Детали, нарисованные светом

«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Архитектор Ян Сёндергаард стал вторым лектором в этом цикле.

Марина Игнатушко

Беседовала:
Марина Игнатушко

22 Декабря 2014
mainImg
«Архитектура – это знания, дополненные чувствами,» – объяснял профессор Сёндергаард (Jan Søndergaard). И в своем выступлении поставил акцент на растворенную в воздухе поэзию – такое восприятие и помогает находить ясные прагматические решения. Даже если проектируешь завод. Так, в административном комплексе Bang & Olufsen в датском Струере архитектору удалось совместить детские воспоминания и аналогии с высоким дизайном.
zooming
Ян Сёндергаард. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Центральный вход ориентирован на зеленый луг, фойе разделяет свет и тень, напольные покрытия. Предоставлено Velux

На этом предприятии разрабатывают и производят элитные аудио-, видеосистемы и телефоны. Ян показал слайд с элегантным телевизионным пультом. Этот предмет задал ассоциативные ряды для архитектуры: парение – поддержка, легкость – тяжесть, непроницаемость – прозрачность, движение – стабильность. Один из корпусов выполнен из мостовых конструкций, с применением 5-6 тросов: железобетонный объект словно висит в воздухе. У него есть несколько опор, но они не мешают визуальной связи с ландшафтом. Ян сравнил эту картину с хорошо знакомым всем видом на природу через распахнутую дверь, ворота или из-под навеса. Сам он в детстве жил на ферме, просыпался от солнечных лучей и выходил на траву, где гудели пчелы. Ощущение от нахождения в потоке света есть и в административном комплексе.
zooming
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Холл наполнен воздухом и светом, и это ощущение поддерживается визуально: за окном «парит» другой корпус комплекса. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Верхний естественный свет – обязательное условие для безоконных помещений. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. В этом узком коридоре с прозрачным антресольным этажом полоса солнечного света сверху играет с фактурой бетонной стены. Из отстраненно – стального он будто переходит в мягкое бархатистое состояние. Предоставлено Velux

Архитектура лишь позволяет упорядочить поток, почувствовать его погодное настроение и ритм: на основе простой геометрии всплывают сложные структуры. В свою очередь, лучи играют с текстурой поверхностей, заставляя пространство меняться в течение дня. В узком коридоре бетон выглядит мягким. Движение поддержано выбором и сочетанием материалов. Взаимодействие с потоком света не останавливается стенами и дверьми: интерьер избавлен от иерархических подчинений, построен по принципу перетекания, свободной коммуникации. Здесь – прозрачные лестницы и ступени. Скульптурные силуэты мебели делят интерьер на интимные зоны: рабочие места динамичным пунктиром прошивают картину фасада.
zooming
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Парящий корпус работает как линза, преломляющая цвета закатов и рассветов. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Предоставлено Velux



При этом режиссура игры точно отвечает функции пространства. Каждый работник может наблюдать технологический процесс, общую структуру производства. И, вдобавок, постоянно находится в реальности любимого пейзажа. Что здесь чувствуют люди? Вероятно, сопричастность чему-то общему и светлому.

Вот для того, чтобы так счастливо организовать жизнь, архитектору и важно не разучиться чувствовать. Способность к ощущениям – точно такой же необходимый профессиональный навык, как анализ контекста и умение обосновать свои художественные догадки. Именно это все отличает архитектора от маркетолога, специалиста по переговорам, от строителя и даже от художника. Ян Сёндергаард считает: «Новые постройки будут формировать наше окружение ближайшие 50–100 лет – мы несем прямую ответственность за эстетические впечатления, за эмоции, которые архитектура порождает».

Для него идеальным стал однажды заказчик, с которым они полгода обсуждали намерения, ходили прочувствовать место, делились мыслями и переживаниями, а потом все эти впечатления превратились в эскизы, которые постепенно обрастали деталями и только затем выросли в проект.

