Ученье-свет

«Свет – человек – архитектура» – совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Выступление Хелле Юул завершило этот цикл встреч.

Беседовала:
Марина Игнатушко

mainImg


2015-й объявлен ЮНЕСКО Годом света. Независимо от того, как и чем это будет отмечено глобально, каждый волен сам подумать на предложенную тему. МАРШ и VELUX в совместном проекте обратили наше внимание на то, что свет – важнейший компонент архитектуры, взаимодействующий со всеми материальными и метафизическими её составляющими. Сигне Конгебро рассказала, что свет нужно рассчитывать. Ян Сёндегаард показал, как свет помогает сохранять в архитектуре живые чувства и ощущения. А вот Хелле Юул неожиданно призналась, что, как урбанист, она не будет говорить о свете. Для нее энергия света – в тех ценностях, что сохраняют, поддерживают и утверждают архитекторы своими проектами. Эту мысль поддерживает и высказывание Флеминга Фроста – коллеги и мужа Хелле Юул: «Разговор о свете гораздо шире практических интересов. Это история об открытости общества, прозрачности, ясности отношений».

Архитектор Хелле Юул – член Европейского Культурного парламента, урбанист, генеральный директор и совладелец компании JUUL | FROST Arkitekter. В самом начале своего рассказа она напомнила о том, к чему приводят фанатичные действия без понимания и знаний. В центре Берлина, на Бебельплац в 1995 году открыт мемориал сожженным книгам. Квадратный колодец под толстым стеклом – его поверхность выровнена с мостовой. Оттуда идет свечение, но, когда заглянешь – в глубине лишь пустые полки. Это символ утраты: здесь на площади 10 мая 1933 года нацисты жгли книги… «Любой котлован важно заполнить знаниями» – так вполне допустимо трактовать саму идею выступления Хелле Юул. К тому же, в дополнение к проектной, исследовательской, просветительской деятельности бюро JUUL | FROST Arkitekter выпускает книги. Не представительские с золотым тиснением, а формата тетради, в мягкой обложке – настольные экземпляры для работы, похожие на конспекты на актуальные темы. В 2014 году на 10-летие своего проекта «Лучшее экономичное жилье» архитекторы еще и пригласили журналиста написать историю о том, как организация пространства повлияла на жизнь людей в этом комплексе.

Высокие слова в Дании вполне прилажены к быту. Сразу в аэропорту Копенгагена встречает бравурное заявление: «Мы – самая счастливая нация в мире». Но и новое жилье, например, датчане проектируют, не забывая об этом. Например, для них важно, чтобы окна в квартире обязательно выходили на разные стороны. В центральных подъездах – по две квартиры на площадке – больше никак! – но ведь здесь главное не квадратные метры на продажу? Это исключительно их национальный норматив. В соседней Швеции – а в Мальмё есть отделение JUUL | FROST Arkitekter – к сквозному проветриванию квартир относятся менее скрупулезно. Однако в проекте здания студенческого общежития с офисами в шведском Эребру датское бюро предусмотрело двухстороннее освещение в небольших блоках на 1–2 человек.
 
Хелле Юул на лекции в школе МАРШ. Фотография предоставлена VELUX
Студенческое общежитие в Эребру. Изображение предоставлено VELUX
Студенческое общежитие в Эребру. Изображение предоставлено VELUX
Жилой комплекс в Кёге. Изображение предоставлено VELUX

Другой пример – тот самый комплекс «Лучшего экономичного жилья» в городе Кёге, построенный в 2004 году. Три жилых группы соединены, но каждая представляет собой самостоятельное образование, со своими улицами и дворами. Машины вынесены за пределы кварталов, а жилые блоки объединены воздушными переходами: получились дополнительные связи. Фасады отличаются сеткой и ритмом окон, на первых этажах оконные проемы выровнены с газонами и входными дверьми. По сценарию, предусмотренному проектировщиками, добрососедское взаимодействие основано на уважении индивидуумов, наделенных равными благами. И это заложено в пространственной символике на всех уровнях: от общей площади до дворов.
 
