Вернер Нуссмюллер: «Дерево сейчас действительно вошло в моду»

Вернер Нуссмюллер рассказал Архи.ру о методах защиты деревянных зданий от огня, жилье для пожилых и о том, почему он не проектирует односемейные дома.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg


Мы встретились с австрийским архитектором Вернером Нуссмюллером, основателем бюро Nussmüller Architekten и сообщества SEEWOOD в ходе АРХ Москвы-2014 – на «Дне дерева» в рамках премии АРХИWOOD, организованной компанией «РОССА РАКЕННЕ СПБ» (HONKA). Тогда Вернер Нуссмюллер и его коллеги приняли участие в выставке «Современная деревянная архитектура Австрии» и сопутствующих ей открытых дискуссиях.
 
zooming
Вернер Нуссмюллер. Фото предоставлено АРХИWOOD
Жилой комплекс Blumenhang Birkfeld в Граце © Paul Ott

Архи.ру:
– Традиция австрийской деревянной архитектуры широко известна, и сейчас, насколько я знаю, в Австрии строят из дерева все, что угодно. Этот современный интерес к дереву – возник ли он в последние десятилетия, в эпоху «устойчивости», или раньше, прервал ли модернизм старую традицию, или она благополучно дошла до наших дней?

 
Вернер Нуссмюллер:
– У дерева был очень плохой «имидж» после Второй мировой войны, потому что из него обычно строили бараки для бедных, и потому считалось, что это материал для неимущих. Около 1975, после первого нефтяного кризиса, стали обсуждать проблему изоляции, т.к. стало очень важным экономить энергию и, тем самым, деньги. Начали думать о новых материалах, и именно тогда первые архитекторы стали строить из дерева. Один из лучших зодчих того времени, Хуберт Рис (Hubert Ries) в одной из лекций сказал: «Мы должны соединить бараки и элегантность». Он настаивал на том, что нужно искать новые пути и подходы, создавать современные легкие постройки из дерева. В этот период появились первые деревянные односемейные дома.
 
Следующий важный шаг был сделан около 1990, причем это была инициатива деревообрабатывающих компаний земли Штирия. Они потребовали от политиков: «Мы предоставляем работу стольким людям, поэтому взамен вы должны использовать наше дерево!» Политики согласились с этим требованием, понимая, что если в нашей стране есть так много дерева, мы должны найти для него хорошее применение. Одним из вариантов была как раз сфера строительства. Нормативы были изменены, став менее строгими. Было проведено множество экспериментов и проверок для того, чтобы выяснить все особенности и свойства дерева как строительного материала. С тех пор мы действительно знаем, как ведет себя дерево при пожаре, как решать проблему с акустикой и т.д.
 
В 2006 мы и политики составили план, согласно которому через пять лет 25% нового жилья должно было строиться из дерева. И мы реализовали этот замысел: у нас действительно строится из дерева четверть всего социального жилья, включая 4- и 5-этажные здания.
 
Все эти перемены были небольшими шагами на пути вперед, и теперь все молодые заказчики, которые приходят в наше бюро, хотят получить именно дом из дерева! Так что дерево сейчас действительно вошло в моду. Люди относятся к нему по-другому, это больше не материал для бедных. Они понимают, что это фантастический материал с очень приятным запахом и сотнями других положительных свойств.
 
Жилой комплекс Blumenhang Birkfeld в Граце © Paul Ott
Жилой комплекс Blumenhang Birkfeld в Граце © Paul Ott



– А как насчет проблем с акустикой в многоэтажных деревянных зданиях?
 
– Да, акустика в этом контексте представляет трудность. Дерево – очень легкий материал, поэтому мы должны экспериментировать с разными формами, чтобы решить эту проблему. Но если мы строим дом на шумной улице, мы просто не используем дерево. У каждого материала – свои качества и сильные стороны, поэтому мы выбираем материал, который оптимально подходит к конкретному контексту. Это наш метод работы.
 
zooming
Школа им. Карла Морре - первая школа с деревянным несущим каркасом в Граце © Walter Luttenberger



– В России распространено мнение, что дерево – это небезопасный материал, потому что оно легко загорается, и не все знают о современных способах решения этой проблемы…
 
– Вы видели на выставке деревянную панель с перекрестной ориентацией слоев: попробуйте ее сжечь – это просто невозможно. Она для этого слишком толстая. В Германии, Австрии и Швейцарии мы провели столько экспериментов с огнем на моделях масштаба 1:1, что теперь мы точно знаем температуру воспламенения дерева. И пожар теперь – не проблема. Мы знаем, что за полчаса балка из массива дерева обгорит на 2 см. Поэтому нам достаточно добавить к балке или панели еще один слой – толщиной 2 см – и проблема решена. И для того, чтобы сделать дерево пожаробезопасным, мы не используем никакую пропитку.
 
– То есть это по-настоящему «зеленая» архитектура!
 
– Точно.
 
zooming
Жилой массив на Граднерштрассе в Граце © Nussmüller Architekten
Жилой массив на Граднерштрассе в Граце © Nussmüller Architekten



– Мы говорили о шумных улицах. А какие еще есть ограничения у использования дерева? Есть ли типы зданий, которые нельзя строить из дерева?
 
– Если вы хотите сделать у себя дома большие пролеты, вы можете использовать дерево, но это будет недешево. Большие размеры возможны, но это не бюджетное решение. Всегда стоит сравнивать материалы и их свойства. В одном случае бетон может оказаться лучшим решением, в другом – дерево. Это всегда зависит от обстоятельств.
 
Детский сад Josefinum в Леобене. Фото © Nussmüller Architekten
Детский сад Josefinum в Леобене. Фото © Nussmüller Architekten



– Мы уже коснулись темы односемейных домов. Однако в вашем портфолио нет ни одной такой постройки. Почему?
 
– Я отказываюсь строить их по экологической причине. Можно спланировать чудесный экологичный частный дом где-нибудь на зеленом склоне, но хозяева не смогут обойтись без автомобилей – надо возить детей в детский сад, школу и так далее… Когда все эти моменты сложишь вместе, становится понятно, что невозможно построить по-настоящему «зеленый» односемейный дом.
 
Офисное здание Stia в Адмонте. Фото © Nussmüller Architekten
Офисное здание Stia в Адмонте. Фото © Nussmüller Architekten



– У вас есть очень интересный проект, который скоро будет сдан – комплекс Reininghaus в Граце, предназначенный для пожилых жильцов. Дома для пожилых людей – это очень актуальная тема для России, так как наше общество «стареет», но при этом у нас нет подобных проектов. А вы уже строили такие дома раньше. Почему они нужны?
 
– В прошлом дети жили с родителями под одной крышей, и когда родители старели, то дети и внуки заботились о них дома. Теперь все иначе: дети где-то познают окружающий мир, а их старые родители остаются одни дома. И мы должны им как-то помочь. Если они живут в частных домах, вдали от друзей и родных, кто о них позаботится?
 
Лучше спроектировать для них отличный жилой комплекс, где им будет удобно видеться с соседями, общаться и вместе чем-нибудь заниматься. Когда они въезжают в эти квартиры, возможно, на первых порах им не нужна особая поддержка. Но когда они становятся старше, и им требуется помощь, чтобы купить продукты, принять душ и т.д., эту помощь им гораздо проще получить, если они живут в доме, специально спроектированном для пожилых. Они по-прежнему смогут пошагово планировать свою жизнь и чувствовать себя вполне активными и включенными в ее течение. Естественно, эти здания – безбарьерная среда, они подходят для жильцов-колясочников, там нет ступенек, и так далее.
zooming
Комплекс Reininghaus Süd в Граце © Paul Ott
zooming
Вид экспозиции «Современная деревянная архитектура Австрии» на АРХ Москве-2014. Фото предоставлено АРХИWOOD
zooming
Участники «Дня дерева» на АРХ Москве-2014. Фото предоставлено АРХИWOOD
zooming
Вернер Нуссмюллер и Николай Малинин в ходе дискуссии «Дня дерева» на АРХ Москве-2014. Фото предоставлено АРХИWOOD


23 Июля 2014

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Дом на склоне
Комплекс доступного жилья в Винтертуре в кантоне Цюрих по проекту бюро Weberbrunner Architekten и Soppelsa Architekten получил гибридную деревянно-бетонную конструкцию.
Деревянные волны
Trahan Architects, чтобы сделать театральный зал в Атланте более удобным и демократичным по планировке как ответ на историю расовой сегрегации, использовали гнутые деревянные конструкции, изготовленные с помощью цифровых методов и пара.
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.