Москва–Кассиопея

В Большом зале Артплея открылась инсталляция Юрия Аввакумова, посвященная 60-летию Тотана Кузембаева – «Гравитация».

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
В зале, где Артплей как правило проводит лекции и конференции, пол выстлан войлоком. Из динамиков раздается то птичье пение, то степные ритмы. Войлок покрывает ряды искусственных холмов, между которыми можно ходить, а можно лежать, глядя на потолок. Из камер, установленных в зените войлочных куполов, на прикрепленные к потолку круглые диски проецируются слайды с фотографиями домов Тотана Кузембаева: получается похоже на планеты в небе. На балконе зала развешаны графические листы Тотана Кузембаева, все 1998 года, на всех мелко-мелко контуром нарисован город, издали похожий на орнамент восточного ковра, но на листах уложенный в строгие то геометрические, то орнаментальные фигуры преимущественно астрального характера: спирали, квадраты и диски.
Пространство инсталляции. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Графика Тотана Кузембаева. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной

К юбилею и выставке издан каталог: завернутая в кусок войлока массивная книга с множеством картинок и минимумом текста. Слова (что-то вроде кураторского послания) написал Юрий Аввакумов. Здесь о детях, которые собрались дойти из степи до гор, поймали диких осликов, не дошли, вернулись – и о свойствах материалов по Витрувию. Про детей, про игрушечные кирпичики из глины, высушенные в спичечных коробках – реальные истории из детства Тотана Кузембаева, а Витрувий – он тут в некотором роде из-за гравитации (название, как следует из текста, предложил Тотан Кузембаев). Замысел инсталляции тоже практически расшифрован в кураторском послании: войлок – юрты, купола – степь, окошки с проекторами – отверстия «шанырак» в куполах юрт, «парящие изображения – город-мираж». Не очень понятно, как все-таки из гор, к которым шли дети, получился город – Аввакумов намекает на игру с корнями слов (гора–город) и тут же отвергает ее – в тюркских языках такого созвучия нет; город привязывается плохо, нелогично и все время норовит остаться в стороне (за горами?).
Круги на потолке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной

Строго говоря, замысел инсталляции (авторами значатся Юр. Аввакумов и Тотан Кузембаев) очень ясен: в ней зашифрован путь архитектора, те самые 60 лет от казахской степи до московских вилл и венецианских инсталляций. Путь космический, фантастичность которого с каждым годом становится все ощутимее. От казахской степи до московской элиты (а Тотан Кузембаев сейчас – безусловно архитектор элиты) – дистанция по нашим временам непредставимая, как от земли до звезд или как для детей из степного аула до гор. В своих интервью Кузембаев нередко рассказывает о том, как он приехал в Москву учиться на художника, узнал что в Строгановке надо «принести натюрморт», а он не знал, что такое натюрморт, и поэтому выбрал МАрхИ – институт, где натюрморта приносить не надо было. Согласитесь, в наше время эта история звучит совершенно безумно. Сейчас, прямо скажем, такое невозможно. Космично. 

Так вот и инсталляция с ее названием «Гравитация» – о преодолении тяготения. Внизу казахская степь, мы на ней лежим, она притягивает, как земля. Вверху – звезды (точнее космос, мелодия сфер, что-то из «тайны третьей планеты»), московские «звездные» (а они безусловно такие и есть) проекты Тотана Кузембаева. Путь казалось бы непреодолим, и между тем преодолен, архитектор не говорит как, архитектор немногословен и охотно рассказывает только истории из детства, но показать может – вот она, гравитация преодолена. И в то же время, будучи преодоленным, притяжение сохраняет свою силу: силу воспоминаний детства, инаковости и внеположности казахской степи по отношению к столичной московской и – шире – европейской реальности.

Между тем Тотан Кузембаев очень европейский архитектор, что хорошо видно и по его деревянным загородным домам (Кузембаев не строит в городе и как будто даже не стремится) и по всем другим его работам: объектам, инсталляциям, графике. Не знаю, как это возможно «без натюрморта» при поступлении, но этот архитектор впитал европейскую культуру со всеми ее нюансами лучше многих москвичей. Впитал включая европейскую (!) любовь к ориентализму, и здесь возникает парадокс: время от времени ориентализм европейского толка толкает архитектора к тому, чтобы использовать себя самого как восточную достопримечательность – подобно тому, как многие современные художники используют себя в качестве экспоната инсталляций (например, подвешиваясь к голом виде на дерево, что мы недавно наблюдали на «Архстоянии»). Тотан, впрочем, до крайностей никогда не доходит. Воспоминания детства становятся для него материалом инсталляции – он имеет полное прирожденное право на этот экзотический материал, больше чем его московские или европейские коллеги, – право пережитого. А материал ложится в объект как часть мозаики (в портфолио Тотана есть целая серия картин-мозаик, набранных из разных вещей: земли, зерен, виниловых пластинок, старых башмаков), где-то приживается может быть чересчур экзотично (например, 4 года назад на венецианской биеннале Кузембаев показывал юрту с запорожцем внутри, что символизировало кочевую природу востока–запада), а где-то получается искренним и уместным – как например сейчас. Во всяком случае день рождения это правильный повод для воспоминаний о детстве.

