Очерк 9. Регламент. Феномен Остоженки

Продолжаем публикацию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина.

author pht

Автор текста:
Александр Ложкин

16 Апреля 2013
mainImg
Регламенты, городские коды – это инструменты, привычные для использования архитекторами всего мира, но только не в России. Норма, при которой правила игры на городской территории устанавливаются заранее и не меняются по её ходу, начала внедряться в практику в Европе и Северной Америке еще в XIX – начале ХХ века. К настоящему времени, достигло невиданных вершин, с одной стороны, умение городских планировщиков описать словами и цифрами характеристики практически любого архитектурного решения  через предельные параметры застройки для включения их в регламенты; с другой стороны, архитекторы также натренировались в мастерстве использовать по максимуму предоставленные  рамки. Результат любого градостроительного конкурса тут же описывается в виде «конверта застройки» и, даже если архитектор проекта меняется или к реализации привлекаются разные архитектурные бюро, одобренное жюри объемно-планировочного  решение сохраняется. В разных городах регламенты устанавливают более и менее жесткие, в Соединенных Штатах всё шире используют smart codes, гибко привязывающие характеристики застройки к местоположению земельного участка в городе.
zooming
Проект реконструкции района Потсдамер плац в Берлине – пример того, как регламенты застройки были установлены на основе проекта, победившего в архитектурно-градостроительном конкурсе. В результате построенные разными архитекторами в разных стилистических манерах здания составляют, тем не менее, единый архитектурный ансамбль. Иллюстрация из архива Александра Ложкина
Александр Ложкин. Фотография: vseont72.ru

Что же касается нашей страны, то регламент для наших архитекторов остается чем-то непонятным, неприятным и сковывающим рамки фантазии. Естественно, архитекторов поддерживают девелоперы, которым регламенты ограничивают размер получаемой прибыли. Хотя место регламентов в системе градостроительного регулирования и определено градостроительным кодексом России, но практически во всех городах они написаны так, что де-факто ничего не регулируют. Так нам проще, мы привыкли не устанавливать правила заранее, а согласовывать их уже в процессе работы с теми, кто сидит «на кормлении».

Из республик бывшего Советского Союза сегодня привычную для европейцев систему градостроительного регулирования внедрила в свою практику лишь Прибалтика. Вернее, там попросту восстановили положения своих строительных уставов досоветского периода. Так, Рига вернулась к простому регламенту начала ХХ века, согласно которому здание не может быть выше ширины улицы, на котором оно стоит – это позволяет создать гуманную, сомасштабную человеку застройку.
Новое здание в Риге. Фотография Александра Ложкина

Удивительно, но в России, притом, что с современными принципами градостроительной регламентации мало кто из проектировщиков знаком, именно архитекторы стали инициаторами первых проектов, разрабатываемых в заранее заданных пространственных рамках. Пожалуй, самый известный из примеров – реконструкция Остоженки по инициативе и в соответствии с градостроительной концепцией Александра Скокана, Андрея Гнездилова и Раиса Баишева.
Крыши Остоженки. Фотография из журнала Проект Россия

Район Остоженки, как известно, весь советский период оставался территорией, где новое строительство вообще не велось. Связано это было с тем, что по сталинскому плану реконструкции Москвы вместо узкой и кривой Остоженки должен был быть проложен широченный проспект, идущий от Парка Горького к Дворцу Советов, застроенный парадными ансамблями, а всю низкорослую застройку остоженских переулков планировалось снести. Это решение транслировалось из генплана в генплан, но сил провести масштабное расселение и снос не было даже у могучего советского государства.
По плану реконструкции Москвы 1935 года район Остоженки и Пречистенки должен был быть снесен. Иллюстрация с сайта http://ru-sovarch.livejournal.com

Так и получилось, что в этом районе не появились ни сталинские высотки, ни брежневские дома из розового кирпича. В 1980-х от идеи проспекта, наконец, отказались и решили построить в этом районе дома для управления делами Совета Министров СССР. Проектировать попросили Московский архитектурный институт, где была собрана команда, ставшая позднее бюро «Остоженка». Проект, который они разработали, сильно отличался от традиционных для той поры проектов детальной планировки, он базировался на модных в то время идеях «средового подхода», которые до этого момента почти не находили реализации в реальных градостроительных работах, оставаясь уделом блистательных теоретиков. Концептуально проект был удивительно схож с разрабатывавшимся примерно в то же время мастер-планом Берлина Ханса Штимана. Архитекторы, по словам Александра Скокана, поставили задачей восстановление исторической городской среды, понимая под этим не реставрацию особняков или строительство новых объектов похожих габаритов, а именно восстановление градостроительной ткани района [1]. Хотя, по советской традиции, никакие регламенты формально не устанавливались, проекты застройки первое время согласовывались с «Остоженкой» и общие принципы проекта, предусматривавшие застройку не выше существующих зданий, соблюдались.
zooming
Фотография Александра Ложкина
zooming
Фотография Александра Ложкина
В переулках Остоженки иногда трудно определить, где старые дома, а где новые. Фотография Александра Ложкина

С начала 2000-х в районе стали появляться здания, построенные отличными московскими архитекторами – Сергеем Скуратовым, Юрием Григоряном. В какой-то момент здесь действительно возникла уникальная для Москвы среда, когда исторические дома мирно соседствовали с современными постройками.
Дом в Молочном переулке бюро «Меганом». Фотография Александра Ложкина
Дом в Бутиковском переулке Сергея Скуратова. Фотография Александра Ложкина
Cooper House Сергея Скуратова. Фотография Александра Ложкина
«Стеклянный дом» бюро «Меганом». Фотография Александра Ложкина

Но высокое  качество среды плюс близость района к Кремлю сыграли с Остоженкой злую шутку: район стал чрезвычайно престижным и цена недвижимости в нем быстро взлетела до заоблачных вершин. И, тем самым, заинтересовал ведущих московских застройщиков, которые до той поры не проявляли интереса к более чем скромным по масштабам и затратным по сносу и расселению девелоперским проектам в этом старом уголке Москвы. Получилось, что деликатный подход к сохранению среды при улучшении её качества многократно поднял капитализацию недвижимости здесь, но возникшая инвестиционная гиперактивность не пошла территории на пользу. Поскольку высотные ограничения не были зафиксированы в юридически обязательных документах, их соблюдение контролировалось только в ручном режиме, при согласовании проектов. И, как это водится, всеми правдами и неправдами застройщики стали пытаться повысить этажность, увеличив выход продаваемых площадей. Первым возвысилось над соседями здание Школы Галины Вишневской, а сейчас таких «выпятившихся» домов можно насчитать уже десяток, правда «высоток» пока так и не появилось. Второе негативное последствие «инвестиционного бума» заключается в том, что квартиры начали покупать не для того, чтобы в них жить, а в первую очередь с целью вложения денег в стремительно дорожающую недвижимость. Из района начали исчезать жители, сегодня в нем гораздо больше охранников, чем пешеходов. Социальными аспектами проекта никто вовремя не озаботился, да и опыта социального проектирования территорий в России пока нет. Наконец, ради получения прибыли здесь стали сносить не только ветхие дома, но и исторические здания, собственно и сформировавшие среду Остоженки.

В итоге Остоженка сегодня уничтожат сама себя. Из опыта ее развития можно сделать несколько важных выводов. Первый заключатся в том, что регламенты работают лишь в том случае, когда они юридически обязательны. Вся правовая база для этого есть, о ней мы поговорим чуть позже. Если же ограничения устанавливаются всего лишь как благое пожелание, всегда найдутся желающие их нарушить. Второй вывод: недостаточно нормировать лишь собственно параметры зданий, нужно формировать социально разнообразную среду, используя для этого, в том числе, и регламенты, и нормативы градостроительного проектирования. Необходимо также юридически защитить наиболее ценные здания от возможного сноса.


[1] Анна Мартовицкая. Александр Скокан: «Архитектурное сооружение всегда вырастает из места» // archi.ru, 2.04.2012. URL: http://archi.ru/russia/news_current.html?nid=40098


16 Апреля 2013

author pht

Автор текста:

Александр Ложкин
comments powered by HyperComments
Очерк 5. Город как организм
О протестах против Афинской хартии, рейтинге городов и принципах нового урбанизма. Продолжаем публиковать серию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина.
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.