Нежное прикосновение

«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Встреча с Сигни Конгебро стала первой в этом цикле лекций.

Марина Игнатушко

Беседовала:
Марина Игнатушко

mainImg
0 Тема лекции Сигне Конгебро была обозначена педагогически корректно: «Дизайн со знанием – ценность дневного света». Но основной мотив выступления улыбчивой сиятельной Сигне звучал ярче: «Дневной свет как нежное прикосновение». Это, несомненно, оживляло атмосферу встречи и способствовало наилучшему пониманию датского опыта.
 
Сигне Конгебро, партнер датского бюро Henning Larsen Architects. Фото предоставлено Velux
Музей Мосгор в Орхусе © Jens Lindhe

Сигне Конгебро – одна из совладельцев знаменитого бюро Henning Larsen Architects. Сам Хеннинг Ларсен – «мастер света» (так определили его заслуги международные эксперты) – ушел из жизни в прошлом году; последнее время он не докучал бюро своим присутствием, но всегда охотно и доброжелательно помогал советами, поддерживал творческий энтузиазм и исследовательский дух. Его имя – бренд датской архитектуры. При этом Сигне Конгебро уверена, что отличительная особенность их архитектуры – не в трансляции определенных приемов и создании особых форм. Часть метода Henning Larsen Architects – эмпатия: так и записано на сайте компании. Именно эту свою способность они и успешно экспортируют далеко за пределы Копенгагена.
 
Музей Мосгор © Jens Lindhe
Музей Мосгор © Henning Larsen Architects
Музей Мосгор © Jens Lindhe
Музей Мосгор © Jens Lindhe

Где же датских архитекторов учат эмпатии? Никаких специальных программ нет. Но устройство жизни, культура страны таким образом настраивают людей. Для начала можно вспомнить хотя бы сказки Андерсена: там больше сопереживаний, чем хитростей. И проверить это слово по словарю: эмпатия – не только эмоциональная способность, но и интеллектуальный процесс. Похоже, этот подход к проектированию необходим архитекторам постоянно, ведь в бюро Henning Larsen Architects работают специалисты больше тридцати национальностей.
 
Кампус Университета Южной Дании в Кольдинге © Jens Lindhe

После знакомства с их проектами убеждаешься, что «нежное прикосновение», «эмпатия» и прочие милые слова – не просто заявления. Мало того, на лекции Сигне прозвучало признание, что «для архитектора дневной свет – как любовная интрижка». И, действительно, от таких объектов, как университетский кампус в Кольдинге, испытываешь головокружительный драйв! Это здание в прозрачной рубашке из узорчатых жалюзи – треугольное в плане. Такой план – не формальный каприз. Треугольник вписан в сетку, здание не заполняет собой весь участок, оставляя место горожанам для отдыха у реки. Его главный фасад, собирающий солнце, через атриум перенаправляет потоки внутрь, распределяя свет по террасам этажей. Вместе со световым фонарем крыши это задает максимум естественной освещенности. «Правильно выбранный фасад экономит половину энергии,» – утверждает Сигне. Она продемонстрировала геометрическую схему, схемы тепловой массы, дизайна, размещения термального насоса и солнечных батарей и объяснила, что эта самая «интрижка» проговаривалась, прорабатывалась на самых ранних стадиях работы, на том этапе, который у нас называется «предпроектным исследованием».
 
Кампус Университета Южной Дании в Кольдинге © Martin Schubert
Кампус Университета Южной Дании в Кольдинге © Henning Larsen Architects
Кампус Университета Южной Дании в Кольдинге © Henning Larsen Architects
Кампус Университета Южной Дании в Кольдинге © Henning Larsen Architects

Госпожа Конгебро в компании Henning Larsen Architects возглавляет отдел устойчивого развития (sustainability), вместе с коллегами зондирует все технологические новации, и ищет, как она выразилась, «родственные души» – тех специалистов, что способны увлечься и реализовать научные и инженерные разработки в конкретном объекте. В ее отделе – 16 человек с опытом и степенями, ноу-хау для них – ежедневный инструмент проектирования… Если это происходит с тем же воодушевлением, с которым она рассказывала, неудивительно, что за пропаганду сбалансированного подхода в проектировании и строительстве профессиональная общественность Дании присуждала ей звание Miss Sustainability. А в результате снижения потребления энергии в пропорции к сокращению использования искусственного света не только студенты учатся на 5-14% лучше – соображают намного быстрее. Но, представьте, вы просто идете по лестнице, и от всего окружающего пространства у вас вырабатываются самые настоящие здоровые эндорфины! Вот это и есть социально ориентированное проектирование по-датски.
 
