Очерк 6. Поиски будущего в прошлом

Продолжаем публикацию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина. Сегодня о том, можно ли создать новый город, копируя старый.

mainImg
На вопрос, как создать городскую среду, качество которой было бы сравнимым с качеством традиционного европейского города, есть очень простой, кажущийся очевидным ответ: надо эту среду скопировать. Если почти полуторавековой опыт градостроительных экспериментов так и не дал положительных результатов, не стоит ли их отбросить и вернуться к проверенным предыдущими пятью столетиями схемам – в домашинную эру? Эти идеи стали весьма популярны в конце 1970 – начале 80-х годов после выхода книги Чарльза Дженкса «Язык архитектуры постмодернизма» [1].

Пожалуй, самый известный пример историзма в градостроительстве – Паундбери, предместье Дорчестера, городка на юге Великобритании. Проект этот возник благодаря поддержке принца Чарльза, большого любителя классической архитектуры и нелюбителя современной. Ещё в 1984 году на праздновании 150-летия Королевского института британских архитекторов RIBA он выступил с жесткой критикой модернистской и постмодернистской архитектуры, за что был подвергнут обструкции со стороны этих самых британских архитекторов. Тогда он решил доказать правильность своих идей на практике.
zooming
Александр Ложкин. Фотография Андрея Павлычева
Чарльз, принц Уэльский. Фотография Александра Ложкина

В Великобритании казна не участвует в покрытии расходов членов королевской семьи с 1337 года, когда король Эдуард III не пожелал оплачивать расходы своего сына и выделил ему земли в управление. Ныне земли герцогства Корнуэл принадлежат принцу Чарльзу, и именно на них он решил провести свой эксперимент. Концепция мастер-плана, разработка которого была поручена Леону Крие, следует написанной принцем книге «Взгляд на Британию. Личное видение архитектуры» [2].
Дорчестер. Паундбери находится в западной части города. Источник: Google maps

Паундбери в 2010 году. Источник: Google maps

Генплан Дорчестера. В западной части города – территория Паундбери. Источник: http://www.colummulhern.lu

Мастер-план Паундбери. Источник: http://www.colummulhern.lu

В Паундбери повторены планировочные принципы традиционного средневекового города; плотность застройки здесь примерно вдвое выше, чем в старых частях Дорчестера. Функциональное зонирование отсутствует, городская среда образуется смешением торговых лавок, небольших предприятий, медицинских учреждений, офисов (в 2009 году в городке работало около 70 компаний), частного и социального жилья (последнего, согласно проекту, должно быть построено не менее 20%). По задумке авторов, это должно позволить избежать проблем функциональной и социальной дифференциации. Организация городской среды здесь ведется по принципам, очень схожим с идеями «нового урбанизма», о которых я писал в предыдущей части «Очерков». Здесь также существует абсолютный приоритет пешехода на улицах – тротуары на многих улицах даже не отделены от проезжей части и автомобилисты вынуждены подчиняться неторопливому ритму их прогулок. Но есть и явные отличия: в Паундбери обязательным условием нового строительства является историчность во всём: в планировочных решениях, архетипах, образах, применяемых строительных и отделочных материалах. Здесь отсутствует реклама и многие другие признаки современных городов. Система регулирования градостроительных процессов и хозяйственной деятельности схожа с той, что установлена в охраняемых британским государством центрах исторических городов. Poundbury Building Code детально прописывает, какими могут быть пристройки к зданиям, материалы стен, крыш и архитектурных деталей, перемычки окон и дверей, системы водостоков, камины, окна, двери, сады, заборы – вплоть до того, что камень для строительства можно брать лишь в четырех местных карьерах, а кирпичи укладывать английским либо фламандским способом [3].
Паундбери. Фотография с сайта http://www.colummulhern.lu

План города был разработан Леоном Крие ещё в конце 1980-х годов, а строительство началось в октябре 1993 года и продолжается по сию пору. Ожидается, что все четыре очереди будут закончены в течение 25 лет, всего будет построено 2,5 тысячи домов для 6 тысяч человек. Пока реализовать идею десятиминутной доступности рабочих мест для жителей Паундбери не получается: трудоустроиться непосредственно в городке удается лишь 16% жителей, большая часть населения вынуждена ездить на работу в Дорчестер. Паундбери очень популярен среди пенсионеров, они составляют 40% населения [3].
zooming
Паундбери. Фотография с сайта http://www.poundbury.info

Строительство Паундбери вызвало массу подражаний во всем мире; в Шанхае была попросту построена его точная копия. Не обошла эта волна и Россию.

