Детали, нарисованные светом

«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Архитектор Ян Сёндергаард стал вторым лектором в этом цикле.

author pht

Беседовала:
Марина Игнатушко

22 Декабря 2014
mainImg
«Архитектура – это знания, дополненные чувствами,» – объяснял профессор Сёндергаард (Jan Søndergaard). И в своем выступлении поставил акцент на растворенную в воздухе поэзию – такое восприятие и помогает находить ясные прагматические решения. Даже если проектируешь завод. Так, в административном комплексе Bang & Olufsen в датском Струере архитектору удалось совместить детские воспоминания и аналогии с высоким дизайном.
zooming
Ян Сёндергаард. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Центральный вход ориентирован на зеленый луг, фойе разделяет свет и тень, напольные покрытия. Предоставлено Velux

На этом предприятии разрабатывают и производят элитные аудио-, видеосистемы и телефоны. Ян показал слайд с элегантным телевизионным пультом. Этот предмет задал ассоциативные ряды для архитектуры: парение – поддержка, легкость – тяжесть, непроницаемость – прозрачность, движение – стабильность. Один из корпусов выполнен из мостовых конструкций, с применением 5-6 тросов: железобетонный объект словно висит в воздухе. У него есть несколько опор, но они не мешают визуальной связи с ландшафтом. Ян сравнил эту картину с хорошо знакомым всем видом на природу через распахнутую дверь, ворота или из-под навеса. Сам он в детстве жил на ферме, просыпался от солнечных лучей и выходил на траву, где гудели пчелы. Ощущение от нахождения в потоке света есть и в административном комплексе.
zooming
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Холл наполнен воздухом и светом, и это ощущение поддерживается визуально: за окном «парит» другой корпус комплекса. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Верхний естественный свет – обязательное условие для безоконных помещений. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. В этом узком коридоре с прозрачным антресольным этажом полоса солнечного света сверху играет с фактурой бетонной стены. Из отстраненно – стального он будто переходит в мягкое бархатистое состояние. Предоставлено Velux

Архитектура лишь позволяет упорядочить поток, почувствовать его погодное настроение и ритм: на основе простой геометрии всплывают сложные структуры. В свою очередь, лучи играют с текстурой поверхностей, заставляя пространство меняться в течение дня. В узком коридоре бетон выглядит мягким. Движение поддержано выбором и сочетанием материалов. Взаимодействие с потоком света не останавливается стенами и дверьми: интерьер избавлен от иерархических подчинений, построен по принципу перетекания, свободной коммуникации. Здесь – прозрачные лестницы и ступени. Скульптурные силуэты мебели делят интерьер на интимные зоны: рабочие места динамичным пунктиром прошивают картину фасада.
zooming
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Парящий корпус работает как линза, преломляющая цвета закатов и рассветов. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Предоставлено Velux
Штаб-квартира Bang & Olufsen в Струере. Предоставлено Velux



При этом режиссура игры точно отвечает функции пространства. Каждый работник может наблюдать технологический процесс, общую структуру производства. И, вдобавок, постоянно находится в реальности любимого пейзажа. Что здесь чувствуют люди? Вероятно, сопричастность чему-то общему и светлому.

Вот для того, чтобы так счастливо организовать жизнь, архитектору и важно не разучиться чувствовать. Способность к ощущениям – точно такой же необходимый профессиональный навык, как анализ контекста и умение обосновать свои художественные догадки. Именно это все отличает архитектора от маркетолога, специалиста по переговорам, от строителя и даже от художника. Ян Сёндергаард считает: «Новые постройки будут формировать наше окружение ближайшие 50–100 лет – мы несем прямую ответственность за эстетические впечатления, за эмоции, которые архитектура порождает».

Для него идеальным стал однажды заказчик, с которым они полгода обсуждали намерения, ходили прочувствовать место, делились мыслями и переживаниями, а потом все эти впечатления превратились в эскизы, которые постепенно обрастали деталями и только затем выросли в проект.

