Детали, нарисованные светом

«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Архитектор Ян Сёндергаард стал вторым лектором в этом цикле.

Беседовала:
Марина Игнатушко

22 Декабря 2014
mainImg
«Архитектура – это знания, дополненные чувствами,» – объяснял профессор Сёндергаард (Jan Søndergaard). И в своем выступлении поставил акцент на растворенную в воздухе поэзию – такое восприятие и помогает находить ясные прагматические решения. Даже если проектируешь завод. Так, в административном комплексе Bang & Olufsen в датском Струере архитектору удалось совместить детские воспоминания и аналогии с высоким дизайном.
zooming
Ян Сёндергаард. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Центральный вход ориентирован на зеленый луг, фойе разделяет свет и тень, напольные покрытия. Предоставлено Velux

На этом предприятии разрабатывают и производят элитные аудио-, видеосистемы и телефоны. Ян показал слайд с элегантным телевизионным пультом. Этот предмет задал ассоциативные ряды для архитектуры: парение – поддержка, легкость – тяжесть, непроницаемость – прозрачность, движение – стабильность. Один из корпусов выполнен из мостовых конструкций, с применением 5-6 тросов: железобетонный объект словно висит в воздухе. У него есть несколько опор, но они не мешают визуальной связи с ландшафтом. Ян сравнил эту картину с хорошо знакомым всем видом на природу через распахнутую дверь, ворота или из-под навеса. Сам он в детстве жил на ферме, просыпался от солнечных лучей и выходил на траву, где гудели пчелы. Ощущение от нахождения в потоке света есть и в административном комплексе.
zooming
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Холл наполнен воздухом и светом, и это ощущение поддерживается визуально: за окном «парит» другой корпус комплекса. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Верхний естественный свет – обязательное условие для безоконных помещений. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. В этом узком коридоре с прозрачным антресольным этажом полоса солнечного света сверху играет с фактурой бетонной стены. Из отстраненно – стального он будто переходит в мягкое бархатистое состояние. Предоставлено Velux

Архитектура лишь позволяет упорядочить поток, почувствовать его погодное настроение и ритм: на основе простой геометрии всплывают сложные структуры. В свою очередь, лучи играют с текстурой поверхностей, заставляя пространство меняться в течение дня. В узком коридоре бетон выглядит мягким. Движение поддержано выбором и сочетанием материалов. Взаимодействие с потоком света не останавливается стенами и дверьми: интерьер избавлен от иерархических подчинений, построен по принципу перетекания, свободной коммуникации. Здесь – прозрачные лестницы и ступени. Скульптурные силуэты мебели делят интерьер на интимные зоны: рабочие места динамичным пунктиром прошивают картину фасада.
zooming
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Парящий корпус работает как линза, преломляющая цвета закатов и рассветов. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Предоставлено Velux



При этом режиссура игры точно отвечает функции пространства. Каждый работник может наблюдать технологический процесс, общую структуру производства. И, вдобавок, постоянно находится в реальности любимого пейзажа. Что здесь чувствуют люди? Вероятно, сопричастность чему-то общему и светлому.

Вот для того, чтобы так счастливо организовать жизнь, архитектору и важно не разучиться чувствовать. Способность к ощущениям – точно такой же необходимый профессиональный навык, как анализ контекста и умение обосновать свои художественные догадки. Именно это все отличает архитектора от маркетолога, специалиста по переговорам, от строителя и даже от художника. Ян Сёндергаард считает: «Новые постройки будут формировать наше окружение ближайшие 50–100 лет – мы несем прямую ответственность за эстетические впечатления, за эмоции, которые архитектура порождает».

Для него идеальным стал однажды заказчик, с которым они полгода обсуждали намерения, ходили прочувствовать место, делились мыслями и переживаниями, а потом все эти впечатления превратились в эскизы, которые постепенно обрастали деталями и только затем выросли в проект.