Пожалуй, самым ярким образцом «паундберизма» в нашей стране является поселок Ивакино-Покровское недалеко от аэропорта Шереметьево, построенный по проекту Максима Атаянца.
zooming
Ивакино-Покровское. Рисунок Максима Атаянца

Ивакино-Покровское. Рисунок Максима Атаянца

Ивакино-Покровское внешне напоминает Паундбери, правда типология зданий в нем не столь широка – фактически тиражируются всего четыре типа таунхауса (вероятно, девелоперу кажется, что так проще организовать продажи), а разнообразие достигается окраской домов в шесть стандартных цветов, использованием нескольких наборов деталей для внешнего оформления и применением приемов внешнего благоустройства, характерных для старых европейских городов.
zooming
Ивакино-Покровское. Фотография с сайта http://ivakino.urbangroup.ru

Ивакино оказалось коммерчески вполне успешным проектом – его строительство помогло девелоперу благополучно пережить кризис 2008 года, и сегодня здесь нет ни одного непроданного таунхауса. Однако, когда начинаешь не внешне, а содержательно сравнивать Ивакино-Покровское с Паундбери, обнаруживаешь, что они похожи лишь внешне. Ивакино на самом деле типичный подмосковный «спальный» посёлок, лишь прикидывающийся городом. Ни о каком смешении функций, десятиминутной доступности мест работы и обслуживания и, тем более, социальном смешении здесь речи и не идёт – в поселке нет ничего, кроме жилья. Жителям некуда ходить, они привыкли ездить в автомобилях на работу, за развлечениями и покупками – поэтому улицы и скамейки на бульварах остаются пустыми. Лишь в страшном сне риэлтору может присниться появление в таком месте социального жилья – как оно отразится на продажах?
zooming
Ивакино-Покровское. Илл. с сайта http://ivakino.urbangroup.ru

Генеральный план окончательно расставляет всё на свои места. Это gated community, надёжно отгородившееся от соседей заборами, игнорирующее их присутствие. Здесь попытались смоделировать традиционный город, но пока не поняли, что копирования лишь внешнего облика для этого недостаточно. Среда определяется не только архетипами зданий, улиц, площадей, бульваров, но и городской жизнью, которая в этих зданиях, на площадях и бульварах кипит. Если такой жизни нет, то вместо города мы получим лишь подобие римских руин, вдохновлявших Максима Атаянца при проектировании.

Вопрос, который естественным образом возникает, когда исследуешь феномены градостроительного историзма, подобные Паундбери и Ивакино-Покровскому: а необходимо ли для того, чтобы получить в современном городе качество, сопоставимое с качеством старых городов, столь тщательно копировать их стилистические признаки – тем более, если оказывается, что не только они определяют это самое качество? Можно ли средствами современной архитектуры его достичь? Об этом в следующей серии очерков.


[1] Jenks, Charles A. The Language of Post-modern Architecture. Rizzoli, 1977 = Дженкс, Чарльз А. Язык архитектуры постмодернизма / Под ред. А.В. Рябушина. В.Л. Хайта. М.: Стройиздат, 1985.

[2] Charles, Prince of Wales. A Vision of Britain: A Personal View of Architecture. London: Doubleday, 1989

[3] Евгения Харитонова. Код Паундбери // EC-A.RU. URL: http://www.ec-a.ru/index.php?mn=razdel&mns=q29zp9txeas7p_ru

См. также: Григорий Ревзин. Город миллионеров из жилья для бедных // Проект Классика, XXIV-MMVIII. URL: http://www.projectclassica.ru/m_classik/24_2008/24_classik_01.htm

13 Марта 2013

Очерк 5. Город как организм
О протестах против Афинской хартии, рейтинге городов и принципах нового урбанизма. Продолжаем публиковать серию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.