Очерк 5. Город как организм

О протестах против Афинской хартии, рейтинге городов и принципах нового урбанизма. Продолжаем публиковать серию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина.

author pht

Автор текста:
Александр Ложкин

22 Января 2013
mainImg
К началу 1960-х, когда Советский Союз отказывался от градостроительных идей сталинских времен и активно внедрял принципы Афинской хартии в отечественную практику, на Западе стали все громче раздаваться призывы к их пересмотру. В 1963 году Рейнер Бэнем пишет об узости архитектурной и градостроительной концепции Хартии и признает, что её положения, имевшие еще недавно «силу заповеди Моисея» воспринимаются только как выражение эстетических предпочтений.

За десять лет до этого, в 1953 году на девятом конгрессе CIAM новое поколение градостроителей, руководимое Элисон и Питером Смитсонами и Алдо ван Эйком подвергло критике разделение городской территории на функциональные зоны. Они выступали за более сложные модели, которые позволяли бы жителям отождествлять себя с окружающей территорией. «Человек легко отождествляет себя со своим собственным домашним очагом, но с трудом – с городом, в котором этот очаг находится… «Принадлежность» (тождественность) рождает обогащающее чувство добрососедства. Короткая улица трущоб имеет успех там, где широкий проспект часто терпит поражение» [1].

Однако их подходы, несмотря на декларируемую оппозиционность по отношению к базовым принципам «современного движения», сами во многом следовали этим принципам. Пересмотр подходов к планированию городов и, в конце концов, смена господствующей в мире градостроительной парадигмы, произошла не в результате критики внутри профессионального цеха, а по причине возросшей гражданской активности горожан, протестовавших против жизнестроительной политики городских властей, которые сносили старые районы и прокладывали широкие магистрали через городскую ткань. Одним из символов такого протеста, а впоследствии гуру современной урбанистической мысли стала американка Джейн Джекобс.
zooming
Александр Ложкин (выступление на Градостроительном форуме). Фотография предоставлена автором
zooming
Джейн Джекобс. Фотография с сайта inhabitat.com

Она не была профессиональным архитектором или градостроителем, но работая в журнале Architectural Forum, занималась анализом крупных городских проектов и обратила внимание, что реализация многих из них ведет не к повышению, а понижению городской активности и, в конце концов, к упадку и деградации таких территорий. В 1958 году она получила грант Фонда Рокфеллера на исследование городского планирования и городской жизни в Соединенных Штатах, в результате которого появилась книга «Смерть и жизнь больших американских городов», выпущенная Random House в 1961 году и ставшая бестселлером. Русское издание этой книги вышло лишь спустя 50 лет, в 2011 году. В ней Джекобс резко выступила против стремления проектировщиков формировать пространство города по критериям собственного визуального восприятия. Такому подходу она противопоставила методологию проектирования городской среды, основанную на знании экономических и социальных функций и индивидуальных потребностей жителей. По ее мнению, город должен развиваться на основе разнообразного, взаимополезного и сложного смешения мест проживания, работы, досуга, торговли, обеспечивая наращивание в городе социального капитала (термин, предложенный Джекобс). Возникла серьезная дискуссия в США и других странах вокруг предложенных идей, оказавшая в дальнейшем большое влияние на изменение подходов к градостроительному планированию.

Впоследствии Джекобс выпустила еще ряд книг, развивающих мысль о том, что именно города, будучи центрами производства, обмена, торговли, выступают генераторами новых видов деятельности в человеческом обществе и, в конце концов, обеспечивают наращивание внутреннего продукта, а пространственная организация города критически важна для обеспечения такой генерации [2].

Понимание этих принципов привело, в конце концов, в США и Европе к изменению подходов к проектированию городов и развороту от принципов Афинской хартии к традиционным фенотипическим формам, характерным для домашинной эры. Эти перемены происходили в русле общекультурной тенденции, связанной с отказом от сакрализации машинной эстетики и совпали по времени с общемировой сменой культурной парадигмы с модернистской на постмодернистскую, а экономической – с индустриальной на постиндустриальную.

