Возможное будущее

19 марта в Москве были подведены итоги конкурса на лучшее предпроектное решение архитектурно-градостроительного развития бывшей промзоны на Бережковской набережной. Победителем стало бюро «Меганом».

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg
Конкурс в октябре прошлого года объявила инвестиционно-финансовая компания LIRAL, в собственности которой и находится промзона общей площадью 26 га в столичном районе Дорогомилово. На карте Москвы эта территория обозначена традиционным для производственных зон серым пятном, размеры которого впечатляют. Оно протянулось от Киевского вокзала до Третьего транспортного кольца, занимая все пространство между железной дорогой и Бережковской набережной. По своим габаритам этот участок сопоставим с территорией «Красного Октября», впрочем не только площадь делает его чрезвычайно значимым с градостроительной точки зрения, но и само расположение. Близость к таким трассам, как ТТК и Кутузовский проспект, а также соседство с одним из крупнейших вокзалов столицы, сразу позволяют причислить эту промзону к числу транспортно доступных, а выход к Москва-реке и расположение прямо напротив Новодевичьего монастыря наделяет ее не только эффектными видами, но и возможностью самой активно участвовать в формировании речного фасада города. Собственно, именно поэтому регенерация участка, который по решению правительства Москвы в ближайшие годы будет освобожден от производства, и стала предметом конкурса.

При участии Союза архитекторов России компания LIRAL провела закрытое состязание, к участию в котором пригласила семь команд – «Архитектурное бюро Асадова», «Меганом», ТПО «Резерв», «АрхПроект-2», «Творческие мастерские» под руководством Михаила Шубенкова, а также авторские коллективы под руководством Павла Андреева (Моспроект-2) и Вадима Ленка (Моспроект-4). Конкурс носил характер предварительной консультации, т.е. его главной целью стало определение предварительных параметров и функций застройки, которые затем лягут в основу тендера на разработку документов территориального планирования. Нельзя не признать, что для российского девелопмента это практика довольно редкая: обычно застройщики советуются с маркетологами, а не архитекторами. LIRAL же решила на первом этапе сделать ставку на архитекторов и их видение развития площадки, посчитав, что начать реорганизацию такой территории необходимо с разработки именно архитектурно-градостроительной идеи, которую далее оптимизируют с точки зрения экономики и маркетинга. «На данном этапе мы намеренно не ставили архитекторам жестких ограничений и требований, а лишь поделились с ними своими соображениями о перспективах развития территории, – поясняет директор по маркетингу и продажам компании Всеволод Степанов, – поскольку хотели, чтобы они проявили максимально творческий подход и предложили решения, которые не только учтут особенности градостроительной ситуации, но и новые веяния в урбанистике и пространственно–планировочной архитектуре». 

Разрабатывая концепции застройки бывшей промзоны, все семь команд руководствовались схожими принципами. Во-первых, с учетом представленных заказчиком материалов, отражающих существующее положение,  всем архитекторам было очевидно, что на территории такой площади не может преобладать какая-то одна функция, поэтому каждый из них предложил свой сценарий многофункциональной застройки: жилье, офисы, всевозможные общественные пространства и сервисные службы – фактически, проекты различаются лишь их соотношением в границах участка. Во-вторых, все команды учли близость обширного природного комплекса, включающего территорию Парка им. Горького и долину реки Сетунь от Воробьевых гор. Конечно, с точки зрения пешеходной доступности они расположены далеко друг от друга, но Москва-река и ее набережные объединяют разрозненные парки в единую экосистему, поэтому решение продлить этот зеленый протуберанец в прежде совершенно лишенную какой-либо растительности часть города выглядело не только самым логичным, но и наиболее гуманным по отношению к проектируемой территории. Но, как говорится, дьявол в деталях: соотношение озелененных и застроенных территорий во всех проектах получилось разное.  