Ян Сёндергаард – совладелец архитектурного бюро Krohn Hartvig Rassmussrn (KHR), а еще – профессор в Королевской датской академии изобразительных искусств. И когда он говорит про художественные впечатления как необходимый материал для работы над проектом, мысль доносится отнюдь не из башни из слоновой кости (хотя в буднях российской практики нередко именно так и воспринимается). О значении чувственного взаимодействия с миром физических закономерностей известно давно. Достаточно напомнить про одну из главных для каждого архитектора книг – финна Юхани Палласмаа «Мыслящая рука: архитектура и экзистенциальная мудрость бытия».

На лекции Ян показал слайд с картиной своего соотечественника – Вильгельма Хаммерсхоя. В конце XIX века этот художник протянул нить от Вермеера к Моранди, исследуя, как изменения света влияют на формы, фактуры, оттенки предметов и комнат. Поэзия молчания для него – совершенная красота чистого света. Такое камерное, созерцательное состояние чувственного контакта с миром ­– есть и в объектах Сёндергаарда. В офисном центре лестница становится скульптурой: в зависимости от освещения – с четкими или вибрирующими контурами. Тонкий оконный профиль на углу витража уменьшает границу «внутреннее пространство – деревья сквера». Лестничная клетка между двух корпусов становится разделителем световых (и функциональных) потоков – за счет устройства верхнего естественного освещения – и графика теней обогащает интерьер.
Тонкий переплет на углу. Предоставлено Velux



Кстати, знакомство с некоторыми объектами Ян начинал с фотографий макетов. Макеты – его фирменный знак. Дело не в привычке, а в опыте общения с заказчиком. Компьютерное моделирование сузило восприятие будущего объекта до рассматривания картинки. Но картинка не позволяет в полной мере оценить пространственные, структурные решения, фокусирует внимание на цвете и материалах. Тут заказчик может диктовать: «Хочу черное, хочу красное». Обсуждение утонет в случайных подробностях, потеряется ощущение целого. Макет предполагает идти от общего к частному, находить детали, подтверждающие главную идею.

– Но это же очень трудоемко и затратно по времени! – высказала я свои сомнения Яну перед лекцией.

– Да, но все зависит от того, насколько вы ответственно подходите к проекту, есть ли у архитектора, что сказать заказчику, а не просто идти у него на поводу, – спокойно ответил Ян. – Можно истерично за ночь нарисовать несколько 3D-изображений. Но они не отразят реальную жизнь, реальные проблемы и потребности, если архитектор не подключится эмоционально. А чувства не включаются по заказу – для переживаний требуется время.

– Нужна «мыслящая рука» – привычка к рисованию?

– Технически освоить компьютер может любой. Но это будет лишь нечто, сделанное в программе. Если не подключать экзистенциальный опыт – лучше не продолжать!

 – Разве можно сейчас обойтись без компьютера?

– Конечно, нет. Компьютер позволяет архитектору наилучшим образом контролировать процесс. Но это уже – следующая стадия… Сейчас все конкурсные проекты, муниципальные заказы выполняются исключительно в новых программах, если особые условия не оговорены. Проблема в другом. Нередко рендер заказывают одним и тем же компаниям. Исполнитель виртуозно выстраивает эффекты, но сам ни разу не был в том месте, для которого рисует проект. Его можно попросить усилить впечатления, пойти на хитрость: сделать так, будто свет падает с севера – никто может и не заметить подмены. Люди привыкли к насыщенным тонам, штампованным образам в виде гигантских тропических бабочек, летающих вне географии, кислотной зелени и жгущим закатам. В реальности такого не бывает. Мы теряем настоящее, живую связь архитектуры с местом. Не учитываем, как в зависимости от времени суток, времени года меняется визуальный образ архитектуры – фактуры, оттенки, сама форма. Сейчас больше заботятся о геометрии, перенасыщая формы деталями, усиливая тональность цвета, по сути – создают избыток визуального шума. Архитектура – это тонкое переживание, перенесенное снаружи – внутрь.

– Скандинавские архитекторы известны своим вниманием к естественному свету. В Дании, Норвегии, Швеции – солнце светит по-разному?

