Город конструктивизма

Публикуем фотосерию Дениса Есакова о памятниках авангарда в Екатеринбурге с интервью автора.

mainImg


– Почему Екатеринбург стал следующей точкой в твоем фотографическом путешествии по отечественным памятникам авангарда и модернизма?

– Вполне случайно. Свердловская железная дорога, подразделение РЖД, мне заказала съемку построек своего главного архитектора – Константина Трофимовича Бабыкина, работавшего и в Екатеринбурге, и в других уральских городах: в этому году со дня его рождения исполняется 135 лет. Также он основатель екатеринбургской архитектурной школы. Бабыкин начинал еще до революции, с неоклассики, а потом по велению времени повернулся к авангарду: одной из его главных конструктивистских построек стал клуб «Железнодорожник». Но этот клуб – с отзвуками классики, причем там есть и целое крыло с колоннадой (хотя ее строил уже не он). А потом он вновь вернулся к классическим формам, яркий пример – здание Уральского политехнического института 1930-х годов.
«Белая башня». Водонапорная башня завода «Уралмаш». 1929. Архитектор М.В. Рейшер © Денис Есаков
Дворец культуры железнодорожников с северным блоком. 1930-е годы. Архитектор К.Т. Бабыкин © Денис Есаков

 Параллельно я познакомился с Эдуардом Кубенским, который в это время готовил свой путеводитель по конструктивистским домам, по авангарду Свердловска-Екатеринбурга, который должен выйти в свет в этом ноябре. И я поснимал также для этого издания, причем Эдуард меня снабдил картой, где было отмечено множество объектов.
 
Русско-Азиатский банк. 1913 и 1928 годы. Архитектор К.Т. Бабыкин © Денис Есаков



Я ходил по городу и фотографировал здания для РЖД, а по пути снимал авангард, что было не сложно, потому что там куда ни глянь, везде он. Очень повезло с погодой, поэтому я снимал очень много, от рассвета до заката. Екатеринбург – очень интересный город в плане авангарда, потому что его действительно много, и он разнообразный. Причем он в достаточно хорошем состоянии, в Москве постройки Мельникова кое-где в худшем состоянии встречаются, чем там – массовая застройка конструктивизма.

– А чем это объясняется?

– Как я понимаю, в Екатеринбурге есть активное архитектурное сообщество, которое любит и ценит авангард. К тому же там находится издательство «Татлин» – центр пропаганды архитектуры. Видимо, это и сказывается.
Научно-исследовательский институт охраны материнства и младенчества (НИИ ОММ). 1929–1930 © Денис Есаков



– То есть горожане ценят это конструктивистское наследие.

– По сути, да. И если сравнивать, я снимал и в Зеленограде, и в Санкт-Петербурге, и в других городах. В Москве снимать трудней всего, потому что людям не важно, что ты снимаешь и зачем, они лишь считают, что от этого могут возникнуть проблемы. Например, в Зеленограде случилась более типичная для собственно Москвы история, когда я зашел в промзону, где стоят недостроенные остовы будущего наукоемкого производства. Там охрана испугалась, что пришел какой-то «блогер», который причинит их объекту какой-то вред. Это меня поразило: люди, далекие от интернета в силу возраста и других причин, боятся блогеров. Я пытался с ними пообщаться, задавать вопросы, но наш разговор закончился тем, что я оказался в участке, где ко мне приехали следователь и представитель зеленоградского управления ФСБ. Поговорили со мной, узнали, когда я родился, сколько у меня детей, где работает моя жена и как я с ней познакомился. И где-то через полтора часа, так как ко мне не было никаких претензий, и никакой истории взаимоотношений с органами у меня тоже нет, они меня отпустили.

Это очень московская история, так как здесь каждый охранник боится человека с фотокамерой и сразу запрещает снимать, но не может объяснить, почему нельзя это делать. Когда я снимал «Центросоюз», из здания напротив, к которому я стоял спиной, вышел охранник и заявил: «Не вздумайте снимать наше здание!» А в Екатеринбурге или в Санкт-Петербурге к тебе подходят люди, которым интересно, что ты делаешь, они задают вопросы, предлагают заглянуть за угол, где тоже есть интересное здание. Предлагают убрать свою припаркованную машину, чтобы не портила кадр. Это радикально отличается от Москвы.
Здание главпочтамта. 1934. Архитектор Соломонов © Денис Есаков



Возвращаясь к Екатеринбургу, там люди ценят архитектурное наследие, значительная часть которого – именно эпохи авангарда. Современная застройка там весьма спорная, классической и эклектической – осталось не так много. То есть авангард – главное архитектурное явление города.
Дом Облисполкома. 1932. Архитекторы С.Е. Захаров, А.К. Макаров, И.Ф. Нейман © Денис Есаков



– Какие постройки ты бы выделил из тех, что ты снимал? Что произвело большее впечатление?

– Городок чекистов и замыкающий его «серп» бывшей гостиницы «Исеть». Это, безусловно, очень интересная постройка. Арендатор, эта гостиница, съехал, и это здание, все девять этажей, использовали в этом году под художественную биеннале. Пока неизвестно, что с ним дальше будет: новые арендаторы пока не нашлись. А через дорогу находится ДК «Строитель». Это здание сначала было рабочим клубом, ДК, потом кинофабрикой, сейчас это торговый центр. Владелец – государство. Так как это памятник архитектуры, там частичная аренда с жесткими условиями. Это было единственное место в Екатеринбурге, где охранник не разрешил снимать без разрешения руководства ТЦ, которое и объяснило мне причину такой осторожности. Они сняли здание у государства, а оно полгода назад подняло арендную ставку по всему городу в полтора–два раза. В итоге, часть зданий стоят пустые, так как арендаторам пришлось съехать – не хватило денег – и власти сами вынуждены оплачивать коммунальные услуги на этих объектах – очень большие суммы, так как постройки эти не маленькие, и занимаются их поддержанием в хорошем состоянии, вместо того, чтобы получать миллионы за аренду.
 
«Городок чекистов». 1932–1934. Архитекторы И.П.Антонов, В.Д.Соколов. Гостиница «Исеть» – бывшее общежитие молодых сотрудников НКВД © Денис Есаков
«Городок чекистов». 1932–1934. Архитекторы И.П.Антонов, В.Д.Соколов. Гостиница «Исеть» – бывшее общежитие молодых сотрудников НКВД © Денис Есаков
«Городок чекистов». 1932–1934. Архитекторы И.П.Антонов, В.Д.Соколов. Гостиница «Исеть» – бывшее общежитие молодых сотрудников НКВД © Денис Есаков
«Городок чекистов». 1932–1934. Архитекторы И.П.Антонов, В.Д.Соколов © Денис Есаков

А арендаторы «Строителя» подали в суд: в Екатеринбурге – проиграли, подали апелляцию выше и все-таки выиграли. Властям предписали оставить старые ставки, потому что повышение было необоснованным. Но, в итоге, обстановка напряженная, городская администрация ищет, к чему бы придраться, и такой зацепкой может стать то, что они недостаточно берегут памятник архитектуры. В ближайшее время в издательстве «Татлин» выйдет книга о ДК «Строитель» с моими фотографиями. Макет уже готов.
 
Клуб строителей. 1929. Архитектор Я.А. Корнфельд © Денис Есаков

Клуб «Строитель» – очень фактурный, кубический, конструктивистский, с интересными находками. Например, «колоннады» на крыше выше человеческого роста. Или полукруглая лестница. И историческая «столярка» на лестницах там хорошо сохранилась.
 
Клуб строителей. 1929. Архитектор Я.А. Корнфельд © Денис Есаков



– Кроме Эдуарда Кубенского, тебя кто-нибудь направлял в поисках интересных памятников?

– Эдуард познакомил меня с Людмилой Ивановной Токмениновой, историком архитектуры из Музея архитектуры и дизайна УралГАХА. Она мне очень много рассказала про конкретные здания, помогла расставить акценты. Посоветовала сходить в областную больницу на улице Большакова – она заброшена, и это любимое место досуга школьников и студентов. Там брошенные лифтовые шахты, есть подвалы, куда они ходят с фонариками.
 
