Очерк 6. Поиски будущего в прошлом

Продолжаем публикацию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина. Сегодня о том, можно ли создать новый город, копируя старый.

Александр Ложкин

Автор текста:
Александр Ложкин

13 Марта 2013
mainImg
На вопрос, как создать городскую среду, качество которой было бы сравнимым с качеством традиционного европейского города, есть очень простой, кажущийся очевидным ответ: надо эту среду скопировать. Если почти полуторавековой опыт градостроительных экспериментов так и не дал положительных результатов, не стоит ли их отбросить и вернуться к проверенным предыдущими пятью столетиями схемам – в домашинную эру? Эти идеи стали весьма популярны в конце 1970 – начале 80-х годов после выхода книги Чарльза Дженкса «Язык архитектуры постмодернизма» [1].

Пожалуй, самый известный пример историзма в градостроительстве – Паундбери, предместье Дорчестера, городка на юге Великобритании. Проект этот возник благодаря поддержке принца Чарльза, большого любителя классической архитектуры и нелюбителя современной. Ещё в 1984 году на праздновании 150-летия Королевского института британских архитекторов RIBA он выступил с жесткой критикой модернистской и постмодернистской архитектуры, за что был подвергнут обструкции со стороны этих самых британских архитекторов. Тогда он решил доказать правильность своих идей на практике.
zooming
Александр Ложкин. Фотография Андрея Павлычева
Чарльз, принц Уэльский. Фотография Александра Ложкина

В Великобритании казна не участвует в покрытии расходов членов королевской семьи с 1337 года, когда король Эдуард III не пожелал оплачивать расходы своего сына и выделил ему земли в управление. Ныне земли герцогства Корнуэл принадлежат принцу Чарльзу, и именно на них он решил провести свой эксперимент. Концепция мастер-плана, разработка которого была поручена Леону Крие, следует написанной принцем книге «Взгляд на Британию. Личное видение архитектуры» [2].
Дорчестер. Паундбери находится в западной части города. Источник: Google maps

Паундбери в 2010 году. Источник: Google maps

Генплан Дорчестера. В западной части города – территория Паундбери. Источник: http://www.colummulhern.lu

Мастер-план Паундбери. Источник: http://www.colummulhern.lu

В Паундбери повторены планировочные принципы традиционного средневекового города; плотность застройки здесь примерно вдвое выше, чем в старых частях Дорчестера. Функциональное зонирование отсутствует, городская среда образуется смешением торговых лавок, небольших предприятий, медицинских учреждений, офисов (в 2009 году в городке работало около 70 компаний), частного и социального жилья (последнего, согласно проекту, должно быть построено не менее 20%). По задумке авторов, это должно позволить избежать проблем функциональной и социальной дифференциации. Организация городской среды здесь ведется по принципам, очень схожим с идеями «нового урбанизма», о которых я писал в предыдущей части «Очерков». Здесь также существует абсолютный приоритет пешехода на улицах – тротуары на многих улицах даже не отделены от проезжей части и автомобилисты вынуждены подчиняться неторопливому ритму их прогулок. Но есть и явные отличия: в Паундбери обязательным условием нового строительства является историчность во всём: в планировочных решениях, архетипах, образах, применяемых строительных и отделочных материалах. Здесь отсутствует реклама и многие другие признаки современных городов. Система регулирования градостроительных процессов и хозяйственной деятельности схожа с той, что установлена в охраняемых британским государством центрах исторических городов. Poundbury Building Code детально прописывает, какими могут быть пристройки к зданиям, материалы стен, крыш и архитектурных деталей, перемычки окон и дверей, системы водостоков, камины, окна, двери, сады, заборы – вплоть до того, что камень для строительства можно брать лишь в четырех местных карьерах, а кирпичи укладывать английским либо фламандским способом [3].
Паундбери. Фотография с сайта http://www.colummulhern.lu

План города был разработан Леоном Крие ещё в конце 1980-х годов, а строительство началось в октябре 1993 года и продолжается по сию пору. Ожидается, что все четыре очереди будут закончены в течение 25 лет, всего будет построено 2,5 тысячи домов для 6 тысяч человек. Пока реализовать идею десятиминутной доступности рабочих мест для жителей Паундбери не получается: трудоустроиться непосредственно в городке удается лишь 16% жителей, большая часть населения вынуждена ездить на работу в Дорчестер. Паундбери очень популярен среди пенсионеров, они составляют 40% населения [3].
zooming
Паундбери. Фотография с сайта http://www.poundbury.info

Строительство Паундбери вызвало массу подражаний во всем мире; в Шанхае была попросту построена его точная копия. Не обошла эта волна и Россию.

