Очерк 6. Поиски будущего в прошлом

Продолжаем публикацию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина. Сегодня о том, можно ли создать новый город, копируя старый.

author pht

Автор текста:
Александр Ложкин

13 Марта 2013
mainImg
На вопрос, как создать городскую среду, качество которой было бы сравнимым с качеством традиционного европейского города, есть очень простой, кажущийся очевидным ответ: надо эту среду скопировать. Если почти полуторавековой опыт градостроительных экспериментов так и не дал положительных результатов, не стоит ли их отбросить и вернуться к проверенным предыдущими пятью столетиями схемам – в домашинную эру? Эти идеи стали весьма популярны в конце 1970 – начале 80-х годов после выхода книги Чарльза Дженкса «Язык архитектуры постмодернизма» [1].

Пожалуй, самый известный пример историзма в градостроительстве – Паундбери, предместье Дорчестера, городка на юге Великобритании. Проект этот возник благодаря поддержке принца Чарльза, большого любителя классической архитектуры и нелюбителя современной. Ещё в 1984 году на праздновании 150-летия Королевского института британских архитекторов RIBA он выступил с жесткой критикой модернистской и постмодернистской архитектуры, за что был подвергнут обструкции со стороны этих самых британских архитекторов. Тогда он решил доказать правильность своих идей на практике.
zooming
Александр Ложкин. Фотография Андрея Павлычева
Чарльз, принц Уэльский. Фотография Александра Ложкина

В Великобритании казна не участвует в покрытии расходов членов королевской семьи с 1337 года, когда король Эдуард III не пожелал оплачивать расходы своего сына и выделил ему земли в управление. Ныне земли герцогства Корнуэл принадлежат принцу Чарльзу, и именно на них он решил провести свой эксперимент. Концепция мастер-плана, разработка которого была поручена Леону Крие, следует написанной принцем книге «Взгляд на Британию. Личное видение архитектуры» [2].
Дорчестер. Паундбери находится в западной части города. Источник: Google maps

Паундбери в 2010 году. Источник: Google maps

Генплан Дорчестера. В западной части города – территория Паундбери. Источник: http://www.colummulhern.lu

Мастер-план Паундбери. Источник: http://www.colummulhern.lu

В Паундбери повторены планировочные принципы традиционного средневекового города; плотность застройки здесь примерно вдвое выше, чем в старых частях Дорчестера. Функциональное зонирование отсутствует, городская среда образуется смешением торговых лавок, небольших предприятий, медицинских учреждений, офисов (в 2009 году в городке работало около 70 компаний), частного и социального жилья (последнего, согласно проекту, должно быть построено не менее 20%). По задумке авторов, это должно позволить избежать проблем функциональной и социальной дифференциации. Организация городской среды здесь ведется по принципам, очень схожим с идеями «нового урбанизма», о которых я писал в предыдущей части «Очерков». Здесь также существует абсолютный приоритет пешехода на улицах – тротуары на многих улицах даже не отделены от проезжей части и автомобилисты вынуждены подчиняться неторопливому ритму их прогулок. Но есть и явные отличия: в Паундбери обязательным условием нового строительства является историчность во всём: в планировочных решениях, архетипах, образах, применяемых строительных и отделочных материалах. Здесь отсутствует реклама и многие другие признаки современных городов. Система регулирования градостроительных процессов и хозяйственной деятельности схожа с той, что установлена в охраняемых британским государством центрах исторических городов. Poundbury Building Code детально прописывает, какими могут быть пристройки к зданиям, материалы стен, крыш и архитектурных деталей, перемычки окон и дверей, системы водостоков, камины, окна, двери, сады, заборы – вплоть до того, что камень для строительства можно брать лишь в четырех местных карьерах, а кирпичи укладывать английским либо фламандским способом [3].
Паундбери. Фотография с сайта http://www.colummulhern.lu

План города был разработан Леоном Крие ещё в конце 1980-х годов, а строительство началось в октябре 1993 года и продолжается по сию пору. Ожидается, что все четыре очереди будут закончены в течение 25 лет, всего будет построено 2,5 тысячи домов для 6 тысяч человек. Пока реализовать идею десятиминутной доступности рабочих мест для жителей Паундбери не получается: трудоустроиться непосредственно в городке удается лишь 16% жителей, большая часть населения вынуждена ездить на работу в Дорчестер. Паундбери очень популярен среди пенсионеров, они составляют 40% населения [3].
zooming
Паундбери. Фотография с сайта http://www.poundbury.info

Строительство Паундбери вызвало массу подражаний во всем мире; в Шанхае была попросту построена его точная копия. Не обошла эта волна и Россию.