Жилой комплекс в Кёге. Изображение предоставлено VELUX
Жилой комплекс в Кёге. Изображение предоставлено VELUX
MEC (Media Evolution City) в Мальмё. Изображение предоставлено VELUX

Складывается впечатление, что датские архитекторы не просто строят объекты недвижимости, а создают места, где людям полезно и радостно общаться друг с другом. Даже если это здание, которое у нас бы классифицировали как многофункциональный офисный центр. Нашим центрам часто не хватает воздуха, несмотря на габариты коробки, «презентабельную» отделку фасадов. Все накрошено под аренду, в большой зал запускают платный фитнес, в актовом, если такой получился, проводят отчетные собрания. В проекте MEC (Media Evolution City) в Мальмё под одной крышей объединены самые разные компании, студии, устроен коворкинг, в общем кафе, открытом на улицу, в сторону гавани, по пятницам все вместе пьют пиво. MEC запрограммирован как «город в городе» – с внутренними улицами и переулками, подземными уровнями, общественными пространствами для неформальных встреч, создания временных сообществ и групп по интересам. Главное – это не «крепость», а место для городских коммуникаций, открытое и общедоступное. При этом общение, сколь разнообразным оно бы ни было, заводится не только ради него самого.
MEC (Media Evolution City) в Мальмё. Изображение предоставлено VELUX



Объясняя смысл проекта, Хелле говорит о «концепции добавочной стоимости». Речь не о деньгах – о контактах и междисциплинарных обменах знаниями, позволяющих, меняя ракурсы обсуждений, предвидеть развитие. Об эффекте синергии. В гибком пространстве MEC бизнес-среда соприкасается с научно-исследовательской, студенческой – здесь еще расположены и аудитории, лаборатории университета Мальмё. Такую стратегию функционирования Хелле называет плагин-планом: модуль MEC подключился к жизни района гавани, добавив новые форматы взаимодействия. Кстати, офис JUUL | FROST в Мальмё расположен как раз в MEC.

«Архитектору важно учитывать постоянно меняющиеся условия жизни и работы,– объясняла Хелле. – Индустриальное общество было основано на функции, и это определяло код поведения людей. Сейчас же мы расходуем время иначе, чем 20 лет назад, стали более критичны и придирчивы. Работа архитектора тесным образом связана с вопросами социального программирования: нам нужно изучать поведение людей, формулировать предложения о том, каким может быть взаимодействие в будущем». Видение будущего архитекторы формируют во всех направлениях и масштабах: от жилых домов, до природных ландшафтов и городских территорий. Это чистая прагматика: методический анализ, понимание тенденций и трендов подсказывают уникальные решения. Уникальные – то есть те, что помогают продвижению социального, культурного и экономического потенциала общества (тут я в очередной раз поймала себя на сравнении с нашей ситуацией: архитекторы больше беспокоятся об интересах частного заказчика).
 
Изображение предоставлено VELUX

Наглядным примером укрепления городской коммуникации может служить концепция развития Кристиансанна. Концепция, соответствующая принципам создания удобных для жизни городов – планирование с учетом возможных изменений, общее видение, социальное программирование, безопасность, проактивные стратегии, краткосрочные/долгосрочные приоритеты. Проектировщикам нужно было придумать не только, как соединить разные части города, больше – диверсифицировать его жизнь! В Кристиансанне из 80 тысяч жителей 15 тысяч – студенты. Кампус расположен вне города, на его интеллектуальное и эмоциональное настроение влияет слабо. И еще есть третья изолированная территория – с больничным комплексом. Что с этим всем делать? Хелле Юул считает, что, прежде всего, нужно наладить сотрудничество. С муниципалитетами, стейкхолдерами, заказчиками. Эксперты из разных частей Кристиансанна были делегированы для предварительных обсуждений – рассказали о потребностях, договорились об ответственности… Дальше следовало прийти к общему пониманию задач, нарисовать это самое общее видение.
 
