Москва–Кассиопея

В Большом зале Артплея открылась инсталляция Юрия Аввакумова, посвященная 60-летию Тотана Кузембаева – «Гравитация».

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

03 Августа 2013
mainImg
В зале, где Артплей как правило проводит лекции и конференции, пол выстлан войлоком. Из динамиков раздается то птичье пение, то степные ритмы. Войлок покрывает ряды искусственных холмов, между которыми можно ходить, а можно лежать, глядя на потолок. Из камер, установленных в зените войлочных куполов, на прикрепленные к потолку круглые диски проецируются слайды с фотографиями домов Тотана Кузембаева: получается похоже на планеты в небе. На балконе зала развешаны графические листы Тотана Кузембаева, все 1998 года, на всех мелко-мелко контуром нарисован город, издали похожий на орнамент восточного ковра, но на листах уложенный в строгие то геометрические, то орнаментальные фигуры преимущественно астрального характера: спирали, квадраты и диски.
Пространство инсталляции. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Графика Тотана Кузембаева. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной

К юбилею и выставке издан каталог: завернутая в кусок войлока массивная книга с множеством картинок и минимумом текста. Слова (что-то вроде кураторского послания) написал Юрий Аввакумов. Здесь о детях, которые собрались дойти из степи до гор, поймали диких осликов, не дошли, вернулись – и о свойствах материалов по Витрувию. Про детей, про игрушечные кирпичики из глины, высушенные в спичечных коробках – реальные истории из детства Тотана Кузембаева, а Витрувий – он тут в некотором роде из-за гравитации (название, как следует из текста, предложил Тотан Кузембаев). Замысел инсталляции тоже практически расшифрован в кураторском послании: войлок – юрты, купола – степь, окошки с проекторами – отверстия «шанырак» в куполах юрт, «парящие изображения – город-мираж». Не очень понятно, как все-таки из гор, к которым шли дети, получился город – Аввакумов намекает на игру с корнями слов (гора–город) и тут же отвергает ее – в тюркских языках такого созвучия нет; город привязывается плохо, нелогично и все время норовит остаться в стороне (за горами?).
Круги на потолке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной

Строго говоря, замысел инсталляции (авторами значатся Юр. Аввакумов и Тотан Кузембаев) очень ясен: в ней зашифрован путь архитектора, те самые 60 лет от казахской степи до московских вилл и венецианских инсталляций. Путь космический, фантастичность которого с каждым годом становится все ощутимее. От казахской степи до московской элиты (а Тотан Кузембаев сейчас – безусловно архитектор элиты) – дистанция по нашим временам непредставимая, как от земли до звезд или как для детей из степного аула до гор. В своих интервью Кузембаев нередко рассказывает о том, как он приехал в Москву учиться на художника, узнал что в Строгановке надо «принести натюрморт», а он не знал, что такое натюрморт, и поэтому выбрал МАрхИ – институт, где натюрморта приносить не надо было. Согласитесь, в наше время эта история звучит совершенно безумно. Сейчас, прямо скажем, такое невозможно. Космично. 

Так вот и инсталляция с ее названием «Гравитация» – о преодолении тяготения. Внизу казахская степь, мы на ней лежим, она притягивает, как земля. Вверху – звезды (точнее космос, мелодия сфер, что-то из «тайны третьей планеты»), московские «звездные» (а они безусловно такие и есть) проекты Тотана Кузембаева. Путь казалось бы непреодолим, и между тем преодолен, архитектор не говорит как, архитектор немногословен и охотно рассказывает только истории из детства, но показать может – вот она, гравитация преодолена. И в то же время, будучи преодоленным, притяжение сохраняет свою силу: силу воспоминаний детства, инаковости и внеположности казахской степи по отношению к столичной московской и – шире – европейской реальности.

Между тем Тотан Кузембаев очень европейский архитектор, что хорошо видно и по его деревянным загородным домам (Кузембаев не строит в городе и как будто даже не стремится) и по всем другим его работам: объектам, инсталляциям, графике. Не знаю, как это возможно «без натюрморта» при поступлении, но этот архитектор впитал европейскую культуру со всеми ее нюансами лучше многих москвичей. Впитал включая европейскую (!) любовь к ориентализму, и здесь возникает парадокс: время от времени ориентализм европейского толка толкает архитектора к тому, чтобы использовать себя самого как восточную достопримечательность – подобно тому, как многие современные художники используют себя в качестве экспоната инсталляций (например, подвешиваясь к голом виде на дерево, что мы недавно наблюдали на «Архстоянии»). Тотан, впрочем, до крайностей никогда не доходит. Воспоминания детства становятся для него материалом инсталляции – он имеет полное прирожденное право на этот экзотический материал, больше чем его московские или европейские коллеги, – право пережитого. А материал ложится в объект как часть мозаики (в портфолио Тотана есть целая серия картин-мозаик, набранных из разных вещей: земли, зерен, виниловых пластинок, старых башмаков), где-то приживается может быть чересчур экзотично (например, 4 года назад на венецианской биеннале Кузембаев показывал юрту с запорожцем внутри, что символизировало кочевую природу востока–запада), а где-то получается искренним и уместным – как например сейчас. Во всяком случае день рождения это правильный повод для воспоминаний о детстве.

Дихотомия восток–запад хорошо прочитывается и здесь, даже если проанализировать пространственные ощущения. Лично мне войлочный ковер, перед которым надо снимать тапки, по ощущениям напомнил скорее не степь, а мечеть. (Хотя здесь можно было бы, к примеру, вспомнить Иисуса Навина и сказать, что, заставляя посетителей снять обувь Тотан таким образом предлагает почтить его родную землю – степь в ее символическом воплощении.) Купола с испускающими свет окошками похожи на кровлю восточного базара (или бани, или двора мечети), нам, москвичам, с детства знакомые по фотографиям Бухары и Самарканда, а теперь – по путешествиям в Стамбул. Впрочем никогда! – подчеркнем это здесь – никакие намеки на восточную архитектуру не были замечены в проектах Тотана Кузембаева.

С другой пространство зала, полумрак, музыка, видеопроекции, лежание на полу – это все совершенно определенно отсылает нас к ощущениям венецианской биеннале, мероприятия более чем европейского, никак не восточного. Как будто входишь в один из залов Арсенала. Здесь ясно читается «венецианский» почерк Юрия Аввакумова, который с некоторого времени стал измерять многие свои вещи тем или иным венецианским модулем (делая экспозицию «Зодчества», он подчеркнуто заложил туда размеры павильона России в Джардини).

Все вместе получилось космично: взгляд из казахской степи в вечность и до какой-то степени демонстрация способности человека, мечтающего о горах и звездах, легко преодолевать барьеры и расстояния.

Выставка продлится до 28 августа.
Отдельно планируется более подробная монографическая выставка в Музее архитектуры
.
Круги на потолке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Тотан Кузембаев (в центре) на открытии. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Лежащие на войлоке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Рельеф пола; видны лучи из проекторов. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Лежащие на войлоке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Рельеф войлочного пола. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Каталог Тотана Кузембаева в войлочной обертке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Каталог Тотана Кузембаева. Разворот. Фотография Ю.Тарабариной
Каталог Тотана Кузембаева. Разворот. Фотография Ю.Тарабариной


03 Августа 2013

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.