English version

Медные горы

Район среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга трактован как урбанизированное воплощение уральского ландшафта.

mainImg
Участок, предназначенный для строительства нового жилого района, расположен в тридцати километрах к юго-востоку от Екатеринбурга, между лесным массивом и первым в этом регионе гольф-полем. Его общая площадь – одиннадцать гектаров и, примыкая непосредственно к полю, он обрамляет одну из игровых зон с запада и севера, в плане приобретая форму плавной дуги.
 
«Очень живописное поле, «ширма» леса и горы на заднем плане не оставили у нас сомнений в том, что именно ландшафт играет здесь первостепенную роль, – рассказывает Владимир Биндеман. – Кроме того, нам очень хотелось использовать в проекте знаменитый местный камень и как-то отразить уникальную местную традицию прорубать в горной породе дороги и жилье, поэтому образ будущего района сложился у нас практически мгновенно. Дома, расположенные здесь, должны были стать органичной частью рельефа, максимально природным элементом, связывающим воедино поле, лес и горы». Сначала авторы были настроены выразить эту метафору максимально точно и предложили заказчику террасированные дома с зелеными кровлями, притянув последние к самой земле: получились здания-холмы, которые визуально действительно воспринимались как переход от равнинной местности к гористой. Однако первые же подсчеты показали, что реализация такого проекта обойдется заказчику слишком дорого. Поэтому в итоге тема природы присутствует в проекте на порядок более условно – в виде многочисленных террас, окантованных зеленой медью, и продуманной облицовки фасадов. Впрочем, обо всем по порядку.

Участок условно разделен на три зоны, или, с учетом его конфигурации, скорее, «пояса»: дальше всего от гольф-поля удалены въездная группа и инфраструктура, в центре расположены жилье и пешеходные дворы, а непосредственно с полем граничит ландшафтно-рекреационная зона. Такое решение более чем логично: с одной стороны, архитекторы хотели изолировать собственно жилье от машин и просто посторонних, с другой – они не могли возвести его непосредственно по кромке поля: гольф – не самая безопасная для случайных пешеходов игра, поэтому некоторая «зона отчуждения» необходима. Трактовав последнюю как сложносочиненный променад, авторы постарались максимально раскрыть на него (и, конечно, на поле) жилые дома.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014

Всего в состав комплекса входит семь жилых корпусов, пять из которых представляют собой многосекционные дома, скомпонованные в скобки, «распахнутые» в сторону поля. Впрочем, центральная секция разомкнута: два длинных террасных крыла пущены почти параллельно друг другу, а одна угловая чуть меньше остальных – различия, продиктованные особенностями участка и его похожим на бумеранг абрисом, позволяют придать индивидуальность каждой из секций и их дворовым пространствам.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014

Каждый дом поднят на стилобат с озелененной кровлей, а дворы получили довольно активный рельеф – фактически это целая система зеленых террас и дорожек, полностью изолированная от машин. «В стилобате мы разместили паркинги, что, с одной стороны, позволило сделать дворы полностью пешеходными, а с другой уйти от проблемы с сильным заглублением в скалистую породу», – поясняет Владимир Биндеман. «Зеленые клинья» проведены также и между домами: благодаря им жители получат дополнительные маршруты для прогулок, а застройка не будет смотреться «сплошным бастионом», разделяющим гольф-поле и лес. Впрочем, определенные черты природных элементов архитекторы придали и каждому из зданий.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014

Все секционные корпуса – переменной этажности, от двух до шести этажей, спускаются в сторону гольф-поля широкими «ступенями». Облицованные натуральным камнем и уже упомянутыми медными панелями, они похожи на изломы обнажившейся горной породы. Лишь треть террас задумана как обитаемая – ее предполагается обшить деревом, а оставшуюся часть задекорировать отсыпкой. В отделке фасадов «Архитектуриум» также предлагает применить натуральный камень местного производства, змеевик и песчаник.  Впрочем, на дворовых и задних фасадах преобладает панорамное остекление; стеклянные вертикали лестничных пространств и холлов также визуально «расщепляют» объемы, делая дворы более проницаемыми и светлыми.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014

В треугольных сегментах, образованных крыльями трех центральных домов, архитекторы разместили две эллиптические восьмиэтажные башни. На фоне сложной геометрии остальных объемов они выглядят весьма неожиданно: авторы проекта объясняют подобный выбор формы желанием обеспечить оптимальную инсоляцию и дать всем квартирам наилучший обзор. Между тем овальные дома не только предлагают будущим жителям интересную альтернативу в смысле квартир, но и служат своего рода лэндмарками квартального центра, несколько смягчая и тем самым осовременивая его «горный» облик. Впрочем, и в них самих можно усмотреть что-то нерукотворное – особенно в профиль, за счет увеличения площади от нижнего этажа к верхнему и обильного остекления скругленного «носа» они напоминают гигантские глыбы льда – кто знает, может быть, и уцелели среди гор и лесов со времен ледникового периода, а теперь вот успешно приспосабливаются для жилья.
 
Как признается Владимир Биндеман, этот район задумывался как своего рода курорт. А поскольку в роли моря здесь выступает гольф-поле, окруженное довольно суровой природой, то и внешность он получил соответствующую. Основательные и в чем-то даже брутальные дома, дворы, уподобленные замшелым холмам и защищенная от непогоды развитая подземная часть (вся общественная инфраструктура размещена именно там) создают идеальные условия для комфортной жизни на Урале.
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга © «Архитектуриум», 2014
zooming
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №7. Фасады © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №5. Фасады © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Генплан © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №2. План 2-го этажа © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №2. План 1-го этажа © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №2. План 6-го этажа © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №5. План 2-8-го этажа © «Архитектуриум», 2014
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №5. План 1-го этажа © «Архитектуриум», 2014
zooming
Проект района среднеэтажной жилой застройки в окрестностях Екатеринбурга. Корпус №2. Разрезы 1-1, 2-2, 3-3, 4-4, 5-5 © «Архитектуриум», 2014

06 Ноября 2014

Похожие статьи
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
В оттенках зеленого
Бюро Tsing-Tien Making реконструировало дом просветителя Чжан Тайяня в Сучжоу, превратив его в культурный центр и книжный магазин «Гу У Сюань». В отделке использовали три изысканных оттенка: пепельно-зеленый, нефритовый и яркий фруктовый зеленый.
Промежуточное состояние
Общественный центр нового района в Цзясине по проекту B.L.U.E. Architecture Studio совмещает достоинства интерьерных и открытых пространств, городских и природных зон.
Контринтуитивное решение
Архитекторы UNStudio выяснили на примере своего свежего люксембургского проекта, что углеродный след гибридной бетонно-стальной конструкции может быть меньше, чем у деревянного каркаса.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.