Дом академика и дом охотника

Николина гора и штат Нью-Йорк: воспоминания Феликса Новикова о двух частных домах, в проектировании которых он участвовал, но «бразды» отдал в конечном счете владельцам.

Автор текста:
Феликс Новиков

mainImg
Эту чету я знал. Мы встречались по разным праздничным поводам в доме моего двоюродного брата Рафаила Ванникова. Она – Люся Косыгина, директор Библиотеки Иностранной Литературы, дочь председателя Совета Министров СССР, он Джермен Гвишиани – заместитель председателя Государственного комитета СССР по Науке и Технике. В застольи они вели себя просто, дружелюбно, с чувством юмора. Джермен садился за фортепьяно, с видимым удовольствием играл и пел известную песню Вахтанга Кикобидзе «Мои года, мое богатство».

В 1979 году Джермен был избран действительным членом Академии Наук СССР. И вместе с тем получил участок в академическом поселке Николина гора и право построить дом в этом привлекательном месте. Вскоре мне позвонил брат и спросил не могу ли я рекомендовать Джери – так его называли близкие друзья – какого-либо архитектора. Я ответил, что и сам готов помочь ему в этом деле.

Мы встретились на даче Косыгина в Архангельском, где за зеленым забором и охраняемыми воротами расположились десять подобных государственных строений. Косыгинская числилась за № 1 и, согласно статусу хозяина, имела вторую ограду и свои ворота. В бытность народным комиссаром вооружения СССР, во время войны наркомом боеприпасов СССР, а после нее ведущим руководителем атомного проекта, мой дядя Борис Ванников пользовался дачей № 3 и обитатели этих дач дружили. Дети унаследовали дружбу родителей.

Иногда я гостил на 3-й даче и однажды, когда мне надо было вернуться в Москву, а дядя и его машина ночевали в городе, тетя позвонила Алексею Николаевичу с просьбой подбросить меня в столицу. Я подошел к воротам и сел в его лимузин. (Тогда, в середине 50-х, он был председателем Совета министров РСФСР). Знакомство ограничилось словами: «здравствуйте, спасибо, до свидания». «ЗИС-101» двигался в общем потоке машин. Сопровождения не было ни спереди, ни сзади.

Общение с Люсей и Джерменом было более содержательным. Обсуждалась программа проекта. Дом должен был вместить в себя три квартиры – главную и центральную – для родителей и две по сторонам для сына и дочери. В доме должен быть гараж на две машины, сауна и кое-что менее существенное. Вход при этом должен был быть один. Будущие хозяева привыкли жить под охраной, а здесь ее не будет. В заключение Люся сказала: «И сделайте нам, пожалуйста, скатную кровлю, иначе я этот дом любить не буду». Участок одной стороной примыкал к Москве-реке и я, настаивая на необходимости выхода к ней, сказал, что если его не будет, то дом не буду любить я. Люся смирилась с моим капризом.

Спустя недолгое время я вручил Джермену лист ватмана, на котором в масштабе 1:100 были изображены все проекции дома, не заявив никаких претензий относительно гонорара. Один лист по-приятельски можно запросто подарить. Через несколько дней раздался звонок в дверь, за которой стояли, согласившиеся с предложенным, Люся и Джермен. У него в руках был импортный радиоприёмник со встроенным магнитофоном, а у нее хрустальная ваза солидного размера, и нынче стоящая в моей квартире.

Как все теперь знают, заказчиков частных домов можно разделить на разные категории. С одного края те, которые во всем доверяются архитектору и они нам нравятся более всего. А с другого те, что удовлетворяются общим решением, полагая, что все остальное они сделают сами. Мешать им не следует. Люся и Джермен принадлежали ко второй. Рабочие чертежи выполнил «Гипронии», подрядчиком стал «Академстрой». Джермен получил для облицовки фасадов латвийский красный кирпич «Лоде», которым задолго до того был облицован комплекс МИЭТ в Зеленограде.

Позднее, уже в 84-м, когда дом был почти готов, за мной и женой приехали два мерседеса. В одном были Джермен и Люся, В другом Зураб Церетели, с которым мы были знакомы.

