Очерк 5. Город как организм

О протестах против Афинской хартии, рейтинге городов и принципах нового урбанизма. Продолжаем публиковать серию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина.

author pht

Автор текста:
Александр Ложкин

22 Января 2013
mainImg
К началу 1960-х, когда Советский Союз отказывался от градостроительных идей сталинских времен и активно внедрял принципы Афинской хартии в отечественную практику, на Западе стали все громче раздаваться призывы к их пересмотру. В 1963 году Рейнер Бэнем пишет об узости архитектурной и градостроительной концепции Хартии и признает, что её положения, имевшие еще недавно «силу заповеди Моисея» воспринимаются только как выражение эстетических предпочтений.

За десять лет до этого, в 1953 году на девятом конгрессе CIAM новое поколение градостроителей, руководимое Элисон и Питером Смитсонами и Алдо ван Эйком подвергло критике разделение городской территории на функциональные зоны. Они выступали за более сложные модели, которые позволяли бы жителям отождествлять себя с окружающей территорией. «Человек легко отождествляет себя со своим собственным домашним очагом, но с трудом – с городом, в котором этот очаг находится… «Принадлежность» (тождественность) рождает обогащающее чувство добрососедства. Короткая улица трущоб имеет успех там, где широкий проспект часто терпит поражение» [1].

Однако их подходы, несмотря на декларируемую оппозиционность по отношению к базовым принципам «современного движения», сами во многом следовали этим принципам. Пересмотр подходов к планированию городов и, в конце концов, смена господствующей в мире градостроительной парадигмы, произошла не в результате критики внутри профессионального цеха, а по причине возросшей гражданской активности горожан, протестовавших против жизнестроительной политики городских властей, которые сносили старые районы и прокладывали широкие магистрали через городскую ткань. Одним из символов такого протеста, а впоследствии гуру современной урбанистической мысли стала американка Джейн Джекобс.
zooming
Александр Ложкин (выступление на Градостроительном форуме). Фотография предоставлена автором
zooming
Джейн Джекобс. Фотография с сайта inhabitat.com

Она не была профессиональным архитектором или градостроителем, но работая в журнале Architectural Forum, занималась анализом крупных городских проектов и обратила внимание, что реализация многих из них ведет не к повышению, а понижению городской активности и, в конце концов, к упадку и деградации таких территорий. В 1958 году она получила грант Фонда Рокфеллера на исследование городского планирования и городской жизни в Соединенных Штатах, в результате которого появилась книга «Смерть и жизнь больших американских городов», выпущенная Random House в 1961 году и ставшая бестселлером. Русское издание этой книги вышло лишь спустя 50 лет, в 2011 году. В ней Джекобс резко выступила против стремления проектировщиков формировать пространство города по критериям собственного визуального восприятия. Такому подходу она противопоставила методологию проектирования городской среды, основанную на знании экономических и социальных функций и индивидуальных потребностей жителей. По ее мнению, город должен развиваться на основе разнообразного, взаимополезного и сложного смешения мест проживания, работы, досуга, торговли, обеспечивая наращивание в городе социального капитала (термин, предложенный Джекобс). Возникла серьезная дискуссия в США и других странах вокруг предложенных идей, оказавшая в дальнейшем большое влияние на изменение подходов к градостроительному планированию.

Впоследствии Джекобс выпустила еще ряд книг, развивающих мысль о том, что именно города, будучи центрами производства, обмена, торговли, выступают генераторами новых видов деятельности в человеческом обществе и, в конце концов, обеспечивают наращивание внутреннего продукта, а пространственная организация города критически важна для обеспечения такой генерации [2].

Понимание этих принципов привело, в конце концов, в США и Европе к изменению подходов к проектированию городов и развороту от принципов Афинской хартии к традиционным фенотипическим формам, характерным для домашинной эры. Эти перемены происходили в русле общекультурной тенденции, связанной с отказом от сакрализации машинной эстетики и совпали по времени с общемировой сменой культурной парадигмы с модернистской на постмодернистскую, а экономической – с индустриальной на постиндустриальную.

