Город конструктивизма

Публикуем фотосерию Дениса Есакова о памятниках авангарда в Екатеринбурге с интервью автора.

mainImg
0

– Почему Екатеринбург стал следующей точкой в твоем фотографическом путешествии по отечественным памятникам авангарда и модернизма?

– Вполне случайно. Свердловская железная дорога, подразделение РЖД, мне заказала съемку построек своего главного архитектора – Константина Трофимовича Бабыкина, работавшего и в Екатеринбурге, и в других уральских городах: в этому году со дня его рождения исполняется 135 лет. Также он основатель екатеринбургской архитектурной школы. Бабыкин начинал еще до революции, с неоклассики, а потом по велению времени повернулся к авангарду: одной из его главных конструктивистских построек стал клуб «Железнодорожник». Но этот клуб – с отзвуками классики, причем там есть и целое крыло с колоннадой (хотя ее строил уже не он). А потом он вновь вернулся к классическим формам, яркий пример – здание Уральского политехнического института 1930-х годов.
«Белая башня». Водонапорная башня завода «Уралмаш». 1929. Архитектор М.В. Рейшер © Денис Есаков
Дворец культуры железнодорожников с северным блоком. 1930-е годы. Архитектор К.Т. Бабыкин © Денис Есаков

 Параллельно я познакомился с Эдуардом Кубенским, который в это время готовил свой путеводитель по конструктивистским домам, по авангарду Свердловска-Екатеринбурга, который должен выйти в свет в этом ноябре. И я поснимал также для этого издания, причем Эдуард меня снабдил картой, где было отмечено множество объектов.
 
Русско-Азиатский банк. 1913 и 1928 годы. Архитектор К.Т. Бабыкин © Денис Есаков



Я ходил по городу и фотографировал здания для РЖД, а по пути снимал авангард, что было не сложно, потому что там куда ни глянь, везде он. Очень повезло с погодой, поэтому я снимал очень много, от рассвета до заката. Екатеринбург – очень интересный город в плане авангарда, потому что его действительно много, и он разнообразный. Причем он в достаточно хорошем состоянии, в Москве постройки Мельникова кое-где в худшем состоянии встречаются, чем там – массовая застройка конструктивизма.

– А чем это объясняется?

– Как я понимаю, в Екатеринбурге есть активное архитектурное сообщество, которое любит и ценит авангард. К тому же там находится издательство «Татлин» – центр пропаганды архитектуры. Видимо, это и сказывается.
Научно-исследовательский институт охраны материнства и младенчества (НИИ ОММ). 1929–1930 © Денис Есаков



– То есть горожане ценят это конструктивистское наследие.

– По сути, да. И если сравнивать, я снимал и в Зеленограде, и в Санкт-Петербурге, и в других городах. В Москве снимать трудней всего, потому что людям не важно, что ты снимаешь и зачем, они лишь считают, что от этого могут возникнуть проблемы. Например, в Зеленограде случилась более типичная для собственно Москвы история, когда я зашел в промзону, где стоят недостроенные остовы будущего наукоемкого производства. Там охрана испугалась, что пришел какой-то «блогер», который причинит их объекту какой-то вред. Это меня поразило: люди, далекие от интернета в силу возраста и других причин, боятся блогеров. Я пытался с ними пообщаться, задавать вопросы, но наш разговор закончился тем, что я оказался в участке, где ко мне приехали следователь и представитель зеленоградского управления ФСБ. Поговорили со мной, узнали, когда я родился, сколько у меня детей, где работает моя жена и как я с ней познакомился. И где-то через полтора часа, так как ко мне не было никаких претензий, и никакой истории взаимоотношений с органами у меня тоже нет, они меня отпустили.