Кампус Университета Южной Дании в Кольдинге © Henning Larsen Architects
Финансовый район короля Абдуллы в Эр-Рияде © Henning Larsen Architects

Поскольку Henning Larsen Architects отличает не почерк, а подход, компания в чести и в других странах. Победа в международном конкурсе принесла им заказ на разработку для Эр-Рияда мастер-плана финансового района на площади 160 га. Датчане придумали современный мегаполис на основе арабских традиций: цветущий оазис с пешеходами и монорельсовой дорогой. Посмотрели, как и когда дуют ветры, за счет плотности застройки, ее проницаемости, цвета и материала фасадов, с учетом отраженного света «станцевали» комфортную среду. Почему «станцевали»? Сигне, комментируя проекты, объясняла, что «важно соблюдать баланс, как в танце». В Саудовской Аравии у них получился танец света и тени.
 
zooming
Финансовый район короля Абдуллы © Henning Larsen Architects
Финансовый район короля Абдуллы © Henning Larsen Architects
zooming
Финансовый район короля Абдуллы © Henning Larsen Architects

Практика отечественных проектировщиков показывает, что соблюдение баланса, в основном, подразумевает интересы девелоперов и города, застройщиков и будущих жильцов, но никак не соотношение живого и искусственного света. Энергоэффективные объекты с нулевым уровнем энергопотребления для нас пока – робкий эксперимент. Но, как показал один из примеров, приведенных Сигне Конгебро, ответственность за sustainability лежит не только на заказчике. Архитектору, прежде всего, надо быть уверенным и убедительным. В большом офисном здании на окраине города предполагалась стандартная высота потолков – 2,7 м. Планировочная схема – тоже стандартная: многоэтажный атриум, в который раскрываются кабинеты на разных уровнях. Но при расчетах оказалось: освещенность на этажах – недостаточная. Архитекторы предложили изменить поэтажное деление, повысить потолки на метр, а «недостающие» в таком случае площади компенсировать за счет усложненного абриса плана атриума и рационального размещения рабочих мест. Клерки не были обижены – лишь удивлены изобретательностью архитекторов.
Здание банка Nordea в районе Эрестад в Копенгагене © Henning Larsen Architects. Комплекс состоит из двух зданий, стоящих на общем цоколе. Офисная часть – наверху, общедоступные пространства – на первых этажах. Комплекс ориентирован на взаимодействие с городом: перед ним и в атриуме созданы как отдельные тихие, камерные места, так площади и улицы для разных контактов и деятельности.

В Henning Larsen Architects знают, что дизайн окна влияет на здоровье людей. Свет – материал для архитектора, которым он должен уметь управлять. Эффективность проектных решений может быть проверена интуитивно – достаточно поставить себя на место потенциального потребителя будущих полезных площадей и пространств. Но в Дании любой тонко чувствующий художник должен еще и подвергнуть свои ощущения точным расчетам. Если однажды датчане заметили, что света и воздуха нужно больше и изобрели даже окно для крыши, то теперь подобные умонастроения вполне соответствуют духу международных конвенций и соглашений самого высокого уровня.
 
Здание банка Nordea в районе Эрестад в Копенгагене © Henning Larsen Architects

Перед лекцией я спросила Сигне: правда ли, что в Копенгагене принято общественное соглашение, на основании которого, например, все нижние этажи зданий должны быть проницаемы – так, чтобы снаружи и изнутри люди могли видеть друг друга? В ответ уважаемая гостья объяснила, что такого требования нет, важно обеспечить на уровне первых двух этажей визуальный комфорт для пешеходов, предоставить возможность использовать эти этажи или элементы фасадов для создания общедоступных пространств. В качестве примера она привела здание банка с крепкими каменными стенами, конфигурация фасада которого позволяла при этом устроить и зоны отдыха для горожан.
 
Здание банка Nordea в районе Эрестад в Копенгагене © Henning Larsen Architects

Сигне рассказала про климатический план Копенгагена: он включает 15 направлений и главное обязательство – превратить город в первую в мире столицу с нулевым уровнем эмиссии углекислого газа. По сути, это значит – развиваться не в ущерб окружающей среде: выдыхать не больше, чем деревья успевают произвести свежего воздуха. А с учетом того, что почти 40% выбросов CO2 приходится на строительную отрасль, проектировщики должны все разумно сделать в самом начале. Прозрачность и проницаемость первых этажей – в пользу солнца и каждого горожанина. Каждого – ведь, как известно, конкуренция городов мира за звание самого комфортного для жизни носит отнюдь не формальный характер. Экологически чистый город должен быть качественно спроектирован.
 