Город стал восприниматься градопланировщиками не как архитектурный проект и не как механизм, способствующий осуществлению человеком функций труда и отдыха, но как сложный организм, все взаимосвязанные части которого развиваются по природным законам, и который способствует общению людей, их взаимодействию, появлению в результате таких взаимодействий новых бизнесов, инициатив, видов деятельности. В условиях функциональной сегрегации подобное взаимодействие затруднено.

Смене градостроительной парадигмы способствовала и обострившаяся в условиях глобализации конкуренция городов за инвестиции, капиталы, а главное – в ситуации прекращения естественного прироста населения в Европе и Северной Америке – за «человеческий капитал». Качество жизни (и это поняли городские власти!) стало важнейшим инструментом такой конкуренции.
zooming
Генри Леннард. Фотография с сайта www.livablecities.org

Каким же образом можно оценить приспособленность города для жизни? Одним из исследователей, попытавшимся найти оценки качества городской среды, стал Генри Леннард, который в 1997 году сформулировал восемь принципов города, хорошо приспособленного для жизни:

«1. В таком городе все могут видеть и слышать друг друга. Это – противоположность мертвому городу, где люди изолированы друг от друга и живут сами по себе...

2. …Важен диалог…

3. …В общественной жизни происходит много действий, праздников, фестивалей, которые собирают всех жителей вместе, событий, которые дают возможность горожанам предстать не в обычных ролях, которые они занимают повседневно, но и проявить свои необычные качества, раскрыться как многосторонним личностям...

4. В хорошем городе нет доминирования страха, горожане не рассматриваются как люди порочные и неразумные…

5. Хороший город представляет общественную сферу как место социального обучения и социализации, что важно для детей и молодых людей. Все горожане служат моделями общественного поведения и учителями...

6. В городах можно встретить много функций – экономических, социальных и культурных. В современном городе (modern city), однако, была тенденция сверхспециализации на одной или двух функциях; другие функции приносились в жертву...

7. …все жители поддерживают и ценят друг друга…

8. …У эстетических соображений, красоты, и качества материальной среды должен быть высокий приоритет. Материальная и социальная среда – два аспекта одной реальности. Это ошибка – думать, что возможна хорошая общественная и гражданская жизнь в уродливом, брутальном и непривлекательном городе.

Наконец... мудрость и знания всех жителей ценятся и используются. Люди не боятся экспертов или архитекторов, или планировщиков, но остерегаются и не доверяют тем, кто принимает решения относительно их жизни» [3].

Сегодня целый ряд рейтинговых агентств производит сравнение качества жизни в городах. Одним из наиболее авторитетных является рэнкинг агентства Mercer, которое оценивает приспособленность городов для жизни по десяти факторам: состоянию политико-социальной и социокультурной среды, ситуации в области здравоохранения и санитарии, образования, коммунального обслуживания и транспорта, отдыха, торговли и потребительского обслуживания, жилья, природной окружающей среды. Лучшим по качеству жизни в 2012 году была признана Вена. Традиционно верхние строчки рэнкинга занимают старые европейские, а также новозеландские города и канадский Ванкувер, в двадцатку лучших входят также Оттава и Торонто, австралийские Сидней и Мельбурн. Города США появляются в ТОП-50 только во второй половине списка, и лучшие из них «нетипичные», такие как Гонолулу, Сан-Франциско, Бостон. Российских, китайских, ближневосточных городов в ТОП-50 нет [4].
zooming
Рэнкинг агентства Mercer, фрагмент таблицы. Источник www.mercer.com

Показательно, что наиболее благоприятными для жизни признаются либо старые европейские города, либо города, застраивавшиеся по европейскому типу. К концу прошлого века общество осознало, что из всех придуманных человеком моделей города лишь историческая, сложившаяся путем многовекового естественного отбора является наиболее пригодной для жизни. Что невозможно приспособить город к всё растущей автомобилизации без потери его основополагающих качеств и необходимо, скорее, адаптировать автомобиль к городу.