Ян Сёндергаард – совладелец архитектурного бюро Krohn Hartvig Rassmussrn (KHR), а еще – профессор в Королевской датской академии изобразительных искусств. И когда он говорит про художественные впечатления как необходимый материал для работы над проектом, мысль доносится отнюдь не из башни из слоновой кости (хотя в буднях российской практики нередко именно так и воспринимается). О значении чувственного взаимодействия с миром физических закономерностей известно давно. Достаточно напомнить про одну из главных для каждого архитектора книг – финна Юхани Палласмаа «Мыслящая рука: архитектура и экзистенциальная мудрость бытия».

На лекции Ян показал слайд с картиной своего соотечественника – Вильгельма Хаммерсхоя. В конце XIX века этот художник протянул нить от Вермеера к Моранди, исследуя, как изменения света влияют на формы, фактуры, оттенки предметов и комнат. Поэзия молчания для него – совершенная красота чистого света. Такое камерное, созерцательное состояние чувственного контакта с миром ­– есть и в объектах Сёндергаарда. В офисном центре лестница становится скульптурой: в зависимости от освещения – с четкими или вибрирующими контурами. Тонкий оконный профиль на углу витража уменьшает границу «внутреннее пространство – деревья сквера». Лестничная клетка между двух корпусов становится разделителем световых (и функциональных) потоков – за счет устройства верхнего естественного освещения – и графика теней обогащает интерьер.
Тонкий переплет на углу. Предоставлено Velux



Кстати, знакомство с некоторыми объектами Ян начинал с фотографий макетов. Макеты – его фирменный знак. Дело не в привычке, а в опыте общения с заказчиком. Компьютерное моделирование сузило восприятие будущего объекта до рассматривания картинки. Но картинка не позволяет в полной мере оценить пространственные, структурные решения, фокусирует внимание на цвете и материалах. Тут заказчик может диктовать: «Хочу черное, хочу красное». Обсуждение утонет в случайных подробностях, потеряется ощущение целого. Макет предполагает идти от общего к частному, находить детали, подтверждающие главную идею.

– Но это же очень трудоемко и затратно по времени! – высказала я свои сомнения Яну перед лекцией.

– Да, но все зависит от того, насколько вы ответственно подходите к проекту, есть ли у архитектора, что сказать заказчику, а не просто идти у него на поводу, – спокойно ответил Ян. – Можно истерично за ночь нарисовать несколько 3D-изображений. Но они не отразят реальную жизнь, реальные проблемы и потребности, если архитектор не подключится эмоционально. А чувства не включаются по заказу – для переживаний требуется время.

– Нужна «мыслящая рука» – привычка к рисованию?

– Технически освоить компьютер может любой. Но это будет лишь нечто, сделанное в программе. Если не подключать экзистенциальный опыт – лучше не продолжать!

 – Разве можно сейчас обойтись без компьютера?

– Конечно, нет. Компьютер позволяет архитектору наилучшим образом контролировать процесс. Но это уже – следующая стадия… Сейчас все конкурсные проекты, муниципальные заказы выполняются исключительно в новых программах, если особые условия не оговорены. Проблема в другом. Нередко рендер заказывают одним и тем же компаниям. Исполнитель виртуозно выстраивает эффекты, но сам ни разу не был в том месте, для которого рисует проект. Его можно попросить усилить впечатления, пойти на хитрость: сделать так, будто свет падает с севера – никто может и не заметить подмены. Люди привыкли к насыщенным тонам, штампованным образам в виде гигантских тропических бабочек, летающих вне географии, кислотной зелени и жгущим закатам. В реальности такого не бывает. Мы теряем настоящее, живую связь архитектуры с местом. Не учитываем, как в зависимости от времени суток, времени года меняется визуальный образ архитектуры – фактуры, оттенки, сама форма. Сейчас больше заботятся о геометрии, перенасыщая формы деталями, усиливая тональность цвета, по сути – создают избыток визуального шума. Архитектура – это тонкое переживание, перенесенное снаружи – внутрь.

– Скандинавские архитекторы известны своим вниманием к естественному свету. В Дании, Норвегии, Швеции – солнце светит по-разному?

