Нежное прикосновение

«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Встреча с Сигни Конгебро стала первой в этом цикле лекций.

Беседовала:
Марина Игнатушко

mainImg
Тема лекции Сигне Конгебро была обозначена педагогически корректно: «Дизайн со знанием – ценность дневного света». Но основной мотив выступления улыбчивой сиятельной Сигне звучал ярче: «Дневной свет как нежное прикосновение». Это, несомненно, оживляло атмосферу встречи и способствовало наилучшему пониманию датского опыта.
 
Сигне Конгебро, партнер датского бюро Henning Larsen Architects. Фото предоставлено Velux
Музей Мосгор в Орхусе © Jens Lindhe

Сигне Конгебро – одна из совладельцев знаменитого бюро Henning Larsen Architects. Сам Хеннинг Ларсен – «мастер света» (так определили его заслуги международные эксперты) – ушел из жизни в прошлом году; последнее время он не докучал бюро своим присутствием, но всегда охотно и доброжелательно помогал советами, поддерживал творческий энтузиазм и исследовательский дух. Его имя – бренд датской архитектуры. При этом Сигне Конгебро уверена, что отличительная особенность их архитектуры – не в трансляции определенных приемов и создании особых форм. Часть метода Henning Larsen Architects – эмпатия: так и записано на сайте компании. Именно эту свою способность они и успешно экспортируют далеко за пределы Копенгагена.
 
Музей Мосгор © Jens Lindhe
Музей Мосгор © Henning Larsen Architects
Музей Мосгор © Jens Lindhe
Музей Мосгор © Jens Lindhe

Где же датских архитекторов учат эмпатии? Никаких специальных программ нет. Но устройство жизни, культура страны таким образом настраивают людей. Для начала можно вспомнить хотя бы сказки Андерсена: там больше сопереживаний, чем хитростей. И проверить это слово по словарю: эмпатия – не только эмоциональная способность, но и интеллектуальный процесс. Похоже, этот подход к проектированию необходим архитекторам постоянно, ведь в бюро Henning Larsen Architects работают специалисты больше тридцати национальностей.
 
Кампус Университета Южной Дании в Кольдинге © Jens Lindhe

После знакомства с их проектами убеждаешься, что «нежное прикосновение», «эмпатия» и прочие милые слова – не просто заявления. Мало того, на лекции Сигне прозвучало признание, что «для архитектора дневной свет – как любовная интрижка». И, действительно, от таких объектов, как университетский кампус в Кольдинге, испытываешь головокружительный драйв! Это здание в прозрачной рубашке из узорчатых жалюзи – треугольное в плане. Такой план – не формальный каприз. Треугольник вписан в сетку, здание не заполняет собой весь участок, оставляя место горожанам для отдыха у реки. Его главный фасад, собирающий солнце, через атриум перенаправляет потоки внутрь, распределяя свет по террасам этажей. Вместе со световым фонарем крыши это задает максимум естественной освещенности. «Правильно выбранный фасад экономит половину энергии,» – утверждает Сигне. Она продемонстрировала геометрическую схему, схемы тепловой массы, дизайна, размещения термального насоса и солнечных батарей и объяснила, что эта самая «интрижка» проговаривалась, прорабатывалась на самых ранних стадиях работы, на том этапе, который у нас называется «предпроектным исследованием».
 
Кампус Университета Южной Дании в Кольдинге © Martin Schubert
Кампус Университета Южной Дании в Кольдинге © Henning Larsen Architects
Кампус Университета Южной Дании в Кольдинге © Henning Larsen Architects
Кампус Университета Южной Дании в Кольдинге © Henning Larsen Architects

Госпожа Конгебро в компании Henning Larsen Architects возглавляет отдел устойчивого развития (sustainability), вместе с коллегами зондирует все технологические новации, и ищет, как она выразилась, «родственные души» – тех специалистов, что способны увлечься и реализовать научные и инженерные разработки в конкретном объекте. В ее отделе – 16 человек с опытом и степенями, ноу-хау для них – ежедневный инструмент проектирования… Если это происходит с тем же воодушевлением, с которым она рассказывала, неудивительно, что за пропаганду сбалансированного подхода в проектировании и строительстве профессиональная общественность Дании присуждала ей звание Miss Sustainability. А в результате снижения потребления энергии в пропорции к сокращению использования искусственного света не только студенты учатся на 5-14% лучше – соображают намного быстрее. Но, представьте, вы просто идете по лестнице, и от всего окружающего пространства у вас вырабатываются самые настоящие здоровые эндорфины! Вот это и есть социально ориентированное проектирование по-датски.
 