Дихотомия восток–запад хорошо прочитывается и здесь, даже если проанализировать пространственные ощущения. Лично мне войлочный ковер, перед которым надо снимать тапки, по ощущениям напомнил скорее не степь, а мечеть. (Хотя здесь можно было бы, к примеру, вспомнить Иисуса Навина и сказать, что, заставляя посетителей снять обувь Тотан таким образом предлагает почтить его родную землю – степь в ее символическом воплощении.) Купола с испускающими свет окошками похожи на кровлю восточного базара (или бани, или двора мечети), нам, москвичам, с детства знакомые по фотографиям Бухары и Самарканда, а теперь – по путешествиям в Стамбул. Впрочем никогда! – подчеркнем это здесь – никакие намеки на восточную архитектуру не были замечены в проектах Тотана Кузембаева.

С другой пространство зала, полумрак, музыка, видеопроекции, лежание на полу – это все совершенно определенно отсылает нас к ощущениям венецианской биеннале, мероприятия более чем европейского, никак не восточного. Как будто входишь в один из залов Арсенала. Здесь ясно читается «венецианский» почерк Юрия Аввакумова, который с некоторого времени стал измерять многие свои вещи тем или иным венецианским модулем (делая экспозицию «Зодчества», он подчеркнуто заложил туда размеры павильона России в Джардини).

Все вместе получилось космично: взгляд из казахской степи в вечность и до какой-то степени демонстрация способности человека, мечтающего о горах и звездах, легко преодолевать барьеры и расстояния.

Выставка продлится до 28 августа.
Отдельно планируется более подробная монографическая выставка в Музее архитектуры
.
Круги на потолке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Тотан Кузембаев (в центре) на открытии. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Лежащие на войлоке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Рельеф пола; видны лучи из проекторов. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Лежащие на войлоке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Рельеф войлочного пола. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Каталог Тотана Кузембаева в войлочной обертке. Выставка «Гравитация». Фотография Ю.Тарабариной
Каталог Тотана Кузембаева. Разворот. Фотография Ю.Тарабариной
Каталог Тотана Кузембаева. Разворот. Фотография Ю.Тарабариной

03 Августа 2013

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Икона vs картина
Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Блеск и нищета городов
Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Постмодернизм до постмодернизма
Книга Анны Вяземцевой «Искусство тоталитарной Италии» – первый на русском языке подробный исторический труд об итальянской архитектуре, градостроительстве, изобразительном искусстве межвоенных лет.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Палладио между Набоковым и Борхесом
Рецензия на книгу Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий» и отрывки из двух глав: «Вилла Пойяна, или Новое доказательство бытия Божия» и «Вилла Бадоэр, или Первая заповедь искусства».
Сложности с основой основ
В издательстве Strelka Press вышла книга американского критика Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Автор стремился просветить широкую публику, но, как доказывает его труд, эта задача гораздо сложнее, чем может казаться.
Пролетая над городом
Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.
Мастер фасадов
Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Листья травы
О книге Валерия Нефедова «Как вернуть город людям», посвященной ландшафтному урбанизму и проблеме качества городской среды.
Пресса: Дом над болотом
В большом выставочном зале центра дизайна Artplay открылась выставка архитектора Тотана Кузембаева "Гравитация" — оммаж к 60-летию юбиляра сделан куратором Юрием Аввакумовым, старым другом и коллегой по "бумажной архитектуре", при поддержке фонда Исмаила Ахметова и галереи Musivum. Не смогла скрыть восхищения Анна Толстова.
Пресса: Гравитационное арт-вздутие пространства
Artplay ни на минуту не прекращает свою работу: он почти круглосуточно кишит всевозможными выставками, семинарами и мастер-классами. Здесь куча кафе, небольших магазинчиков со всякой всячиной. Но на третьем этаже одного из зданий бывшего завода тихо. И темно. Там появилось целое гравитационное поле — в Artplay начала работу выставка «Гравитация», приуроченная к 60-летию архитектора Тотана Кузембаева.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.