Дом академика и дом охотника

Николина гора и штат Нью-Йорк: воспоминания Феликса Новикова о двух частных домах, в проектировании которых он участвовал, но «бразды» отдал в конечном счете владельцам.

author pht

Автор текста:
Феликс Новиков

28 Июля 2019
mainImg
Эту чету я знал. Мы встречались по разным праздничным поводам в доме моего двоюродного брата Рафаила Ванникова. Она – Люся Косыгина, директор Библиотеки Иностранной Литературы, дочь председателя Совета Министров СССР, он Джермен Гвишиани – заместитель председателя Государственного комитета СССР по Науке и Технике. В застольи они вели себя просто, дружелюбно, с чувством юмора. Джермен садился за фортепьяно, с видимым удовольствием играл и пел известную песню Вахтанга Кикобидзе «Мои года, мое богатство».

В 1979 году Джермен был избран действительным членом Академии Наук СССР. И вместе с тем получил участок в академическом поселке Николина гора и право построить дом в этом привлекательном месте. Вскоре мне позвонил брат и спросил не могу ли я рекомендовать Джери – так его называли близкие друзья – какого-либо архитектора. Я ответил, что и сам готов помочь ему в этом деле.

Мы встретились на даче Косыгина в Архангельском, где за зеленым забором и охраняемыми воротами расположились десять подобных государственных строений. Косыгинская числилась за № 1 и, согласно статусу хозяина, имела вторую ограду и свои ворота. В бытность народным комиссаром вооружения СССР, во время войны наркомом боеприпасов СССР, а после нее ведущим руководителем атомного проекта, мой дядя Борис Ванников пользовался дачей № 3 и обитатели этих дач дружили. Дети унаследовали дружбу родителей.

Иногда я гостил на 3-й даче и однажды, когда мне надо было вернуться в Москву, а дядя и его машина ночевали в городе, тетя позвонила Алексею Николаевичу с просьбой подбросить меня в столицу. Я подошел к воротам и сел в его лимузин. (Тогда, в середине 50-х, он был председателем Совета министров РСФСР). Знакомство ограничилось словами: «здравствуйте, спасибо, до свидания». «ЗИС-101» двигался в общем потоке машин. Сопровождения не было ни спереди, ни сзади.

Общение с Люсей и Джерменом было более содержательным. Обсуждалась программа проекта. Дом должен был вместить в себя три квартиры – главную и центральную – для родителей и две по сторонам для сына и дочери. В доме должен быть гараж на две машины, сауна и кое-что менее существенное. Вход при этом должен был быть один. Будущие хозяева привыкли жить под охраной, а здесь ее не будет. В заключение Люся сказала: «И сделайте нам, пожалуйста, скатную кровлю, иначе я этот дом любить не буду». Участок одной стороной примыкал к Москве-реке и я, настаивая на необходимости выхода к ней, сказал, что если его не будет, то дом не буду любить я. Люся смирилась с моим капризом.

Спустя недолгое время я вручил Джермену лист ватмана, на котором в масштабе 1:100 были изображены все проекции дома, не заявив никаких претензий относительно гонорара. Один лист по-приятельски можно запросто подарить. Через несколько дней раздался звонок в дверь, за которой стояли, согласившиеся с предложенным, Люся и Джермен. У него в руках был импортный радиоприёмник со встроенным магнитофоном, а у нее хрустальная ваза солидного размера, и нынче стоящая в моей квартире.

Как все теперь знают, заказчиков частных домов можно разделить на разные категории. С одного края те, которые во всем доверяются архитектору и они нам нравятся более всего. А с другого те, что удовлетворяются общим решением, полагая, что все остальное они сделают сами. Мешать им не следует. Люся и Джермен принадлежали ко второй. Рабочие чертежи выполнил «Гипронии», подрядчиком стал «Академстрой». Джермен получил для облицовки фасадов латвийский красный кирпич «Лоде», которым задолго до того был облицован комплекс МИЭТ в Зеленограде.

Позднее, уже в 84-м, когда дом был почти готов, за мной и женой приехали два мерседеса. В одном были Джермен и Люся, В другом Зураб Церетели, с которым мы были знакомы.