Кампус Университета Южной Дании в Кольдинге © Henning Larsen Architects
Финансовый район короля Абдуллы в Эр-Рияде © Henning Larsen Architects

Поскольку Henning Larsen Architects отличает не почерк, а подход, компания в чести и в других странах. Победа в международном конкурсе принесла им заказ на разработку для Эр-Рияда мастер-плана финансового района на площади 160 га. Датчане придумали современный мегаполис на основе арабских традиций: цветущий оазис с пешеходами и монорельсовой дорогой. Посмотрели, как и когда дуют ветры, за счет плотности застройки, ее проницаемости, цвета и материала фасадов, с учетом отраженного света «станцевали» комфортную среду. Почему «станцевали»? Сигне, комментируя проекты, объясняла, что «важно соблюдать баланс, как в танце». В Саудовской Аравии у них получился танец света и тени.
 
zooming
Финансовый район короля Абдуллы © Henning Larsen Architects
Финансовый район короля Абдуллы © Henning Larsen Architects
zooming
Финансовый район короля Абдуллы © Henning Larsen Architects

Практика отечественных проектировщиков показывает, что соблюдение баланса, в основном, подразумевает интересы девелоперов и города, застройщиков и будущих жильцов, но никак не соотношение живого и искусственного света. Энергоэффективные объекты с нулевым уровнем энергопотребления для нас пока – робкий эксперимент. Но, как показал один из примеров, приведенных Сигне Конгебро, ответственность за sustainability лежит не только на заказчике. Архитектору, прежде всего, надо быть уверенным и убедительным. В большом офисном здании на окраине города предполагалась стандартная высота потолков – 2,7 м. Планировочная схема – тоже стандартная: многоэтажный атриум, в который раскрываются кабинеты на разных уровнях. Но при расчетах оказалось: освещенность на этажах – недостаточная. Архитекторы предложили изменить поэтажное деление, повысить потолки на метр, а «недостающие» в таком случае площади компенсировать за счет усложненного абриса плана атриума и рационального размещения рабочих мест. Клерки не были обижены – лишь удивлены изобретательностью архитекторов.
Здание банка Nordea в районе Эрестад в Копенгагене © Henning Larsen Architects. Комплекс состоит из двух зданий, стоящих на общем цоколе. Офисная часть – наверху, общедоступные пространства – на первых этажах. Комплекс ориентирован на взаимодействие с городом: перед ним и в атриуме созданы как отдельные тихие, камерные места, так площади и улицы для разных контактов и деятельности.

В Henning Larsen Architects знают, что дизайн окна влияет на здоровье людей. Свет – материал для архитектора, которым он должен уметь управлять. Эффективность проектных решений может быть проверена интуитивно – достаточно поставить себя на место потенциального потребителя будущих полезных площадей и пространств. Но в Дании любой тонко чувствующий художник должен еще и подвергнуть свои ощущения точным расчетам. Если однажды датчане заметили, что света и воздуха нужно больше и изобрели даже окно для крыши, то теперь подобные умонастроения вполне соответствуют духу международных конвенций и соглашений самого высокого уровня.
 
Здание банка Nordea в районе Эрестад в Копенгагене © Henning Larsen Architects

Перед лекцией я спросила Сигне: правда ли, что в Копенгагене принято общественное соглашение, на основании которого, например, все нижние этажи зданий должны быть проницаемы – так, чтобы снаружи и изнутри люди могли видеть друг друга? В ответ уважаемая гостья объяснила, что такого требования нет, важно обеспечить на уровне первых двух этажей визуальный комфорт для пешеходов, предоставить возможность использовать эти этажи или элементы фасадов для создания общедоступных пространств. В качестве примера она привела здание банка с крепкими каменными стенами, конфигурация фасада которого позволяла при этом устроить и зоны отдыха для горожан.
 
Здание банка Nordea в районе Эрестад в Копенгагене © Henning Larsen Architects

Сигне рассказала про климатический план Копенгагена: он включает 15 направлений и главное обязательство – превратить город в первую в мире столицу с нулевым уровнем эмиссии углекислого газа. По сути, это значит – развиваться не в ущерб окружающей среде: выдыхать не больше, чем деревья успевают произвести свежего воздуха. А с учетом того, что почти 40% выбросов CO2 приходится на строительную отрасль, проектировщики должны все разумно сделать в самом начале. Прозрачность и проницаемость первых этажей – в пользу солнца и каждого горожанина. Каждого – ведь, как известно, конкуренция городов мира за звание самого комфортного для жизни носит отнюдь не формальный характер. Экологически чистый город должен быть качественно спроектирован.
 