Комплекс зданий клинической больницы скорой помощи. 1938. Архитекторы А.И.Югов, Г.А.Голубев © Денис Есаков

Это постконструктивизм: вроде бы еще и строгий, но с «рюшечками», итальянскими аркадами. Почему оно стоит заброшенным и медленно разрушается – не знаю, может быть, потому что оно далеко от центра и никому не интересно. Хотя одно крыло все же недавно покрасили и чуть отреставрировали: там теперь частное медицинское учреждение.
 
Комплекс зданий клинической больницы скорой помощи. 1938. Архитекторы А.И.Югов, Г.А.Голубев © Денис Есаков
Комплекс зданий клинической больницы скорой помощи. 1938. Архитекторы А.И.Югов, Г.А.Голубев © Денис Есаков
Спортивный комплекс «Динамо». 1929. Архитектор В.Д. Соколов © Денис Есаков

Очень интересный дворец спорта-корабль «Динамо», который плывет в светлое будущее. Он мне напоминает авангардный жилой дом с юношеским клубом в Кронштадте – тоже есть нос. У «Динамо» еще есть палуба, рубка, капитанский мостик, он стоит на берегу пруда и прямо врезается в этот пруд. Отсюда там эта водная тема.
 
Спортивный комплекс «Динамо». 1929. Архитектор В.Д. Соколов © Денис Есаков
Спортивный комплекс «Динамо». 1929. Архитектор В.Д. Соколов © Денис Есаков
Дома Уралоблсовета. 1931–1933. Архитекторы М.Я. Гинзбург и А.К. Пастернак, инженер С.В. Прохоров © Денис Есаков

Еще – дома переходного типа Моисея Гинзбурга. У них есть мостик на крышу, где устроен солярий, чтобы люди принимали там солнечные ванны. В одном корпусе люди работают, а во время рабочего дня выходят на крышу, загорают там, а в другом корпусе живут. Сейчас там везде квартиры, и в административной части тоже. Там есть ужасное граффити Юрия Гагарина, которое заглядывает людям в окно. Ужасное потому, что лицо Гагарина художнику совсем не удалось, оно получилось неприятное, с маленькими злыми глазками.
 
Дома Уралоблсовета. 1931–1933. Архитекторы М.Я. Гинзбург и А.К. Пастернак, инженер С.В. Прохоров © Денис Есаков
Дома Уралоблсовета. 1931–1933. Архитекторы М.Я. Гинзбург и А.К. Пастернак, инженер С.В. Прохоров © Денис Есаков
Городок юстиции. Жилой дом. 1920-е годы. Архитектор Сергей Захаров © Денис Есаков

Отдельная история – Городок юстиции и детский сад-улитка там. Часть его рассыпается, а в «хвосте» идет жизнь: видимо, там офисы, потому что стоят пластиковые окна. В городке по-прежнему находятся суды, а еще там довольно страшно, потому что вокруг них – настоящая зона, которая разрастается и поглощает конструктивистские постройки, все затянуто колючей проволокой. Впрочем, рядом – стадион, который сейчас ломают, чтобы к чемпионату мира по футболу построить на его месте новый. Поэтому, как я понимаю, что к 2018 эту зону куда-то перенесут.
 
Городок юстиции. 1920-е годы. «Дом-улитка», бывший детский сад © Денис Есаков
Городок юстиции. 1932. Здание юридического института. Архитектор Сергей Захаров © Денис Есаков



– Екатеринбург на твоих фотографиях выглядит очень привлекательно. Он тебе понравился?

– Да, общее впечатление у меня очень хорошее: там столько интересных зданий, что, когда идешь по городу, камеру почти не прячешь – постоянно есть, что снимать. Объектов легко хватило на проведенную там неделю, причем мой изначальный план значительно расширился. Но, безусловно, туда надо ехать еще, потому что я многое не охватил.
Дом Облисполкома. 1932. Архитекторы С.Е. Захаров, А.К. Макаров, И.Ф. Нейман © Денис Есаков
Дом промышленности. 1931–1937. Архитектор Фридман © Денис Есаков
Дом промышленности. 1931–1937. Архитектор Фридман © Денис Есаков
Дома Госпромурала. 1931–1933. Архитекторы Г.П. Валенков, Е.Н. Коротков © Денис Есаков
Дома Госпромурала. 1931–1933. Архитекторы Г.П. Валенков, Е.Н. Коротков © Денис Есаков
Дом Горсовета №5 («Дом-коммуна). Вайнера ул., 9а. 1930-е годы. Архитектор В.А. Дубровин © Денис Есаков
Здание типографии издательства «Уральский рабочий». 1930. Архитектор Г.А. Голубев © Денис Есаков
Дом контор. 1929. Архитекторы Г.П. Валенков, В.И. Смирнов © Денис Есаков
Химический институт УПИ © Денис Есаков
Комплекс зданий ДОСААФ «Дом обороны». 1930-е годы. Архитектор Г.П. Валенков © Денис Есаков