Пожалуй, самым ярким образцом «паундберизма» в нашей стране является поселок Ивакино-Покровское недалеко от аэропорта Шереметьево, построенный по проекту Максима Атаянца.
zooming
Ивакино-Покровское. Рисунок Максима Атаянца

Ивакино-Покровское. Рисунок Максима Атаянца

Ивакино-Покровское внешне напоминает Паундбери, правда типология зданий в нем не столь широка – фактически тиражируются всего четыре типа таунхауса (вероятно, девелоперу кажется, что так проще организовать продажи), а разнообразие достигается окраской домов в шесть стандартных цветов, использованием нескольких наборов деталей для внешнего оформления и применением приемов внешнего благоустройства, характерных для старых европейских городов.
zooming
Ивакино-Покровское. Фотография с сайта http://ivakino.urbangroup.ru

Ивакино оказалось коммерчески вполне успешным проектом – его строительство помогло девелоперу благополучно пережить кризис 2008 года, и сегодня здесь нет ни одного непроданного таунхауса. Однако, когда начинаешь не внешне, а содержательно сравнивать Ивакино-Покровское с Паундбери, обнаруживаешь, что они похожи лишь внешне. Ивакино на самом деле типичный подмосковный «спальный» посёлок, лишь прикидывающийся городом. Ни о каком смешении функций, десятиминутной доступности мест работы и обслуживания и, тем более, социальном смешении здесь речи и не идёт – в поселке нет ничего, кроме жилья. Жителям некуда ходить, они привыкли ездить в автомобилях на работу, за развлечениями и покупками – поэтому улицы и скамейки на бульварах остаются пустыми. Лишь в страшном сне риэлтору может присниться появление в таком месте социального жилья – как оно отразится на продажах?
zooming
Ивакино-Покровское. Илл. с сайта http://ivakino.urbangroup.ru

Генеральный план окончательно расставляет всё на свои места. Это gated community, надёжно отгородившееся от соседей заборами, игнорирующее их присутствие. Здесь попытались смоделировать традиционный город, но пока не поняли, что копирования лишь внешнего облика для этого недостаточно. Среда определяется не только архетипами зданий, улиц, площадей, бульваров, но и городской жизнью, которая в этих зданиях, на площадях и бульварах кипит. Если такой жизни нет, то вместо города мы получим лишь подобие римских руин, вдохновлявших Максима Атаянца при проектировании.

Вопрос, который естественным образом возникает, когда исследуешь феномены градостроительного историзма, подобные Паундбери и Ивакино-Покровскому: а необходимо ли для того, чтобы получить в современном городе качество, сопоставимое с качеством старых городов, столь тщательно копировать их стилистические признаки – тем более, если оказывается, что не только они определяют это самое качество? Можно ли средствами современной архитектуры его достичь? Об этом в следующей серии очерков.


[1] Jenks, Charles A. The Language of Post-modern Architecture. Rizzoli, 1977 = Дженкс, Чарльз А. Язык архитектуры постмодернизма / Под ред. А.В. Рябушина. В.Л. Хайта. М.: Стройиздат, 1985.

[2] Charles, Prince of Wales. A Vision of Britain: A Personal View of Architecture. London: Doubleday, 1989

[3] Евгения Харитонова. Код Паундбери // EC-A.RU. URL: http://www.ec-a.ru/index.php?mn=razdel&mns=q29zp9txeas7p_ru

См. также: Григорий Ревзин. Город миллионеров из жилья для бедных // Проект Классика, XXIV-MMVIII. URL: http://www.projectclassica.ru/m_classik/24_2008/24_classik_01.htm

13 Марта 2013

Александр Ложкин

Автор текста:

Александр Ложкин
comments powered by HyperComments
Очерк 5. Город как организм
О протестах против Афинской хартии, рейтинге городов и принципах нового урбанизма. Продолжаем публиковать серию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.