Изображение предоставлено VELUX

«Прежде считалось, что мы должны проектировать дома, – рассказывает Хелле. – Гораздо важнее научить власти, заказчика, горожан увидеть потенциал места». Так вот, «фишка» Кристиансанна – в его научном потенциале, поэтому концепция рассчитана на повышение роли университета в жизни города. Нужно пригласить студентов в город, а город – в кампус, и так, чтобы не отсечь от этого потока перемещений и взаимовыгодных обменов лечебную территорию. В стратегию реализации этих планов входит создание так называемых точек притяжения: объектов и мест, интересных не только жителям самих трех «гетто». Кампус дополняют офисами, больницу – хорошей клиникой, в городе организуют представительства университета, и все это может быть акцентировано экспериментальной архитектурой и ландшафтным дизайном.
 
Университетская площадь в Эребру. Изображение предоставлено VELUX

В стремлении объединить жизнь вузов и городов нет никакого ностальгического заигрывания со студенческой атмосферой. Это мировой тренд: повышение роли знаний в жизни городов, непосредственное соединение науки и производства. Переход от академической деревни к хабу. Университеты – драйверы развития городов: так должно быть. Общедоступные, открытые знания – их энергия. Эти смыслы должны заполнить городские пространства, должны считываться в новой архитектуре. Они угадываются в проекте Университетской площади в Эребру. По словам Хелле, нужно было преодолеть изолированность «интровертного поселочка» в 3 километрах от города. По условиям конкурса, который и выиграло бюро, придумали программы и проекты трех новых зданий в этом районе. Название площади – «Айсберг»- передает идею покрытия и принцип водосбора, а само пространство – отличный навигатор: есть привлекательный образ и понимание того, как следует передвигаться, куда пойти. Тем более пол в бизнес-школе запроектирован в одном уровне с площадью – как ее продолжение.
Университетская площадь в Эребру. Изображение предоставлено VELUX

В 2007–2009 годах компания JUUL | FROST Arkitekter выпустила книги о современных кампусах. Там есть замечательные слова о том, что научно доказано: просто сидеть слушать лекции – не эффективно. Для успешного обучения нужны иные условия, среда помогает (или тормозит) развитие, способствует (или препятствует) усвоению знаний. В современной версии пространство должно быть не только прозрачным, но и многофункциональным, гибридным. Заполненным в течение всего дня.
Кампус Statoil в Форусе. Изображение предоставлено VELUX

Усилия по поиску дополнительной энергии – производная от глобальной конкуренции городов. Даже такие монстры, как известная норвежская нефтедобывающая компания, не могут ее проигнорировать. Statoil заказала JUUL | FROST концепцию трансформации Форуса – пригорода Ставангера, где размещается ее штаб-квартира. Привлекательность территории для потенциального инвестора повышается за счет уплотнения компоновки плана, создания зеленых маршрутов, водного канала, обеспечения 10-минутной пешеходной доступности всех притягательных зон и объектов в городке. Чтобы высококлассные инженеры со всего света захотели сюда приехать для обмена опытом и знаниями, и создается привлекательная среда.
Кампус Statoil в Форусе. Изображение предоставлено VELUX
Кампус Statoil в Форусе. Изображение предоставлено VELUX



Хелле Юул уверена, что выигрывают только те, кто может предложить нечто, не похожее на остальное. Она вспомнила про Барселону – город, который преображается каждые 4 года, неустанно привлекает к себе гостей и всеобщее внимание. Здесь строят нестандартные здания, прокладывают аллеи, создают новые общественные пространства – в ответ на реальные, хорошо понятые и осмысленные потребности людей. «Барса» сделала ставку на «культурное планирование» – и это новая сфера знаний. В книге про общественные пространства, которую подарила мне Хелле, есть примеры стратегий и других городов. Если отвлечься от научных обоснований, воображение захватывает Мальмё: там есть парк для катания на коньках (или роликах?), и туда приезжают в каникулы дети со всей Европы. «Власти обязаны делать подобные проекты – с учетом особенностей города. Только нужны консультанты,» – уточняет Хелле.

