Жить в дереве

Пять самых высоких жилых домов из дерева, технология их возведения и огнестойкость, а также возможное будущее такого строительства.

Автор текста:
Екатерина Ровнова

mainImg
Недавний материал Archi.ru о 8-этажном деревянном доме архитектора Герта Вингорда в Стокгольме (9-этажном, если считать мансарду) вызвал живую реакцию наших читателей. Мы решили развить эту тему и рассказать о зданиях из дерева высотой восемь этажей и выше – о том, как их строят, и о том, может ли древесина составить конкуренцию железобетону.

Технологии
zooming
Здание из CLT-панелей возводится в два раза быстрее традиционного железобетонного © Malin Hardestam
CLT-панели © Chris Philpot

Многоэтажные деревянные здания возводят по технологии Cross-laminated timber или X-lam – из крупногабаритных перекрестно-клееных панелей (CLT panels), которые выполняют всю работу колонн, балок и стропил традиционной системы. Обычно для их изготовления используется древесина ели. Высушенные деревянные ламели от 10 до 45 мм толщиной под давлением не менее 0,6 Н/мм2 перекрестно наклеиваются друг на друга при помощи связующего без содержания фенолформальдегидных смол. Благодаря перпендикулярному расположению волокон нивелируется анизотропность древесины, почти до минимума сводится эффект усыхания и значительно увеличивается несущая способность. Чаще всего используются панели от 3-х до 7 слоев толщиной.

Там же на производстве из получившихся элементов в соответствии с тщательно разработанными чертежами вырезаются панели вместе со всеми необходимыми проемами, в некоторых случаях – даже с каналами под электропроводку и коммуникации. Максимально возможные габариты – 16,5 м х 2,95 м х 0,5 м, но обычно их уменьшают по длине: ограничение на размеры накладывает необходимость транспортировки.
Строительство жилого дома Forté в Мельбурне © Chris Philpot

Далее все панели маркируются и вместе с детальной сборочной схемой перевозятся на строительную площадку. Это один из самых длительных этапов, так как зачастую крупногабаритные деревянные материалы путешествуют не только из одной страны в другую по суше, но и пересекают океан: так, для жилого дома в Мельбурне несущие конструкции изготавливались в Австрии.

На строительном участке остается только собрать все элементы в правильной последовательности – и это довольно сложная задача, признаются инженеры: большинство ошибок допускается именно при сборке. Но если их удается избежать, то процесс идет гораздо легче и быстрее, чем при возведении традиционных железобетонных многоэтажек. Четыре строителя и подъемный кран собирают 8-10-этажное деревянное здание за 9–10 недель, трудясь несколько дней в неделю. Эти перерывы в работе связаны с поэтапным подвозом панелей: если бы привозили весь комплект сразу, потребовался бы отдельный ангар для складирования стройматериалов. В итоге, получается примерно 3 рабочих дня на этаж – именно так шло строительство здания на улице Мюррей-гроув в Лондоне. Кроме скорости, возведение многоэтажных домов из древесины отличает чистота стройплощадки и относительная тишина монтажного процесса.
zooming
Установка CLT-панелей © Steve Cook-Willmott Dixon

Самые большие нагрузки в конструкции возникают в стыках между панелями стен и в местах примыкания к стенам перекрытий. Панели соединяются друг с другом при помощи штифтов, стальных пластин и ряда поставленных крест-накрест шурупов, порой достигающих 550 мм в длину.

Одно из неоспоримых достоинств современных конструкций из CLT-панелей – это их сравнительная легкость при высокой несущей способности: небольшой вес облегчает транспортировку, снижает нагрузку на фундамент и ускоряет процесс монтажа. Учитывая как затраченное на производство время, так и время непосредственной сборки на участке, все вместе выходит примерно в два раза быстрее, чем при возведении традиционных систем.

Клееные панели обладают высокими акустическими качествами: у них значительно более высокая плотность, чем у массивного бруса, а допуски при подгонке на строительной площадке не превышают +/-5 мм, тогда как в железобетоне они составляют 10 мм. Такое плотное прилегание увеличивает герметичность, сокращает тепловые потери и облегчает состыковку элементов конструкции.
 
В одном кубическом метре древесины секвестируется одна тонна диоксида углерода © Michael Green

Помимо прочего, производители и архитекторы подчеркивают экологичность этой технологии. Древесина – природный ресурс, который возобновляется быстрее, чем расходуется. Деревья поглощают диоксид углерода, и в течение жизни дерева он накапливается (секвестируется), до тех пор, пока растение не начнет гнить, разлагаться или не сгорит: тогда происходит обратный выброс CO2 в почву и в атмосферу. Таким образом, если здоровое дерево с накопленным в нем углеродом использовать в строительстве, возврата диоксида в окружающую среду не произойдет. Один кубический метр древесины сохранит в себе тонну СО2, а на месте срубленного дерева вырастет новое. В конце своей эксплуатации деревянные здания очень просто разбираются и идут на переработку, используются вторично или даже сами становятся источником энергии, например, в качестве органического топлива. Замещение древесиной некоторой доли объема ныне используемых в строительстве стали или железобетона – очень энергозатратных в производстве материалов – может привести к значительному сокращению выбросов СО2.
 
Огнестойкость
 
zooming
Поведение деревянной конструкции при пожаре: до возгорания, через 30 и через 60 минут горения © Malin Hardestam

Многие сомневаются в пожарной безопасности многоэтажных деревянных зданий. Безусловно, дерево горит, а сталь – нет, однако степень горючести не является показателем огнестойкости. Древесина обладает низкой теплопроводностью и может сохранять целостность структуры долгое время. Поджечь бревно, балку или толстую деревянную панель очень сложно, но если она все-таки загорелась, то горит очень медленно и по предсказуемой схеме.

При прогреве древесины примерно от 280°C на её поверхности образуется обуглившийся слой, который тлеет и изолирует собой сердцевину, осложняя поступление кислорода внутрь, что замедляет процесс горения. Тление массивной древесины происходит со скоростью около 0,5–0,8 мм в минуту: например, за 60 минут от 200-миллиметровой балки прогорит 30–50 мм внешнего слоя. Опасность обрушения наступает примерно при 500°C, так как при этой температуре защитный угольный слой раскаляется и воспламеняется. Предел огнестойкости – период времени, на протяжении которого деревянная конструкция сохраняет свою несущую способность – зависит от величины её сечения и размеров: чем больше габариты, тем сложнее происходит возгорание и медленнее идет процесс горения.

При таких же температурах негорючая, но теплопроводная сталь плавится, деформируется в разных направлениях и примерно при 450–500°C теряет свою несущую способность. Необработанная огнезащитой стальная конструкция обрушивается уже через 15 минут после начала пожара, при этом невозможно рассчитать, где именно произойдет обрушение. Поэтому основное преимущество деревянной конструкции при пожаре – это повышенная огнестойкость и предсказуемость поведения.

Почему это важно? Если пожар начался и не удалось нейтрализовать его источник, необходимо вывести людей из здания: для успеха эвакуации необходимо точно знать, сколько времени конструкция будет сохранять свою целостность и где именно она обрушится. При горении деревянных конструкций это время расчетное и место их обрушения предсказуемое. Кроме того, горящая древесина выделяет умеренное количество дыма, который редко бывает токсичным. Эти естественные свойства вкупе с современными технологиями огнеупорной обработки показывают хорошие результаты.

Для предупреждения возгорания производится заводская обработка конструкций антипиренами, а для нейтрализации источника – устанавливаются системы оповещения и спринклерные системы.
 
Самые высокие деревянные дома

8 этажей: Bridport House, Лондон
Bridport Pl London
Karakusevic Carson Architects
 
zooming
Bridport House © Ioana Marinescu

При выборе типа несущего остова архитекторы руководствовались критериями веса конструкции: под строительным участком проходит труба водостока XIX века, которую было необходимо сохранить. Традиционное железобетонное здание вышло бы неприемлемо тяжелым, поэтому выбор пал именно на перекрестно-клееные панели.
Bridport House. Фото с сайта www.ketley-brick.co.uk
Bridport House © Ioana Marinescu
zooming
Bridport House: вход в здание изнутри и снаружи © Ioana Marinescu
zooming
Bridport House. Фото с сайта www.storaenso.com

Bridport House заместил собой старый 5-этажный дом 1950-х годов постройки. В здании 41 квартира, жители первого этажа получили собственный выход на улицу и патио, а жители остальных 33 квартир – просторные балконы. Фасад облицован кирпичом, а выступающие балконы – медными листами. Несущий остов здания из перекрестно-клеёных панелей был собран за 12 недель.
Bridport House: установка CLT-панелей 1-го этажа © Rahul Patalia
zooming
Жилой дом Bridport House в Лондоне: ограничения участка © Rahul Patalia
Bridport House: устройство фундамента © Rahul Patalia
zooming
Bridport House. Аксономерия © Karakusevic Carson Architects
zooming
Bridport House. Поперечный разрез © Karakusevic Carson Architects
zooming
Bridport House_продольный разрез © Karakusevic Carson Architects
zooming
Bridport House. Мастерплан © Karakusevic Carson Architects
zooming
Bridport House. 1 этаж © Karakusevic Carson Architects
zooming
Bridport House. 3 этаж © Karakusevic Carson Architects
zooming
Bridport House. 8 этаж © Karakusevic Carson Architects


9 этажей: Stadthaus
24 Murray Grove London
Waugh Thistleton Architects
Жилой дом Stadhaus в Лондоне © Waugh Thistleton Architects

В лондонском доме номер 24 по улице Мюррей-гроув на 9 этажах располагаются 29 квартир двух разных типов: коммерческие, находящиеся в собственности своих жильцов, и съемные, принадлежащие жилищной ассоциации Metropolitan Housing Trust. Социальный блок занимает первые четыре этажа, коммерческий – последние пять, причем эти блоки полностью изолированы друг от друга.
Жилой дом Stadhaus в Лондоне. Генплан и план 1-го этажа © Waugh Thistleton Architects

Переход от одного блока к другому отражен в рисунке фасадов: на уровне 4-го этажа серые панели сменяются белыми. Фасад облицован 5000 панелями (1200 мм х 230 мм), на 70% состоящими из переработанных отходов деревообрабатывающей промышленности. Их рисунок напоминает игру светотени, создаваемую в течение дня на фасадах окружающей застройкой и деревьями.
zooming
Жилой дом Stadhaus в Лондоне © Waugh Thistleton Architects

Несмотря на то, что технология строительства из клееных панелей – дороже, чем традиционная железобетонная, она помогает сэкономить на строительном участке. Например, для возведения аналогичной конструкции из железобетона понадобилось бы примерно 72 недели, тогда как это здание было построено за 49. При этом саму несущую конструкцию собрали четыре строителя за 27 рабочих дней, работая 9 недель по 3 дня в каждой. Также не пришлось использовать дорогостоящий башенный кран: обошлись подвижным грузоподъемным и строительными лесами для работ по облицовке фасада.
Жилой дом Stadhaus в Лондоне. План 2-4-го этажей © Waugh Thistleton Architects

Более подробно о пространственной планировке и об экологической составляющей проекта можно прочитать здесь.
Жилой дом Stadhaus в Лондоне. План 5-9-го этажей © Waugh Thistleton Architects
Жилой дом Stadhaus в Лондоне © Waugh Thistleton Architects


9 этажей: Via Cenni, Милан
Rossiprodi Associati s.r.l.
zooming
Жилой комплекс Via Cenni. Фото с сайта makbuilding.eu

Впервые высотная конструкция из перекрестно-клееных панелей используется в условиях сейсмоопасного региона: на окраине Милана вероятность землетрясений не очень высока, но все же существует, и технология X-Lam удовлетворяет всем требованиям строительства в таких районах.
zooming
Жилой комплекс Via Cenni. Фото с сайта makbuilding.eu
Жилой комплекс Via Cenni © Gaia Cambiaggi

Жилой комплекс общей площадью 17000 м2 состоит из четырех 9-этажных башен, соединенных 2-уровневым стилобатом. В комплексе – 124 квартиры размером от 2-х до 4-х комнат (от 50 до 100 м2). Башни 13,6 х 19,1 м в плане и 27,95 м высотой – однотипные, но не одинаковые: индивидуальный облик формируется рисунком балконов.
zooming
Жилой комплекс Via Cenni. Фото с сайта carron.it
zooming
Жилой комплекс Via Cenni © Rossiprodi Associati
zooming
Жилой комплекс Via Cenni © Rossiprodi Associati

Конструктивная толщина стен уменьшается на 20 мм через каждые два-три этажа: на первом она составляет 200 мм, на девятом – 120 мм. Полы – 200 и 230 мм (7 слоев). Пролеты меньше 5,8 м перекрываются 5-слойной панелью 200 мм, а пролеты меньше 6,7 м – 7-слойной 230-миллиметровой. Стыкуются панели с помощью специальных соединительных шурупов от 200 до 550 мм длиной.
zooming
Жилой комплекс Via Cenni © Rossiprodi Associati
zooming
Жилой комплекс Via Cenni © Rossiprodi Associati
zooming
Жилой комплекс Via Cenni © Rossiprodi Associati
Жилой комплекс Via Cenni © Rossiprodi Associati



Район, где расположено здание, представляет собой череду традиционных итальянских фермерских домиков – с одной стороны, и комплекс городских административно-деловых, промышленных и коммерческих зданий – с другой. Идеей проекта было соединение этих двух типов застройки и создание пограничного пространства – перехода от городской типологии к сельской. За счет наличия в доме квартир разных типов (от 65 м2 до 125 м2) и общественных пространств различного назначения архитекторы хотели сформировать среду, пригодную для возникновения локального сообщества и создать центр притяжения для всего района.

10 этажей: Forté, Мельбурн
807 Bourke Street, Victoria Harbour
Девелопер – Lend Lease
zooming
Forté © Lend Lease

При высоте 32,17 м Forté считается самым высоким деревянным зданием в мире: в нем 10 этажей, возведенных всего лишь за 11 месяцев, причем для установки деревянной несущей конструкции потребовалось 38 рабочих дней. В доме – 23 квартиры: 7 однокомнатных (59 м2), 14 двухкомнатных (80 м2) и 2 двухкомнатных пентхауса (102 м2).
Forté © Lend Lease

Фундамент и первый этаж выполнены из железобетона: кроме передачи нагрузки на грунт, он защищает вышележащую деревянную часть от характерной проблемы региона – атак термитов. Все остальные элементы сделаны из перекрестно-клееных панелей – от стен и потолков до лифтовых шахт и лестниц. Стены – 5-слойные панели 128 мм с 13-миллиметровым слоем огнеупорной штукатурки с двух сторон. Полы – панели 146 мм с 16-миллиметровым слоем огнеупорной штукатурки. Предел огнестойкости этих конструкций составляет 90 минут. Внешняя стена, приближенная к соседнему участку на 6 метров, утолщена для дополнительной защиты от огня в этом направлении. Металлические крепления панелей к стенам скрыты стяжкой. Лифтовая и лестничная шахты выполнены в двойных стенках: по расчетам проектировщиков, в случае обрушения части здания они смогут сохранить целостность и несущую способность.
zooming
Forté © Lend Lease
zooming
Forté © Lend Lease
Стройплощадка © Chris Philpot

Фасады облицованы алюминиевыми панелями, балконы, являющиеся продолжением панелей перекрытия, покрыты полиуретановой гидроизоляционной мембраной, а затем – плиткой по стяжке. Деревянные CLT-панели оставлены открытыми только на потолках лоджий и на одной стене в интерьере каждой квартиры.
CLT-панели © Chris Philpot
CLT-панели © Chris Philpot
Жилой дом Forté в Мельбурне. План типового этажа © Lend Lease

В лоджиях отведено место под мини-огороды, а атмосферные осадки собираются и используются для технических нужд, в том числе – в спринклерной системе.
Жилой дом Forté в Мельбурне. Конструкция фасада © Lend Lease
Жилой дом Forté в Мельбурне. Конструкция окна © Lend Lease
Жилой дом Forté в Мельбурне. Конструкция парапета © Lend Lease


14 этажей: Treet, Берген
Damsgårdsveien 99
ARTEC Arkitekter / Ingeniører
zooming
Жилой дом Treet © BOB

В норвежском городе Берген идет строительство 49-метрового деревянного дома – самого высокого в мире на сегодняшний день. Уже продана половина из 62 будущих квартир, и в октябре 2015 жильцы должны расселиться по его 14 этажам.

Все вертикальные нагрузки несут клееные (gluelam) вертикальные деревянные фермы (колонны сечения 495 х 495 мм и 405 х 650 мм, раскосы – 406 х 405 мм), а из CLT-панелей возведены лестницы, лестничные и лифтовые шахты, стены и перекрытия. Период огнестойкости основной несущей системы (ферм) – 90 минут, вторичной (CLT-панелей) – 60.
Treet. Последовательность возведения © reThinkWood
Treet - конструктивная модель © Rune Abrahamsen
Treet - конструктивная модель © Rune Abrahamsen
Treet. План типового этажа © Rune Abrahamsen

Одной из основных задач проекта было найти способ сопротивления легких деревянных конструкций высоким ветровым нагрузкам приморского города. Чтобы прибавить зданию массы, увеличить жесткость, связав между собой фермы, и уменьшить амплитуду качания, были добавлены три бетонные плиты в качестве перекрытий – на уровне пятого и десятого этажей и в роли крыши. Таким образом, максимальное горизонтальное отклонение ферм на вершине здания – 71 мм, что составляет 1/634 высоты здания: это удовлетворяет норвежским нормам в 1/500.
Жилой дом Treet © BOB
Жилой дом Treet © BOB
Жилой дом Treet © BOB

Ветреная и сырая погода повлияла не только на конструктивное решение, но и на внешний вид дома: северный и южный фасады остеклены, западный и восточный – облицованы металлическими панелями.
zooming


Возможное будущее

Стоимость конструкций из CLT-панелей пока остается довольно высокой. Это связано, в основном, с ограниченным числом игроков на рынке: в мире существует всего 2–3 крупных производителя, и большая доля затрат приходится на транспортировку материалов из Австрии – основного поставщика – по всему миру. По иронии судьбы, кроме финансовых расходов, это «обеспечивает» значительный выброс СО2 – чего так старательно избегали, превращая дерево в стройматериал.

Но сторонники CLT-технологии не унывают: они уверены, что будущее за деревянными небоскребами. Комбинируя железобетонное ядро с деревянной вторичной несущей системой, или, наоборот, деревянные стойки и балки – с монолитными перекрытиями, можно возводить здания в 25–30 и даже 40 этажей. Производятся многочисленные инженерные расчеты, доказывается возможность построения здания такого типа всего за неделю, представляются на суд общественности научные работы и разрабатываются возможные архитектурные решения деревянных многоэтажек.

Канадский архитектор Майкл Грин, один из самых известных популяризаторов идеи деревянного высотного строительства, надеется, что его родной Ванкувер станет лидером по количеству деревянных высоток, а эра железобетона завершится вслед за XX веком: «Я никогда не видел, чтобы люди, заходя в одно из моих зданий, обнимали стальную или бетонную колонну, но они делали это с деревянной!»

26 Августа 2014

Автор текста:

Екатерина Ровнова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Дерево в современной архитектуре

Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Дом на склоне
Комплекс доступного жилья в Винтертуре в кантоне Цюрих по проекту бюро Weberbrunner Architekten и Soppelsa Architekten получил гибридную деревянно-бетонную конструкцию.
Деревянные волны
Trahan Architects, чтобы сделать театральный зал в Атланте более удобным и демократичным по планировке как ответ на историю расовой сегрегации, использовали гнутые деревянные конструкции, изготовленные с помощью цифровых методов и пара.
«Умный» город из дерева
Архитекторы Snøhetta и Heatherwick Studio разработали проект «умного» района на берегу озера Онтарио в Торонто с многоэтажной деревянной застройкой. Заказчик – Sidewalk Labs, «сестринская» компания Google’а, канадская штаб-квартира которого появится рядом.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.