– Свет не имеет национальных границ, только ландшафт влияет на игру солнца, – улыбается Ян. – В отличие от северных соседей, Дания не имеет ярко выраженного рельефа, у нас – широкие панорамы, любой город удален от моря не больше, чем на 40 километров, поэтому воздух – влажный, плотный, с эффектом мистического рассеивания света.


zooming
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux

В этих мистических ландшафтах, с доминирующими горизонталями и редкими, скромными вертикалями, кажется, будто бы ничего не происходит, но чувствуется, что-то есть. На сцене такого бескрайнего поля по проекту бюро KHR возведена церковь Святого Креста на острове Сьелланд. Здание построено из стекловолоконных композитов – оно полупрозрачно или светится, в зависимости от времени суток. Объем состоит из двух частей, похожих на большие плоские камни, и даже крест остается в плоскости крыши, лишь слегка приподнимаясь. Рисунок креста задан расположением световых фонарей – так, что знак прочитывается с неба. Ян рассказывал, что стремился сделать чистую вещь, без символической нагрузки.
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux

В его концепцию поверили 25 священнослужителей и приняли идею строить из стекловолокна. Узкая часть здания – неф, он имеет несколько входов, открытые и закрытые части – в зависимости от предназначения помещений. Широкая часть подобна амфитеатру, она сужается к хору, витражи обращены к фьорду, там же – несколько выходов-входов для проведения мероприятий под открытым небом.
Гостевой дом. Вокруг этой ванны и придуман небольшой дом в краю, где живут датские рыбаки и фермеры. Предоставлено Velux

Также продолжением ландшафта выглядит и гостевой дом, планировка которого, как сказал Ян, выстроена вокруг ванной. При сплошном – во весь фасад – панорамном остеклении – устроен еще верхний свет и сквозное проветривание.
Гостевой дом. Предоставлено Velux
zooming
Гостевой дом. Предоставлено Velux
Гостевой дом. Предоставлено Velux

Стремление поймать как можно больше света заметно и в других проектах, независимо от того, откуда поток попадает внутрь. Для станции метро выстроены треугольные пирамиды фонарей – даже в подземку Копенгагена доходит солнце! Опять же – подземная – парковка в Рейкьявике – освещается рассеянным светом, как расщелина исландских скал.
Гараж офисного здания в Рейкьявике. Предоставлено Velux
Гараж офисного здания в Рейкьявике. Предоставлено Velux
Офисное здание с гаражом в Рейкьявике. Предоставлено Velux
Офисное здание с гаражом в Рейкьявике. Предоставлено Velux

В библиотеке, совмещенной со школой, в центре датской столицы, естественное освещение используется максимально за счет структуры фасада, где стекло сочетается с кирпичом.
Школа и библиотека в копенгагенском районе Эрестад. Здание расположено на сравнительно небольшом участке, и для прогулок архитекторы создали террасы, спроектировали игровые и спортивные площадки на крыше. Обучение основано на информационных и коммуникационных технологиях, школа уделяет особое внимание эстетике среды. Здесь нет привычных классов – перетекающие пространства заполнены «скульптурой» мебели. В школе проходят в том числе и общественные мероприятия – одновременно это и локальный культурный центр. Предоставлено Velux
Школа и библиотека в копенгагенском районе Эрестад. Предоставлено компанией Velux
zooming
Школа и библиотека в копенгагенском районе Эрестад. Предоставлено компанией Velux
zooming
Завод Fiberline Middelfart. Удивительно, как архитектура завода настроена на восход и закат солнца! Ян Сондергаард учел ориентацию комплекса восток-запад и, в зависимости от времени суток, холм то «вырастает», то едва прорисовывается, а полосы остекления похожи на речки и ручьи. Предоставлено Velux