Самым экспериментальным в этом смысле можно назвать проект «Творческих мастерских» Михаила Шубенкова, который предусматривает создание на всей территории единой мегаструктуры бионических форм с холмистой озелененной кровлей. Внутри футуристического комплекса предполагается разместить культурно–выставочный комплекс международного класса, а также общественный, развлекательный и спортивный центры.
Проект «Творческих мастерских» Михаила Шубенкова

Едва ли не самую плотную и традиционно московскую застройку территории предложил коллектив под руководством Павла Андреева. Обнеся участок по внешнему периметру вспомогательными нежилыми функциями (так, от железной дороги новый район предполагается отделить буфером многоэтажных парковок с озелененными кровлями), архитекторы всю его основную площадь дробят на самодостаточные кварталы с благоустроенными внутренними дворами, образующими сквозные зеленые оси. Ближе к Киевскому вокзалу и не подлежащему сносу зданию ТЭЦ сгруппированы офисные здания, а между собой жилой и деловой районы связаны зеленым бульваром, который «простреливает» насквозь до Третьего транспортного кольца. Эта ось уравновешена перпендикуляром второго бульвара, выходящего к новому пешеходному мосту, который архитекторы предлагают перебросить к Новодевичьему монастырю.
zooming
Проект авторского коллектива под руководством Павла Андреева (Моспроект-2)

Кстати, стоит отметить, что почти все проекты так или иначе решали проблему связи нового района с городом: одни команды за счет моста через Москва-реку, другие с помощью создания перехода через железнодорожные пути. Пожалуй, наиболее масштабно этот вопрос проработало «Архитектурное бюро Асадова», предложив свое излюбленное решение – накрыть часть железнодорожных путей обитаемой платформой, на которой могут разместиться деловые, выставочные и иные функции общей площадью до 1 млн. кв.м. Соседство с ТТК, в свою очередь, породило эффектно изгибающийся дом-стену: выполняя роль шумозащитного экрана, он одновременно обеспечит своим жильцам панорамный вид на Воробьевы горы. А необходимость защиты от прилегающей ТЭЦ сподвигло архитекторов спроектировать в восточной части участка развитый культурно-общественный центр. Таким образом, выставив «форпосты» со всех неблагоприятных сторон, команда Асадова получила комфортное внутреннее пространство, где основные жилые и общественные площади размещены вокруг озера в обширном парке.
Проект «Архитектурного бюро Асадова»
Проект «Архитектурного бюро Асадова»

Живописный парк с озером и развитой системой дорожек в основу генплана положил и архитектор Владимир Плоткин. Каплевидная форма участка подчеркнута с помощью зеленых насаждений и компоновки основных объемов: в «воронке», ближе всего к ТЭЦ, ТПО «Резерв» размещает общественно-деловые здания, формирующие почти сплошной фронт застройки, тогда как жилые дома, наоборот, подчеркнуто разнесены друг от друга и от водоема расходятся в разные стороны словно лучи солнца. В этом проекте предусмотрено сразу два пешеходных моста – и через реку, и через железную дорогу, к станции метро «Студенческая», – причем авторы и на них высаживают невысокие деревья.
Проект ТПО «Резерв»
Проект ТПО «Резерв»

Обитаемая зеленая платформа и линейные здания стали главной темой и проекта, разработанного командой Вадима Ленка. Зигзагообразные полностью остекленные здания динамично и где-то даже хаотично врезаются в рукотворный ландшафт, образуя сложную систему дворов и скверов. Многие объемы приподняты на опоры, что, по замыслу авторов, сделает территорию комплекса более доступной для горожан, а сама экспрессивность генплана, видимо, призвана подчеркнуть его современность и близость к Москва-сити.
Проект авторского коллектива под руководством Вадима Ленка (Моспроект-4).

