Блоги: 8–14 августа

В блогах призывают к «агронизации» российских городов, вспоминают мировых классиков архитектурной фотографии и размышляют о новом конкурсе на музейный комплекс ГЦСИ.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

14 Августа 2013
mainImg
«Зеленая архитектура» в России, как и растения, высаженные на наши крыши, приживается с великим трудом. В сообществе RUPA шутят, что деревья у нас хорошо растут только на руинах. Но если без шуток, то урбанисты очень надеются переубедить общественное мнение или, как выразился Александр Водяник, перенаправить протестную энергию в созидательное русло и начать проектировать в духе «город+огород». России, конечно, еще далеко до европейских показателей, где, по словам Виталия Саакова, до четверти валового урожая овощей и прочей зелени производят города своей «зеленой архитектурой». Однако, кое-что в этом направлении происходит: вот, например, Александр Водяник пишет, что есть хороший опыт питерцев, которые «зеленые фасады проектируют из соображения их декоративности зимой»; архитектоника безлистных крон оказалась весьма плодотворной идеей. К тому же «зеленая» крыша – это не обязательно на крыше, добавляет пользователь, в городах есть огромное количество поверхностей над гаражами и коммуникациями, где можно развернуться садовнику. Артём Тараненко пишет про достоинства эксплуатируемых кровель в плане звукоизоляции и экономии на кондиционерах. А Игорь Поповский весьма доволен своим «зеленым» экспериментом на крыше барнаульского офиса Сбербанка несмотря на то, что одно время противники даже хотели забросать ее камнями.

В то время как на RUPA архитекторов зовут на крыши, в Перми, наоборот, под землю: недавно тут прошел круглый стол по использованию подземного пространства. Пермский правозащитник Денис Галицкий, тем временем, не видит веских причин, которые загнали бы горожан под землю: в Перми нет ни острой транспортной проблемы, ни нехватки свободного пространства, считает блоггер. «Цели залезть под землю у инвесторов могут быть самыми непредсказуемыми», – замечает на это perfectmixer, хотя бы перенаправить людские потоки в очередной торговый центр. А isinda_bubuev считает подземное строительство весьма удобным обходным маневром для архитекторов и застройщиков «в эпоху презумпции виновности фасада»: «Так проще, быстрее, эффективнее, дешевле не обременять полезные площади фасадами, дабы не завязнуть на 15-20 лет с «вписанием в среду» и «сохранением ансамблей»».
 
На фоне этих робких шагов архитектурно-строительный рывок Китая последнего десятилетия, о котором пишет блоггер darrius, кажется фантастикой. Но еще более фантастично выглядят новые жилые районы и целые города, построенные лучшими архитектурными бюро и самыми передовыми технологиями «про запас»: в течение лет миллионы квадратных метров новостроек и километров шоссе остаются практически пустынными, а инфраструктурными объектами изредка пользуются только жители соседних старых районов. Впрочем, по словам darrius, китайцы тут не ошиблись: на фоне высоких темпов урбанизации нынешние «города-призраки» благополучно оживут уже через несколько лет. Блоггеры, между тем, остались под сильным впечатлением от увиденного: «Умеют же строить, и стиль есть, и цвета красивые, – пишет, например, maluh1. – Пенсионерам-проектировщикам нашего градостроения вот куда надо свой взор обратить». – «Не то что у нас в Минске: понатыкано мопидовских свечек в каждом дворе, а парковок, парков, детских площадок нет, – добавляет ACEBY, – стихийные ремонты одной левой, и город выглядит не как единый архитектурный комплекс, а как непонятно что». – «Подделывают целые европейские города. Вот это размах!» – замечает l.i.o.n. – «Европейские города-подделки просто великолепны», – соглашается Graffenwalder.

О настоящих шедеврах современной архитектуры, тем временем, пишет блоггер Илья Варламов, посвящая свой пост одному из лучших архитектурных фотографов прошлого века Эзре Столлеру. В эпоху цифры метод Столлера, который, по словам Варламова, вместо постобработки своих фотографий редактировал их в голове, «до нажатия на кнопку», может показаться архаичным. Тем не менее, результат, который он добивался тщательным обследованием и переживанием объекта съемки, даже современная аудитория нашла превосходным.

Архитектор Юрий Аввакумов в своем блоге на Сноб.ру пишет о новом конкурсе на разработку архитектурной концепции музейно-выставочного комплекса ГЦСИ. По мнению архитектора, ожидать достойного решения в пылу спешки и желания построить музей, по выражению министра культуры, «при нашей жизни», не стоит. Не поспособствовал результату и перенос объекта с Бауманской на Ходынку, уверен Аввакумов: упустив возможность разместить центр в пустующем производственном цеху, наподобие Тейт Модерн, Минкультуры теперь изрядно потратится на строительство «здания-скульптуры». И это вдвойне нелепо, считает Аввакумов, поскольку именно по этой причине в свое время «зарубили» проект Миндлина-Хазанова.
zooming
Музейно-выставочный комплекс ГЦСИ на Бауманской улице. Арх. М. Хазанов, М. Миндлин и др.
В блоге архитектора Евгения Асса на Фейсбук в это время рапортуют о том, как идет сооружение деревянных павильонов вернисажа в Парке Музеон. Уже сейчас видно, как сильно гнутые и симпатичные конструкции из лиственницы изменят привычный облик толкучки художников.

На третью волну летней практики по изучению и улучшению столичного благоустройства, тем временем, зовут активисты из «Городских проектов». В планах – пешеходная инфраструктура, московские дворы и подземные переходы. А в Самаре добровольцы продолжают свою миссию по обследованию разрушающихся памятников архитектуры. Как пишет в своем журнале блоггер golema, многие из опасных для мимо идущих пешеходов здания – не рядовые, не «гнилушки», а дома, построенные по проектам известных архитекторов, например, Федора Шехтеля, как бывший особняк Сурошникова.

14 Августа 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.