Город конструктивизма

Публикуем фотосерию Дениса Есакова о памятниках авангарда в Екатеринбурге с интервью автора.

mainImg


– Почему Екатеринбург стал следующей точкой в твоем фотографическом путешествии по отечественным памятникам авангарда и модернизма?

– Вполне случайно. Свердловская железная дорога, подразделение РЖД, мне заказала съемку построек своего главного архитектора – Константина Трофимовича Бабыкина, работавшего и в Екатеринбурге, и в других уральских городах: в этому году со дня его рождения исполняется 135 лет. Также он основатель екатеринбургской архитектурной школы. Бабыкин начинал еще до революции, с неоклассики, а потом по велению времени повернулся к авангарду: одной из его главных конструктивистских построек стал клуб «Железнодорожник». Но этот клуб – с отзвуками классики, причем там есть и целое крыло с колоннадой (хотя ее строил уже не он). А потом он вновь вернулся к классическим формам, яркий пример – здание Уральского политехнического института 1930-х годов.
«Белая башня». Водонапорная башня завода «Уралмаш». 1929. Архитектор М.В. Рейшер © Денис Есаков
Дворец культуры железнодорожников с северным блоком. 1930-е годы. Архитектор К.Т. Бабыкин © Денис Есаков

 Параллельно я познакомился с Эдуардом Кубенским, который в это время готовил свой путеводитель по конструктивистским домам, по авангарду Свердловска-Екатеринбурга, который должен выйти в свет в этом ноябре. И я поснимал также для этого издания, причем Эдуард меня снабдил картой, где было отмечено множество объектов.
 
Русско-Азиатский банк. 1913 и 1928 годы. Архитектор К.Т. Бабыкин © Денис Есаков



Я ходил по городу и фотографировал здания для РЖД, а по пути снимал авангард, что было не сложно, потому что там куда ни глянь, везде он. Очень повезло с погодой, поэтому я снимал очень много, от рассвета до заката. Екатеринбург – очень интересный город в плане авангарда, потому что его действительно много, и он разнообразный. Причем он в достаточно хорошем состоянии, в Москве постройки Мельникова кое-где в худшем состоянии встречаются, чем там – массовая застройка конструктивизма.

– А чем это объясняется?

– Как я понимаю, в Екатеринбурге есть активное архитектурное сообщество, которое любит и ценит авангард. К тому же там находится издательство «Татлин» – центр пропаганды архитектуры. Видимо, это и сказывается.
Научно-исследовательский институт охраны материнства и младенчества (НИИ ОММ). 1929–1930 © Денис Есаков



– То есть горожане ценят это конструктивистское наследие.

– По сути, да. И если сравнивать, я снимал и в Зеленограде, и в Санкт-Петербурге, и в других городах. В Москве снимать трудней всего, потому что людям не важно, что ты снимаешь и зачем, они лишь считают, что от этого могут возникнуть проблемы. Например, в Зеленограде случилась более типичная для собственно Москвы история, когда я зашел в промзону, где стоят недостроенные остовы будущего наукоемкого производства. Там охрана испугалась, что пришел какой-то «блогер», который причинит их объекту какой-то вред. Это меня поразило: люди, далекие от интернета в силу возраста и других причин, боятся блогеров. Я пытался с ними пообщаться, задавать вопросы, но наш разговор закончился тем, что я оказался в участке, где ко мне приехали следователь и представитель зеленоградского управления ФСБ. Поговорили со мной, узнали, когда я родился, сколько у меня детей, где работает моя жена и как я с ней познакомился. И где-то через полтора часа, так как ко мне не было никаких претензий, и никакой истории взаимоотношений с органами у меня тоже нет, они меня отпустили.

