Очерк 1. В поисках качества городской среды

Начинаем публикацию серии «Очерков о городской среде» Александра Ложкина, основанную на цикле авторских лекций «Современные концепции формирования архитектурной среды».

Александр Ложкин

Автор текста:
Александр Ложкин

mainImg
0 Александр Ложкин. Очерки о городской среде
Часть 1. В поисках качества городской среды

Эти очерки написаны по материалам курса лекций «Современные концепции формирования архитектурной среды», который я читал студентам 4 курса кафедры дизайна архитектурной среды НГАХА и студентам 5 курса кафедры архитектуры ПСХА, а также, в сильно сокращенном виде, профессиональным архитекторам, градостроителям, экономистам на мастер-классах и семинарах в Екатеринбурге, Перми, Новосибирске, Тюмени, на Байкале и дважды в Нижнем Новгороде. Естественно, в достаточно кратком курсе невозможно хоть сколько-либо подробно рассказать обо всем многообразии подходов к проектированию среды обитания, существующих в мире. Такая задача и не ставилась. Задача, по большому счету, была в том, чтобы сломать «матрицу стереотипов», в течение многих десятилетий последовательно закладываемую  отечественной системой архитектурного и градостроительного образования в головы тех, кто сейчас занимается, и будет заниматься развитием наших городов в недалеком будущем. Побудить слушателей к самостоятельному исследованию, к поиску альтернатив тем очевидно тупиковым решениям, что превалируют сегодня в градостроительной практике.

Эти очерки, тем не менее, не будут конспектом прочитанных мной лекций. Скорее лекционный курс задаст канву для рассуждений по поводу того, почему российские города не получается сделать образцом качественной архитектурной среды и какие существуют пути для того, чтобы выйти из тупика. Но сегодня, приступая к написанию этих «Очерков», я сам не знаю пока, чем обернутся эти рассуждения. Надеюсь, что удастся сделать их популярными по форме, но глубокими по содержанию. Надеюсь также на обратную реакцию читателей в ЖЖ (http://alexander-loz.livejournal.com) и на фейсбуке (http://www.facebook.com/aleksandr.lozhkin).

* * *
Есть несколько острых вопросов, которые отечественными градостроителями упорно не замечаются и ответы на них не даются. Очевидно явное противоречие между их желанием создать в проектах качественную архитектурную среду и теми результатами, который мы имеем в итоге реализации их градостроительных проектов спальных микрорайонов и центров городов. Качество получающейся городской среды оказывается запредельно низким, несравнимым с качеством среды центров исторических городов.

Европа с большим отрывом лидирует по числу приезжающих в нее туристов из других частей света. Это единственный регион мира, в который едут не из-за природных достопримечательностей, а для того, чтобы окунуться в городскую среду. Даже иконические модернистские столицы, сразу строившиеся с претензией на то, чтобы стать памятниками градостроительного искусства – Чандигарх и Бразилиа – не стали местами массового паломничества туристов, при том что эти искусственно созданные города оказались не слишком удобны и для жизни местного населения. Если же говорить об отечественной версии модернистского градостроительства, многократно растиражированной в микрорайонной застройке по всем советским городам, то никому, кроме блогеров-экстремалов, не придёт в голову ехать в эти районы в качестве туристов, да и живут в них люди чаще всего только из-за отсутствия достойной альтернативы. И даже когда в благоустройство таких районов вкладываются многомиллионные средства, что происходит нечасто, они не получают уровень комфорта, хоть в малой мере сопоставимый с качеством среды старых европейских городов.
Александр Ложкин. Фотография и коллаж Ю.Тарабариной
Улицы старого центра Риги. Фото: Александр Ложкин
Улицы старого центра Риги. Фото: Александр Ложкин
Улицы Венеции. Фото: Александр Ложкин

Жилье в таких районах  все еще пользуется спросом, но лишь потому, что у горожан нет особого выбора. Как только он возникает, а экономика микрорайонов начинает считаться не только из прямых затрат на строительство квадратных метров, но и с учетом затрат, которые несет сообщество в целом, затрат на эксплуатацию зданий, на содержание огромных территорий, эти районы перестают быть успешными. И тогда, как показывает зарубежная практика, эти районы быстро превращаются в маргинальные гетто, или вообще пустеют.
Чандигарх. Фото: Алексей Народицкий
Один из спальных районов Новосибирска. Фото с сайта skyscrapercity.com
Один из спальных районов Новосибирска. Фото с сайта skyscrapercity.com
Улица Кадырова в Южном Бутово в Москве. Фото с сайта skyscrapercity.com