– Свет не имеет национальных границ, только ландшафт влияет на игру солнца, – улыбается Ян. – В отличие от северных соседей, Дания не имеет ярко выраженного рельефа, у нас – широкие панорамы, любой город удален от моря не больше, чем на 40 километров, поэтому воздух – влажный, плотный, с эффектом мистического рассеивания света.


zooming
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux

В этих мистических ландшафтах, с доминирующими горизонталями и редкими, скромными вертикалями, кажется, будто бы ничего не происходит, но чувствуется, что-то есть. На сцене такого бескрайнего поля по проекту бюро KHR возведена церковь Святого Креста на острове Сьелланд. Здание построено из стекловолоконных композитов – оно полупрозрачно или светится, в зависимости от времени суток. Объем состоит из двух частей, похожих на большие плоские камни, и даже крест остается в плоскости крыши, лишь слегка приподнимаясь. Рисунок креста задан расположением световых фонарей – так, что знак прочитывается с неба. Ян рассказывал, что стремился сделать чистую вещь, без символической нагрузки.
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux

В его концепцию поверили 25 священнослужителей и приняли идею строить из стекловолокна. Узкая часть здания – неф, он имеет несколько входов, открытые и закрытые части – в зависимости от предназначения помещений. Широкая часть подобна амфитеатру, она сужается к хору, витражи обращены к фьорду, там же – несколько выходов-входов для проведения мероприятий под открытым небом.
Гостевой дом. Вокруг этой ванны и придуман небольшой дом в краю, где живут датские рыбаки и фермеры. Предоставлено Velux

Также продолжением ландшафта выглядит и гостевой дом, планировка которого, как сказал Ян, выстроена вокруг ванной. При сплошном – во весь фасад – панорамном остеклении – устроен еще верхний свет и сквозное проветривание.
Гостевой дом. Предоставлено Velux
zooming
Гостевой дом. Предоставлено Velux
Гостевой дом. Предоставлено Velux

Стремление поймать как можно больше света заметно и в других проектах, независимо от того, откуда поток попадает внутрь. Для станции метро выстроены треугольные пирамиды фонарей – даже в подземку Копенгагена доходит солнце! Опять же – подземная – парковка в Рейкьявике – освещается рассеянным светом, как расщелина исландских скал.
Гараж офисного здания в Рейкьявике. Предоставлено Velux
Гараж офисного здания в Рейкьявике. Предоставлено Velux
Офисное здание с гаражом в Рейкьявике. Предоставлено Velux
Офисное здание с гаражом в Рейкьявике. Предоставлено Velux

В библиотеке, совмещенной со школой, в центре датской столицы, естественное освещение используется максимально за счет структуры фасада, где стекло сочетается с кирпичом.
Школа и библиотека в копенгагенском районе Эрестад. Здание расположено на сравнительно небольшом участке, и для прогулок архитекторы создали террасы, спроектировали игровые и спортивные площадки на крыше. Обучение основано на информационных и коммуникационных технологиях, школа уделяет особое внимание эстетике среды. Здесь нет привычных классов – перетекающие пространства заполнены «скульптурой» мебели. В школе проходят в том числе и общественные мероприятия – одновременно это и локальный культурный центр. Предоставлено Velux
Школа и библиотека в копенгагенском районе Эрестад. Предоставлено компанией Velux
zooming
Школа и библиотека в копенгагенском районе Эрестад. Предоставлено компанией Velux
zooming
Завод Fiberline Middelfart. Удивительно, как архитектура завода настроена на восход и закат солнца! Ян Сондергаард учел ориентацию комплекса восток-запад и, в зависимости от времени суток, холм то «вырастает», то едва прорисовывается, а полосы остекления похожи на речки и ручьи. Предоставлено Velux