Пожалуй, самым ярким образцом «паундберизма» в нашей стране является поселок Ивакино-Покровское недалеко от аэропорта Шереметьево, построенный по проекту Максима Атаянца.
zooming
Ивакино-Покровское. Рисунок Максима Атаянца

Ивакино-Покровское. Рисунок Максима Атаянца

Ивакино-Покровское внешне напоминает Паундбери, правда типология зданий в нем не столь широка – фактически тиражируются всего четыре типа таунхауса (вероятно, девелоперу кажется, что так проще организовать продажи), а разнообразие достигается окраской домов в шесть стандартных цветов, использованием нескольких наборов деталей для внешнего оформления и применением приемов внешнего благоустройства, характерных для старых европейских городов.
zooming
Ивакино-Покровское. Фотография с сайта http://ivakino.urbangroup.ru

Ивакино оказалось коммерчески вполне успешным проектом – его строительство помогло девелоперу благополучно пережить кризис 2008 года, и сегодня здесь нет ни одного непроданного таунхауса. Однако, когда начинаешь не внешне, а содержательно сравнивать Ивакино-Покровское с Паундбери, обнаруживаешь, что они похожи лишь внешне. Ивакино на самом деле типичный подмосковный «спальный» посёлок, лишь прикидывающийся городом. Ни о каком смешении функций, десятиминутной доступности мест работы и обслуживания и, тем более, социальном смешении здесь речи и не идёт – в поселке нет ничего, кроме жилья. Жителям некуда ходить, они привыкли ездить в автомобилях на работу, за развлечениями и покупками – поэтому улицы и скамейки на бульварах остаются пустыми. Лишь в страшном сне риэлтору может присниться появление в таком месте социального жилья – как оно отразится на продажах?
zooming
Ивакино-Покровское. Илл. с сайта http://ivakino.urbangroup.ru

Генеральный план окончательно расставляет всё на свои места. Это gated community, надёжно отгородившееся от соседей заборами, игнорирующее их присутствие. Здесь попытались смоделировать традиционный город, но пока не поняли, что копирования лишь внешнего облика для этого недостаточно. Среда определяется не только архетипами зданий, улиц, площадей, бульваров, но и городской жизнью, которая в этих зданиях, на площадях и бульварах кипит. Если такой жизни нет, то вместо города мы получим лишь подобие римских руин, вдохновлявших Максима Атаянца при проектировании.

Вопрос, который естественным образом возникает, когда исследуешь феномены градостроительного историзма, подобные Паундбери и Ивакино-Покровскому: а необходимо ли для того, чтобы получить в современном городе качество, сопоставимое с качеством старых городов, столь тщательно копировать их стилистические признаки – тем более, если оказывается, что не только они определяют это самое качество? Можно ли средствами современной архитектуры его достичь? Об этом в следующей серии очерков.


[1] Jenks, Charles A. The Language of Post-modern Architecture. Rizzoli, 1977 = Дженкс, Чарльз А. Язык архитектуры постмодернизма / Под ред. А.В. Рябушина. В.Л. Хайта. М.: Стройиздат, 1985.

[2] Charles, Prince of Wales. A Vision of Britain: A Personal View of Architecture. London: Doubleday, 1989

[3] Евгения Харитонова. Код Паундбери // EC-A.RU. URL: http://www.ec-a.ru/index.php?mn=razdel&mns=q29zp9txeas7p_ru

См. также: Григорий Ревзин. Город миллионеров из жилья для бедных // Проект Классика, XXIV-MMVIII. URL: http://www.projectclassica.ru/m_classik/24_2008/24_classik_01.htm


13 Марта 2013

author pht

Автор текста:

Александр Ложкин
comments powered by HyperComments
Очерк 5. Город как организм
О протестах против Афинской хартии, рейтинге городов и принципах нового урбанизма. Продолжаем публиковать серию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина.
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.