Это очень московская история, так как здесь каждый охранник боится человека с фотокамерой и сразу запрещает снимать, но не может объяснить, почему нельзя это делать. Когда я снимал «Центросоюз», из здания напротив, к которому я стоял спиной, вышел охранник и заявил: «Не вздумайте снимать наше здание!» А в Екатеринбурге или в Санкт-Петербурге к тебе подходят люди, которым интересно, что ты делаешь, они задают вопросы, предлагают заглянуть за угол, где тоже есть интересное здание. Предлагают убрать свою припаркованную машину, чтобы не портила кадр. Это радикально отличается от Москвы.
Здание главпочтамта. 1934. Архитектор Соломонов © Денис Есаков



Возвращаясь к Екатеринбургу, там люди ценят архитектурное наследие, значительная часть которого – именно эпохи авангарда. Современная застройка там весьма спорная, классической и эклектической – осталось не так много. То есть авангард – главное архитектурное явление города.
Дом Облисполкома. 1932. Архитекторы С.Е. Захаров, А.К. Макаров, И.Ф. Нейман © Денис Есаков



– Какие постройки ты бы выделил из тех, что ты снимал? Что произвело большее впечатление?

– Городок чекистов и замыкающий его «серп» бывшей гостиницы «Исеть». Это, безусловно, очень интересная постройка. Арендатор, эта гостиница, съехал, и это здание, все девять этажей, использовали в этом году под художественную биеннале. Пока неизвестно, что с ним дальше будет: новые арендаторы пока не нашлись. А через дорогу находится ДК «Строитель». Это здание сначала было рабочим клубом, ДК, потом кинофабрикой, сейчас это торговый центр. Владелец – государство. Так как это памятник архитектуры, там частичная аренда с жесткими условиями. Это было единственное место в Екатеринбурге, где охранник не разрешил снимать без разрешения руководства ТЦ, которое и объяснило мне причину такой осторожности. Они сняли здание у государства, а оно полгода назад подняло арендную ставку по всему городу в полтора–два раза. В итоге, часть зданий стоят пустые, так как арендаторам пришлось съехать – не хватило денег – и власти сами вынуждены оплачивать коммунальные услуги на этих объектах – очень большие суммы, так как постройки эти не маленькие, и занимаются их поддержанием в хорошем состоянии, вместо того, чтобы получать миллионы за аренду.
 
«Городок чекистов». 1932–1934. Архитекторы И.П.Антонов, В.Д.Соколов. Гостиница «Исеть» – бывшее общежитие молодых сотрудников НКВД © Денис Есаков
«Городок чекистов». 1932–1934. Архитекторы И.П.Антонов, В.Д.Соколов. Гостиница «Исеть» – бывшее общежитие молодых сотрудников НКВД © Денис Есаков
«Городок чекистов». 1932–1934. Архитекторы И.П.Антонов, В.Д.Соколов. Гостиница «Исеть» – бывшее общежитие молодых сотрудников НКВД © Денис Есаков
«Городок чекистов». 1932–1934. Архитекторы И.П.Антонов, В.Д.Соколов © Денис Есаков

А арендаторы «Строителя» подали в суд: в Екатеринбурге – проиграли, подали апелляцию выше и все-таки выиграли. Властям предписали оставить старые ставки, потому что повышение было необоснованным. Но, в итоге, обстановка напряженная, городская администрация ищет, к чему бы придраться, и такой зацепкой может стать то, что они недостаточно берегут памятник архитектуры. В ближайшее время в издательстве «Татлин» выйдет книга о ДК «Строитель» с моими фотографиями. Макет уже готов.
 
Клуб строителей. 1929. Архитектор Я.А. Корнфельд © Денис Есаков

Клуб «Строитель» – очень фактурный, кубический, конструктивистский, с интересными находками. Например, «колоннады» на крыше выше человеческого роста. Или полукруглая лестница. И историческая «столярка» на лестницах там хорошо сохранилась.
 
Клуб строителей. 1929. Архитектор Я.А. Корнфельд © Денис Есаков



– Кроме Эдуарда Кубенского, тебя кто-нибудь направлял в поисках интересных памятников?

– Эдуард познакомил меня с Людмилой Ивановной Токмениновой, историком архитектуры из Музея архитектуры и дизайна УралГАХА. Она мне очень много рассказала про конкретные здания, помогла расставить акценты. Посоветовала сходить в областную больницу на улице Большакова – она заброшена, и это любимое место досуга школьников и студентов. Там брошенные лифтовые шахты, есть подвалы, куда они ходят с фонариками.
 
