Очерк 6. Поиски будущего в прошлом

Продолжаем публикацию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина. Сегодня о том, можно ли создать новый город, копируя старый.

author pht

Автор текста:
Александр Ложкин

13 Марта 2013
mainImg
На вопрос, как создать городскую среду, качество которой было бы сравнимым с качеством традиционного европейского города, есть очень простой, кажущийся очевидным ответ: надо эту среду скопировать. Если почти полуторавековой опыт градостроительных экспериментов так и не дал положительных результатов, не стоит ли их отбросить и вернуться к проверенным предыдущими пятью столетиями схемам – в домашинную эру? Эти идеи стали весьма популярны в конце 1970 – начале 80-х годов после выхода книги Чарльза Дженкса «Язык архитектуры постмодернизма» [1].

Пожалуй, самый известный пример историзма в градостроительстве – Паундбери, предместье Дорчестера, городка на юге Великобритании. Проект этот возник благодаря поддержке принца Чарльза, большого любителя классической архитектуры и нелюбителя современной. Ещё в 1984 году на праздновании 150-летия Королевского института британских архитекторов RIBA он выступил с жесткой критикой модернистской и постмодернистской архитектуры, за что был подвергнут обструкции со стороны этих самых британских архитекторов. Тогда он решил доказать правильность своих идей на практике.
zooming
Александр Ложкин. Фотография Андрея Павлычева
Чарльз, принц Уэльский. Фотография Александра Ложкина

В Великобритании казна не участвует в покрытии расходов членов королевской семьи с 1337 года, когда король Эдуард III не пожелал оплачивать расходы своего сына и выделил ему земли в управление. Ныне земли герцогства Корнуэл принадлежат принцу Чарльзу, и именно на них он решил провести свой эксперимент. Концепция мастер-плана, разработка которого была поручена Леону Крие, следует написанной принцем книге «Взгляд на Британию. Личное видение архитектуры» [2].
Дорчестер. Паундбери находится в западной части города. Источник: Google maps

Паундбери в 2010 году. Источник: Google maps

Генплан Дорчестера. В западной части города – территория Паундбери. Источник: http://www.colummulhern.lu

Мастер-план Паундбери. Источник: http://www.colummulhern.lu

В Паундбери повторены планировочные принципы традиционного средневекового города; плотность застройки здесь примерно вдвое выше, чем в старых частях Дорчестера. Функциональное зонирование отсутствует, городская среда образуется смешением торговых лавок, небольших предприятий, медицинских учреждений, офисов (в 2009 году в городке работало около 70 компаний), частного и социального жилья (последнего, согласно проекту, должно быть построено не менее 20%). По задумке авторов, это должно позволить избежать проблем функциональной и социальной дифференциации. Организация городской среды здесь ведется по принципам, очень схожим с идеями «нового урбанизма», о которых я писал в предыдущей части «Очерков». Здесь также существует абсолютный приоритет пешехода на улицах – тротуары на многих улицах даже не отделены от проезжей части и автомобилисты вынуждены подчиняться неторопливому ритму их прогулок. Но есть и явные отличия: в Паундбери обязательным условием нового строительства является историчность во всём: в планировочных решениях, архетипах, образах, применяемых строительных и отделочных материалах. Здесь отсутствует реклама и многие другие признаки современных городов. Система регулирования градостроительных процессов и хозяйственной деятельности схожа с той, что установлена в охраняемых британским государством центрах исторических городов. Poundbury Building Code детально прописывает, какими могут быть пристройки к зданиям, материалы стен, крыш и архитектурных деталей, перемычки окон и дверей, системы водостоков, камины, окна, двери, сады, заборы – вплоть до того, что камень для строительства можно брать лишь в четырех местных карьерах, а кирпичи укладывать английским либо фламандским способом [3].
Паундбери. Фотография с сайта http://www.colummulhern.lu

План города был разработан Леоном Крие ещё в конце 1980-х годов, а строительство началось в октябре 1993 года и продолжается по сию пору. Ожидается, что все четыре очереди будут закончены в течение 25 лет, всего будет построено 2,5 тысячи домов для 6 тысяч человек. Пока реализовать идею десятиминутной доступности рабочих мест для жителей Паундбери не получается: трудоустроиться непосредственно в городке удается лишь 16% жителей, большая часть населения вынуждена ездить на работу в Дорчестер. Паундбери очень популярен среди пенсионеров, они составляют 40% населения [3].
zooming
Паундбери. Фотография с сайта http://www.poundbury.info

Строительство Паундбери вызвало массу подражаний во всем мире; в Шанхае была попросту построена его точная копия. Не обошла эта волна и Россию.