Один из крупный проектов KHR – завод Fiberline Middelfart. За эту работу Ян Сёндергаард был в пятый раз номинирован на премию Мис ван дер Роэ. Заводской комплекс задуман как гигантский искусственный склон, прорезанный тремя полосами света. Полосы ориентированы с востока на запад – так что весь день внутрь помещений попадает естественный свет. Внутреннее пространство – едино, и только офисная часть разбита на этажи с одной стороны комплекса. Завод выпускает стекловолокно, и этот материал активно использовался при строительстве самого комплекса. Новаторским экспериментом стало масштабное применение стеклопакетов – из них сделаны три световые полосы. Получилось здание, одетое в то, что внутри его производится: здоровая и убедительная самоидентификация.
Завод Fiberline Middelfart. Предоставлено Velux
zooming
Завод Fiberline Middelfart. Предоставлено Velux
zooming
Завод Fiberline Middelfart. Предоставлено Velux
zooming
Завод Fiberline Middelfart. Интерьер административных помещений. Предоставлено Velux
Завод Fiberline Middelfart. Интерьер административных помещений. Предоставлено Velux

После лекции Яна долго не отпускали, студенты школы МАРШ и гости явно симпатизировали датской архитектуре, которая, по рассказу уважаемого профессора Сёндергаарда, не украшена орнаментами, прагматична, отличается тектоничным подходом. Из более чем 180 слайдов его лекции треть была с картинами природы, бликов, текстурных красот и силуэтами конструкций. Я была уверена, что Ян непрерывно что-то рисует в блокноте, ходит с мольбертом на пленэр, посещает по абонементу музеи. Где же он черпает вдохновение, как перезагружается? Оказалось, все проще. Укреплять свою чувствительность можно и в спортивном зале, три раза в неделю. А любимая сказка Андерсена у Яна Сёндергаарда – тоже про свет: называется «Тень».
Павильон Дании на Expo-92 в Севилье. Проект, принесший KHR широкую известность. Предоставлено Velux
Павильон Дании на Expo-92 в Севилье. Проект, принесший KHR широкую известность. Предоставлено Velux
Павильон Дании на Expo-92 в Севилье. Проект, принесший KHR широкую известность. Предоставлено Velux
zooming
Павильон Дании на Expo-92 в Севилье. Проект, принесший KHR широкую известность. Предоставлено Velux


22 Декабря 2014

Беседовала:

Марина Игнатушко

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Свет в архитектуре. МАРШ. VELUX

Ученье-свет
«Свет – человек – архитектура» – совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Выступление Хелле Юул завершило этот цикл встреч.
Детали, нарисованные светом
«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Архитектор Ян Сёндергаард стал вторым лектором в этом цикле.
Нежное прикосновение
«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Встреча с Сигни Конгебро стала первой в этом цикле лекций.
Свет-Человек-Архитектура. Лекции датских архитекторов...
В преддверии 2015 года, объявленного ЮНЕСКО Международным Годом Света, компания VELUX и Архитектурная школа МАРШ организуют цикл лекций датских архитекторов под лозунгом LIGHT-HUMAN-ARCHITECTURE, или Свет-Человек-Архитектура.
Мысли о свете: работы победителей Международного...
Каждые два года на конкурсе, инициированном компанией VELUX, отбираются наиболее интересные проекты на тему освещения и использования источников энергии: от крупных исследований, актуальных для городской среды, до небольших абстрактных концепций.
Офис-витрина, пронизанный солнцем
Авторам офисно-складского комплекса VELUX в Словении удалось разместить офис продаж внутри гигантской, вытянутой вдоль шоссе консоли и украсить его мансардными окнами, тонко подчеркнув все их достоинства.
Солнечная реконструкция
Испанское бюро A2arquitectos, используя естественное освещение и обычные зенитные окна, превратило бассейн отеля на Майорке в его главную достопримечательность.
Окно в будущее
Сегодня руках в архитектора есть все необходимые инструменты для экологически дружественного строительства, создания сбалансированной среды и эффективного использования природных ресурсов. Один из многочисленных удачных примеров – жилой дом «Мельница Хансет» (Hunsett Mill) в Норфолке (Великобритания).
Дом солнца для цветов жизни
По европейской концепции Active House в Дании построили единственный в Европе «CO2-нейтральный» детский сад, опережая по энергоэффективности датские строительные нормы 2015г.

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.