Ян Сёндергаард – совладелец архитектурного бюро Krohn Hartvig Rassmussrn (KHR), а еще – профессор в Королевской датской академии изобразительных искусств. И когда он говорит про художественные впечатления как необходимый материал для работы над проектом, мысль доносится отнюдь не из башни из слоновой кости (хотя в буднях российской практики нередко именно так и воспринимается). О значении чувственного взаимодействия с миром физических закономерностей известно давно. Достаточно напомнить про одну из главных для каждого архитектора книг – финна Юхани Палласмаа «Мыслящая рука: архитектура и экзистенциальная мудрость бытия».

На лекции Ян показал слайд с картиной своего соотечественника – Вильгельма Хаммерсхоя. В конце XIX века этот художник протянул нить от Вермеера к Моранди, исследуя, как изменения света влияют на формы, фактуры, оттенки предметов и комнат. Поэзия молчания для него – совершенная красота чистого света. Такое камерное, созерцательное состояние чувственного контакта с миром ­– есть и в объектах Сёндергаарда. В офисном центре лестница становится скульптурой: в зависимости от освещения – с четкими или вибрирующими контурами. Тонкий оконный профиль на углу витража уменьшает границу «внутреннее пространство – деревья сквера». Лестничная клетка между двух корпусов становится разделителем световых (и функциональных) потоков – за счет устройства верхнего естественного освещения – и графика теней обогащает интерьер.
Тонкий переплет на углу. Предоставлено Velux



Кстати, знакомство с некоторыми объектами Ян начинал с фотографий макетов. Макеты – его фирменный знак. Дело не в привычке, а в опыте общения с заказчиком. Компьютерное моделирование сузило восприятие будущего объекта до рассматривания картинки. Но картинка не позволяет в полной мере оценить пространственные, структурные решения, фокусирует внимание на цвете и материалах. Тут заказчик может диктовать: «Хочу черное, хочу красное». Обсуждение утонет в случайных подробностях, потеряется ощущение целого. Макет предполагает идти от общего к частному, находить детали, подтверждающие главную идею.

– Но это же очень трудоемко и затратно по времени! – высказала я свои сомнения Яну перед лекцией.

– Да, но все зависит от того, насколько вы ответственно подходите к проекту, есть ли у архитектора, что сказать заказчику, а не просто идти у него на поводу, – спокойно ответил Ян. – Можно истерично за ночь нарисовать несколько 3D-изображений. Но они не отразят реальную жизнь, реальные проблемы и потребности, если архитектор не подключится эмоционально. А чувства не включаются по заказу – для переживаний требуется время.

– Нужна «мыслящая рука» – привычка к рисованию?

– Технически освоить компьютер может любой. Но это будет лишь нечто, сделанное в программе. Если не подключать экзистенциальный опыт – лучше не продолжать!

 – Разве можно сейчас обойтись без компьютера?

– Конечно, нет. Компьютер позволяет архитектору наилучшим образом контролировать процесс. Но это уже – следующая стадия… Сейчас все конкурсные проекты, муниципальные заказы выполняются исключительно в новых программах, если особые условия не оговорены. Проблема в другом. Нередко рендер заказывают одним и тем же компаниям. Исполнитель виртуозно выстраивает эффекты, но сам ни разу не был в том месте, для которого рисует проект. Его можно попросить усилить впечатления, пойти на хитрость: сделать так, будто свет падает с севера – никто может и не заметить подмены. Люди привыкли к насыщенным тонам, штампованным образам в виде гигантских тропических бабочек, летающих вне географии, кислотной зелени и жгущим закатам. В реальности такого не бывает. Мы теряем настоящее, живую связь архитектуры с местом. Не учитываем, как в зависимости от времени суток, времени года меняется визуальный образ архитектуры – фактуры, оттенки, сама форма. Сейчас больше заботятся о геометрии, перенасыщая формы деталями, усиливая тональность цвета, по сути – создают избыток визуального шума. Архитектура – это тонкое переживание, перенесенное снаружи – внутрь.

– Скандинавские архитекторы известны своим вниманием к естественному свету. В Дании, Норвегии, Швеции – солнце светит по-разному?

