Москва–Кассиопея

В Большом зале Артплея открылась инсталляция Юрия Аввакумова, посвященная 60-летию Тотана Кузембаева – «Гравитация».

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
В зале, где Артплей как правило проводит лекции и конференции, пол выстлан войлоком. Из динамиков раздается то птичье пение, то степные ритмы. Войлок покрывает ряды искусственных холмов, между которыми можно ходить, а можно лежать, глядя на потолок. Из камер, установленных в зените войлочных куполов, на прикрепленные к потолку круглые диски проецируются слайды с фотографиями домов Тотана Кузембаева: получается похоже на планеты в небе. На балконе зала развешаны графические листы Тотана Кузембаева, все 1998 года, на всех мелко-мелко контуром нарисован город, издали похожий на орнамент восточного ковра, но на листах уложенный в строгие то геометрические, то орнаментальные фигуры преимущественно астрального характера: спирали, квадраты и диски.
Пространство инсталляции. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Графика Тотана Кузембаева. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
К юбилею и выставке издан каталог: завернутая в кусок войлока массивная книга с множеством картинок и минимумом текста. Слова (что-то вроде кураторского послания) написал Юрий Аввакумов. Здесь о детях, которые собрались дойти из степи до гор, поймали диких осликов, не дошли, вернулись – и о свойствах материалов по Витрувию. Про детей, про игрушечные кирпичики из глины, высушенные в спичечных коробках – реальные истории из детства Тотана Кузембаева, а Витрувий – он тут в некотором роде из-за гравитации (название, как следует из текста, предложил Тотан Кузембаев). Замысел инсталляции тоже практически расшифрован в кураторском послании: войлок – юрты, купола – степь, окошки с проекторами – отверстия «шанырак» в куполах юрт, «парящие изображения – город-мираж». Не очень понятно, как все-таки из гор, к которым шли дети, получился город – Аввакумов намекает на игру с корнями слов (гора–город) и тут же отвергает ее – в тюркских языках такого созвучия нет; город привязывается плохо, нелогично и все время норовит остаться в стороне (за горами?).
Круги на потолке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Строго говоря, замысел инсталляции (авторами значатся Юр. Аввакумов и Тотан Кузембаев) очень ясен: в ней зашифрован путь архитектора, те самые 60 лет от казахской степи до московских вилл и венецианских инсталляций. Путь космический, фантастичность которого с каждым годом становится все ощутимее. От казахской степи до московской элиты (а Тотан Кузембаев сейчас – безусловно архитектор элиты) – дистанция по нашим временам непредставимая, как от земли до звезд или как для детей из степного аула до гор. В своих интервью Кузембаев нередко рассказывает о том, как он приехал в Москву учиться на художника, узнал что в Строгановке надо «принести натюрморт», а он не знал, что такое натюрморт, и поэтому выбрал МАрхИ – институт, где натюрморта приносить не надо было. Согласитесь, в наше время эта история звучит совершенно безумно. Сейчас, прямо скажем, такое невозможно. Космично. 

Так вот и инсталляция с ее названием «Гравитация» – о преодолении тяготения. Внизу казахская степь, мы на ней лежим, она притягивает, как земля. Вверху – звезды (точнее космос, мелодия сфер, что-то из «тайны третьей планеты»), московские «звездные» (а они безусловно такие и есть) проекты Тотана Кузембаева. Путь казалось бы непреодолим, и между тем преодолен, архитектор не говорит как, архитектор немногословен и охотно рассказывает только истории из детства, но показать может – вот она, гравитация преодолена. И в то же время, будучи преодоленным, притяжение сохраняет свою силу: силу воспоминаний детства, инаковости и внеположности казахской степи по отношению к столичной московской и – шире – европейской реальности.

Между тем Тотан Кузембаев очень европейский архитектор, что хорошо видно и по его деревянным загородным домам (Кузембаев не строит в городе и как будто даже не стремится) и по всем другим его работам: объектам, инсталляциям, графике. Не знаю, как это возможно «без натюрморта» при поступлении, но этот архитектор впитал европейскую культуру со всеми ее нюансами лучше многих москвичей. Впитал включая европейскую (!) любовь к ориентализму, и здесь возникает парадокс: время от времени ориентализм европейского толка толкает архитектора к тому, чтобы использовать себя самого как восточную достопримечательность – подобно тому, как многие современные художники используют себя в качестве экспоната инсталляций (например, подвешиваясь к голом виде на дерево, что мы недавно наблюдали на «Архстоянии»). Тотан, впрочем, до крайностей никогда не доходит. Воспоминания детства становятся для него материалом инсталляции – он имеет полное прирожденное право на этот экзотический материал, больше чем его московские или европейские коллеги, – право пережитого. А материал ложится в объект как часть мозаики (в портфолио Тотана есть целая серия картин-мозаик, набранных из разных вещей: земли, зерен, виниловых пластинок, старых башмаков), где-то приживается может быть чересчур экзотично (например, 4 года назад на венецианской биеннале Кузембаев показывал юрту с запорожцем внутри, что символизировало кочевую природу востока–запада), а где-то получается искренним и уместным – как например сейчас. Во всяком случае день рождения это правильный повод для воспоминаний о детстве.

Дихотомия восток–запад хорошо прочитывается и здесь, даже если проанализировать пространственные ощущения. Лично мне войлочный ковер, перед которым надо снимать тапки, по ощущениям напомнил скорее не степь, а мечеть. (Хотя здесь можно было бы, к примеру, вспомнить Иисуса Навина и сказать, что, заставляя посетителей снять обувь Тотан таким образом предлагает почтить его родную землю – степь в ее символическом воплощении.) Купола с испускающими свет окошками похожи на кровлю восточного базара (или бани, или двора мечети), нам, москвичам, с детства знакомые по фотографиям Бухары и Самарканда, а теперь – по путешествиям в Стамбул. Впрочем никогда! – подчеркнем это здесь – никакие намеки на восточную архитектуру не были замечены в проектах Тотана Кузембаева.

С другой пространство зала, полумрак, музыка, видеопроекции, лежание на полу – это все совершенно определенно отсылает нас к ощущениям венецианской биеннале, мероприятия более чем европейского, никак не восточного. Как будто входишь в один из залов Арсенала. Здесь ясно читается «венецианский» почерк Юрия Аввакумова, который с некоторого времени стал измерять многие свои вещи тем или иным венецианским модулем (делая экспозицию «Зодчества», он подчеркнуто заложил туда размеры павильона России в Джардини).

Все вместе получилось космично: взгляд из казахской степи в вечность и до какой-то степени демонстрация способности человека, мечтающего о горах и звездах, легко преодолевать барьеры и расстояния.

Выставка продлится до 28 августа.
Отдельно планируется более подробная монографическая выставка в Музее архитектуры
.
Круги на потолке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Тотан Кузембаев (в центре) на открытии. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Лежащие на войлоке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Рельеф пола; видны лучи из проекторов. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Лежащие на войлоке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Рельеф войлочного пола. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Каталог Тотана Кузембаева в войлочной обертке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Каталог Тотана Кузембаева. Разворот. Фотография Ю.Тарабариной
Каталог Тотана Кузембаева. Разворот. Фотография Ю.Тарабариной


03 Августа 2013

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.

Сейчас на главной

Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.