Очерк 7. Рамки традиции

Очередной очерк Александра Ложкина о том, можно ли сочетать традиции и новации в современном городе.

Александр Ложкин

Автор текста:
Александр Ложкин

01 Апреля 2013
mainImg
Опыт Паундбери, о котором я писал в предыдущем очерке, был попыткой прямой трансляции в кристально чистом виде исторической градостроительной модели в современный город. Можно предположить, что и Лион Крие, и принц Чарльз ощущают себя людьми Ренессанса и, в таком случае, строительство ими в XXI веке города со всеми признаками  XVI века оправдано. Можно даже предположить, что в Паундбери со временем соберутся все, кто ощущает себя  людьми Ренессанса и это будет подобие машины времени, своеобразная резервация вне суеты нашего тысячелетия.

Однако, мы видим, что попытки тиражировать этот опыт приводят к строительству поселков-декораций. Подобно тому, как в декорациях костюмных фильмов актер играет  исторического героя, приобретающий недвижимость в таком поселке клиент может почувствовать себя аристократом того же XVI века, но для нормальной жизни это место приспособлено не больше, чем киностудия. Наш клиент привык всё же передвигаться не в карете, и даже в камуфлированном под дворцовые покои интерьере у него всё равно спрятана компьютеризированная бытовая техника. Стилизация для него не более, чем аттракцион, он человек нашего времени.

Но мы помним также, что из всех созданных человеком моделей организации городской среды лишь одна оказалась жизнеспособной и комфортной, и это именно модель исторического города – поскольку она единственная была не придумана, а выстрадана. И что поиски иной модели начались лишь тогда, когда она не смогла справиться с вызовами гиперурбанизации, но закончились эти поиски ничем. Так можно ли сегодня совместить достоинства этой «выстраданной» веками модели и требований жизни в современном мегаполисе? Создать на основе многовекового опыта градостроительства не резервацию вне времени в предместье тихого городка, а живой, бурлящий, но в то же время удобный для жизни город?

Пожалуй, наиболее масштабная попытка совместить исторический опыт с современной жизнью и современной архитектурой – реконструкция Берлина после падения Стены.
Александр Ложкин. Фото Александра Сабурова (http://ittarma.livejournal.com/)
zooming
Карта Берлина 1940 года. Красным цветом нанесен проект реконструкции Шпеера-Гитлера с пробивкой оси «Север-Юг», как главной улицы новой немецкой столицы – города Германиа. Иллюстрация Ханса Штимана

Берлин – самый многострадальный город ХХ века. К началу Второй Мировой войны он был плотно застроен. По воспоминаниям современников, в архитектурном плане Берлин был довольно скучен. В 1940-х годах город должен был подвергнуться коренной перестройке по задуманному Гитлером плану реконструкции. Война помешала этим планам, но разрушения, которые она принесла, оказались куда серьезнее тех, что могли бы случиться в результате реконструкции. 90% зданий в городе было разрушено в результате бомбардировок и уличных боёв.
zooming
Берлин в 1945 году
zooming
Берлин. Синим цветом показаны здания, разрушенные во время войны и снесенные в 1945-2010 годах. Иллюстрация Ханса Штимана

Однако на этом беды города не кончились. После войны он был разделен в соответствии с Ялтинскими соглашениями на советскую, американскую, английскую и французскую зоны оккупации. Его восточная часть была столицей входившей в советский блок Германской Демократической Республики, а западная оставалась капиталистическим анклавом. В 1961 году власти ГДР выстроили пограничные сооружения прямо по демаркационной линии, проходившей через центр города – так появилась знаменитая Берлинская Стена. Город был фактически разделен на два; центральная, самая активная до войны его часть в районе Потсдамер плац и Лейпцигер плац стала приграничной территорией и городской окраиной, как для восточной, так и для западной части. Поблизости от Стены новые здания не строились, но уцелевшие сохранялись.
zooming
Берлинская стена разделила город надвое. Красным цветом показаны здания, построенные в Берлине в 1953-1989 годах. Иллюстрация Ханса Штимана

В Западном Берлине восстановление города велось по принципам Афинской Хартии – свободно стоящими в пространстве многокватирными домами, образовывавшими  «суперблоки» - микрорайоны. В Восточном, после кратковременного насаждения «сталинской» архитектуры, оставившей свой след в виде ансамблей Сталин Аллее и советского посольства на Ундер-дер-Линден, также возобладали модернистские градостроительные идеи. Историческая планировочная ткань игнорировалась и новые панельные здания заполняли лакуны между сохранившимися после боёв и бомбежек домами.
Ханзаплац в Западном Берлине до войны (вверху) и осуществленный проект восстановления (внизу). Иллюстрация из лекции Филиппа Мойзера
zooming
Ханзаплац в Западном Берлине до войны и осуществленный проект восстановления. Иллюстрация из лекции Филиппа Мойзера

Таким образом, к моменту падения Стены и объединения Германии Берлин представлял собой два города, развивавшихся автономно в течение тридцати лет, историческая ткань которых сохранилась фрагментарно, а географический центр был полосой отчуждения государственной границы. «Сшивание» разорванных частей, превращение конгломерата хаотично застроенных пространств в столицу единого немецкого государства и, одновременно, город, удобный для жизни, было, пожалуй, самой сложной и масштабной градостроительной задачей, осуществленной за последнее столетие.
zooming
Ханс Штиман. Фотография предоставлена автором

Идея Ханса Штимана, директора департамента городского развития Сената Берлина, возглавившего проект реконструкции города, заключалась в том, чтобы восстановить плотную городскую ткань существовавшую до войны, но не идти по пути стилизации «под старину» или создания копий разрушенных зданий, а наполнить её современным архитектурным содержанием. Для того, чтобы создать такую историчную по топологии, но современную среду, был использован давно известный и широко применяющийся во всем мире инструмент – регламент.
zooming
Новые здания в Берлине, построенные в 1989-2000 годах. Иллюстрация Ханса Штимана
zooming
Новые здания в Берлине, построенные в 2000-2010 годах. Иллюстрация Ханса Штимана

Посмотреть, как этот инструмент применялся на практике, проще всего на примере Фридрихштадта – района в центре Берлина, сложившегося в эпоху Фридриха Великого. Но об этом в следующем очерке.

01 Апреля 2013

Александр Ложкин

Автор текста:

Александр Ложкин
comments powered by HyperComments
Очерк 5. Город как организм
О протестах против Афинской хартии, рейтинге городов и принципах нового урбанизма. Продолжаем публиковать серию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина.
Технологии и материалы
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.