– Свет не имеет национальных границ, только ландшафт влияет на игру солнца, – улыбается Ян. – В отличие от северных соседей, Дания не имеет ярко выраженного рельефа, у нас – широкие панорамы, любой город удален от моря не больше, чем на 40 километров, поэтому воздух – влажный, плотный, с эффектом мистического рассеивания света.


zooming
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux

В этих мистических ландшафтах, с доминирующими горизонталями и редкими, скромными вертикалями, кажется, будто бы ничего не происходит, но чувствуется, что-то есть. На сцене такого бескрайнего поля по проекту бюро KHR возведена церковь Святого Креста на острове Сьелланд. Здание построено из стекловолоконных композитов – оно полупрозрачно или светится, в зависимости от времени суток. Объем состоит из двух частей, похожих на большие плоские камни, и даже крест остается в плоскости крыши, лишь слегка приподнимаясь. Рисунок креста задан расположением световых фонарей – так, что знак прочитывается с неба. Ян рассказывал, что стремился сделать чистую вещь, без символической нагрузки.
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux
Церковь Святого Креста на острове Сьелланд.Предоставлено Velux

В его концепцию поверили 25 священнослужителей и приняли идею строить из стекловолокна. Узкая часть здания – неф, он имеет несколько входов, открытые и закрытые части – в зависимости от предназначения помещений. Широкая часть подобна амфитеатру, она сужается к хору, витражи обращены к фьорду, там же – несколько выходов-входов для проведения мероприятий под открытым небом.
Гостевой дом. Вокруг этой ванны и придуман небольшой дом в краю, где живут датские рыбаки и фермеры. Предоставлено Velux

Также продолжением ландшафта выглядит и гостевой дом, планировка которого, как сказал Ян, выстроена вокруг ванной. При сплошном – во весь фасад – панорамном остеклении – устроен еще верхний свет и сквозное проветривание.
Гостевой дом. Предоставлено Velux
zooming
Гостевой дом. Предоставлено Velux
Гостевой дом. Предоставлено Velux

Стремление поймать как можно больше света заметно и в других проектах, независимо от того, откуда поток попадает внутрь. Для станции метро выстроены треугольные пирамиды фонарей – даже в подземку Копенгагена доходит солнце! Опять же – подземная – парковка в Рейкьявике – освещается рассеянным светом, как расщелина исландских скал.
Гараж офисного здания в Рейкьявике. Предоставлено Velux
Гараж офисного здания в Рейкьявике. Предоставлено Velux
Офисное здание с гаражом в Рейкьявике. Предоставлено Velux
Офисное здание с гаражом в Рейкьявике. Предоставлено Velux

В библиотеке, совмещенной со школой, в центре датской столицы, естественное освещение используется максимально за счет структуры фасада, где стекло сочетается с кирпичом.
Школа и библиотека в копенгагенском районе Эрестад. Здание расположено на сравнительно небольшом участке, и для прогулок архитекторы создали террасы, спроектировали игровые и спортивные площадки на крыше. Обучение основано на информационных и коммуникационных технологиях, школа уделяет особое внимание эстетике среды. Здесь нет привычных классов – перетекающие пространства заполнены «скульптурой» мебели. В школе проходят в том числе и общественные мероприятия – одновременно это и локальный культурный центр. Предоставлено Velux
Школа и библиотека в копенгагенском районе Эрестад. Предоставлено компанией Velux
zooming
Школа и библиотека в копенгагенском районе Эрестад. Предоставлено компанией Velux
zooming
Завод Fiberline Middelfart. Удивительно, как архитектура завода настроена на восход и закат солнца! Ян Сондергаард учел ориентацию комплекса восток-запад и, в зависимости от времени суток, холм то «вырастает», то едва прорисовывается, а полосы остекления похожи на речки и ручьи. Предоставлено Velux

Один из крупный проектов KHR – завод Fiberline Middelfart. За эту работу Ян Сёндергаард был в пятый раз номинирован на премию Мис ван дер Роэ. Заводской комплекс задуман как гигантский искусственный склон, прорезанный тремя полосами света. Полосы ориентированы с востока на запад – так что весь день внутрь помещений попадает естественный свет. Внутреннее пространство – едино, и только офисная часть разбита на этажи с одной стороны комплекса. Завод выпускает стекловолокно, и этот материал активно использовался при строительстве самого комплекса. Новаторским экспериментом стало масштабное применение стеклопакетов – из них сделаны три световые полосы. Получилось здание, одетое в то, что внутри его производится: здоровая и убедительная самоидентификация.
Завод Fiberline Middelfart. Предоставлено Velux
zooming
Завод Fiberline Middelfart. Предоставлено Velux
zooming
Завод Fiberline Middelfart. Предоставлено Velux
zooming
Завод Fiberline Middelfart. Интерьер административных помещений. Предоставлено Velux
Завод Fiberline Middelfart. Интерьер административных помещений. Предоставлено Velux

После лекции Яна долго не отпускали, студенты школы МАРШ и гости явно симпатизировали датской архитектуре, которая, по рассказу уважаемого профессора Сёндергаарда, не украшена орнаментами, прагматична, отличается тектоничным подходом. Из более чем 180 слайдов его лекции треть была с картинами природы, бликов, текстурных красот и силуэтами конструкций. Я была уверена, что Ян непрерывно что-то рисует в блокноте, ходит с мольбертом на пленэр, посещает по абонементу музеи. Где же он черпает вдохновение, как перезагружается? Оказалось, все проще. Укреплять свою чувствительность можно и в спортивном зале, три раза в неделю. А любимая сказка Андерсена у Яна Сёндергаарда – тоже про свет: называется «Тень».
Павильон Дании на Expo-92 в Севилье. Проект, принесший KHR широкую известность. Предоставлено Velux
Павильон Дании на Expo-92 в Севилье. Проект, принесший KHR широкую известность. Предоставлено Velux
Павильон Дании на Expo-92 в Севилье. Проект, принесший KHR широкую известность. Предоставлено Velux
zooming
Павильон Дании на Expo-92 в Севилье. Проект, принесший KHR широкую известность. Предоставлено Velux


22 Декабря 2014

author pht

Беседовала:

Марина Игнатушко

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Свет в архитектуре. МАРШ. VELUX

Ученье-свет
«Свет – человек – архитектура» – совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Выступление Хелле Юул завершило этот цикл встреч.
Детали, нарисованные светом
«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Архитектор Ян Сёндергаард стал вторым лектором в этом цикле.
Нежное прикосновение
«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Встреча с Сигни Конгебро стала первой в этом цикле лекций.
Свет-Человек-Архитектура. Лекции датских архитекторов...
В преддверии 2015 года, объявленного ЮНЕСКО Международным Годом Света, компания VELUX и Архитектурная школа МАРШ организуют цикл лекций датских архитекторов под лозунгом LIGHT-HUMAN-ARCHITECTURE, или Свет-Человек-Архитектура.
Мысли о свете: работы победителей Международного...
Каждые два года на конкурсе, инициированном компанией VELUX, отбираются наиболее интересные проекты на тему освещения и использования источников энергии: от крупных исследований, актуальных для городской среды, до небольших абстрактных концепций.
Офис-витрина, пронизанный солнцем
Авторам офисно-складского комплекса VELUX в Словении удалось разместить офис продаж внутри гигантской, вытянутой вдоль шоссе консоли и украсить его мансардными окнами, тонко подчеркнув все их достоинства.
Солнечная реконструкция
Испанское бюро A2arquitectos, используя естественное освещение и обычные зенитные окна, превратило бассейн отеля на Майорке в его главную достопримечательность.
Окно в будущее
Сегодня руках в архитектора есть все необходимые инструменты для экологически дружественного строительства, создания сбалансированной среды и эффективного использования природных ресурсов. Один из многочисленных удачных примеров – жилой дом «Мельница Хансет» (Hunsett Mill) в Норфолке (Великобритания).
Дом солнца для цветов жизни
По европейской концепции Active House в Дании построили единственный в Европе «CO2-нейтральный» детский сад, опережая по энергоэффективности датские строительные нормы 2015г.

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».