Город стал восприниматься градопланировщиками не как архитектурный проект и не как механизм, способствующий осуществлению человеком функций труда и отдыха, но как сложный организм, все взаимосвязанные части которого развиваются по природным законам, и который способствует общению людей, их взаимодействию, появлению в результате таких взаимодействий новых бизнесов, инициатив, видов деятельности. В условиях функциональной сегрегации подобное взаимодействие затруднено.

Смене градостроительной парадигмы способствовала и обострившаяся в условиях глобализации конкуренция городов за инвестиции, капиталы, а главное – в ситуации прекращения естественного прироста населения в Европе и Северной Америке – за «человеческий капитал». Качество жизни (и это поняли городские власти!) стало важнейшим инструментом такой конкуренции.
zooming
Генри Леннард. Фотография с сайта www.livablecities.org

Каким же образом можно оценить приспособленность города для жизни? Одним из исследователей, попытавшимся найти оценки качества городской среды, стал Генри Леннард, который в 1997 году сформулировал восемь принципов города, хорошо приспособленного для жизни:

«1. В таком городе все могут видеть и слышать друг друга. Это – противоположность мертвому городу, где люди изолированы друг от друга и живут сами по себе...

2. …Важен диалог…

3. …В общественной жизни происходит много действий, праздников, фестивалей, которые собирают всех жителей вместе, событий, которые дают возможность горожанам предстать не в обычных ролях, которые они занимают повседневно, но и проявить свои необычные качества, раскрыться как многосторонним личностям...

4. В хорошем городе нет доминирования страха, горожане не рассматриваются как люди порочные и неразумные…

5. Хороший город представляет общественную сферу как место социального обучения и социализации, что важно для детей и молодых людей. Все горожане служат моделями общественного поведения и учителями...

6. В городах можно встретить много функций – экономических, социальных и культурных. В современном городе (modern city), однако, была тенденция сверхспециализации на одной или двух функциях; другие функции приносились в жертву...

7. …все жители поддерживают и ценят друг друга…

8. …У эстетических соображений, красоты, и качества материальной среды должен быть высокий приоритет. Материальная и социальная среда – два аспекта одной реальности. Это ошибка – думать, что возможна хорошая общественная и гражданская жизнь в уродливом, брутальном и непривлекательном городе.

Наконец... мудрость и знания всех жителей ценятся и используются. Люди не боятся экспертов или архитекторов, или планировщиков, но остерегаются и не доверяют тем, кто принимает решения относительно их жизни» [3].

Сегодня целый ряд рейтинговых агентств производит сравнение качества жизни в городах. Одним из наиболее авторитетных является рэнкинг агентства Mercer, которое оценивает приспособленность городов для жизни по десяти факторам: состоянию политико-социальной и социокультурной среды, ситуации в области здравоохранения и санитарии, образования, коммунального обслуживания и транспорта, отдыха, торговли и потребительского обслуживания, жилья, природной окружающей среды. Лучшим по качеству жизни в 2012 году была признана Вена. Традиционно верхние строчки рэнкинга занимают старые европейские, а также новозеландские города и канадский Ванкувер, в двадцатку лучших входят также Оттава и Торонто, австралийские Сидней и Мельбурн. Города США появляются в ТОП-50 только во второй половине списка, и лучшие из них «нетипичные», такие как Гонолулу, Сан-Франциско, Бостон. Российских, китайских, ближневосточных городов в ТОП-50 нет [4].
zooming
Рэнкинг агентства Mercer, фрагмент таблицы. Источник www.mercer.com

Показательно, что наиболее благоприятными для жизни признаются либо старые европейские города, либо города, застраивавшиеся по европейскому типу. К концу прошлого века общество осознало, что из всех придуманных человеком моделей города лишь историческая, сложившаяся путем многовекового естественного отбора является наиболее пригодной для жизни. Что невозможно приспособить город к всё растущей автомобилизации без потери его основополагающих качеств и необходимо, скорее, адаптировать автомобиль к городу.