Это очень московская история, так как здесь каждый охранник боится человека с фотокамерой и сразу запрещает снимать, но не может объяснить, почему нельзя это делать. Когда я снимал «Центросоюз», из здания напротив, к которому я стоял спиной, вышел охранник и заявил: «Не вздумайте снимать наше здание!» А в Екатеринбурге или в Санкт-Петербурге к тебе подходят люди, которым интересно, что ты делаешь, они задают вопросы, предлагают заглянуть за угол, где тоже есть интересное здание. Предлагают убрать свою припаркованную машину, чтобы не портила кадр. Это радикально отличается от Москвы.
Здание главпочтамта. 1934. Архитектор Соломонов © Денис Есаков



Возвращаясь к Екатеринбургу, там люди ценят архитектурное наследие, значительная часть которого – именно эпохи авангарда. Современная застройка там весьма спорная, классической и эклектической – осталось не так много. То есть авангард – главное архитектурное явление города.
Дом Облисполкома. 1932. Архитекторы С.Е. Захаров, А.К. Макаров, И.Ф. Нейман © Денис Есаков



– Какие постройки ты бы выделил из тех, что ты снимал? Что произвело большее впечатление?

– Городок чекистов и замыкающий его «серп» бывшей гостиницы «Исеть». Это, безусловно, очень интересная постройка. Арендатор, эта гостиница, съехал, и это здание, все девять этажей, использовали в этом году под художественную биеннале. Пока неизвестно, что с ним дальше будет: новые арендаторы пока не нашлись. А через дорогу находится ДК «Строитель». Это здание сначала было рабочим клубом, ДК, потом кинофабрикой, сейчас это торговый центр. Владелец – государство. Так как это памятник архитектуры, там частичная аренда с жесткими условиями. Это было единственное место в Екатеринбурге, где охранник не разрешил снимать без разрешения руководства ТЦ, которое и объяснило мне причину такой осторожности. Они сняли здание у государства, а оно полгода назад подняло арендную ставку по всему городу в полтора–два раза. В итоге, часть зданий стоят пустые, так как арендаторам пришлось съехать – не хватило денег – и власти сами вынуждены оплачивать коммунальные услуги на этих объектах – очень большие суммы, так как постройки эти не маленькие, и занимаются их поддержанием в хорошем состоянии, вместо того, чтобы получать миллионы за аренду.
 
«Городок чекистов». 1932–1934. Архитекторы И.П.Антонов, В.Д.Соколов. Гостиница «Исеть» – бывшее общежитие молодых сотрудников НКВД © Денис Есаков
«Городок чекистов». 1932–1934. Архитекторы И.П.Антонов, В.Д.Соколов. Гостиница «Исеть» – бывшее общежитие молодых сотрудников НКВД © Денис Есаков
«Городок чекистов». 1932–1934. Архитекторы И.П.Антонов, В.Д.Соколов. Гостиница «Исеть» – бывшее общежитие молодых сотрудников НКВД © Денис Есаков
«Городок чекистов». 1932–1934. Архитекторы И.П.Антонов, В.Д.Соколов © Денис Есаков

А арендаторы «Строителя» подали в суд: в Екатеринбурге – проиграли, подали апелляцию выше и все-таки выиграли. Властям предписали оставить старые ставки, потому что повышение было необоснованным. Но, в итоге, обстановка напряженная, городская администрация ищет, к чему бы придраться, и такой зацепкой может стать то, что они недостаточно берегут памятник архитектуры. В ближайшее время в издательстве «Татлин» выйдет книга о ДК «Строитель» с моими фотографиями. Макет уже готов.
 
Клуб строителей. 1929. Архитектор Я.А. Корнфельд © Денис Есаков

Клуб «Строитель» – очень фактурный, кубический, конструктивистский, с интересными находками. Например, «колоннады» на крыше выше человеческого роста. Или полукруглая лестница. И историческая «столярка» на лестницах там хорошо сохранилась.
 
Клуб строителей. 1929. Архитектор Я.А. Корнфельд © Денис Есаков



– Кроме Эдуарда Кубенского, тебя кто-нибудь направлял в поисках интересных памятников?

– Эдуард познакомил меня с Людмилой Ивановной Токмениновой, историком архитектуры из Музея архитектуры и дизайна УралГАХА. Она мне очень много рассказала про конкретные здания, помогла расставить акценты. Посоветовала сходить в областную больницу на улице Большакова – она заброшена, и это любимое место досуга школьников и студентов. Там брошенные лифтовые шахты, есть подвалы, куда они ходят с фонариками.
 
