Очерк 8. Рамки традиции (продолжение)

Очередной очерк Александра Ложкина продолжает тему того, можно ли сочетать традиции и новации в современном городе.

Александр Ложкин

Автор текста:
Александр Ложкин

mainImg
zooming
Александр Ложкин. Фотография: sib.fm
zooming
Берлин в 1910 году. Фотография предоставлена автором
Берлин в 1945 году. Фотография: joshblackman.net
Берлин в 2010 году. Фотография: aviapictures.com

Идея Ханса Штимана, директора департамента городского развития Сената Берлина, возглавившего проект реконструкции города, заключалась в том, чтобы восстановить плотную городскую ткань, существовавшую до войны, но не идти по пути ее стилизации «под старину» или создания копий разрушенных зданий, а наполнить историческую матрицу современным архитектурным содержанием. Для того, чтобы создать такую традиционную, но одновременно современную среду, был использован давно известный и широко применяющийся во всем мире инструмент – регламент. Посмотреть, как он применяется на практике, проще всего на примере Фридрихштадта – района в центре Берлина, сложившегося в эпоху Фридриха Великого и восстановленного в середине 1990-х.

Это город, возникший в период барокко – гомогенная по высоте и характеру застройки среда, образованная размещенными по периметру прямоугольных кварталов 5-7 этажными зданиями с двумя этажами мансард.
zooming
Фридрихштрассе. Изображение предоставлено автором
Фридрихштрассе в начале ХХ века. Фотография предоставлена автором
zooming
Фридрихштадт в конце 1960-х годов. Фотография предоставлена автором

На основе исторической типологии были разработаны регламенты для нового строительства. За основу были взяты положения Берлинского строительного устава («регулятива») 1929 года [1]. Любое строящееся в квартале здание должно было граничить с красной линией, отступ от которой не допускался. Высота зданий до карниза определялась в зависимости от того, какой она была в этом месте в довоенном Берлине (в большей части 22 метра), два этажа над карнизом предлагалось сделать мансардными или заглубить от фасадной стены наподобие мансарды. Структура фасадов должна была следовать структуре довоенных домовладений и в каждом квартале предписывалось размещение не менее 20% жилья.
zooming
Картинка, иллюстрирующая принцип регламентации на территории Фридрихштадта. Предоставлено автором

В 1990-е в районе развернулось массовое строительство, к которому были привлечены ведущие архитекторы того времени. Пожалуй, нет другого примера, когда бы «звезды» рядом друг с другом построили столь большое количество зданий. Все архитекторы были поставлены в равные условия – получился своеобразный конкурс. Все они, само собой, обладали индивидуальными творческими почерками, но Фридрихштрассе не производит впечатления хаотичной застройки – скорее наоборот, этот район упрекают в чрезмерной упорядоченности, в том, что ярким авторам не дали «разгуляться». Но тогда бы мы получили не Берлин, а какой-нибудь другой город, возможно Лас-Вегас.
zooming
Фридрихштрассе. Фотография Василия Бабурова, http://townplanner.livejournal.com/
zooming
Фридрихштрассе. Фотография Василия Бабурова, http://townplanner.livejournal.com/
Фридрихштрассе. Фотография из журнала Проект International

Так или иначе, но жестко заданные параметры застройки привели к созданию весьма качественной среды, характерной именно для этого города, и разнообразной в архитектурном плане. У нас теперь есть возможность сравнить проектные решения различных мировых звезд, поставленных в одинаковые условия. Филипп Мойзер писал, что прогулку по Фридрихштрассе можно сравнить с посещением библиотеки современной архитектурной теории [2].
zooming
Фасады разных зданий на Фридрихштрассе. Слева Бёге и Линдер, Кальфельдт Аркитектен, справа Ханс Колхоф, Михаэль Вёфтинг. Фотография из журнала Проект International
zooming
Фасады разных зданий на Фридрихштрассе. Слева Кристоф Мэклер, справа Жан Нувель. Фотография из журнала Проект International
zooming
Galeries Lafayettes Жана Нувеля. Фотография Василия Бабурова, http://townplanner.livejournal.com/
zooming
«Дом-коллаж» Альдо Росси. Фотография Василия Бабурова, http://townplanner.livejournal.com/
zooming
Rosmarin Karree, Бёге и Линдер, Кальфельдт Аркитектен. Фотография Василия Бабурова, http://townplanner.livejournal.com/

Даже главному архитектурному хулигану мира Фрэнку Гери пришлось усмирить свой необузданный талант и вписаться в установленные Штиманом жесткие регламенты. Вот так выглядит фасад построенного им DZ Bank:
Фрэнк Гери. DZ Bank. Фотография предоставлена автором

Фасад, выходящий на Ундер-дер-Линден вообще строг и классичен, по нему никак не скажешь, что это работа Гери:
Фрэнк Гери. DZ Bank

Не сумев выплеснуть свои безудержные фантазии на улицы Берлина, мастер оторвался в интерьере банка:
zooming
Фрэнк Гери. DZ Bank

…а также на неподвластной регламентам Штимана крыше здания, благо она прекрасно просматривается с купола Рейхстага:
zooming
Фрэнк Гери. DZ Bank. Фотография предоставлена автором

Архитекторы часто сетуют на то, что в Берлине градостроительство победило архитектуру. Это действительно так – четко прописанные регламенты, конечно, ограничивают возможности архитекторов – но они же не дают создавать объекты, враждебные сложившейся городской среде, нарушающие гармонию комфортных городских пространств. Именно поэтому важно установление рамок – в конце концов, художники-живописцы также создают свои работы в четко очерченных границах холста и это никогда не мешало появлению шедевров.

Мне представляется важным сохранить в современном городе существовавшее в исторических поселениях разделение всей архитектуры на фоновую – средовую, подчиняющуюся единым законам, когда здания  по своим параметрам близки друг другу и служат лишь фоном для разнообразной городской жизни; и на так называемые landmark buildings – «открыточные», «знаковые», доминирующие здания, выполняющие символическую роль, служащие ориентирами в городском пространстве, а также средствами самоидентификации города и горожан: храмы, соборы, театры, музеи, дворцы, ратуши. Средовая застройка всегда подчинялась регламентам (иногда неписаным). Landmark buildings, напротив, в соответствии с их градостроительным и символическим значением оказывались вне регламентов, их архитектура была инновационна для своего времени и использовала прогрессивные (и дорогие) технологии. Строить такие «штучные» здания приглашали великих зодчих, или проводили на их проектирование конкурсы – в таком случае необходимо иметь гарантию качественного результата и проект выполняется под пристальным общественным контролем. 

В то же время, принципы регламентирования средовой застройки, когда предельные параметры зданий и сооружений прописываются заранее и владелец земельного участка вправе строить в их рамках всё, что посчитает нужным (и никаких дополнительных согласований получать не требуется), уже давно применяются повсеместно и в Европе, и в Америке.


[1] Бабуров В. Берлин: прогулки по Фридрихштадту // Записки урбаниста. 2012, 5 декабря. URL: http://townplanner.livejournal.com/2996.html

[2] Мойзер, Филипп. Поиск формы // Проект International, 2001, №2 – с. 46.

09 Апреля 2013

Александр Ложкин

Автор текста:

Александр Ложкин
comments powered by HyperComments
Очерк 5. Город как организм
О протестах против Афинской хартии, рейтинге городов и принципах нового урбанизма. Продолжаем публиковать серию «Очерков о городской среде» Александра Ложкина.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.