Наиболее четко современные принципы организации города были сформулированы приверженцами концепции «Нового урбанизма». Таких принципов в разных версиях насчитывается от восьми до четырнадцати, я предложу вам десять наиболее часто встречающихся:

Пешеходная доступность
  • большинство объектов находится в пределах 10-минутной ходьбы от дома и работы;
  • улицы, дружественные для пешеходов: здания расположены близко к улице и выходят на нее витринами и подъездами; вдоль улицы высажены деревья; паркинг на улице; скрытые парковочные места; гаражи в тыльных переулках; узкие низкоскоростные улицы.
Соединенность
  • сеть взаимосвязанных улиц обеспечивает перераспределение транспорта и облегчает передвижение пешком;
  • иерархия улиц: узкие улицы, бульвары, аллеи;
  • высокое качество пешеходной сети и общественных пространств делает прогулки привлекательными.
Смешанное использование (многофункциональность) и разнообразие
  • смешение магазинов, офисов, индивидуального жилья апартаментов в одном месте; смешанное использование в пределах микрорайона (соседства), в пределах квартала и в пределах здания;
  • смешение людей разного возраста, уровня доходов, культур и рас.
Разнообразная застройка
  • многообразие типов, размеров, ценового уровня домов, расположенных рядом.
Качество архитектуры и городского планирования
  • акцент на красоту, эстетику, комфортность городской среды, создание «чувства места»; размещение мест общественного использования в пределах сообщества; человеческий масштаб архитектуры и прекрасное окружение, поддерживающее гуманистический дух.
Традиционная структура поселения
  • различие между центром и периферией;
  • общественные пространства в центре;
  • качество общественных пространств;
  • основные объекты, используемые повседневно, должны находиться в пределах 10-минутной пешеходной доступности;
  • самая высокая плотность застройки в городском центре; застройка становится менее плотной по мере удаления от него;
Более высокая плотность
  • здания, жилые дома, магазины и учреждения обслуживания располагаются ближе друг к другу для облегчения пешеходной доступности, более эффективного использования ресурсов и услуг и создания более удобной и приятной для жизни среды;
  • принципы нового урбанизма применяются во всем диапазоне плотностей от поселков до крупных городов.
Зелёный транспорт
  • сеть высококачественного транспорта, соединяющая вместе города, поселки и соседства;
  • дружелюбный к пешеходам дизайн, предусматривающий широкое использование велосипедов, роликовых коньков, самокатов и пешеходных прогулок для ежедневных перемещений.
Устойчивое развитие
  • минимальное воздействие на окружающую среду застройки и ее использования;
  • экологически чистые технологии, уважение к окружающей среде и осознание ценности природных систем;
  • энергоэффективность;
  • уменьшение использования невозобновляемых источников энергии;
  • увеличение местного производства;
  • больше ходить, меньше ездить» [5].
Эти принципы сегодня являются общепринятыми в городском планировании европейских стран.
zooming
Район Хаммарбю Шестад в Стокгольме, застроенный по принципам «нового урбанизма». Фото с сайта www.scyscrapercity.com

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Цит. по: Фремптон К. Современная архитектура: Критический взгляд на историю развития. М., 1990. С.398.

[2] На русском языке издано четыре из семи написанных Джекобс книг: Джекобс Джейн. Смерть и жизнь больших американских городов — М.: Новое издательство, 2011. — 460 с. — ISBN 978-5-98379-149-7Джекобс Джейн. Экономика городов — Новосибирск: Культурное наследие, 2008. — 294 с. — ISBN 978-5-903718-01-6Джекобс Джейн. Города и богатство наций: Принципы экономической жизни — Новосибирск: Культурное наследие, 2009. — 332 с. — ISBN 978-5-903718-02-3Джекобс Джейн. Закат Америки: Впереди средневековье — М.: ЕВРОПА, 2006. — 264 с. — ISBN 5-9739-0071-1

[3] Lennard, H. L. Principles for the Livable City // Making Cities Livable. International Making Cities Livable Conferences. California, USA: Gondolier Press, 1997.

[4] 2012 Quality of Living worldwide city rankings – Mercer survey - How does Canada stack up? URL: http://www.mercer.com/press-releases/qualityoflivingprcanada

[5] Principles Of Urbanism. URL: http://www.newurbanism.org/newurbanism/principles.html


22 Января 2013

author pht

Автор текста:

Александр Ложкин
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.