Вернер Нуссмюллер: «Дерево сейчас действительно вошло в моду»

Вернер Нуссмюллер рассказал Архи.ру о методах защиты деревянных зданий от огня, жилье для пожилых и о том, почему он не проектирует односемейные дома.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg


Мы встретились с австрийским архитектором Вернером Нуссмюллером, основателем бюро Nussmüller Architekten и сообщества SEEWOOD в ходе АРХ Москвы-2014 – на «Дне дерева» в рамках премии АРХИWOOD, организованной компанией «РОССА РАКЕННЕ СПБ» (HONKA). Тогда Вернер Нуссмюллер и его коллеги приняли участие в выставке «Современная деревянная архитектура Австрии» и сопутствующих ей открытых дискуссиях.
 
zooming
Вернер Нуссмюллер. Фото предоставлено АРХИWOOD
Жилой комплекс Blumenhang Birkfeld в Граце © Paul Ott

Архи.ру:
– Традиция австрийской деревянной архитектуры широко известна, и сейчас, насколько я знаю, в Австрии строят из дерева все, что угодно. Этот современный интерес к дереву – возник ли он в последние десятилетия, в эпоху «устойчивости», или раньше, прервал ли модернизм старую традицию, или она благополучно дошла до наших дней?

 
Вернер Нуссмюллер:
– У дерева был очень плохой «имидж» после Второй мировой войны, потому что из него обычно строили бараки для бедных, и потому считалось, что это материал для неимущих. Около 1975, после первого нефтяного кризиса, стали обсуждать проблему изоляции, т.к. стало очень важным экономить энергию и, тем самым, деньги. Начали думать о новых материалах, и именно тогда первые архитекторы стали строить из дерева. Один из лучших зодчих того времени, Хуберт Рис (Hubert Ries) в одной из лекций сказал: «Мы должны соединить бараки и элегантность». Он настаивал на том, что нужно искать новые пути и подходы, создавать современные легкие постройки из дерева. В этот период появились первые деревянные односемейные дома.
 
Следующий важный шаг был сделан около 1990, причем это была инициатива деревообрабатывающих компаний земли Штирия. Они потребовали от политиков: «Мы предоставляем работу стольким людям, поэтому взамен вы должны использовать наше дерево!» Политики согласились с этим требованием, понимая, что если в нашей стране есть так много дерева, мы должны найти для него хорошее применение. Одним из вариантов была как раз сфера строительства. Нормативы были изменены, став менее строгими. Было проведено множество экспериментов и проверок для того, чтобы выяснить все особенности и свойства дерева как строительного материала. С тех пор мы действительно знаем, как ведет себя дерево при пожаре, как решать проблему с акустикой и т.д.
 
В 2006 мы и политики составили план, согласно которому через пять лет 25% нового жилья должно было строиться из дерева. И мы реализовали этот замысел: у нас действительно строится из дерева четверть всего социального жилья, включая 4- и 5-этажные здания.
 
Все эти перемены были небольшими шагами на пути вперед, и теперь все молодые заказчики, которые приходят в наше бюро, хотят получить именно дом из дерева! Так что дерево сейчас действительно вошло в моду. Люди относятся к нему по-другому, это больше не материал для бедных. Они понимают, что это фантастический материал с очень приятным запахом и сотнями других положительных свойств.
 
Жилой комплекс Blumenhang Birkfeld в Граце © Paul Ott
Жилой комплекс Blumenhang Birkfeld в Граце © Paul Ott



– А как насчет проблем с акустикой в многоэтажных деревянных зданиях?
 
– Да, акустика в этом контексте представляет трудность. Дерево – очень легкий материал, поэтому мы должны экспериментировать с разными формами, чтобы решить эту проблему. Но если мы строим дом на шумной улице, мы просто не используем дерево. У каждого материала – свои качества и сильные стороны, поэтому мы выбираем материал, который оптимально подходит к конкретному контексту. Это наш метод работы.
 
zooming
Школа им. Карла Морре - первая школа с деревянным несущим каркасом в Граце © Walter Luttenberger



– В России распространено мнение, что дерево – это небезопасный материал, потому что оно легко загорается, и не все знают о современных способах решения этой проблемы…
 
– Вы видели на выставке деревянную панель с перекрестной ориентацией слоев: попробуйте ее сжечь – это просто невозможно. Она для этого слишком толстая. В Германии, Австрии и Швейцарии мы провели столько экспериментов с огнем на моделях масштаба 1:1, что теперь мы точно знаем температуру воспламенения дерева. И пожар теперь – не проблема. Мы знаем, что за полчаса балка из массива дерева обгорит на 2 см. Поэтому нам достаточно добавить к балке или панели еще один слой – толщиной 2 см – и проблема решена. И для того, чтобы сделать дерево пожаробезопасным, мы не используем никакую пропитку.
 
– То есть это по-настоящему «зеленая» архитектура!
 
– Точно.
 
zooming
Жилой массив на Граднерштрассе в Граце © Nussmüller Architekten
Жилой массив на Граднерштрассе в Граце © Nussmüller Architekten



– Мы говорили о шумных улицах. А какие еще есть ограничения у использования дерева? Есть ли типы зданий, которые нельзя строить из дерева?
 
– Если вы хотите сделать у себя дома большие пролеты, вы можете использовать дерево, но это будет недешево. Большие размеры возможны, но это не бюджетное решение. Всегда стоит сравнивать материалы и их свойства. В одном случае бетон может оказаться лучшим решением, в другом – дерево. Это всегда зависит от обстоятельств.
 
Детский сад Josefinum в Леобене. Фото © Nussmüller Architekten
Детский сад Josefinum в Леобене. Фото © Nussmüller Architekten



– Мы уже коснулись темы односемейных домов. Однако в вашем портфолио нет ни одной такой постройки. Почему?
 
– Я отказываюсь строить их по экологической причине. Можно спланировать чудесный экологичный частный дом где-нибудь на зеленом склоне, но хозяева не смогут обойтись без автомобилей – надо возить детей в детский сад, школу и так далее… Когда все эти моменты сложишь вместе, становится понятно, что невозможно построить по-настоящему «зеленый» односемейный дом.
 
Офисное здание Stia в Адмонте. Фото © Nussmüller Architekten
Офисное здание Stia в Адмонте. Фото © Nussmüller Architekten



– У вас есть очень интересный проект, который скоро будет сдан – комплекс Reininghaus в Граце, предназначенный для пожилых жильцов. Дома для пожилых людей – это очень актуальная тема для России, так как наше общество «стареет», но при этом у нас нет подобных проектов. А вы уже строили такие дома раньше. Почему они нужны?
 
– В прошлом дети жили с родителями под одной крышей, и когда родители старели, то дети и внуки заботились о них дома. Теперь все иначе: дети где-то познают окружающий мир, а их старые родители остаются одни дома. И мы должны им как-то помочь. Если они живут в частных домах, вдали от друзей и родных, кто о них позаботится?
 
Лучше спроектировать для них отличный жилой комплекс, где им будет удобно видеться с соседями, общаться и вместе чем-нибудь заниматься. Когда они въезжают в эти квартиры, возможно, на первых порах им не нужна особая поддержка. Но когда они становятся старше, и им требуется помощь, чтобы купить продукты, принять душ и т.д., эту помощь им гораздо проще получить, если они живут в доме, специально спроектированном для пожилых. Они по-прежнему смогут пошагово планировать свою жизнь и чувствовать себя вполне активными и включенными в ее течение. Естественно, эти здания – безбарьерная среда, они подходят для жильцов-колясочников, там нет ступенек, и так далее.
zooming
Комплекс Reininghaus Süd в Граце © Paul Ott
zooming
Вид экспозиции «Современная деревянная архитектура Австрии» на АРХ Москве-2014. Фото предоставлено АРХИWOOD
zooming
Участники «Дня дерева» на АРХ Москве-2014. Фото предоставлено АРХИWOOD
zooming
Вернер Нуссмюллер и Николай Малинин в ходе дискуссии «Дня дерева» на АРХ Москве-2014. Фото предоставлено АРХИWOOD


23 Июля 2014

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Дерево в современной архитектуре

Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Дом на склоне
Комплекс доступного жилья в Винтертуре в кантоне Цюрих по проекту бюро Weberbrunner Architekten и Soppelsa Architekten получил гибридную деревянно-бетонную конструкцию.
Деревянные волны
Trahan Architects, чтобы сделать театральный зал в Атланте более удобным и демократичным по планировке как ответ на историю расовой сегрегации, использовали гнутые деревянные конструкции, изготовленные с помощью цифровых методов и пара.
«Умный» город из дерева
Архитекторы Snøhetta и Heatherwick Studio разработали проект «умного» района на берегу озера Онтарио в Торонто с многоэтажной деревянной застройкой. Заказчик – Sidewalk Labs, «сестринская» компания Google’а, канадская штаб-квартира которого появится рядом.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.