Комплекс зданий клинической больницы скорой помощи. 1938. Архитекторы А.И.Югов, Г.А.Голубев © Денис Есаков

Это постконструктивизм: вроде бы еще и строгий, но с «рюшечками», итальянскими аркадами. Почему оно стоит заброшенным и медленно разрушается – не знаю, может быть, потому что оно далеко от центра и никому не интересно. Хотя одно крыло все же недавно покрасили и чуть отреставрировали: там теперь частное медицинское учреждение.
 
Комплекс зданий клинической больницы скорой помощи. 1938. Архитекторы А.И.Югов, Г.А.Голубев © Денис Есаков
Комплекс зданий клинической больницы скорой помощи. 1938. Архитекторы А.И.Югов, Г.А.Голубев © Денис Есаков
Спортивный комплекс «Динамо». 1929. Архитектор В.Д. Соколов © Денис Есаков

Очень интересный дворец спорта-корабль «Динамо», который плывет в светлое будущее. Он мне напоминает авангардный жилой дом с юношеским клубом в Кронштадте – тоже есть нос. У «Динамо» еще есть палуба, рубка, капитанский мостик, он стоит на берегу пруда и прямо врезается в этот пруд. Отсюда там эта водная тема.
 
Спортивный комплекс «Динамо». 1929. Архитектор В.Д. Соколов © Денис Есаков
Спортивный комплекс «Динамо». 1929. Архитектор В.Д. Соколов © Денис Есаков
Дома Уралоблсовета. 1931–1933. Архитекторы М.Я. Гинзбург и А.К. Пастернак, инженер С.В. Прохоров © Денис Есаков

Еще – дома переходного типа Моисея Гинзбурга. У них есть мостик на крышу, где устроен солярий, чтобы люди принимали там солнечные ванны. В одном корпусе люди работают, а во время рабочего дня выходят на крышу, загорают там, а в другом корпусе живут. Сейчас там везде квартиры, и в административной части тоже. Там есть ужасное граффити Юрия Гагарина, которое заглядывает людям в окно. Ужасное потому, что лицо Гагарина художнику совсем не удалось, оно получилось неприятное, с маленькими злыми глазками.
 
Дома Уралоблсовета. 1931–1933. Архитекторы М.Я. Гинзбург и А.К. Пастернак, инженер С.В. Прохоров © Денис Есаков
Дома Уралоблсовета. 1931–1933. Архитекторы М.Я. Гинзбург и А.К. Пастернак, инженер С.В. Прохоров © Денис Есаков
Городок юстиции. Жилой дом. 1920-е годы. Архитектор Сергей Захаров © Денис Есаков

Отдельная история – Городок юстиции и детский сад-улитка там. Часть его рассыпается, а в «хвосте» идет жизнь: видимо, там офисы, потому что стоят пластиковые окна. В городке по-прежнему находятся суды, а еще там довольно страшно, потому что вокруг них – настоящая зона, которая разрастается и поглощает конструктивистские постройки, все затянуто колючей проволокой. Впрочем, рядом – стадион, который сейчас ломают, чтобы к чемпионату мира по футболу построить на его месте новый. Поэтому, как я понимаю, что к 2018 эту зону куда-то перенесут.
 
Городок юстиции. 1920-е годы. «Дом-улитка», бывший детский сад © Денис Есаков
Городок юстиции. 1932. Здание юридического института. Архитектор Сергей Захаров © Денис Есаков



– Екатеринбург на твоих фотографиях выглядит очень привлекательно. Он тебе понравился?