Комплекс зданий клинической больницы скорой помощи. 1938. Архитекторы А.И.Югов, Г.А.Голубев © Денис Есаков

Это постконструктивизм: вроде бы еще и строгий, но с «рюшечками», итальянскими аркадами. Почему оно стоит заброшенным и медленно разрушается – не знаю, может быть, потому что оно далеко от центра и никому не интересно. Хотя одно крыло все же недавно покрасили и чуть отреставрировали: там теперь частное медицинское учреждение.
 
Комплекс зданий клинической больницы скорой помощи. 1938. Архитекторы А.И.Югов, Г.А.Голубев © Денис Есаков
Комплекс зданий клинической больницы скорой помощи. 1938. Архитекторы А.И.Югов, Г.А.Голубев © Денис Есаков
Спортивный комплекс «Динамо». 1929. Архитектор В.Д. Соколов © Денис Есаков

Очень интересный дворец спорта-корабль «Динамо», который плывет в светлое будущее. Он мне напоминает авангардный жилой дом с юношеским клубом в Кронштадте – тоже есть нос. У «Динамо» еще есть палуба, рубка, капитанский мостик, он стоит на берегу пруда и прямо врезается в этот пруд. Отсюда там эта водная тема.
 
Спортивный комплекс «Динамо». 1929. Архитектор В.Д. Соколов © Денис Есаков
Спортивный комплекс «Динамо». 1929. Архитектор В.Д. Соколов © Денис Есаков
Дома Уралоблсовета. 1931–1933. Архитекторы М.Я. Гинзбург и А.К. Пастернак, инженер С.В. Прохоров © Денис Есаков

Еще – дома переходного типа Моисея Гинзбурга. У них есть мостик на крышу, где устроен солярий, чтобы люди принимали там солнечные ванны. В одном корпусе люди работают, а во время рабочего дня выходят на крышу, загорают там, а в другом корпусе живут. Сейчас там везде квартиры, и в административной части тоже. Там есть ужасное граффити Юрия Гагарина, которое заглядывает людям в окно. Ужасное потому, что лицо Гагарина художнику совсем не удалось, оно получилось неприятное, с маленькими злыми глазками.
 
Дома Уралоблсовета. 1931–1933. Архитекторы М.Я. Гинзбург и А.К. Пастернак, инженер С.В. Прохоров © Денис Есаков
Дома Уралоблсовета. 1931–1933. Архитекторы М.Я. Гинзбург и А.К. Пастернак, инженер С.В. Прохоров © Денис Есаков
Городок юстиции. Жилой дом. 1920-е годы. Архитектор Сергей Захаров © Денис Есаков

Отдельная история – Городок юстиции и детский сад-улитка там. Часть его рассыпается, а в «хвосте» идет жизнь: видимо, там офисы, потому что стоят пластиковые окна. В городке по-прежнему находятся суды, а еще там довольно страшно, потому что вокруг них – настоящая зона, которая разрастается и поглощает конструктивистские постройки, все затянуто колючей проволокой. Впрочем, рядом – стадион, который сейчас ломают, чтобы к чемпионату мира по футболу построить на его месте новый. Поэтому, как я понимаю, что к 2018 эту зону куда-то перенесут.
 
Городок юстиции. 1920-е годы. «Дом-улитка», бывший детский сад © Денис Есаков
Городок юстиции. 1932. Здание юридического института. Архитектор Сергей Захаров © Денис Есаков



– Екатеринбург на твоих фотографиях выглядит очень привлекательно. Он тебе понравился?