Она рассказала еще про один город – в центре Дании. Как известно, в этой стране почти каждый населенный пункт находится недалеко от моря. Близость к воде – неоспоримая ценность. В этом смысле Силькеборг оказался обделен. Тогда город решил вырыть большое озеро – там теперь проходят джазовые фестивали, прославившие провинциальный центр на всю Европу.

Ценность наблюдений и советов Хелле Юул повышает тот факт, что она знакома не только с опытом Европы: профессор Юул также преподает в Австралии и Америке. Она не ставит в пример конкурентные рывки Шанхая, потому что это – совсем другая история, а в Дании – «социально-сбалансированное общество».
Кампус Statoil в Форусе. Изображение предоставлено VELUX



Я пока еще не упомянула, что в презентации Хелле был слайд с портретами людей, чьи книги она считает катализаторами изменений. Джейн Джекобс, Георг Зиммель, Сеннет и Лефёвр, Делез и Гваттари, Кевин Линч… Датские архитекторы считают, что стоит их перечитывать, чтобы протестировать новые концепции и идеи. А где же здесь архитектура? Пропорции, линии, материалы, свет, наконец-то?

В работе Умберто Эко «Открытое произведение» (а в подаренной книге про публичные пространства упоминается и она) высказана мысль о том, что процесс переосмысления никогда не заканчивается: идея будет обсуждаться и после финальной точки автора. И только многослойная информация приводит к постижению эстетического.

19 Января 2015

Беседовала:

Марина Игнатушко

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Свет в архитектуре. МАРШ. VELUX

Ученье-свет
«Свет – человек – архитектура» – совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Выступление Хелле Юул завершило этот цикл встреч.
Детали, нарисованные светом
«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Архитектор Ян Сёндергаард стал вторым лектором в этом цикле.
Нежное прикосновение
«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Встреча с Сигни Конгебро стала первой в этом цикле лекций.
Свет-Человек-Архитектура. Лекции датских архитекторов...
В преддверии 2015 года, объявленного ЮНЕСКО Международным Годом Света, компания VELUX и Архитектурная школа МАРШ организуют цикл лекций датских архитекторов под лозунгом LIGHT-HUMAN-ARCHITECTURE, или Свет-Человек-Архитектура.
Мысли о свете: работы победителей Международного...
Каждые два года на конкурсе, инициированном компанией VELUX, отбираются наиболее интересные проекты на тему освещения и использования источников энергии: от крупных исследований, актуальных для городской среды, до небольших абстрактных концепций.
Офис-витрина, пронизанный солнцем
Авторам офисно-складского комплекса VELUX в Словении удалось разместить офис продаж внутри гигантской, вытянутой вдоль шоссе консоли и украсить его мансардными окнами, тонко подчеркнув все их достоинства.
Солнечная реконструкция
Испанское бюро A2arquitectos, используя естественное освещение и обычные зенитные окна, превратило бассейн отеля на Майорке в его главную достопримечательность.
Окно в будущее
Сегодня руках в архитектора есть все необходимые инструменты для экологически дружественного строительства, создания сбалансированной среды и эффективного использования природных ресурсов. Один из многочисленных удачных примеров – жилой дом «Мельница Хансет» (Hunsett Mill) в Норфолке (Великобритания).
Дом солнца для цветов жизни
По европейской концепции Active House в Дании построили единственный в Европе «CO2-нейтральный» детский сад, опережая по энергоэффективности датские строительные нормы 2015г.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.