День был пасмурный. Я сделал несколько фотографий, но темно-красные формы здания, в общих чертах соответствующие проекту, на них были трудно различимы. Впрочем, на единственной сохранившейся, можно увидеть фрагмент, обращенный к реке, тот выход, на котором я настоял, небольшую террасу, спускающиеся с нее симметричные лестницы и арочную лоджию второго этажа. В интерьерах хозяева во всем определились согласно собственным вкусам. Вечер того дня кампания провела в застольи в другом поселке за зеленым забором, где было множество государственных дач рангом пониже архангельских, одну из которых занимала семья Люси и Джермена.
zooming
Фрагмент дома в поселке Николина гора. 1984
Предоставлено Феликсом Новиковым

Второй дом был построен в Америке, в 15 километрах к югу от городка Нэйпл, штат Нью-Йорк и почти в ста от места моего проживания. Его заказчик – Сергей, женатый на сестре моего зятя, мне как бы родственник. Он заядлый охотник и по прибытии в США, вырастив трех сыновей, супруги решили построить себе дом на двоих там, где дичь сама будет охотиться за охотником. И, найдя его в названном месте, они купили себе замечательный участок с живописным рельефом, лесом и оврагом площадью – вы не поверите – 21, 5 гектар. Просторно, красиво, мечта! Есть где разместить огород, сад, водоём. Строй, что пожелаешь!

Прежде всего Сергей приобрел и поставил гараж в качестве временного жилища, а потом обратился ко мне. В 2000 году мы втроём начали работу. В первом этаже прихожая, кухня, большая, в два света и два уровня гостиная с наклонным потолком, зенитным светом во входящем углу, лестницей и балконом, комната гостей, туалет, гараж на 1 машину. На втором этаже спальня со всем приложением, сауна, лоджия и все прочее – бытовое и техническое обеспечение. Диагональная композиция, открытая на окружающие просторы, венчается «башней», с высоты которой можно обозревать все личное пространство и, увидев приблудного оленя, опытный охотник запросто прицелится и пристрелит его. Состоялся проект во всех проекциях и моя жена – архитектор Галина Жирмунская – склеила макет.

Однако у меня нет лайзенса и я не намерен его получать. Значит нужен другой архитектор – американец, который все перечертит и поставит свою подпись. Сергей его нашел и тот выполнил должную работу, соответственно оплаченную. Проект получил все печати согласования. И началась стройка. И тогда выяснилось, что Сергей, построивший прежде свой первый дом в Подмосковье, тоже из тех, кто предпочитает все делать по-своему. Однако для того у него и Ирины была весьма убедительная мотивация. Прежде всего потому, что свой второй дом, как и первый, Ирина и Сергей строили своими руками. Сами.

Они понимали, что столь большие индивидуальные витражи будут много дороже стандартных окон и скажутся на стоимости отопления, что лестницу на двух косоурах сделать легче, нежели на одном с консольными ступенями, что камин сложить труднее, чем поставить готовую печь и работать она будет эффективнее и так далее. Словом, Сергей и Ирина построили свой дом иным, чем я его видел и я им в этом не мешал.
zooming
Макет дома охотника
Предоставлено Феликсом Новиковым
zooming
Дом охотника. 2003
Предоставлено Феликсом Новиковым

Конечно, не все делалось собственноручно. Когда надо было поднять построенную на земле деревянную башню, они заказывали автокран, заказывали столярку, облицовочный кирпич, иные материалы, но многое в конструкциях и отделке исполнялось ими самодеятельно. Полагаю, что и жизнь в доме, построенном таким образом, тоже окрашена особым ощущением. И, понятно, что хозяева такого дома с гордостью принимают гостей.

Я никогда прежде не публиковал эти объекты по той причине, что не могу назвать их своими. Полагаю, что они в большей мере плод творчества своих хозяев. Но история забавная и некоторое развлечение это занятие мне доставило.

Остается один вопрос: много ли оленей отстрелял Сергей, проживая в этом доме? Полагаю, что по меньшей мере по одному в год. Он и меня угощал олениной и не однажды. Вкусно!
 

28 Июля 2019

Автор текста:

Феликс Новиков
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.