Многоэтажный дом-экран, образующий в плане букву М, есть и в проекте бюро «АрхПроект-2». Правда, команда Алексея Шутикова трактовала таким образом не жилое, а офисное здание, зигзагообразные корпуса которого защищают территорию от шума железной дороги. От малоэтажной жилой застройки оно отделено бульваром, часть которого проложено прямо сквозь офисные корпуса. Под углом 45 градусов к нему проложена пешеходная торговая улица – образованный этими осями «створ» и должен стать эпицентром общественной активности нового района, а местом их пересечения служит площадь, сформированная 2-3-х этажными объемами сохраняемых исторических зданий, которые предполагается объединить стеклянным фасадом стилобата.
Проект бюро «АрхПроект-2»

Проект победителя конкурса бюро «Меганом» от всех представленных выше концепций, пожалуй, отличается только одним – его авторы не сосредотачивались на создании целостного архитектурного образа регенерируемой территории. Наоборот, понимая, что участвуют в конкурсе-консультации, они сделали ставку на стратегию постепенного перепрофилирования бывшей промзоны методом создания отдельных кластеров. Архитектурное решение зданий здесь, например, не проработано вообще: на визуализациях «Меганома» мы видим условные белые параллелепипеды, конусы и цилиндры. Суть проекта – в том, как именно эти объемы распределены по территории и какие пространства образуют внутри участка. Как нам рассказал руководитель авторского коллектива архитектор Юрий Григорян, в основу концепции преобразования положена преемственная сетка улиц и внутриквартальных проездов, которая позволит промзоне перевоплощаться постепенно. «Меганом» не настаивает на полном сносе существующих строений – наоборот, на первых этапах реализации проекта бюро предусматривает сохранение большинства объемов и их «осовременивание» с помощью объектов временной архитектуры. Новые пешеходные связи «Меганом» предлагает создать со «Студенческой», станцией МЖД и противоположной набережной.

Проект бюро «Меганом»

«Сейчас это относительно тихое и незаметное место в городе, но оно способно «активироваться» – и с помощью создания хотя бы одного пешеходного моста, и благодаря появлению внутри этой зоны пешеходной улицы», – поясняет Юрий Григорян. Логичным развитием территории в этом контексте выглядит и ее значительное озеленение – не усложняя проект ни насыпными холмами, ни озелененными кровлями, архитекторы тем не менее находят способ привести деревья в каждый переулок и каждый двор. «Работа «Меганома» была признана лучшей именно благодаря своему сбалансированному урбанистическому подходу, – комментирует Всеволод Степанов. – Этот проект показывает не только итог развития территории, но и сам процесс, дает, если можно так выразиться, промежуточные снимки, позволяющие инвестору видеть регенерацию в динамике и то, как новые строения приходят на смену сложившейся застройке, в определенные интервалы времени гармонично сосуществуя между собой».

Проект бюро «Меганом»

Впрочем, победа «Меганома» в конкурсе-консультации еще не означает, что регенерация промзоны на Бережковской набережной будет реализована по сценарию, предложенному этим бюро. Подведя итоги состязания, компания LIRAL намерена подробно исследовать все полученные концепции, уже с учетом экономической и маркетинговой составляющих, а также консультаций с Москомархитектуры, и объединить наиболее интересные и эффективные решения в итоговом проекте, который должен быть разработан к середине 2014 года. 


03 Апреля 2013

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Архитектурные конкурсы. Москва

Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Главная улица
Представляем проекты победителя, бюро «План_Б», и финалистов конкурса на концепцию благоустройства московских улиц Тверская и 1-я Тверская-Ямская.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Пресса: Herzog & de Meuron возведут придорожную церковь – первую...
Вместо заправки и ресторана — придорожный храм, спроектированный не кем-нибудь, а Herzog & de Meuron. Расположена церковь будет в кантоне Граубюнден на скоростной межрегиональной автомагистрали A13 близ города Андеер, ведущей в сторону перевала Сан-Бернардино, важнейшего транспортного узла в Альпах.
Марина Игнатушко: «Наш рейтинг – не про абсолютные...
Говорим с куратором, организатором и вдохновителем Нижегородского архитектурного рейтинга – единственной российской архитектурной премии, которой удается сохранять несерьезность; ведь победившее здание съедают в виде торта.
Опалубка для экзоскелета
Жилая башня One Thousand Museum в Майами по проекту Zaha Hadid Architects получила вынесенную на фасад бетонную конструкцию с постоянной опалубкой из стеклофибробетона.
Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.