© Henning Larsen Architects

«Как Вы относитесь к применению тонированного стекла?» – спросили Сигне из зала. «Плохо, – ответила Конгебро. – Честнее поставить стену. В 1980-е в Дании злоупотребляли такими окнами с фильтрами – со временем все эти постройки выглядят неважно». Вообще Сигне призывает очень внимательно выбирать стекло, его оттенки: все это нагружает интерьеры сомнительными рефлексами, корректирует цветовосприятие и не способствует здоровой атмосфере.
 
Сигне рассказала, насколько важно не ошибиться при выборе оттенков стекла. Оказалось, европейский стандарт требования к освещению на рабочем месте настроен на правильную передачу цветов кожи человека. Так, чтобы люди в помещении выглядели здоровыми и привлекательными.

Я поделилась с Сигне впечатлениями о здании «Шпигель» на оконечности гамбургского Хафен-сити. По правде, мы тогда с друзьями не знали, что этот стеклянный монстр – от Henning Larsen Architects, просто глаз зацепил нечто неуловимо другое в окружении. Действительно чем-то отличаются немецкие и датские проекты? По мнению Сигне, разница менталитетов диктует и разные подходы: для немцев важна иерархия, у датчан архитектура скромнее. Они ценят общение на равных. Поэтому вокруг их офисов гнездятся кафе и прочие площадки для широкой публики, а к штаб-квартире «Шпигеля» ведет променад, и два корпуса издательства раздвинулись, чтобы вместить открытую площадь. Блики и отражения компенсируют нередкое отсутствие солнца, фасады отражаются в воде канала. По-немецки «Шпигель» – зеркало, и архитекторы поставили знак равенства между зеркалом природным и рукотворным.
 
Конгресс-центр и концертный зал Harpa в Рейкьявике. Предоставлено Henning Larsen Architects

Вроде бы очевидные датские игры со светом позволяют решить массу насущных вопросов, касающихся формообразования, экономики, экологии, здоровья и комфорта. И за всем этим стоит строгий расчет. Однако завершила свое выступление Сигне Конгебро напутствием: «Люди должны понять: свет – это не только инженерия». Сигне напомнила слова Луиса Кана о том, что архитектура должна начинаться с того, что не поддается измерению. Пройдя сквозь измерения в процессе проектирования, она в итоге вновь должна стать неизмеримой.
Конгресс-центр и концертный зал Harpa в Рейкьявике. Предоставлено Henning Larsen Architects
Школа архитектуры в Умео. Предоставлено Henning Larsen Architects
Школа архитектуры в Умео. Предоставлено Henning Larsen Architects

Поставщики, технологии

12 Декабря 2014

Марина Игнатушко

Беседовала:

Марина Игнатушко
Ученье-свет
«Свет – человек – архитектура» – совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Выступление Хелле Юул завершило этот цикл встреч.
Детали, нарисованные светом
«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Архитектор Ян Сёндергаард стал вторым лектором в этом цикле.
Солнечная реконструкция
Испанское бюро A2arquitectos, используя естественное освещение и обычные зенитные окна, превратило бассейн отеля на Майорке в его главную достопримечательность.
Окно в будущее
Сегодня руках в архитектора есть все необходимые инструменты для экологически дружественного строительства, создания сбалансированной среды и эффективного использования природных ресурсов. Один из многочисленных удачных примеров – жилой дом «Мельница Хансет» (Hunsett Mill) в Норфолке (Великобритания).
Дом солнца для цветов жизни
По европейской концепции Active House в Дании построили единственный в Европе «CO2-нейтральный» детский сад, опережая по энергоэффективности датские строительные нормы 2015г.
Технологии и материалы
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Сейчас на главной
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Избушка волонтера
Микродом, придуманный бюро Архдвор для людей, готовых совмещать путешествия с участием в восстановлении заброшенных деревень и памятников архитектуры. Первые Izbushk′и установлены в деревне Астошово и уже принимают гостей.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Алексей Курков: «Суть навигации – в диалоге с пространством...
Одна из специализаций бюро «Народный архитектор» – навигационные системы в общественных пространствах. Алексей Курков рассказал о том, почему это направление – серьезная архитектурная задача, решение которой позволяет не только сделать место понятным и комфортным, но и сохранить его память или добавить новую ценность.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.
Пятидворье
Для микропарка в исторической части города Кукмор архитекторы Citizenstudio выбрали масштаб двора и создали систему камерных пространств с разными функциями и настроением, которые возвращают месту центральную роль в городе.
Пресса: 20 главных зданий России XXI века
За последние 20 лет города России радикально изменились, хотя иногда и казалось, что это не так. У нас появились школы, офисы и парки мирового уровня. «Афиша Daily» выбрала 20 главных архитектурных объектов, построенных в России в XXI веке.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.