– Да, общее впечатление у меня очень хорошее: там столько интересных зданий, что, когда идешь по городу, камеру почти не прячешь – постоянно есть, что снимать. Объектов легко хватило на проведенную там неделю, причем мой изначальный план значительно расширился. Но, безусловно, туда надо ехать еще, потому что я многое не охватил.
Дом Облисполкома. 1932. Архитекторы С.Е. Захаров, А.К. Макаров, И.Ф. Нейман © Денис Есаков
Дом промышленности. 1931–1937. Архитектор Фридман © Денис Есаков
Дом промышленности. 1931–1937. Архитектор Фридман © Денис Есаков
Дома Госпромурала. 1931–1933. Архитекторы Г.П. Валенков, Е.Н. Коротков © Денис Есаков
Дома Госпромурала. 1931–1933. Архитекторы Г.П. Валенков, Е.Н. Коротков © Денис Есаков
Дом Горсовета №5 («Дом-коммуна). Вайнера ул., 9а. 1930-е годы. Архитектор В.А. Дубровин © Денис Есаков
Здание типографии издательства «Уральский рабочий». 1930. Архитектор Г.А. Голубев © Денис Есаков
Дом контор. 1929. Архитекторы Г.П. Валенков, В.И. Смирнов © Денис Есаков
Химический институт УПИ © Денис Есаков
Комплекс зданий ДОСААФ «Дом обороны». 1930-е годы. Архитектор Г.П. Валенков © Денис Есаков

02 Ноября 2015

Нина Фролова Денис Есаков

Беседовали:

Нина Фролова, Денис Есаков
comments powered by HyperComments
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Пресса: Самый высокий конструктивистский дом признали памятником...
Дом в центре столицы, в котором располагалось общежитие-коммуна рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества "Объединенное рабочее строительство" (Обрабстрой), признали памятником архитектуры. 
Пресса: В Москве подготовили концепцию проекта реконструкции...
Самарский филиал Третьяковской галереи приобрел свои первичные очертания на бумаге. Замдиректора московского музея Татьяна Мрдуляш и Андрей Крылов провели рабочее совещание с депутатом Государственной думы Александром Хинштейном. Они обсудили работы по реконструкции самарской Фабрики-кухни.
Пресса: Застройщик впишет кинотеатр «Металлист» в новый жилой...
Новосибирский застройщик планирует построить многоэтажный жилой дом рядом с кинотеатром «Металлист», признанным объектом культурного наследия. Полуразрушенное здание самого кинотеатра сначала законсервируют, а затем, снеся все аварийные участки и убрав пожароопасную обшивку с западного фасада, восстановят в первоначальном виде.
Пресса: Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма...
Первым крупным течением в советской архитектуре стал авангард? и это не случайно. Это направление наиболее радикально пересматривало привычные, традиционные устои жизни и зодчества. Это была попытка не просто внедрить определенный архитектурный стиль, а изменить сам образ жизни людей.
Пресса: Авангард в архитектуре. Дом-цилиндр: самый искусный...
Без дома-цилиндра архитектора Константина Мельникова наш рассказ о русском авангарде в архитектуре 20-х годах прошлого века был бы явно неполным. Это сооружение поражает дважды: своими необычными формами и используемыми технологиями и тем, что зодчий сумел возвести свое творение в эпоху, когда по всем представлениям сделать это было невозможно.
Пресса: Что построил Мельников (кроме дома Мельникова)
Даже в кругу авангардных архитекторов Константина Мельникова критиковали за чрезмерное новаторство. Многие его проекты так и остались на бумаге, однако архитектора хорошо знают во всём мире благодаря дому-мастерской, саркофагу для временного мавзолея Ленина и планировке парка Горького.
Пресса: Сохранять до конца сеанса: каким был кинотеатр «Металлист»...
Сеансы в кинотеатре «Металлист», расположенном на ул. Римского-Корсакова, 1/1, не устраивают уже больше десяти лет. Здание кинотеатра начали ломать утром 2 августа 2018 года, даже не дождавшись момента, когда арендаторы освободят занимаемые помещения.
Пресса: Новый смысл для проблемного памятника конструктивизма
Почему один бывший завод становится популярным городским пространством, а другой так и остаётся унылой промзоной? Или почему для одного особняка быстро находится инвестор, а другой, не менее интересный, годами пустует?
Пресса: Новый тендер на реконструкцию Фабрики-кухни в Самаре...
Нового подрядчика, который возобновит и завершит реконструкцию самарской Фабрики-кухни, планируется определить осенью текущего года. Об этом „Ъ-Волга“ сообщил руководитель службы по связям с общественностью заказчика работа на Фабрике-кухне, Государственного музейно-выставочного центра Росизо Илья Вольвич.
Технологии и материалы
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
Сейчас на главной
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.