День был пасмурный. Я сделал несколько фотографий, но темно-красные формы здания, в общих чертах соответствующие проекту, на них были трудно различимы. Впрочем, на единственной сохранившейся, можно увидеть фрагмент, обращенный к реке, тот выход, на котором я настоял, небольшую террасу, спускающиеся с нее симметричные лестницы и арочную лоджию второго этажа. В интерьерах хозяева во всем определились согласно собственным вкусам. Вечер того дня кампания провела в застольи в другом поселке за зеленым забором, где было множество государственных дач рангом пониже архангельских, одну из которых занимала семья Люси и Джермена.
zooming
Фрагмент дома в поселке Николина гора. 1984
Предоставлено Феликсом Новиковым

Второй дом был построен в Америке, в 15 километрах к югу от городка Нэйпл, штат Нью-Йорк и почти в ста от места моего проживания. Его заказчик – Сергей, женатый на сестре моего зятя, мне как бы родственник. Он заядлый охотник и по прибытии в США, вырастив трех сыновей, супруги решили построить себе дом на двоих там, где дичь сама будет охотиться за охотником. И, найдя его в названном месте, они купили себе замечательный участок с живописным рельефом, лесом и оврагом площадью – вы не поверите – 21, 5 гектар. Просторно, красиво, мечта! Есть где разместить огород, сад, водоём. Строй, что пожелаешь!

Прежде всего Сергей приобрел и поставил гараж в качестве временного жилища, а потом обратился ко мне. В 2000 году мы втроём начали работу. В первом этаже прихожая, кухня, большая, в два света и два уровня гостиная с наклонным потолком, зенитным светом во входящем углу, лестницей и балконом, комната гостей, туалет, гараж на 1 машину. На втором этаже спальня со всем приложением, сауна, лоджия и все прочее – бытовое и техническое обеспечение. Диагональная композиция, открытая на окружающие просторы, венчается «башней», с высоты которой можно обозревать все личное пространство и, увидев приблудного оленя, опытный охотник запросто прицелится и пристрелит его. Состоялся проект во всех проекциях и моя жена – архитектор Галина Жирмунская – склеила макет.

Однако у меня нет лайзенса и я не намерен его получать. Значит нужен другой архитектор – американец, который все перечертит и поставит свою подпись. Сергей его нашел и тот выполнил должную работу, соответственно оплаченную. Проект получил все печати согласования. И началась стройка. И тогда выяснилось, что Сергей, построивший прежде свой первый дом в Подмосковье, тоже из тех, кто предпочитает все делать по-своему. Однако для того у него и Ирины была весьма убедительная мотивация. Прежде всего потому, что свой второй дом, как и первый, Ирина и Сергей строили своими руками. Сами.

Они понимали, что столь большие индивидуальные витражи будут много дороже стандартных окон и скажутся на стоимости отопления, что лестницу на двух косоурах сделать легче, нежели на одном с консольными ступенями, что камин сложить труднее, чем поставить готовую печь и работать она будет эффективнее и так далее. Словом, Сергей и Ирина построили свой дом иным, чем я его видел и я им в этом не мешал.
zooming
Макет дома охотника
Предоставлено Феликсом Новиковым
zooming
Дом охотника. 2003
Предоставлено Феликсом Новиковым

Конечно, не все делалось собственноручно. Когда надо было поднять построенную на земле деревянную башню, они заказывали автокран, заказывали столярку, облицовочный кирпич, иные материалы, но многое в конструкциях и отделке исполнялось ими самодеятельно. Полагаю, что и жизнь в доме, построенном таким образом, тоже окрашена особым ощущением. И, понятно, что хозяева такого дома с гордостью принимают гостей.

Я никогда прежде не публиковал эти объекты по той причине, что не могу назвать их своими. Полагаю, что они в большей мере плод творчества своих хозяев. Но история забавная и некоторое развлечение это занятие мне доставило.

Остается один вопрос: много ли оленей отстрелял Сергей, проживая в этом доме? Полагаю, что по меньшей мере по одному в год. Он и меня угощал олениной и не однажды. Вкусно!
 

28 Июля 2019

author pht

Автор текста:

Феликс Новиков
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.