Пожалуй, самым ярким образцом «паундберизма» в нашей стране является поселок Ивакино-Покровское недалеко от аэропорта Шереметьево, построенный по проекту Максима Атаянца.
zooming
Ивакино-Покровское. Рисунок Максима Атаянца

Ивакино-Покровское. Рисунок Максима Атаянца

Ивакино-Покровское внешне напоминает Паундбери, правда типология зданий в нем не столь широка – фактически тиражируются всего четыре типа таунхауса (вероятно, девелоперу кажется, что так проще организовать продажи), а разнообразие достигается окраской домов в шесть стандартных цветов, использованием нескольких наборов деталей для внешнего оформления и применением приемов внешнего благоустройства, характерных для старых европейских городов.
zooming
Ивакино-Покровское. Фотография с сайта http://ivakino.urbangroup.ru

Ивакино оказалось коммерчески вполне успешным проектом – его строительство помогло девелоперу благополучно пережить кризис 2008 года, и сегодня здесь нет ни одного непроданного таунхауса. Однако, когда начинаешь не внешне, а содержательно сравнивать Ивакино-Покровское с Паундбери, обнаруживаешь, что они похожи лишь внешне. Ивакино на самом деле типичный подмосковный «спальный» посёлок, лишь прикидывающийся городом. Ни о каком смешении функций, десятиминутной доступности мест работы и обслуживания и, тем более, социальном смешении здесь речи и не идёт – в поселке нет ничего, кроме жилья. Жителям некуда ходить, они привыкли ездить в автомобилях на работу, за развлечениями и покупками – поэтому улицы и скамейки на бульварах остаются пустыми. Лишь в страшном сне риэлтору может присниться появление в таком месте социального жилья – как оно отразится на продажах?
zooming
Ивакино-Покровское. Илл. с сайта http://ivakino.urbangroup.ru

Генеральный план окончательно расставляет всё на свои места. Это gated community, надёжно отгородившееся от соседей заборами, игнорирующее их присутствие. Здесь попытались смоделировать традиционный город, но пока не поняли, что копирования лишь внешнего облика для этого недостаточно. Среда определяется не только архетипами зданий, улиц, площадей, бульваров, но и городской жизнью, которая в этих зданиях, на площадях и бульварах кипит. Если такой жизни нет, то вместо города мы получим лишь подобие римских руин, вдохновлявших Максима Атаянца при проектировании.

Вопрос, который естественным образом возникает, когда исследуешь феномены градостроительного историзма, подобные Паундбери и Ивакино-Покровскому: а необходимо ли для того, чтобы получить в современном городе качество, сопоставимое с качеством старых городов, столь тщательно копировать их стилистические признаки – тем более, если оказывается, что не только они определяют это самое качество? Можно ли средствами современной архитектуры его достичь? Об этом в следующей серии очерков.


[1] Jenks, Charles A. The Language of Post-modern Architecture. Rizzoli, 1977 = Дженкс, Чарльз А. Язык архитектуры постмодернизма / Под ред. А.В. Рябушина. В.Л. Хайта. М.: Стройиздат, 1985.

[2] Charles, Prince of Wales. A Vision of Britain: A Personal View of Architecture. London: Doubleday, 1989

[3] Евгения Харитонова. Код Паундбери // EC-A.RU. URL: http://www.ec-a.ru/index.php?mn=razdel&mns=q29zp9txeas7p_ru

См. также: Григорий Ревзин. Город миллионеров из жилья для бедных // Проект Классика, XXIV-MMVIII. URL: http://www.projectclassica.ru/m_classik/24_2008/24_classik_01.htm


13 Марта 2013

author pht

Автор текста:

Александр Ложкин
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Александр Ложкин. Очерки о городской среде

Очерк 5. Город как организм
О протестах против Афинской хартии, рейтинге городов и принципах нового урбанизма. Продолжаем публиковать серию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.