Корона патриарха

В конце декабря в новом музейном комплексе «Новый Иерусалим» открылась постоянная экспозиция, спроектированная Сергеем Чобаном и Агнией Стерлиговой. Она посвящена истории монастыря.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

09 Февраля 2018
mainImg
Архитектор:
Агния Стерлигова
Сергей Чобан
Проект:
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим»
Россия, Истра

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Агния Стерлигова
Архитектура, разработка проекта, графический дизайн: архитектурное бюро Planet 9 (Екатерина Александрова, Ксения Нам, Виктория Косарева, Александр Ларин, Николай Калошин)
Разработка мультимедиа-контента: radugadesign

2017

Застройка: МКС
Постоянная историческая экспозиция музея Новый Иерусалим расположена в здании, построенном про проекту бюро «Сити-арх» в 2013 году. Сергей Чобан и Агния Стерлигова открыли ее в декабре 2017. Они, как известно, не впервые работают вместе над выставочными проектами – достаточно вспомнить Музей сельского труда в Никола-Ленивце, Roma Aeterna и «ПроЯвление» в Третьяковке и другие.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим» © Илья Иванов

XVII и XX века выбраны как самые драматичные. Во время Второй мировой войны монастырь держал оборону и был взорван оккупантами. XVII век самый важный, безусловно, из-за патриарха Никона, чья многострадальная и заставившая многих страдать личность находится в центре экспозиции. Судьба Никона до сих пор полна неразвязанных узлов. Cпровоцированный им церковный раскол – это горячий кусок истории, не завершенный в современности. Прав ли был Никон, затевая реформу, приводя в соответствие русские и греческие богослужебные книги? Какова была цель патриарха? Богословская? Политическая? Зачем анафематствовал не подчинившихся из-за ерунды, ведь двоеперстие или троеперстие не так важны с точки зрения Евангелия? Кем сачитать горевших в огне старообрядцев – мучениками за веру или еретиками? Никона судили, лишили сана патриарха и даже извергли из священства, когда он попал в опалу, а спустя много лет простили и разрешили вернуться в основанный им Ново-Иерусалимский монастырь. Он умер по дороге, но около его мощей происходили исцеления. Шекспировская фигура! Чего хотел – непонятно. Какова истинная мотивация – власть или истина? Непонятно. Ново-Иерусалимский монастырь – такой же причудливый, как и его основатель. В названии Новый Иерусалим (за него Никону тоже досталось) чувствуется тяга к вселенскому и символическому, архитектура главного храма пытается повторить храм Гроба Господня. Тут есть порыв: строим Небо на земле.

Недавно появившийся по соседству с монастырем Ново-Иерусалимский музейный комплекс, – тоже необычное сооружение, огромное по площади, инопланетное по архитектуре. Здание вроде как вкопано в ландшафт, но ощущение, что оно, как пирамиды Майя, обращено в космос. Это холм с «кратером», дно которого – центральная площадь. Наверное, не обошлось без диалога с воронкой музея Гуггенхайма в Нью-Йорке. Получился храм-наоборот. Монастырский храм устремлен в небеса, а тут движение с холма вглубь земли и разрезание пластов. Внутри музея пространство очень большое и сложносочиненное. В его залах развешана коллекция живописи от Рокотова до Исаака Бродского, проходят разнообразные выставки.
***

Музей переехал из монастыря в новое здание в 2013 году, и часть постоянной экспозиции из его фондов – залы русского искусства XVII-XIX веков и церковного искусства, открыты достаточно давно. На немалой площади нового здания – 28 000 м2, также проводятся выставки, конференции, работает лекторий. Получив новое здание, музей работает довольно активно. Но экспозиция «Новый Иерусалим – памятник истории и культуры XVII–XX веков», посвященная истории монастыря, дольше других оставалась в монастырской трапезной. Она занимает лишь 5% общей площади – 1500 м2, но по смыслу главная. Так что и место ей досталось ключевое, в центре нижнего яруса, под площадкой музейного двора, у символического «корня» музейного здания. Также неудивительно, что на нее был проведен отдельный конкурс, который выиграли Сергей Чобан и Агния Стерлигова, реализовавшие затем проект в рекордный срок, за четыре месяца.

Ядро и начало экспозиции – мультимедийная инсталляция в амфитеатре с совершенно черным полом и стенами, призванными подчеркнуть центральную роль этого пространства. Впрочем, широкий экран с коротким роликом по истории монастыря привлекает внимание сразу. Перед ним – белый макет монастырского ансамбля, оживленный цветным видео-маппингом, синхронизированным с видео на экране: цветными пятнами на макете высвечиваются те или иные фрагменты, зрелище увлекательное и информативное. По сторонам – светящиеся схемы-пояснения, а для желающих что-либо уточнить на балконе перед экраном установлен внушительный тачскрин.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов

Контрастное мультимедийное ядро окружено широкими нишами, разделенными перегородками двухметровой глубины. Здесь разместились витрины с главными экспонатами, освещающими монастырскую историю: личные вещи Никона, предметы из ризниц Нового Иерусалима и валдайского Иверского монастыря – второго по значимости мегапроекта Никона. А также иконы, подлинные изразцы, книги и картины.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов

Ниши, которые авторы называют порталами, стали откликом на необходимость раздробить и структурировать обширное и цельное пространство зала. «В большом зале сложно соблюсти необходимый температурно-влажностный режим, создать грамотное освещение, – рассказывает Сергей Чобан. – В нем нельзя ничего экспонировать в центре и в то же время мало стен для развески экспонатов. Сложно совместить в одном большом пространстве видео-инсталляцию, маппинг и артефакты». Ниши задали камерный масштаб и позволили сосредоточить внимание посетителей на экспонатах, преимущественно не слишком крупных.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов

«Требовалось разместить около 450 артефактов, разных по характеру и объему, – говорит основатель компании Planet 9 Агния Стерлигова. – Мы измеряли все вещи, продумывали подставки, периодичность смены экспозиции. Учитывая, что девяносто процентов жалоб посетителей музеев обычно посвящены этикеткам, мы тщательно планировали информационные табло внизу витрин. В результате менять экспонаты и этикетки удобно без применения специальной техники. Сюда приезжает много школьников, поэтому важно было создать развлекательные экспонаты вроде голограммы кареты Никона, благодаря которым дети обратят внимание и на более серьезные вещи».

Углы «порталов» скруглены, стены – насыщенного вишневого цвета. «В цветовых решениях мы идем от коллекции. Современная тенденция – цветные стены для живописи. Интенсивная цветовая гамма хорошо высвечивает и живопись, и графику, – кроме современной живописи, которая хороша на белом», – говорит Сергей Чобан.
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим». Фотография © Илья Иванов

В отличие от классического музейного колорита – скорее терракотового, как в Русском музее или венском Kunsthistorisches, здешний цвет чуть ярче и холоднее, он приближается к пурпурному жаккардовых стен палаццо Питти и – не исключено, что – намекает на амбиции патриарха, которому принадлежит знаменитая формула «священство превыше царства», также как и сценарий покаяния царя Алексея Михайловича при гробе митрополита Филиппа за грехи Ивана Грозного. Иными словами, ниши вокруг центральной инсталляции образуют собой подобие «короны патриарха». Кроме того пурпурный цвет перекликается и с цветом стен «чаши двора» музейного здания Валерия Лукомского, что тоже служит для развития пространственного и смыслового сюжета.

Экспонаты выхвачены пятнами света, вокруг них полумрак, позволяющий сосредоточиться на конкретных вещах, дав отдых периферийному зрению посетителей; вверху темнота сгущается, зрительно увеличивая пространство. на стыке стен и пола идет полоса ярко-белой подсветки – своего рода путеводная нить, помогающая уверенно ориентироваться в пространстве.

Вторая и третья часть экспозиции, посвященные соответственно XVII и XX веку, расположены в дугообразных анфиладах вокруг центра. «Нам досталось большое дугообразное пространство с наклонными стенами, не очень удобными для размещения экспонатов – рассказывает Сергей Чобан. – Поэтому мы разбили пространство на отдельные залы, предложив концепцию «вечного музея» с анфиладой – так строились барочные дворцы Растрелли. Так что экспозиция начинается с центрального ядра, откуда, уже не возвращаясь, движение можно продолжать по круговой анфиладе».

Поначалу руководство музея настороженно отнеслось к идее выделения отдельных залов, беспокоясь о просматриваемости и безопасности. Поэтому архитекторы рассчитали планировку так, чтобы смотрительница, которая сидит в одном зале, видела следующую смотрительницу – минимизировав таким образом число сотрудников. «Большие пространства нужны для больших картин, а здесь много мелких экспонатов, люди хотят подойти ближе. – говорит Агния Стерлигова. – Наплыва посетителей здесь не будет, поэтому камерность в общении с экспонатами, человеческий масштаб крайне важны. У нас в распоряжении был огромный «бублик» с расстоянием 7 метров от стены до стены. Сейчас есть порталы глубиной 2 метра плюс проход. И пространство стало сомасштабно экспонатам». А для тех, кому не достаточно рассмотреть с близкого расстояния иконы, книги, картины и утварь, или для тех, кто привык пальцем водить по экрану, установлены тачскрины с более подробной информацией.

Получившееся пространство насыщено как данными, так и эмоциями, что правильно, поскольку ему отведена роль той символической «пружины», которая должна насытить музейные экспозиции энергией, достаточной для изучения столь яркого – и в то же время очень сложного явления истории позднего русского средневековья, как Новый Иерусалим патриарха Никона. Монастырь – безусловно шедевр, памятник фантастически интересный и уникальный. Но древнерусская история и искусство – темы непростые, требующие специфического угла зрения и заинтересованности. Для людей, изначально такой подготовкой не обладающих, требуется зрелищный импульс. Пожалуй, новая экспозиция достаточно плотно «закручена» для того, чтобы его создать. Ведь на ней будет держаться интерес посетителей к другим экспозициям музея, расходящимся вокруг как умозрительными, так и настоящими «кругами».
 

Архитектор:
Агния Стерлигова
Сергей Чобан
Проект:
Постоянная экспозиция музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим»
Россия, Истра

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Агния Стерлигова
Архитектура, разработка проекта, графический дизайн: архитектурное бюро Planet 9 (Екатерина Александрова, Ксения Нам, Виктория Косарева, Александр Ларин, Николай Калошин)
Разработка мультимедиа-контента: radugadesign

2017

Застройка: МКС

09 Февраля 2018

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.