02 Ноября 2015

author pht author pht

Беседовали:

Нина Фролова, Денис Есаков
comments powered by HyperComments
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Пресса: Самый высокий конструктивистский дом признали памятником...
Дом в центре столицы, в котором располагалось общежитие-коммуна рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества "Объединенное рабочее строительство" (Обрабстрой), признали памятником архитектуры. 
Пресса: В Москве подготовили концепцию проекта реконструкции...
Самарский филиал Третьяковской галереи приобрел свои первичные очертания на бумаге. Замдиректора московского музея Татьяна Мрдуляш и Андрей Крылов провели рабочее совещание с депутатом Государственной думы Александром Хинштейном. Они обсудили работы по реконструкции самарской Фабрики-кухни.
Пресса: Застройщик впишет кинотеатр «Металлист» в новый жилой...
Новосибирский застройщик планирует построить многоэтажный жилой дом рядом с кинотеатром «Металлист», признанным объектом культурного наследия. Полуразрушенное здание самого кинотеатра сначала законсервируют, а затем, снеся все аварийные участки и убрав пожароопасную обшивку с западного фасада, восстановят в первоначальном виде.
Пресса: Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма...
Первым крупным течением в советской архитектуре стал авангард? и это не случайно. Это направление наиболее радикально пересматривало привычные, традиционные устои жизни и зодчества. Это была попытка не просто внедрить определенный архитектурный стиль, а изменить сам образ жизни людей.
Пресса: Авангард в архитектуре. Дом-цилиндр: самый искусный...
Без дома-цилиндра архитектора Константина Мельникова наш рассказ о русском авангарде в архитектуре 20-х годах прошлого века был бы явно неполным. Это сооружение поражает дважды: своими необычными формами и используемыми технологиями и тем, что зодчий сумел возвести свое творение в эпоху, когда по всем представлениям сделать это было невозможно.
Пресса: Что построил Мельников (кроме дома Мельникова)
Даже в кругу авангардных архитекторов Константина Мельникова критиковали за чрезмерное новаторство. Многие его проекты так и остались на бумаге, однако архитектора хорошо знают во всём мире благодаря дому-мастерской, саркофагу для временного мавзолея Ленина и планировке парка Горького.
Пресса: Сохранять до конца сеанса: каким был кинотеатр «Металлист»...
Сеансы в кинотеатре «Металлист», расположенном на ул. Римского-Корсакова, 1/1, не устраивают уже больше десяти лет. Здание кинотеатра начали ломать утром 2 августа 2018 года, даже не дождавшись момента, когда арендаторы освободят занимаемые помещения.
Пресса: Новый смысл для проблемного памятника конструктивизма
Почему один бывший завод становится популярным городским пространством, а другой так и остаётся унылой промзоной? Или почему для одного особняка быстро находится инвестор, а другой, не менее интересный, годами пустует?
Пресса: Новый тендер на реконструкцию Фабрики-кухни в Самаре...
Нового подрядчика, который возобновит и завершит реконструкцию самарской Фабрики-кухни, планируется определить осенью текущего года. Об этом „Ъ-Волга“ сообщил руководитель службы по связям с общественностью заказчика работа на Фабрике-кухне, Государственного музейно-выставочного центра Росизо Илья Вольвич.
Пресса: Конструктивистские дома на Русаковке начали готовить...
По сообщениям местных жителей, началась подготовка к сносу конструктивистского жилмассива на Русаковской улице. Дом отселен и приговорен давно, но и этот снос связан с пресловутой программой реновации, наделавшей стол​ь​​ко шума в прошлом году: занимаемая этими домами территория отдана под стартовую площадку реновации.
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».