространстве видео-инсталляцию, маппинг и артефакты». Ниши задали камерный масштаб и позволили сосредоточить внимание посетителей на экспонатах, преимущественно не слишком крупных.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов

«Требовалось разместить около 450 артефактов, разных по характеру и объему, – говорит основатель компании Planet 9 Агния Стерлигова. – Мы измеряли все вещи, продумывали подставки, периодичность смены экспозиции. Учитывая, что девяносто процентов жалоб посетителей музеев обычно посвящены этикеткам, мы тщательно планировали информационные табло внизу витрин. В результате менять экспонаты и этикетки удобно без применения специальной техники. Сюда приезжает много школьников, поэтому важно было создать развлекательные экспонаты вроде голограммы кареты Никона, благодаря которым дети обратят внимание и на более серьезные вещи».

Углы «порталов» скруглены, стены – насыщенного вишневого цвета. «В цветовых решениях мы идем от коллекции. Современная тенденция – цветные стены для живописи. Интенсивная цветовая гамма хорошо высвечивает и живопись, и графику, – кроме современной живописи, которая хороша на белом», – говорит Сергей Чобан.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов

В отличие от классического музейного колорита – скорее терракотового, как в Русском музее или венском Kunsthistorisches, здешний цвет чуть ярче и холоднее, он приближается к пурпурному жаккардовых стен палаццо Питти и – не исключено, что – намекает на амбиции патриарха, которому принадлежит знаменитая формула «священство превыше царства», также как и сценарий покаяния царя Алексея Михайловича при гробе митрополита Филиппа за грехи Ивана Грозного. Иными словами, ниши вокруг центральной инсталляции образуют собой подобие «короны патриарха». Кроме того пурпурный цвет перекликается и с цветом стен «чаши двора» музейного здания Валерия Лукомского, что тоже служит для развития пространственного и смыслового сюжета.

Экспонаты выхвачены пятнами света, вокруг них полумрак, позволяющий сосредоточиться на конкретных вещах, дав отдых периферийному зрению посетителей; вверху темнота сгущается, зрительно увеличивая пространство. на стыке стен и пола идет полоса ярко-белой подсветки – своего рода путеводная нить, помогающая уверенно ориентироваться в пространстве.

Вторая и третья часть экспозиции, посвященные соответственно XVII и XX веку, расположены в дугообразных анфиладах вокруг центра. «Нам досталось большое дугообразное пространство с наклонными стенами, не очень удобными для размещения экспонатов – рассказывает Сергей Чобан. – Поэтому мы разбили пространство на отдельные залы, предложив концепцию «вечного музея» с анфиладой – так строились барочные дворцы Растрелли. Так что экспозиция начинается с центрального ядра, откуда, уже не возвращаясь, движение можно продолжать по круговой анфиладе».

Поначалу руководство музея настороженно отнеслось к идее выделения отдельных залов, беспокоясь о просматриваемости и безопасности. Поэтому архитекторы рассчитали планировку так, чтобы смотрительница, которая сидит в одном зале, видела следующую смотрительницу – минимизировав таким образом число сотрудников. «Большие пространства нужны для больших картин, а здесь много мелких экспонатов, люди хотят подойти ближе. – говорит Агния Стерлигова. – Наплыва посетителей здесь не будет, поэтому камерность в общении с экспонатами, человеческий масштаб крайне важны. У нас в распоряжении был огромный «бублик» с расстоянием 7 метров от стены до стены. Сейчас есть порталы глубиной 2 метра плюс проход. И пространство стало сомасштабно экспонатам». А для тех, кому не достаточно рассмотреть с близкого расстояния иконы, книги, картины и утварь, или для тех, кто привык пальцем водить по экрану, установлены тачскрины с более подробной информацией.

Получившееся пространство насыщено как данными, так и эмоциями, что правильно, поскольку ему отведена роль той символической «пружины», которая должна насытить музейные экспозиции энергией, достаточной для изучения столь яркого – и в то же время очень сложного явления истории позднего русского средневековья, как Новый Иерусалим патриарха Никона. Монастырь – безусловно шедевр, памятник фантастически интересный и уникальный. Но древнерусская история и искусство – темы непростые, требующие специфического угла зрения и заинтересованности. Для людей, изначально такой подготовкой не обладающих, требуется зрелищный импульс. Пожалуй, новая экспозиция достаточно плотно «закручена» для того, чтобы его создать. Ведь на ней будет держаться интерес посетителей к другим экспозициям музея, расходящимся вокруг как умозрительными, так и настоящими «кругами».
 
Архитектор:
Агния Стерлигова
Сергей Чобан
Проект:
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим»
Россия, Истра

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Агния Стерлигова
Архитектура, разработка проекта, графический дизайн: архитектурное бюро Planet 9 (Екатерина Александрова, Ксения Нам, Виктория Косарева, Александр Ларин, Николай Калошин)
Разработка мультимедиа-контента: radugadesign

6.2017 / 12.2017

Застройка: МКС

09 Февраля 2018

Лара Копылова

Автор текста:

Лара Копылова
Похожие статьи
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.