– Да, общее впечатление у меня очень хорошее: там столько интересных зданий, что, когда идешь по городу, камеру почти не прячешь – постоянно есть, что снимать. Объектов легко хватило на проведенную там неделю, причем мой изначальный план значительно расширился. Но, безусловно, туда надо ехать еще, потому что я многое не охватил.
Дом Облисполкома. 1932. Архитекторы С.Е. Захаров, А.К. Макаров, И.Ф. Нейман © Денис Есаков
Дом промышленности. 1931–1937. Архитектор Фридман © Денис Есаков
Дом промышленности. 1931–1937. Архитектор Фридман © Денис Есаков
Дома Госпромурала. 1931–1933. Архитекторы Г.П. Валенков, Е.Н. Коротков © Денис Есаков
Дома Госпромурала. 1931–1933. Архитекторы Г.П. Валенков, Е.Н. Коротков © Денис Есаков
Дом Горсовета №5 («Дом-коммуна). Вайнера ул., 9а. 1930-е годы. Архитектор В.А. Дубровин © Денис Есаков
Здание типографии издательства «Уральский рабочий». 1930. Архитектор Г.А. Голубев © Денис Есаков
Дом контор. 1929. Архитекторы Г.П. Валенков, В.И. Смирнов © Денис Есаков
Химический институт УПИ © Денис Есаков
Комплекс зданий ДОСААФ «Дом обороны». 1930-е годы. Архитектор Г.П. Валенков © Денис Есаков

02 Ноября 2015

Нина Фролова Денис Есаков

Беседовали:

Нина Фролова, Денис Есаков
comments powered by HyperComments
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Пресса: Самый высокий конструктивистский дом признали памятником...
Дом в центре столицы, в котором располагалось общежитие-коммуна рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества "Объединенное рабочее строительство" (Обрабстрой), признали памятником архитектуры. 
Пресса: В Москве подготовили концепцию проекта реконструкции...
Самарский филиал Третьяковской галереи приобрел свои первичные очертания на бумаге. Замдиректора московского музея Татьяна Мрдуляш и Андрей Крылов провели рабочее совещание с депутатом Государственной думы Александром Хинштейном. Они обсудили работы по реконструкции самарской Фабрики-кухни.
Пресса: Застройщик впишет кинотеатр «Металлист» в новый жилой...
Новосибирский застройщик планирует построить многоэтажный жилой дом рядом с кинотеатром «Металлист», признанным объектом культурного наследия. Полуразрушенное здание самого кинотеатра сначала законсервируют, а затем, снеся все аварийные участки и убрав пожароопасную обшивку с западного фасада, восстановят в первоначальном виде.
Пресса: Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма...
Первым крупным течением в советской архитектуре стал авангард? и это не случайно. Это направление наиболее радикально пересматривало привычные, традиционные устои жизни и зодчества. Это была попытка не просто внедрить определенный архитектурный стиль, а изменить сам образ жизни людей.
Пресса: Авангард в архитектуре. Дом-цилиндр: самый искусный...
Без дома-цилиндра архитектора Константина Мельникова наш рассказ о русском авангарде в архитектуре 20-х годах прошлого века был бы явно неполным. Это сооружение поражает дважды: своими необычными формами и используемыми технологиями и тем, что зодчий сумел возвести свое творение в эпоху, когда по всем представлениям сделать это было невозможно.
Пресса: Что построил Мельников (кроме дома Мельникова)
Даже в кругу авангардных архитекторов Константина Мельникова критиковали за чрезмерное новаторство. Многие его проекты так и остались на бумаге, однако архитектора хорошо знают во всём мире благодаря дому-мастерской, саркофагу для временного мавзолея Ленина и планировке парка Горького.
Пресса: Сохранять до конца сеанса: каким был кинотеатр «Металлист»...
Сеансы в кинотеатре «Металлист», расположенном на ул. Римского-Корсакова, 1/1, не устраивают уже больше десяти лет. Здание кинотеатра начали ломать утром 2 августа 2018 года, даже не дождавшись момента, когда арендаторы освободят занимаемые помещения.
Пресса: Новый смысл для проблемного памятника конструктивизма
Почему один бывший завод становится популярным городским пространством, а другой так и остаётся унылой промзоной? Или почему для одного особняка быстро находится инвестор, а другой, не менее интересный, годами пустует?
Пресса: Новый тендер на реконструкцию Фабрики-кухни в Самаре...
Нового подрядчика, который возобновит и завершит реконструкцию самарской Фабрики-кухни, планируется определить осенью текущего года. Об этом „Ъ-Волга“ сообщил руководитель службы по связям с общественностью заказчика работа на Фабрике-кухне, Государственного музейно-выставочного центра Росизо Илья Вольвич.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни