Ученье-свет

«Свет – человек – архитектура» – совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Выступление Хелле Юул завершило этот цикл встреч.

Марина Игнатушко

Беседовала:
Марина Игнатушко

mainImg


2015-й объявлен ЮНЕСКО Годом света. Независимо от того, как и чем это будет отмечено глобально, каждый волен сам подумать на предложенную тему. МАРШ и VELUX в совместном проекте обратили наше внимание на то, что свет – важнейший компонент архитектуры, взаимодействующий со всеми материальными и метафизическими её составляющими. Сигне Конгебро рассказала, что свет нужно рассчитывать. Ян Сёндегаард показал, как свет помогает сохранять в архитектуре живые чувства и ощущения. А вот Хелле Юул неожиданно призналась, что, как урбанист, она не будет говорить о свете. Для нее энергия света – в тех ценностях, что сохраняют, поддерживают и утверждают архитекторы своими проектами. Эту мысль поддерживает и высказывание Флеминга Фроста – коллеги и мужа Хелле Юул: «Разговор о свете гораздо шире практических интересов. Это история об открытости общества, прозрачности, ясности отношений».

Архитектор Хелле Юул – член Европейского Культурного парламента, урбанист, генеральный директор и совладелец компании JUUL | FROST Arkitekter. В самом начале своего рассказа она напомнила о том, к чему приводят фанатичные действия без понимания и знаний. В центре Берлина, на Бебельплац в 1995 году открыт мемориал сожженным книгам. Квадратный колодец под толстым стеклом – его поверхность выровнена с мостовой. Оттуда идет свечение, но, когда заглянешь – в глубине лишь пустые полки. Это символ утраты: здесь на площади 10 мая 1933 года нацисты жгли книги… «Любой котлован важно заполнить знаниями» – так вполне допустимо трактовать саму идею выступления Хелле Юул. К тому же, в дополнение к проектной, исследовательской, просветительской деятельности бюро JUUL | FROST Arkitekter выпускает книги. Не представительские с золотым тиснением, а формата тетради, в мягкой обложке – настольные экземпляры для работы, похожие на конспекты на актуальные темы. В 2014 году на 10-летие своего проекта «Лучшее экономичное жилье» архитекторы еще и пригласили журналиста написать историю о том, как организация пространства повлияла на жизнь людей в этом комплексе.

Высокие слова в Дании вполне прилажены к быту. Сразу в аэропорту Копенгагена встречает бравурное заявление: «Мы – самая счастливая нация в мире». Но и новое жилье, например, датчане проектируют, не забывая об этом. Например, для них важно, чтобы окна в квартире обязательно выходили на разные стороны. В центральных подъездах – по две квартиры на площадке – больше никак! – но ведь здесь главное не квадратные метры на продажу? Это исключительно их национальный норматив. В соседней Швеции – а в Мальмё есть отделение JUUL | FROST Arkitekter – к сквозному проветриванию квартир относятся менее скрупулезно. Однако в проекте здания студенческого общежития с офисами в шведском Эребру датское бюро предусмотрело двухстороннее освещение в небольших блоках на 1–2 человек.
 
Хелле Юул на лекции в школе МАРШ. Фотография предоставлена VELUX
Студенческое общежитие в Эребру. Изображение предоставлено VELUX
Студенческое общежитие в Эребру. Изображение предоставлено VELUX
Жилой комплекс в Кёге. Изображение предоставлено VELUX

Другой пример – тот самый комплекс «Лучшего экономичного жилья» в городе Кёге, построенный в 2004 году. Три жилых группы соединены, но каждая представляет собой самостоятельное образование, со своими улицами и дворами. Машины вынесены за пределы кварталов, а жилые блоки объединены воздушными переходами: получились дополнительные связи. Фасады отличаются сеткой и ритмом окон, на первых этажах оконные проемы выровнены с газонами и входными дверьми. По сценарию, предусмотренному проектировщиками, добрососедское взаимодействие основано на уважении индивидуумов, наделенных равными благами. И это заложено в пространственной символике на всех уровнях: от общей площади до дворов.
 
Жилой комплекс в Кёге. Изображение предоставлено VELUX
Жилой комплекс в Кёге. Изображение предоставлено VELUX
MEC (Media Evolution City) в Мальмё. Изображение предоставлено VELUX

Складывается впечатление, что датские архитекторы не просто строят объекты недвижимости, а создают места, где людям полезно и радостно общаться друг с другом. Даже если это здание, которое у нас бы классифицировали как многофункциональный офисный центр. Нашим центрам часто не хватает воздуха, несмотря на габариты коробки, «презентабельную» отделку фасадов. Все накрошено под аренду, в большой зал запускают платный фитнес, в актовом, если такой получился, проводят отчетные собрания. В проекте MEC (Media Evolution City) в Мальмё под одной крышей объединены самые разные компании, студии, устроен коворкинг, в общем кафе, открытом на улицу, в сторону гавани, по пятницам все вместе пьют пиво. MEC запрограммирован как «город в городе» – с внутренними улицами и переулками, подземными уровнями, общественными пространствами для неформальных встреч, создания временных сообществ и групп по интересам. Главное – это не «крепость», а место для городских коммуникаций, открытое и общедоступное. При этом общение, сколь разнообразным оно бы ни было, заводится не только ради него самого.
MEC (Media Evolution City) в Мальмё. Изображение предоставлено VELUX



Объясняя смысл проекта, Хелле говорит о «концепции добавочной стоимости». Речь не о деньгах – о контактах и междисциплинарных обменах знаниями, позволяющих, меняя ракурсы обсуждений, предвидеть развитие. Об эффекте синергии. В гибком пространстве MEC бизнес-среда соприкасается с научно-исследовательской, студенческой – здесь еще расположены и аудитории, лаборатории университета Мальмё. Такую стратегию функционирования Хелле называет плагин-планом: модуль MEC подключился к жизни района гавани, добавив новые форматы взаимодействия. Кстати, офис JUUL | FROST в Мальмё расположен как раз в MEC.

«Архитектору важно учитывать постоянно меняющиеся условия жизни и работы,– объясняла Хелле. – Индустриальное общество было основано на функции, и это определяло код поведения людей. Сейчас же мы расходуем время иначе, чем 20 лет назад, стали более критичны и придирчивы. Работа архитектора тесным образом связана с вопросами социального программирования: нам нужно изучать поведение людей, формулировать предложения о том, каким может быть взаимодействие в будущем». Видение будущего архитекторы формируют во всех направлениях и масштабах: от жилых домов, до природных ландшафтов и городских территорий. Это чистая прагматика: методический анализ, понимание тенденций и трендов подсказывают уникальные решения. Уникальные – то есть те, что помогают продвижению социального, культурного и экономического потенциала общества (тут я в очередной раз поймала себя на сравнении с нашей ситуацией: архитекторы больше беспокоятся об интересах частного заказчика).
 
Изображение предоставлено VELUX

Наглядным примером укрепления городской коммуникации может служить концепция развития Кристиансанна. Концепция, соответствующая принципам создания удобных для жизни городов – планирование с учетом возможных изменений, общее видение, социальное программирование, безопасность, проактивные стратегии, краткосрочные/долгосрочные приоритеты. Проектировщикам нужно было придумать не только, как соединить разные части города, больше – диверсифицировать его жизнь! В Кристиансанне из 80 тысяч жителей 15 тысяч – студенты. Кампус расположен вне города, на его интеллектуальное и эмоциональное настроение влияет слабо. И еще есть третья изолированная территория – с больничным комплексом. Что с этим всем делать? Хелле Юул считает, что, прежде всего, нужно наладить сотрудничество. С муниципалитетами, стейкхолдерами, заказчиками. Эксперты из разных частей Кристиансанна были делегированы для предварительных обсуждений – рассказали о потребностях, договорились об ответственности… Дальше следовало прийти к общему пониманию задач, нарисовать это самое общее видение.
 
Изображение предоставлено VELUX

«Прежде считалось, что мы должны проектировать дома, – рассказывает Хелле. – Гораздо важнее научить власти, заказчика, горожан увидеть потенциал места». Так вот, «фишка» Кристиансанна – в его научном потенциале, поэтому концепция рассчитана на повышение роли университета в жизни города. Нужно пригласить студентов в город, а город – в кампус, и так, чтобы не отсечь от этого потока перемещений и взаимовыгодных обменов лечебную территорию. В стратегию реализации этих планов входит создание так называемых точек притяжения: объектов и мест, интересных не только жителям самих трех «гетто». Кампус дополняют офисами, больницу – хорошей клиникой, в городе организуют представительства университета, и все это может быть акцентировано экспериментальной архитектурой и ландшафтным дизайном.
 
Университетская площадь в Эребру. Изображение предоставлено VELUX

В стремлении объединить жизнь вузов и городов нет никакого ностальгического заигрывания со студенческой атмосферой. Это мировой тренд: повышение роли знаний в жизни городов, непосредственное соединение науки и производства. Переход от академической деревни к хабу. Университеты – драйверы развития городов: так должно быть. Общедоступные, открытые знания – их энергия. Эти смыслы должны заполнить городские пространства, должны считываться в новой архитектуре. Они угадываются в проекте Университетской площади в Эребру. По словам Хелле, нужно было преодолеть изолированность «интровертного поселочка» в 3 километрах от города. По условиям конкурса, который и выиграло бюро, придумали программы и проекты трех новых зданий в этом районе. Название площади – «Айсберг»- передает идею покрытия и принцип водосбора, а само пространство – отличный навигатор: есть привлекательный образ и понимание того, как следует передвигаться, куда пойти. Тем более пол в бизнес-школе запроектирован в одном уровне с площадью – как ее продолжение.
Университетская площадь в Эребру. Изображение предоставлено VELUX

В 2007–2009 годах компания JUUL | FROST Arkitekter выпустила книги о современных кампусах. Там есть замечательные слова о том, что научно доказано: просто сидеть слушать лекции – не эффективно. Для успешного обучения нужны иные условия, среда помогает (или тормозит) развитие, способствует (или препятствует) усвоению знаний. В современной версии пространство должно быть не только прозрачным, но и многофункциональным, гибридным. Заполненным в течение всего дня.
Кампус Statoil в Форусе. Изображение предоставлено VELUX

Усилия по поиску дополнительной энергии – производная от глобальной конкуренции городов. Даже такие монстры, как известная норвежская нефтедобывающая компания, не могут ее проигнорировать. Statoil заказала JUUL | FROST концепцию трансформации Форуса – пригорода Ставангера, где размещается ее штаб-квартира. Привлекательность территории для потенциального инвестора повышается за счет уплотнения компоновки плана, создания зеленых маршрутов, водного канала, обеспечения 10-минутной пешеходной доступности всех притягательных зон и объектов в городке. Чтобы высококлассные инженеры со всего света захотели сюда приехать для обмена опытом и знаниями, и создается привлекательная среда.
Кампус Statoil в Форусе. Изображение предоставлено VELUX
Кампус Statoil в Форусе. Изображение предоставлено VELUX



Хелле Юул уверена, что выигрывают только те, кто может предложить нечто, не похожее на остальное. Она вспомнила про Барселону – город, который преображается каждые 4 года, неустанно привлекает к себе гостей и всеобщее внимание. Здесь строят нестандартные здания, прокладывают аллеи, создают новые общественные пространства – в ответ на реальные, хорошо понятые и осмысленные потребности людей. «Барса» сделала ставку на «культурное планирование» – и это новая сфера знаний. В книге про общественные пространства, которую подарила мне Хелле, есть примеры стратегий и других городов. Если отвлечься от научных обоснований, воображение захватывает Мальмё: там есть парк для катания на коньках (или роликах?), и туда приезжают в каникулы дети со всей Европы. «Власти обязаны делать подобные проекты – с учетом особенностей города. Только нужны консультанты,» – уточняет Хелле.

Она рассказала еще про один город – в центре Дании. Как известно, в этой стране почти каждый населенный пункт находится недалеко от моря. Близость к воде – неоспоримая ценность. В этом смысле Силькеборг оказался обделен. Тогда город решил вырыть большое озеро – там теперь проходят джазовые фестивали, прославившие провинциальный центр на всю Европу.

Ценность наблюдений и советов Хелле Юул повышает тот факт, что она знакома не только с опытом Европы: профессор Юул также преподает в Австралии и Америке. Она не ставит в пример конкурентные рывки Шанхая, потому что это – совсем другая история, а в Дании – «социально-сбалансированное общество».
Кампус Statoil в Форусе. Изображение предоставлено VELUX



Я пока еще не упомянула, что в презентации Хелле был слайд с портретами людей, чьи книги она считает катализаторами изменений. Джейн Джекобс, Георг Зиммель, Сеннет и Лефёвр, Делез и Гваттари, Кевин Линч… Датские архитекторы считают, что стоит их перечитывать, чтобы протестировать новые концепции и идеи. А где же здесь архитектура? Пропорции, линии, материалы, свет, наконец-то?

В работе Умберто Эко «Открытое произведение» (а в подаренной книге про публичные пространства упоминается и она) высказана мысль о том, что процесс переосмысления никогда не заканчивается: идея будет обсуждаться и после финальной точки автора. И только многослойная информация приводит к постижению эстетического.

Поставщики, технологии

19 Января 2015

Марина Игнатушко

Беседовала:

Марина Игнатушко
comments powered by HyperComments
Свет-Человек-Архитектура. Лекции датских архитекторов...
В преддверии 2015 года, объявленного ЮНЕСКО Международным Годом Света, компания VELUX и Архитектурная школа МАРШ организуют цикл лекций датских архитекторов под лозунгом LIGHT-HUMAN-ARCHITECTURE, или Свет-Человек-Архитектура.
Детали, нарисованные светом
«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Архитектор Ян Сёндергаард стал вторым лектором в этом цикле.
Нежное прикосновение
«Свет – человек – архитектура» - совместный проект компании VELUX и архитектурной школы МАРШ, получивший поддержку посольства Дании в России. Встреча с Сигни Конгебро стала первой в этом цикле лекций.
Свет-Человек-Архитектура. Лекции датских архитекторов...
В преддверии 2015 года, объявленного ЮНЕСКО Международным Годом Света, компания VELUX и Архитектурная школа МАРШ организуют цикл лекций датских архитекторов под лозунгом LIGHT-HUMAN-ARCHITECTURE, или Свет-Человек-Архитектура.
Мысли о свете: работы победителей Международного...
Каждые два года на конкурсе, инициированном компанией VELUX, отбираются наиболее интересные проекты на тему освещения и использования источников энергии: от крупных исследований, актуальных для городской среды, до небольших абстрактных концепций.
Офис-витрина, пронизанный солнцем
Авторам офисно-складского комплекса VELUX в Словении удалось разместить офис продаж внутри гигантской, вытянутой вдоль шоссе консоли и украсить его мансардными окнами, тонко подчеркнув все их достоинства.
Солнечная реконструкция
Испанское бюро A2arquitectos, используя естественное освещение и обычные зенитные окна, превратило бассейн отеля на Майорке в его главную достопримечательность.
Окно в будущее
Сегодня руках в архитектора есть все необходимые инструменты для экологически дружественного строительства, создания сбалансированной среды и эффективного использования природных ресурсов. Один из многочисленных удачных примеров – жилой дом «Мельница Хансет» (Hunsett Mill) в Норфолке (Великобритания).
Дом солнца для цветов жизни
По европейской концепции Active House в Дании построили единственный в Европе «CO2-нейтральный» детский сад, опережая по энергоэффективности датские строительные нормы 2015г.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.