То, что современные градостроители не могут создать качество среды, хоть ненамного приближающееся к качеству среды старых городов, может показаться удивительным с учетом того, что историческую среду, за редким исключением, никто специально не проектировал. Она складывалась естественным образом, стихийно. Может быть из стихийности и возникает качественная городская среда? Может быть не нужно вообще пытаться проектировать или регулировать застройку и нужное качество возникнет само собой? Что же, попробуем теперь сравнить естественным образом сложившиеся районы в России и в Европе.  Да, в российских городах тоже есть территории, застраивавшиеся стихийно – так называемые «нахаловки». Можно ли их считать образцом комфорта? Вряд ли. Хотя, как и в случае с центрами старых европейских городов, это естественно сложившаяся архитектурная среда.
zooming
Маргинализированный микрорайон в Восточной Европе. Фото с сайта webpark.ru
zooming
Маргинализированный микрорайон в Восточной Европе. Фото с сайта webpark.ru

Ответ на вопрос, почему старые города комфортны, лежит на поверхности. Модель традиционного европейского города складывалась столетиями и даже иногда тысячелетиями путем естественного отбора архитектурных и градостроительных решений, удобных для жизни. И, на протяжении пяти веков, до начала XIX  века европейские города почти не меняли свои границы, размеры, типологию застройки. В России, где большинство городов появилось сравнительно недавно, подобная собственная модель не успела выработаться. «Нахаловки» не прошли многократный цикл замещения одних зданий другими, но в сохранившихся исторических центрах городов мы видим схожую с европейской городскую среду, возникшую в результате эволюции. Старые города комфортны потому, что их среда формировалась продолжительное время, отбрасывая всё ненужное, неудобное, опасное. Существовавшие естественные ограничения, связанные с отсутствием транспорта, инженерных возможностей строить высокие здания, заставляли застраивать город компактно и чрезвычайно плотно. Возникла традиция, и следование ей, при постоянной ее модернизации, было гарантией устойчивого развития городов в XIII-XVIII веках.
Стихийная малоэтажная застройка в Новосибирске. Фото предоставлено ГК «Метаприбор».
Стихийная малоэтажная застройка в Новосибирске. Фото: Александр Ложкин

Почему же в XIX и ХХ веках архитекторы кинулись искать новые градостроительные концепции? Что вдруг перестало удовлетворять людей в историческом городе? Почему построенные по новым рецептам города некомфортны, и возможно ли в принципе средствами архитектуры искусственно создать комфортную для жизни городскую среду? И если можно, то как? Об этом – в следующих очерках нашего сериала.

24 Октября 2012

Александр Ложкин

Автор текста:

Александр Ложкин
Очерк 5. Город как организм
О протестах против Афинской хартии, рейтинге городов и принципах нового урбанизма. Продолжаем публиковать серию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина.
Технологии и материалы
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Обучение через игру: новый тренд детских площадок
Компания «Новые горизонты» разработала инновационный игровой комплекс, который ненавязчиво интегрирует в ежедневную активность детей разного возраста познавательную функцию. Развитие моторики, координации и социальных навыков теперь дополняет знакомство с научными фактами и явлениями.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Сейчас на главной
Ларец самоцветов
За лаконичными фасадами загородного дома семьи архитекторов из Уфы прячется личный «музей»: насыщенное по цвету и фактурам пространство, в котором каждый предмет и дизайнерское решение несет отпечаток индивидуальности хозяев.
Геопластический подход
T+T architects сообщают о завершении благоустройства двора 1 очереди ЖК «Александровский сад» в Екатеринбурге – ландшафт дополняет контекстуальную архитектуру, приспособленную к предпочтениям покупателей и к центру города, смелыми неомодернистскими росчерками и пышной разнообразной зеленью.
Стихия воды
Ванная на 84 этаже, купание под звездами, заплыв к Финскому заливу и спуск к горному источнику – в нашей подборке спа-комплексов.
Искусство в аэропорту
Бюро OMA разработало выставочный дизайн для 1-й Биеннале исламских искусств: экспозиция размещена в знаменитом Терминале хаджа в аэропорту Джидды.
Кожа вокзала
Продолжая собирать подписи за сохранение подлинной архитектуры вокзала города Владимира (1969–1975), рассматриваем его более внимательно: разбираемся, что в нем ценного и почему его надо сохранить и отреставрировать с обновлением, а не одевать в вентфасады. Обнаружилось достаточно много тонкостей и нюансов – если здание бережно очистить, оно само сможет стать туристической достопримечательностью и позитивным примером сохранения наследия авторской архитектуры модернизма.
«Новая Эллада»
Публикуем рецензию на вышедшую в этом январе книгу Андрея Карагодина «Новая Эллада. Два века архитектурной утопии на южном берегу Крыма».
Архитектор как граффити
В Нижнем Новгороде провели конкурс и реализовали победивший проект граффити в честь Александра Харитонова. Оно разместилось на улице архитектора, в арке между первой и второй очередью банка Гарантия. Илья Сакович – о конкурсе, граффити, Александре Харитонове.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Зал торжеств
Недостроенный кинотеатр при санатории «Русь» в Геленджике архитекторы Fox Group Interiors превратили в конгресс-холл, где можно проводить мероприятия разной степени торжественности: от свадеб до бизнес-завраков и детских праздников.
Кристалл квартала
Типология и пластика крупных жилых комплексов не стоит на месте, и в створе общеизвестных решений можно найти свои нюансы. Комплекс Sky Garden объединяет две известные темы, «набирая» гигантский квартал из тонких и высоких башен, выстроенных по периметру крупного двора, в котором «растворен» перекресток двух пешеходных бульваров.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Парк железнодорожников
После реконструкции районный парк Уфы получил больше площадок и сценариев отдыха, в их числе – терапевтический сад для людей с ограниченными возможностями и смотровая площадка. Дизайн малых архитектурных форм отсылает к железнодорожной станции Дёма.
Умер Балкришна Доши
В возрасте 95 лет скончался индийский архитектор Балкришна Доши, лауреат Притцкеровской премии, сотрудник Ле Корбюзье и Луиса Кана.
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
Искусство чтения
«Хора» продолжает «библиотечную» серию: по проекту бюро пространство антресольного этажа Западного крыла Новой Третьяковки преобразовалось в книжную гостиную. Сюда можно прийти почитать или поработать без билета или абонемента.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.
Ар-деко на границе с Космосом
Конкурсный проект Степана Липгарта – клубный дом сдержанно-классицистической стилистики для участка в близком соседстве со зданием Музея космонавтики в Калуге – откликается и на контекст, и на поставленную заказчиком задачу. Он в меру респектабален, в меру подвижен и прозрачен, и даже немного вкапывается в землю, чтобы соблюсти строгие высотные ограничения, не теряя пропорций и масштаба.
Природные оттенки
Кровля и фасады виллы на побережье Нидерландов по проекту Mecanoo полностью облицованы глазурованной плиткой голубых, серых и зеленых оттенков.
Выбрать курс
В Ульяновске завершился конкурс на развитие бывшей территории Суворовского военного училища. В финал вышли три консорциума, сформированные из местных организаций и столичных бюро: Asadov, ТПО ПРАЙД и TOBE architects. Показываем все три предложения.
Сопка за стеной
Мастер-план микрорайона в Южно-Сахалинске, разработанный Институтом генплана Москвы при участии Kengo Kuma & Associates, основан на сложностях и преимуществах рельефа предгорья: дома располагаются каскадами, а многоуровневое благоустройство пронизывает все кварталы и соединяется с лесными тропами.
Сохранить модернистское здание вокзала города Владимира!
Открываем сбор подписей под открытым письмом директора Музея архитектуры Елизаветы Лихачевой и архитектора Сергея Чобана в защиту модернистского здания вокзала города Владимира, которому сейчас угрожает реконструкция с обезличиванием, и всех памятников модернизма в целом – авторы призывают поставить их на охрану как федеральные ОКН. Поддерживаем инициативу, эти здания, действительно, давно пора поставить на охрану.
На лучезарном острове
Wyndham Clubhouse, построенный по проекту вьетнамского бюро MIA Design Studio на курортном острове Фукуок, мыслился как гигантский уютный светильник с узорчатыми кирпичными стенами в качестве абажура.
Лоу-тек для музея
Бюро gmp выиграло конкурс на проект реконструкции и расширения гипсоформовочной мастерской Государственных музеев Берлина – крупнейшей в мире. Слепки скульптур производятся здесь уже более 200 лет.