© Henning Larsen Architects

«Как Вы относитесь к применению тонированного стекла?» – спросили Сигне из зала. «Плохо, – ответила Конгебро. – Честнее поставить стену. В 1980-е в Дании злоупотребляли такими окнами с фильтрами – со временем все эти постройки выглядят неважно». Вообще Сигне призывает очень внимательно выбирать стекло, его оттенки: все это нагружает интерьеры сомнительными рефлексами, корректирует цветовосприятие и не способствует здоровой атмосфере.
 
Сигне рассказала, насколько важно не ошибиться при выборе оттенков стекла. Оказалось, европейский стандарт требования к освещению на рабочем месте настроен на правильную передачу цветов кожи человека. Так, чтобы люди в помещении выглядели здоровыми и привлекательными.

Я поделилась с Сигне впечатлениями о здании «Шпигель» на оконечности гамбургского Хафен-сити. По правде, мы тогда с друзьями не знали, что этот стеклянный монстр – от Henning Larsen Architects, просто глаз зацепил нечто неуловимо другое в окружении. Действительно чем-то отличаются немецкие и датские проекты? По мнению Сигне, разница менталитетов диктует и разные подходы: для немцев важна иерархия, у датчан архитектура скромнее. Они ценят общение на равных. Поэтому вокруг их офисов гнездятся кафе и прочие площадки для широкой публики, а к штаб-квартире «Шпигеля» ведет променад, и два корпуса издательства раздвинулись, чтобы вместить открытую площадь. Блики и отражения компенсируют нередкое отсутствие солнца, фасады отражаются в воде канала. По-немецки «Шпигель» – зеркало, и архитекторы поставили знак равенства между зеркалом природным и рукотворным.
 
Конгресс-центр и концертный зал Harpa в Рейкьявике. Предоставлено Henning Larsen Architects

Вроде бы очевидные датские игры со светом позволяют решить массу насущных вопросов, касающихся формообразования, экономики, экологии, здоровья и комфорта. И за всем этим стоит строгий расчет. Однако завершила свое выступление Сигне Конгебро напутствием: «Люди должны понять: свет – это не только инженерия». Сигне напомнила слова Луиса Кана о том, что архитектура должна начинаться с того, что не поддается измерению. Пройдя сквозь измерения в процессе проектирования, она в итоге вновь должна стать неизмеримой.
Конгресс-центр и концертный зал Harpa в Рейкьявике. Предоставлено Henning Larsen Architects
Школа архитектуры в Умео. Предоставлено Henning Larsen Architects
Школа архитектуры в Умео. Предоставлено Henning Larsen Architects


12 Декабря 2014

Беседовала:

Марина Игнатушко

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Свет в архитектуре. МАРШ. VELUX

Ученье-свет
«Свет – человек – архитектура» – совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Выступление Хелле Юул завершило этот цикл встреч.
Детали, нарисованные светом
«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Архитектор Ян Сёндергаард стал вторым лектором в этом цикле.
Нежное прикосновение
«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Встреча с Сигни Конгебро стала первой в этом цикле лекций.
Свет-Человек-Архитектура. Лекции датских архитекторов...
В преддверии 2015 года, объявленного ЮНЕСКО Международным Годом Света, компания VELUX и Архитектурная школа МАРШ организуют цикл лекций датских архитекторов под лозунгом LIGHT-HUMAN-ARCHITECTURE, или Свет-Человек-Архитектура.
Мысли о свете: работы победителей Международного...
Каждые два года на конкурсе, инициированном компанией VELUX, отбираются наиболее интересные проекты на тему освещения и использования источников энергии: от крупных исследований, актуальных для городской среды, до небольших абстрактных концепций.
Офис-витрина, пронизанный солнцем
Авторам офисно-складского комплекса VELUX в Словении удалось разместить офис продаж внутри гигантской, вытянутой вдоль шоссе консоли и украсить его мансардными окнами, тонко подчеркнув все их достоинства.
Солнечная реконструкция
Испанское бюро A2arquitectos, используя естественное освещение и обычные зенитные окна, превратило бассейн отеля на Майорке в его главную достопримечательность.
Окно в будущее
Сегодня руках в архитектора есть все необходимые инструменты для экологически дружественного строительства, создания сбалансированной среды и эффективного использования природных ресурсов. Один из многочисленных удачных примеров – жилой дом «Мельница Хансет» (Hunsett Mill) в Норфолке (Великобритания).
Дом солнца для цветов жизни
По европейской концепции Active House в Дании построили единственный в Европе «CO2-нейтральный» детский сад, опережая по энергоэффективности датские строительные нормы 2015г.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.