English version

Медные горы

Район среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга трактован как урбанизированное воплощение уральского ландшафта.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg
Участок, предназначенный для строительства нового жилого района, расположен в тридцати километрах к юго-востоку от Екатеринбурга, между лесным массивом и первым в этом регионе гольф-полем. Его общая площадь – одиннадцать гектаров и, примыкая непосредственно к полю, он обрамляет одну из игровых зон с запада и севера, в плане приобретая форму плавной дуги.
 
«Очень живописное поле, «ширма» леса и горы на заднем плане не оставили у нас сомнений в том, что именно ландшафт играет здесь первостепенную роль, – рассказывает Владимир Биндеман. – Кроме того, нам очень хотелось использовать в проекте знаменитый местный камень и как-то отразить уникальную местную традицию прорубать в горной породе дороги и жилье, поэтому образ будущего района сложился у нас практически мгновенно. Дома, расположенные здесь, должны были стать органичной частью рельефа, максимально природным элементом, связывающим воедино поле, лес и горы». Сначала авторы были настроены выразить эту метафору максимально точно и предложили заказчику террасированные дома с зелеными кровлями, притянув последние к самой земле: получились здания-холмы, которые визуально действительно воспринимались как переход от равнинной местности к гористой. Однако первые же подсчеты показали, что реализация такого проекта обойдется заказчику слишком дорого. Поэтому в итоге тема природы присутствует в проекте на порядок более условно – в виде многочисленных террас, окантованных зеленой медью, и продуманной облицовки фасадов. Впрочем, обо всем по порядку.

Участок условно разделен на три зоны, или, с учетом его конфигурации, скорее, «пояса»: дальше всего от гольф-поля удалены въездная группа и инфраструктура, в центре расположены жилье и пешеходные дворы, а непосредственно с полем граничит ландшафтно-рекреационная зона. Такое решение более чем логично: с одной стороны, архитекторы хотели изолировать собственно жилье от машин и просто посторонних, с другой – они не могли возвести его непосредственно по кромке поля: гольф – не самая безопасная для случайных пешеходов игра, поэтому некоторая «зона отчуждения» необходима. Трактовав последнюю как сложносочиненный променад, авторы постарались максимально раскрыть на него (и, конечно, на поле) жилые дома.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014

Всего в состав комплекса входит семь жилых корпусов, пять из которых представляют собой многосекционные дома, скомпонованные в скобки, «распахнутые» в сторону поля. Впрочем, центральная секция разомкнута: два длинных террасных крыла пущены почти параллельно друг другу, а одна угловая чуть меньше остальных – различия, продиктованные особенностями участка и его похожим на бумеранг абрисом, позволяют придать индивидуальность каждой из секций и их дворовым пространствам.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014

Каждый дом поднят на стилобат с озелененной кровлей, а дворы получили довольно активный рельеф – фактически это целая система зеленых террас и дорожек, полностью изолированная от машин. «В стилобате мы разместили паркинги, что, с одной стороны, позволило сделать дворы полностью пешеходными, а с другой уйти от проблемы с сильным заглублением в скалистую породу», – поясняет Владимир Биндеман. «Зеленые клинья» проведены также и между домами: благодаря им жители получат дополнительные маршруты для прогулок, а застройка не будет смотреться «сплошным бастионом», разделяющим гольф-поле и лес. Впрочем, определенные черты природных элементов архитекторы придали и каждому из зданий.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014

Все секционные корпуса – переменной этажности, от двух до шести этажей, спускаются в сторону гольф-поля широкими «ступенями». Облицованные натуральным камнем и уже упомянутыми медными панелями, они похожи на изломы обнажившейся горной породы. Лишь треть террас задумана как обитаемая – ее предполагается обшить деревом, а оставшуюся часть задекорировать отсыпкой. В отделке фасадов «Архитектуриум» также предлагает применить натуральный камень местного производства, змеевик и песчаник.  Впрочем, на дворовых и задних фасадах преобладает панорамное остекление; стеклянные вертикали лестничных пространств и холлов также визуально «расщепляют» объемы, делая дворы более проницаемыми и светлыми.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014

В треугольных сегментах, образованных крыльями трех центральных домов, архитекторы разместили две эллиптические восьмиэтажные башни. На фоне сложной геометрии остальных объемов они выглядят весьма неожиданно: авторы проекта объясняют подобный выбор формы желанием обеспечить оптимальную инсоляцию и дать всем квартирам наилучший обзор. Между тем овальные дома не только предлагают будущим жителям интересную альтернативу в смысле квартир, но и служат своего рода лэндмарками квартального центра, несколько смягчая и тем самым осовременивая его «горный» облик. Впрочем, и в них самих можно усмотреть что-то нерукотворное – особенно в профиль, за счет увеличения площади от нижнего этажа к верхнему и обильного остекления скругленного «носа» они напоминают гигантские глыбы льда – кто знает, может быть, и уцелели среди гор и лесов со времен ледникового периода, а теперь вот успешно приспосабливаются для жилья.
 
Как признается Владимир Биндеман, этот район задумывался как своего рода курорт. А поскольку в роли моря здесь выступает гольф-поле, окруженное довольно суровой природой, то и внешность он получил соответствующую. Основательные и в чем-то даже брутальные дома, дворы, уподобленные замшелым холмам и защищенная от непогоды развитая подземная часть (вся общественная инфраструктура размещена именно там) создают идеальные условия для комфортной жизни на Урале.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
zooming
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №7. Фасады © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №5. Фасады © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Генплан © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №2. План 2-го этажа © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №2. План 1-го этажа © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №2. План 6-го этажа © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №5. План 2-8-го этажа © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №5. План 1-го этажа © «Архитектуриум», 2014
zooming
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №2. Разрезы 1-1, 2-2, 3-3, 4-4, 5-5 © «Архитектуриум», 2014

06 Ноября 2014

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Похожие статьи
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.