Дом-коммуна Наркомфина на Новинском бульваре станет бутик-отелем

В многосерийной эпопее вокруг печально известного дома-коммуны Наркомфина на Новинском бульваре, похоже, наступил финал: дом сохранят, отреставрируют и разместят в нем бутик-отель. Совместный проект группы компаний «МИАН» – нового собственника дома, и Алексея Гинзбурга, внука знаменитого архитектора-конструктивиста вместе с мастерской ООО «Гинзбург Архитектс» станет первым в Москве коммерческим проектом научной реставрации памятника авангарда

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

mainImg

После многолетней дискуссии вокруг исчезающего на наших глазах конструктивистского шедевра мирового уровня наконец найден компромисс: группа компаний «МИАН» осуществит проект реставрации дома, сохранив за ним статус обитаемого – здание превратится в бутик-отель на 40 апартаментов, зато максимально полно воссоздающий первоначальное решение вплоть до фурнитуры, окраски стен, посуды и прочих мелочей. Благо, как заметил на пресс-конференции доктор искусствоведения Владимир Седов, мы почти стопроцентно знаем, как выглядел дом, поэтому никаких фантазий при реставрации не будет. Привлечь общественность к столь знаменательному событию решили, устроив в Музее архитектуры выставку.

К нынешнему решению о реставрации шли долго и трудно. Для городских властей дом был словно бельмо на глазу – иностранцы к нему косяками ходят, архитекторы экскурсии устраивают, а от него на глазах у экскурсантов куски отваливаются, стыдно показывать. Парадоксально, но для города памятник, по-видимому, долгое время не представлял никакой ценности – вспомнить хотя бы, что на генплане 1935 года его попросту не было. К счастью, смена стилистического курса с авангарда на сталинский классицизм не закончилась для дома трагедией, в свое время про дом Гинзбурга забыли – его даже не перестраивали, он дошел до нас «как был», но и не ремонтировали, поэтому он очень подлинный (сохранились фрагменты штукатурки 80-летней давности), но и очень ветхий. 

С началом реабилитации авангарда в постсоветский период о доме заговорили, но его консервации так и не произошло. Пассивное созерцание картины дальнейшего разрушения памятника отчасти было связано с тем, что до недавнего времени его никак не могли поделить – к зданию примеривались самые разные организации с взаимоисключающими проектами. Абсурдная ситуация, учитывая, что иностранцы уже не первый год бьют в барабаны, поставив по ходатайству московского Института наследия дом Наркомфина в список 100 главных зданий мира, которым грозит уничтожение, на одно из первых мест.

К счастью, «МИАН» появился на горизонте в тот момент, когда дом еще можно было реставрировать – если протянуть еще несколько лет, мы могли бы лишиться памятника окончательно – считает внук Моисея Гинзбурга Алексей, который, что символично, занимается проектом реставрации дома.

Нынешний переход здания в частную собственность не является трагедией, заверил директор МУАРа Давид Саркисян, поскольку «только имея разные формы финансирования и собственности, мы можем сегодня спасать исторические архитектурные объекты». Итальянцы, заметил Саркисян, до сих пор живут на виллах Палладио и в многочисленных палаццо, но никому даже в голову не приходит что-то там перестроить, дабы улучшить свои бытовые условия. Главное, чтобы после реставрации сохранилось ощущение прикосновения к настоящей вещи, подлинной структуре, подчеркнул Владимир Седов, и это в принципе возможно, как показали немцы, восстановив свой Баухауз вплоть до подлинного материала подоконников и дверных ручек.

Лейтмотивом выставки в МУАРе стала остроумно подмеченная параллель между идеалом социалистического расселения, к которому стремился Гинзбург, и образом жизни современного человека. На первый взгляд абсурдно, что механизм соцбыта, который с трудом вводился в 1920-е гг. путем строительства домов-коммун с обобществленным бытовым блоком сегодня добровольно избирается людьми высокого достатка. Это была гениальная догадка, опередившая даже Ле Корбюзье. Пытаясь избегать крайностей насильственного обращения в новый стиль жизни, Моисей Гинзбург ввел в своем доме эти принципы довольно осторожно, оставляя за жильцами право выбора. Тогда, кстати, существовали и более жесткие эксперименты, к которым относятся дома-коммуны Николаева и Кузьмина, о которых Гинзбург писал в книге «Жилище». В тех утопических проектах расписанный по минутам человек просто терял право всякого выбора, вставая по зову радиорубки и засыпая при помощи усыпляющих веществ в своей «ячейке», которая только и оставалась пространством его частной жизни. Вся остальная активность протекла в коллективе, хочешь ни хочешь, а кухни, санузла и прочих бытовых радостей в индивидуальном порядке не было предусмотрено.