Наиболее четко современные принципы организации города были сформулированы приверженцами концепции «Нового урбанизма». Таких принципов в разных версиях насчитывается от восьми до четырнадцати, я предложу вам десять наиболее часто встречающихся:

Пешеходная доступность
  • большинство объектов находится в пределах 10-минутной ходьбы от дома и работы;
  • улицы, дружественные для пешеходов: здания расположены близко к улице и выходят на нее витринами и подъездами; вдоль улицы высажены деревья; паркинг на улице; скрытые парковочные места; гаражи в тыльных переулках; узкие низкоскоростные улицы.
Соединенность
  • сеть взаимосвязанных улиц обеспечивает перераспределение транспорта и облегчает передвижение пешком;
  • иерархия улиц: узкие улицы, бульвары, аллеи;
  • высокое качество пешеходной сети и общественных пространств делает прогулки привлекательными.
Смешанное использование (многофункциональность) и разнообразие
  • смешение магазинов, офисов, индивидуального жилья апартаментов в одном месте; смешанное использование в пределах микрорайона (соседства), в пределах квартала и в пределах здания;
  • смешение людей разного возраста, уровня доходов, культур и рас.
Разнообразная застройка
  • многообразие типов, размеров, ценового уровня домов, расположенных рядом.
Качество архитектуры и городского планирования
  • акцент на красоту, эстетику, комфортность городской среды, создание «чувства места»; размещение мест общественного использования в пределах сообщества; человеческий масштаб архитектуры и прекрасное окружение, поддерживающее гуманистический дух.
Традиционная структура поселения
  • различие между центром и периферией;
  • общественные пространства в центре;
  • качество общественных пространств;
  • основные объекты, используемые повседневно, должны находиться в пределах 10-минутной пешеходной доступности;
  • самая высокая плотность застройки в городском центре; застройка становится менее плотной по мере удаления от него;
Более высокая плотность
  • здания, жилые дома, магазины и учреждения обслуживания располагаются ближе друг к другу для облегчения пешеходной доступности, более эффективного использования ресурсов и услуг и создания более удобной и приятной для жизни среды;
  • принципы нового урбанизма применяются во всем диапазоне плотностей от поселков до крупных городов.
Зелёный транспорт
  • сеть высококачественного транспорта, соединяющая вместе города, поселки и соседства;
  • дружелюбный к пешеходам дизайн, предусматривающий широкое использование велосипедов, роликовых коньков, самокатов и пешеходных прогулок для ежедневных перемещений.
Устойчивое развитие
  • минимальное воздействие на окружающую среду застройки и ее использования;
  • экологически чистые технологии, уважение к окружающей среде и осознание ценности природных систем;
  • энергоэффективность;
  • уменьшение использования невозобновляемых источников энергии;
  • увеличение местного производства;
  • больше ходить, меньше ездить» [5].
Эти принципы сегодня являются общепринятыми в городском планировании европейских стран.
zooming
Район Хаммарбю Шестад в Стокгольме, застроенный по принципам «нового урбанизма». Фото с сайта www.scyscrapercity.com

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Цит. по: Фремптон К. Современная архитектура: Критический взгляд на историю развития. М., 1990. С.398.

[2] На русском языке издано четыре из семи написанных Джекобс книг: Джекобс Джейн. Смерть и жизнь больших американских городов — М.: Новое издательство, 2011. — 460 с. — ISBN 978-5-98379-149-7Джекобс Джейн. Экономика городов — Новосибирск: Культурное наследие, 2008. — 294 с. — ISBN 978-5-903718-01-6Джекобс Джейн. Города и богатство наций: Принципы экономической жизни — Новосибирск: Культурное наследие, 2009. — 332 с. — ISBN 978-5-903718-02-3Джекобс Джейн. Закат Америки: Впереди средневековье — М.: ЕВРОПА, 2006. — 264 с. — ISBN 5-9739-0071-1

[3] Lennard, H. L. Principles for the Livable City // Making Cities Livable. International Making Cities Livable Conferences. California, USA: Gondolier Press, 1997.

[4] 2012 Quality of Living worldwide city rankings – Mercer survey - How does Canada stack up? URL: http://www.mercer.com/press-releases/qualityoflivingprcanada

[5] Principles Of Urbanism. URL: http://www.newurbanism.org/newurbanism/principles.html


22 Января 2013

author pht

Автор текста:

Александр Ложкин
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Александр Ложкин. Очерки о городской среде

Очерк 5. Город как организм
О протестах против Афинской хартии, рейтинге городов и принципах нового урбанизма. Продолжаем публиковать серию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.