English version

Медные горы

Район среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга трактован как урбанизированное воплощение уральского ландшафта.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg
Участок, предназначенный для строительства нового жилого района, расположен в тридцати километрах к юго-востоку от Екатеринбурга, между лесным массивом и первым в этом регионе гольф-полем. Его общая площадь – одиннадцать гектаров и, примыкая непосредственно к полю, он обрамляет одну из игровых зон с запада и севера, в плане приобретая форму плавной дуги.
 
«Очень живописное поле, «ширма» леса и горы на заднем плане не оставили у нас сомнений в том, что именно ландшафт играет здесь первостепенную роль, – рассказывает Владимир Биндеман. – Кроме того, нам очень хотелось использовать в проекте знаменитый местный камень и как-то отразить уникальную местную традицию прорубать в горной породе дороги и жилье, поэтому образ будущего района сложился у нас практически мгновенно. Дома, расположенные здесь, должны были стать органичной частью рельефа, максимально природным элементом, связывающим воедино поле, лес и горы». Сначала авторы были настроены выразить эту метафору максимально точно и предложили заказчику террасированные дома с зелеными кровлями, притянув последние к самой земле: получились здания-холмы, которые визуально действительно воспринимались как переход от равнинной местности к гористой. Однако первые же подсчеты показали, что реализация такого проекта обойдется заказчику слишком дорого. Поэтому в итоге тема природы присутствует в проекте на порядок более условно – в виде многочисленных террас, окантованных зеленой медью, и продуманной облицовки фасадов. Впрочем, обо всем по порядку.

Участок условно разделен на три зоны, или, с учетом его конфигурации, скорее, «пояса»: дальше всего от гольф-поля удалены въездная группа и инфраструктура, в центре расположены жилье и пешеходные дворы, а непосредственно с полем граничит ландшафтно-рекреационная зона. Такое решение более чем логично: с одной стороны, архитекторы хотели изолировать собственно жилье от машин и просто посторонних, с другой – они не могли возвести его непосредственно по кромке поля: гольф – не самая безопасная для случайных пешеходов игра, поэтому некоторая «зона отчуждения» необходима. Трактовав последнюю как сложносочиненный променад, авторы постарались максимально раскрыть на него (и, конечно, на поле) жилые дома.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014

Всего в состав комплекса входит семь жилых корпусов, пять из которых представляют собой многосекционные дома, скомпонованные в скобки, «распахнутые» в сторону поля. Впрочем, центральная секция разомкнута: два длинных террасных крыла пущены почти параллельно друг другу, а одна угловая чуть меньше остальных – различия, продиктованные особенностями участка и его похожим на бумеранг абрисом, позволяют придать индивидуальность каждой из секций и их дворовым пространствам.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014

Каждый дом поднят на стилобат с озелененной кровлей, а дворы получили довольно активный рельеф – фактически это целая система зеленых террас и дорожек, полностью изолированная от машин. «В стилобате мы разместили паркинги, что, с одной стороны, позволило сделать дворы полностью пешеходными, а с другой уйти от проблемы с сильным заглублением в скалистую породу», – поясняет Владимир Биндеман. «Зеленые клинья» проведены также и между домами: благодаря им жители получат дополнительные маршруты для прогулок, а застройка не будет смотреться «сплошным бастионом», разделяющим гольф-поле и лес. Впрочем, определенные черты природных элементов архитекторы придали и каждому из зданий.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014

Все секционные корпуса – переменной этажности, от двух до шести этажей, спускаются в сторону гольф-поля широкими «ступенями». Облицованные натуральным камнем и уже упомянутыми медными панелями, они похожи на изломы обнажившейся горной породы. Лишь треть террас задумана как обитаемая – ее предполагается обшить деревом, а оставшуюся часть задекорировать отсыпкой. В отделке фасадов «Архитектуриум» также предлагает применить натуральный камень местного производства, змеевик и песчаник.  Впрочем, на дворовых и задних фасадах преобладает панорамное остекление; стеклянные вертикали лестничных пространств и холлов также визуально «расщепляют» объемы, делая дворы более проницаемыми и светлыми.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014

В треугольных сегментах, образованных крыльями трех центральных домов, архитекторы разместили две эллиптические восьмиэтажные башни. На фоне сложной геометрии остальных объемов они выглядят весьма неожиданно: авторы проекта объясняют подобный выбор формы желанием обеспечить оптимальную инсоляцию и дать всем квартирам наилучший обзор. Между тем овальные дома не только предлагают будущим жителям интересную альтернативу в смысле квартир, но и служат своего рода лэндмарками квартального центра, несколько смягчая и тем самым осовременивая его «горный» облик. Впрочем, и в них самих можно усмотреть что-то нерукотворное – особенно в профиль, за счет увеличения площади от нижнего этажа к верхнему и обильного остекления скругленного «носа» они напоминают гигантские глыбы льда – кто знает, может быть, и уцелели среди гор и лесов со времен ледникового периода, а теперь вот успешно приспосабливаются для жилья.
 
Как признается Владимир Биндеман, этот район задумывался как своего рода курорт. А поскольку в роли моря здесь выступает гольф-поле, окруженное довольно суровой природой, то и внешность он получил соответствующую. Основательные и в чем-то даже брутальные дома, дворы, уподобленные замшелым холмам и защищенная от непогоды развитая подземная часть (вся общественная инфраструктура размещена именно там) создают идеальные условия для комфортной жизни на Урале.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
zooming
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №7. Фасады © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №5. Фасады © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Генплан © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №2. План 2-го этажа © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №2. План 1-го этажа © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №2. План 6-го этажа © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №5. План 2-8-го этажа © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №5. План 1-го этажа © «Архитектуриум», 2014
zooming
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №2. Разрезы 1-1, 2-2, 3-3, 4-4, 5-5 © «Архитектуриум», 2014

06 Ноября 2014

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Похожие статьи
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.