Сегодня даже то, что сделал Гинзбург, кажется некоторым людям дикостью в смысле коммунальности быта, хотя его вариант был очень умеренным – недаром проект назывался «домом переходного типа». Во всяком случае, именно специфика быта, заложенная в планировке, являлась одним из главных вопросов при возможной реставрации, ведь достраивать санузлы или кухни – значит утратить аутентичность памятника, а без них – кто же тогда будет здесь жить? Однако приравнивать дом к большой коммуналке все-таки не стоит, в нем, как это ни парадоксально, напротив, были заложены все «капиталистические настроения»: двухуровневые квартиры, пентхаус наркома и зимний сад на крыше. Под эту схему лучше других подошел тип камерной гостиницы, которая, как отметил Алексей Гинзбург, сохраняет жилую функцию здания, т.е. аутентичное его назначение.

Оба корпуса и переход между ними, а также парковая зона в проекте сохраняются. В основном 8-этажном здании, где Гинзбургом были спроектированы квартиры разных типов для разных семей, будут теперь гостиничные номера, ресепшн, холл, гардероб, магазин, лобби-бар. Площадь 4-этажного коммунального корпуса вместит переговорную, бизнес-центр, конференц-зал, фойе, ресторан, и все это естественно камерных масштабов, поскольку эксклюзивный «авангардный аттракцион» рассчитан на совсем не большое количество постояльцев.

Реставрационное обследование дома продолжается до сих пор, для российских реставраторов работа с авангардом в новинку, поэтому помогать будут немцы. «МИАН» собирается потратить на этот проект 60 млн. долларов. Как сказал на пресс-конференции председатель совета директоров «МИАН» Александр Сенаторов, сам факт того, что памятники авангарда могут быть реставрированы, да еще и приносить доход, должен обратить внимание на эту пустующую нишу, на разрушающиеся памятники – а ничего подобного советским домам-коммунам, как заметил Владимир Седов, мы не найдем больше нигде в мире. К 2011 году реставрацию обещают закончить, так что через несколько лет иностранные поклонники авангарда, раньше приходившие сюда смотреть на аварийное здание с пластами отвалившейся штукатурки, смогут здесь пожить и, как говорится, прочувствовать на себе все прелести социалистического быта.

Макет реставрации
Проект реставрации дома Наркомфин. Северная сторона. Автор проекта В.М. Гинзбург, А.В. Гинзбург. 1995-2007 гг. Мастерская архитектора В.М.Гинзбурга.
Проект реставрации дома Наркомфин. Вид крыши. Автор проекта В.М. Гинзбург, А.В. Гинзбург. 1995-2007 гг. Мастерская архитектора В.М.Гинзбурга.
Дом Наркомфина. Перспектива. Фотографии с утраченных фиксационных чертежей.
Дом Наркомфина. Процесс стройки (М. Я Гинзбург — по центру). Автор съемки В.Г. Грюнталь (?).Начало 1930-х гг
М.Я. Гинзбург.
Дом Наркомфина. Фрагмент южного фасада. 1930–1940-е гг.
Дом Наркомфина. Процесс стройки. Автор съемки В.Г. Грюнталь (?). Начало 1930-х гг.
Дом Наркомфина. Внутренность квартиры — тип «К».
Дом Наркомфина. Внутренний вид коммунального корпуса. Автор съемки В.Г. Грюнталь. Начало 1930-х гг.
Дом Наркомфина. Фрагмент интерьера жилой ячейки. 1930-е гг.
Дом Наркомфина. Вид с крыши коммунального корпуса. Автор съемки В.Г. Грюнталь. Начало 1930-х гг.
Дом Наркомфина. Боковой (южный) фасад жилого корпуса. Автор съемки М.М. Чураков. 1967 г.
Дом Наркомфина. Северная сторона.


19 Марта 2008

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.