Один из крупный проектов KHR – завод Fiberline Middelfart. За эту работу Ян Сёндергаард был в пятый раз номинирован на премию Мис ван дер Роэ. Заводской комплекс задуман как гигантский искусственный склон, прорезанный тремя полосами света. Полосы ориентированы с востока на запад – так что весь день внутрь помещений попадает естественный свет. Внутреннее пространство – едино, и только офисная часть разбита на этажи с одной стороны комплекса. Завод выпускает стекловолокно, и этот материал активно использовался при строительстве самого комплекса. Новаторским экспериментом стало масштабное применение стеклопакетов – из них сделаны три световые полосы. Получилось здание, одетое в то, что внутри его производится: здоровая и убедительная самоидентификация.
Завод Fiberline Middelfart. Предоставлено Velux
zooming
Завод Fiberline Middelfart. Предоставлено Velux
zooming
Завод Fiberline Middelfart. Предоставлено Velux
zooming
Завод Fiberline Middelfart. Интерьер административных помещений. Предоставлено Velux
Завод Fiberline Middelfart. Интерьер административных помещений. Предоставлено Velux

После лекции Яна долго не отпускали, студенты школы МАРШ и гости явно симпатизировали датской архитектуре, которая, по рассказу уважаемого профессора Сёндергаарда, не украшена орнаментами, прагматична, отличается тектоничным подходом. Из более чем 180 слайдов его лекции треть была с картинами природы, бликов, текстурных красот и силуэтами конструкций. Я была уверена, что Ян непрерывно что-то рисует в блокноте, ходит с мольбертом на пленэр, посещает по абонементу музеи. Где же он черпает вдохновение, как перезагружается? Оказалось, все проще. Укреплять свою чувствительность можно и в спортивном зале, три раза в неделю. А любимая сказка Андерсена у Яна Сёндергаарда – тоже про свет: называется «Тень».
Павильон Дании на Expo-92 в Севилье. Проект, принесший KHR широкую известность. Предоставлено Velux
Павильон Дании на Expo-92 в Севилье. Проект, принесший KHR широкую известность. Предоставлено Velux
Павильон Дании на Expo-92 в Севилье. Проект, принесший KHR широкую известность. Предоставлено Velux
zooming
Павильон Дании на Expo-92 в Севилье. Проект, принесший KHR широкую известность. Предоставлено Velux

Поставщики, технологии

22 Декабря 2014

Марина Игнатушко

Беседовала:

Марина Игнатушко
comments powered by HyperComments
Свет-Человек-Архитектура. Лекции датских архитекторов...
В преддверии 2015 года, объявленного ЮНЕСКО Международным Годом Света, компания VELUX и Архитектурная школа МАРШ организуют цикл лекций датских архитекторов под лозунгом LIGHT-HUMAN-ARCHITECTURE, или Свет-Человек-Архитектура.
Ученье-свет
«Свет – человек – архитектура» – совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Выступление Хелле Юул завершило этот цикл встреч.
Нежное прикосновение
«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Встреча с Сигни Конгебро стала первой в этом цикле лекций.
Свет-Человек-Архитектура. Лекции датских архитекторов...
В преддверии 2015 года, объявленного ЮНЕСКО Международным Годом Света, компания VELUX и Архитектурная школа МАРШ организуют цикл лекций датских архитекторов под лозунгом LIGHT-HUMAN-ARCHITECTURE, или Свет-Человек-Архитектура.
Мысли о свете: работы победителей Международного...
Каждые два года на конкурсе, инициированном компанией VELUX, отбираются наиболее интересные проекты на тему освещения и использования источников энергии: от крупных исследований, актуальных для городской среды, до небольших абстрактных концепций.
Офис-витрина, пронизанный солнцем
Авторам офисно-складского комплекса VELUX в Словении удалось разместить офис продаж внутри гигантской, вытянутой вдоль шоссе консоли и украсить его мансардными окнами, тонко подчеркнув все их достоинства.
Солнечная реконструкция
Испанское бюро A2arquitectos, используя естественное освещение и обычные зенитные окна, превратило бассейн отеля на Майорке в его главную достопримечательность.
Окно в будущее
Сегодня руках в архитектора есть все необходимые инструменты для экологически дружественного строительства, создания сбалансированной среды и эффективного использования природных ресурсов. Один из многочисленных удачных примеров – жилой дом «Мельница Хансет» (Hunsett Mill) в Норфолке (Великобритания).
Дом солнца для цветов жизни
По европейской концепции Active House в Дании построили единственный в Европе «CO2-нейтральный» детский сад, опережая по энергоэффективности датские строительные нормы 2015г.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха