Возможное будущее

19 марта в Москве были подведены итоги конкурса на лучшее предпроектное решение архитектурно-градостроительного развития бывшей промзоны на Бережковской набережной. Победителем стало бюро «Меганом».

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg
Конкурс в октябре прошлого года объявила инвестиционно-финансовая компания LIRAL, в собственности которой и находится промзона общей площадью 26 га в столичном районе Дорогомилово. На карте Москвы эта территория обозначена традиционным для производственных зон серым пятном, размеры которого впечатляют. Оно протянулось от Киевского вокзала до Третьего транспортного кольца, занимая все пространство между железной дорогой и Бережковской набережной. По своим габаритам этот участок сопоставим с территорией «Красного Октября», впрочем не только площадь делает его чрезвычайно значимым с градостроительной точки зрения, но и само расположение. Близость к таким трассам, как ТТК и Кутузовский проспект, а также соседство с одним из крупнейших вокзалов столицы, сразу позволяют причислить эту промзону к числу транспортно доступных, а выход к Москва-реке и расположение прямо напротив Новодевичьего монастыря наделяет ее не только эффектными видами, но и возможностью самой активно участвовать в формировании речного фасада города. Собственно, именно поэтому регенерация участка, который по решению правительства Москвы в ближайшие годы будет освобожден от производства, и стала предметом конкурса.

При участии Союза архитекторов России компания LIRAL провела закрытое состязание, к участию в котором пригласила семь команд – «Архитектурное бюро Асадова», «Меганом», ТПО «Резерв», «АрхПроект-2», «Творческие мастерские» под руководством Михаила Шубенкова, а также авторские коллективы под руководством Павла Андреева (Моспроект-2) и Вадима Ленка (Моспроект-4). Конкурс носил характер предварительной консультации, т.е. его главной целью стало определение предварительных параметров и функций застройки, которые затем лягут в основу тендера на разработку документов территориального планирования. Нельзя не признать, что для российского девелопмента это практика довольно редкая: обычно застройщики советуются с маркетологами, а не архитекторами. LIRAL же решила на первом этапе сделать ставку на архитекторов и их видение развития площадки, посчитав, что начать реорганизацию такой территории необходимо с разработки именно архитектурно-градостроительной идеи, которую далее оптимизируют с точки зрения экономики и маркетинга. «На данном этапе мы намеренно не ставили архитекторам жестких ограничений и требований, а лишь поделились с ними своими соображениями о перспективах развития территории, – поясняет директор по маркетингу и продажам компании Всеволод Степанов, – поскольку хотели, чтобы они проявили максимально творческий подход и предложили решения, которые не только учтут особенности градостроительной ситуации, но и новые веяния в урбанистике и пространственно–планировочной архитектуре». 

Разрабатывая концепции застройки бывшей промзоны, все семь команд руководствовались схожими принципами. Во-первых, с учетом представленных заказчиком материалов, отражающих существующее положение,  всем архитекторам было очевидно, что на территории такой площади не может преобладать какая-то одна функция, поэтому каждый из них предложил свой сценарий многофункциональной застройки: жилье, офисы, всевозможные общественные пространства и сервисные службы – фактически, проекты различаются лишь их соотношением в границах участка. Во-вторых, все команды учли близость обширного природного комплекса, включающего территорию Парка им. Горького и долину реки Сетунь от Воробьевых гор. Конечно, с точки зрения пешеходной доступности они расположены далеко друг от друга, но Москва-река и ее набережные объединяют разрозненные парки в единую экосистему, поэтому решение продлить этот зеленый протуберанец в прежде совершенно лишенную какой-либо растительности часть города выглядело не только самым логичным, но и наиболее гуманным по отношению к проектируемой территории. Но, как говорится, дьявол в деталях: соотношение озелененных и застроенных территорий во всех проектах получилось разное.  

Самым экспериментальным в этом смысле можно назвать проект «Творческих мастерских» Михаила Шубенкова, который предусматривает создание на всей территории единой мегаструктуры бионических форм с холмистой озелененной кровлей. Внутри футуристического комплекса предполагается разместить культурно–выставочный комплекс международного класса, а также общественный, развлекательный и спортивный центры.
Проект «Творческих мастерских» Михаила Шубенкова

Едва ли не самую плотную и традиционно московскую застройку территории предложил коллектив под руководством Павла Андреева. Обнеся участок по внешнему периметру вспомогательными нежилыми функциями (так, от железной дороги новый район предполагается отделить буфером многоэтажных парковок с озелененными кровлями), архитекторы всю его основную площадь дробят на самодостаточные кварталы с благоустроенными внутренними дворами, образующими сквозные зеленые оси. Ближе к Киевскому вокзалу и не подлежащему сносу зданию ТЭЦ сгруппированы офисные здания, а между собой жилой и деловой районы связаны зеленым бульваром, который «простреливает» насквозь до Третьего транспортного кольца. Эта ось уравновешена перпендикуляром второго бульвара, выходящего к новому пешеходному мосту, который архитекторы предлагают перебросить к Новодевичьему монастырю.
zooming
Проект авторского коллектива под руководством Павла Андреева (Моспроект-2)

Кстати, стоит отметить, что почти все проекты так или иначе решали проблему связи нового района с городом: одни команды за счет моста через Москва-реку, другие с помощью создания перехода через железнодорожные пути. Пожалуй, наиболее масштабно этот вопрос проработало «Архитектурное бюро Асадова», предложив свое излюбленное решение – накрыть часть железнодорожных путей обитаемой платформой, на которой могут разместиться деловые, выставочные и иные функции общей площадью до 1 млн. кв.м. Соседство с ТТК, в свою очередь, породило эффектно изгибающийся дом-стену: выполняя роль шумозащитного экрана, он одновременно обеспечит своим жильцам панорамный вид на Воробьевы горы. А необходимость защиты от прилегающей ТЭЦ сподвигло архитекторов спроектировать в восточной части участка развитый культурно-общественный центр. Таким образом, выставив «форпосты» со всех неблагоприятных сторон, команда Асадова получила комфортное внутреннее пространство, где основные жилые и общественные площади размещены вокруг озера в обширном парке.
Проект «Архитектурного бюро Асадова»
Проект «Архитектурного бюро Асадова»

Живописный парк с озером и развитой системой дорожек в основу генплана положил и архитектор Владимир Плоткин. Каплевидная форма участка подчеркнута с помощью зеленых насаждений и компоновки основных объемов: в «воронке», ближе всего к ТЭЦ, ТПО «Резерв» размещает общественно-деловые здания, формирующие почти сплошной фронт застройки, тогда как жилые дома, наоборот, подчеркнуто разнесены друг от друга и от водоема расходятся в разные стороны словно лучи солнца. В этом проекте предусмотрено сразу два пешеходных моста – и через реку, и через железную дорогу, к станции метро «Студенческая», – причем авторы и на них высаживают невысокие деревья.
Проект ТПО «Резерв»
Проект ТПО «Резерв»

Обитаемая зеленая платформа и линейные здания стали главной темой и проекта, разработанного командой Вадима Ленка. Зигзагообразные полностью остекленные здания динамично и где-то даже хаотично врезаются в рукотворный ландшафт, образуя сложную систему дворов и скверов. Многие объемы приподняты на опоры, что, по замыслу авторов, сделает территорию комплекса более доступной для горожан, а сама экспрессивность генплана, видимо, призвана подчеркнуть его современность и близость к Москва-сити.
Проект авторского коллектива под руководством Вадима Ленка (Моспроект-4).

Многоэтажный дом-экран, образующий в плане букву М, есть и в проекте бюро «АрхПроект-2». Правда, команда Алексея Шутикова трактовала таким образом не жилое, а офисное здание, зигзагообразные корпуса которого защищают территорию от шума железной дороги. От малоэтажной жилой застройки оно отделено бульваром, часть которого проложено прямо сквозь офисные корпуса. Под углом 45 градусов к нему проложена пешеходная торговая улица – образованный этими осями «створ» и должен стать эпицентром общественной активности нового района, а местом их пересечения служит площадь, сформированная 2-3-х этажными объемами сохраняемых исторических зданий, которые предполагается объединить стеклянным фасадом стилобата.
Проект бюро «АрхПроект-2»

Проект победителя конкурса бюро «Меганом» от всех представленных выше концепций, пожалуй, отличается только одним – его авторы не сосредотачивались на создании целостного архитектурного образа регенерируемой территории. Наоборот, понимая, что участвуют в конкурсе-консультации, они сделали ставку на стратегию постепенного перепрофилирования бывшей промзоны методом создания отдельных кластеров. Архитектурное решение зданий здесь, например, не проработано вообще: на визуализациях «Меганома» мы видим условные белые параллелепипеды, конусы и цилиндры. Суть проекта – в том, как именно эти объемы распределены по территории и какие пространства образуют внутри участка. Как нам рассказал руководитель авторского коллектива архитектор Юрий Григорян, в основу концепции преобразования положена преемственная сетка улиц и внутриквартальных проездов, которая позволит промзоне перевоплощаться постепенно. «Меганом» не настаивает на полном сносе существующих строений – наоборот, на первых этапах реализации проекта бюро предусматривает сохранение большинства объемов и их «осовременивание» с помощью объектов временной архитектуры. Новые пешеходные связи «Меганом» предлагает создать со «Студенческой», станцией МЖД и противоположной набережной.

Проект бюро «Меганом»

«Сейчас это относительно тихое и незаметное место в городе, но оно способно «активироваться» – и с помощью создания хотя бы одного пешеходного моста, и благодаря появлению внутри этой зоны пешеходной улицы», – поясняет Юрий Григорян. Логичным развитием территории в этом контексте выглядит и ее значительное озеленение – не усложняя проект ни насыпными холмами, ни озелененными кровлями, архитекторы тем не менее находят способ привести деревья в каждый переулок и каждый двор. «Работа «Меганома» была признана лучшей именно благодаря своему сбалансированному урбанистическому подходу, – комментирует Всеволод Степанов. – Этот проект показывает не только итог развития территории, но и сам процесс, дает, если можно так выразиться, промежуточные снимки, позволяющие инвестору видеть регенерацию в динамике и то, как новые строения приходят на смену сложившейся застройке, в определенные интервалы времени гармонично сосуществуя между собой».

Проект бюро «Меганом»

Впрочем, победа «Меганома» в конкурсе-консультации еще не означает, что регенерация промзоны на Бережковской набережной будет реализована по сценарию, предложенному этим бюро. Подведя итоги состязания, компания LIRAL намерена подробно исследовать все полученные концепции, уже с учетом экономической и маркетинговой составляющих, а также консультаций с Москомархитектуры, и объединить наиболее интересные и эффективные решения в итоговом проекте, который должен быть разработан к середине 2014 года. 

03 Апреля 2013

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Победители конкурса на метро: MAParchitects
Представляем проект победителей конкурса на три станции метро — бюро MAParchitects — разработавших оригинальную концепцию «техногенного леса» для станции «Стромынка». Подробности проекта комментирует руководитель бюро Александр Порошкин.
Пресса: Победители конкурса на метро: ai-architects
Архитекторов необходимо привлекать к разработке архитектурной концепции станций метро еще на этапе проектирования. Тогда в проект можно будет заложить оригинальные решения, которые сделают передвижение пассажиров еще комфортнее и безопаснее, считают основатели бюро ai-architects Иван Колманок и Александр Томашенко. Их проект станции «Шереметьевская» победил в голосовании на портале «Активный гражданин».
Пресса: Финалисты конкурса на метро: PRIDE + A+3
Консорциум PRIDE + A+3, прошедший в финал международного конкурса на станции метрополитена «Шереметьевская», «Ржевская» и «Стромынка», отвечает на наш опросник про основные вызовы дизайна современных станций. Среди них — нормальная доступность, максимально подробная навигация и информации для туристов.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.