Архитектурное образование. Часть 2: возврат к первоосновам

Мастерская экспериментального учебного проектирования Евгения Асса на нынешней «Арх Москве» несколько отделилась от двух других школ, и территориально, и по содержанию стенда. Экспозиции самарской школы и ТАФ включили более разнообразный материал, сосредоточившись не на архитектурных проектах, а на отражении самого процесса обучения, в ходе которого студенты через курсы архитектурной пропедевтики и художественные акции-перфомансы постигают базовые понятия проектирования – пространство, форму и проч.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

29 Мая 2009
mainImg
0

Мастерская Сергея Малахова и Евгении Репиной уже 10 лет существует внутри самарского Архитектурно-строительного университета, в составе которого есть Институт архитектуры и дизайна. Там на факультете дизайна, на кафедре инновационного проектирования они и преподают. Круг их интересов значительно шире собственно архитектурного проектирования; школа занимается междисциплинарными связями, поиском базовых основ профессии, что роднит их с установками Александра Ермолаева, руководителя московской школы ТАФ, который считает эти основы общими для всех, позволяющими делать не только проекты, но и «композицию собственной судьбы». Для методики самарской школы характерен уклон в драматургию, мифологию, о чем свидетельствует их экспозиция, сделанная в форме некоего ковчега, где внутри представлены разнообразные ученические штудии на базовые темы и дипломные проекты дизайнеров и архитекторов, а снаружи коллаж из перформансов.

Центральное место занимает длинный макет, созданный студентами-дизайнерами третьего курса в рамках исследования феномена советской дачи. Он называется «Город одиноких холостяков» – в начале студенты писали мифы, каждый про свой фрагмент, потом делали макеты, потом соединили их в один. Это линейный  город, который находится вдоль железной дороги, поскольку электричка, – объясняет Евгения Репина, – это тоже миф советской культуры. Все жители этого города ждут никогда не приходящего поезда – проект насыщен такого рода метафорами. Рядом, параллельно дороге проходит «парк», правда без зелени, набранный из фрагментов советской действительности. Он белый и несколько сентиментальный, поскольку возник из обломков утраченного смыслового мира и в нем есть таинственные спуски в подземелье, романтические анфилады в классическом ордере, и сами дачи (один из макетов – финалист японского конкурса «Индивидуальное через универсальное»).

В принципе, в одном этом макете присутствуют все особенности авторской методики Малахова – Репиной. Первое: особое внимание к так называемым «найденным объектам» (objects trouves), к ним относятся те самострои дач из найденных «обломков советского мира», на которые горазда фантазия обладателей священных 6 соток – их студенты изучали в натуре, а потом по впечатлениям делали макеты. «Найденные вещи», считает Евгения Репина, иногда ценнее, чем сверхусилия, бесконечное продуцирование форм, которым сегодня переполнена профессия. Это своего рода воплощение профессиональной скромности.

Второе – любимая методология «театрализованного конфликта». Здесь она воплощена в попытке создать коллективный миф группы. Модель разделена на равные фрагменты, где каждый вписывался в свою зону и вынужден был считаться с соседями. Конфликты реального мира, где на уровне базовых инстинктов люди делят территорию, пищу, рассказывает Евгения Репина, переведены здесь в игру, в театр, и это дает правильное направление развитию архитектурной мысли – эти люди будут гуманистическими проектировщиками в противовес доминирующему сегодня авторскому сознанию. Оно, даже у гениальных Захи Хадид или Питера Эйзенманна ущербно и предсказуемо, считает Евгения Репина, потому что это уже бренд: «Когда ты приспосабливаешься, то немножко отступаешь от монологичности своего ума».

Третий принцип – это важность непрагматических, бесполезных вещей, составляющих «кровь профессии», те «пустоты», которые притягивает смыслы, считает Евгения Репина, ссылаясь на М. Эпштейна: «О них надо говорить в профессии, но нет языка. Если сказал – это уже форма, поэтому мы пытаемся со студентами  ходить по касательной, не в лобовую… Типологическое функциональное проектирование – это то, что нас очень угнетает, и то, от чего мы хотим дистанцироваться, хотя помним про бинарную модель, что прагматика идет рядом с бесполезными вещами, иначе и то, и другое становится ущербным». Однако оказывается, что все это непросто соединить в провинции, где студенты видят, что качество и мастерство – вовсе необязательные вещи.

Наконец, еще один методический ход – эскапизм, или разные формы бегства, позволяющие «выжить в провинции», от метафорического, внутрь себя, внутрь качества, до физического – осенних перформансов. Последнее – это буквальное бегство на правый берег Волги, куда из города нет мостов, поэтому он дикий и нетронутый, где студенты проводят разные пространственные эксперименты, например, побыть в роли женщин-башен. Более печальная форма бегства – это профессиональное самоопределение студентов, которые понимают, что им нужно бежать из провинции в столицу, или за границу – где, между прочим, с имеющимся портфолио их охотно принимают.

Внимание к «ручным вещам», рисункам и моделям, фактурой и природой, сближает методику Малахова–Репиной с Александром Ермолаевым. «Но его пропедевтика, – говорит Евгения Репина, – абсолютно мастерская, мы снимаем шляпу. Мы, может быть, не добиваемся такого качества, у нас преобладает игровой аспект…» Александр Ермолаев руководит своей школой уже тридцать лет. Она родилась из неформального кружка МАрхИ под названием «Театр архитектурной формы» – ТАФ, в 1980 году. У Ермолаева нет жесткой программы, он каждый раз импровизирует вокруг какой-то актуальной темы, воспитывая и в своих студентах нетривиальность, новизну, открытый подход к решению любой задачи. Студенты всегда начинают с того, что учатся видеть структуру окружающего мира с примитивных пятен, линий, простейших предметов, чтобы потом различать внутреннее устройство, геометрию, форму в архитектуре. Эти штудии и представлены главным образом на стенде мастерской. Из архитектурных проектов здесь только один – детская площадка. Связанная, однако, с глубокими размышлениями о сторонах света.

Помимо архитектурной пропедевтики инструментом «перевоспитания» студентов от труднопреодолимых традиций является «сценический перформанс», в ходе которого они учатся понимать пространство, чувствовать форму, только теперь уже через свои физические возможности. Постановки этого визуально-пластического театра часто выстроены вокруг «натюрмортов» из архитектурных форм, где каждый является предметом, размышляет над тем, как он может двигаться в пространстве и пр. Студенты постарше сейчас на основе этих знаний занимаются проектированием идеального пространства для театра. Все это очень напоминает дух ВХУТЕМАСа, экспериментальный, творческий, методы мастерской Николая Ладовского, который, как известно, воспитал ряд талантливых архитекторов новаторов.

О дискуссии вокруг архитектурного образования громко заговорили впервые после долгого перерыва и впервые показали ведущие школы, которые в узком кругу вот уже больше десяти лет обкатывают новые (или хорошо забытые старые) методики, воспитывая широко и гуманистически мыслящих архитекторов. Появилась площадка для дискуссии в виде форума на сайте школы Евгения Асса, осталось втянуть в нее преподавательский контингент, крепко сдерживаемый многолетней «традицией».

Экспозиция школы Малахова-Репиной. «Город одиноких холостяков». Фото Натальи Коряковской
Экспозиция школы Малахова-Репиной. «Город одиноких холостяков»
Экспозиция школы Малахова-Репиной. «Город одиноких холостяков»
Экспозиция школы Малахова-Репиной. «Город одиноких холостяков»
Экспозиция школы Малахова-Репиной. Перфоманс «Женщина-башня»
Экспозиция школы Малахова-Репиной.
Экспозиция мастерской ТАФ

29 Мая 2009

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Пресса: Новые имена или новое поколение?
Минувшая АРХМОСКВА была уникальна, по крайней мере в одном отношении. Впервые за 15 (?) лет АРХМОСКВА от демонстрации достижений отдельных архитекторов перешла к постановке и обсуждению профессиональных проблем (не могу здесь не согласиться с К.Ассом, высказавшим сходную точку зрения на сайте openspace).
Пресса: Школа общения. Архитектурное образование на "Арх Москве-2009"
Естественное продолжение темы NEXT — образование. В рамках АРХ Москвы показаны три архитектурных школы: московская Мастерская Экспериментального Учебного Проектирования Евгения Асса, Мастерская ТАФ (Театр архитектурной формы) Александра Ермолаева и учебная творческая Мастерская Сергея Малахова и Евгении Репиной из Самары. Школа как архитектурное пространство была осмыслена в лекции финского архитектора Севери Бломштеда.
Архитектурное образование next. Часть 1: Мастерская...
Впервые в экспозиции «Арх Москвы» в этом году появился раздел, посвященный архитектурному образованию. Он представлен двумя московскими школами – Евгения Асса (мастерская в МАрхИ) и Александра Ермолаева (мастерская «ТАФ»), а также самарской школой Сергея Малахова и Евгении Репиной. Все три авторские методики, как оказалось, похожи в том, что делают упор на архитектурную пропедевтику, заставляя студентов начинать проект с драматургии, мифологии, философии, содержания, понимать которые учат на простейших элементах. Стенды школ, напротив, выглядели весьма различно: Евгений Асс представлял три подробных студенческих проекта развития территории ЦДХ, самарская школа – макет мифологического «Города одиноких холостяков» и коллажи из перформансов, ТАФ – пропедевтические штудии.
Арх Москва light
В ЦДХ открылась «Арх Москва», выставка, которую все уже привыкли считать главным архитектурным событием года.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Черно-белая Казань
Знакомим читателей с проектом Андрея Ефимова и приглашаем начинающих архитектурных фотографов рассказать о себе на страницах Архи.ру
Классика для современников
Архитекторы бюро Megabudka выполнили проект комплекса гостиницы и апартаментов класса deluxe в центре новой федеральной территории «Сириус». Сдержанно-классичное решение фасадов заставило нас задуматься о цикличности столетий.
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.