Конфликт этики и эстетики

В Сан-Франциско сдано в эксплуатацию административное здание, спроектированное Томом Мейном в соответствии с принципами «зеленой» архитектуры.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg

Комплекс рассчитан на 1700 госчиновников, которые разместятся на 18 этажах основного блока. Рядом возведена четырехэтажная пристройка, где помещены детский сад, спортзал и кафе для сотрудников.

zooming
Административное здание в Сан-Франциско
zooming
Административное здание в Сан-Франциско

Мейн сознательно пытался сделать эту постройку самой «зеленой» из подобных государственных проектов в США, то есть возведенной и эксплуатируемой с максимальной экономией ресурсов. Но подобный подход вступил в серьезные противоречия с индивидуальным стилем архитектора, с его трактовкой форм, порой называемой пост-апокалиптической; давно сформировавшийся язык его архитектуры тяжело приспосабливается к конкретным требованиям активистов охраны окружающей среды. С подобной проблемой, возможно, сталкиваются многие крупные архитекторы, так как при строительстве «зеленых» зданий нельзя исходить только из принципов привычной для них «глобальной» архитектуры. Необходимо тщательно изучать все особенности именно той окружающей среды, где будет возведена будущая постройка, включая не только климат и топографию, но и традиционные для этой местности приемы решения проблем вентиляции и отопления, степень загрязненности, социальную обстановку и т. д.

zooming
Административное здание в Сан-Франциско

Мейн, при всем своем внимании к нуждам общества и симпатии к левым политикам, не смог в полной мере переключить свое внимание на этот близкий к почве, локальный уровень. В результате, его, без сомнения, интересное здание оказалось как недостаточно «зеленым», так и не совсем продуманным с точки зрения формального решения.

zooming
Административное здание в Сан-Франциско

Главной визуальной особенностью этого административного комплекса стал огромный экран из сетчатых металлических панелей, закрывший весь южный фасад здания. По расчетам инженеров Arup, нагретый солнцем воздух должен удерживаться в пространстве между ним и собственно стеной, чтобы потом подниматься вверх, уступая место более прохладному, который и будет попадать в помещение через окна, автоматически открываемые согласно показанию сенсоров. Имено так, без использования электричества, должна решаться проблема кондиционирования. Что же касается вопроса освещения, то экономить здесь электроэнергию чиновники смогут, максимально используя солнечный свет. Сплошное застекление обоих фасадов должно свести необходимость в дополнительных источниках света к минимуму. Здание представляет собой очень небольшой по толщине блок – всего 16 м, что позволяет хорошо освещать все рабочие места через окна.

zooming
Административное здание в Сан-Франциско

Отдельный момент ресурсосберегающей политики Мейна – это использование лифтов, останавливающихся раз в  каждые три этажа. В результате, работающие в постройке люди будут вынуждены больше ходить по лестнице, что, безусловно, полезно для здоровья. Чтобы разнообразить эту практику, архитектор спроектировал в каждой точке остановки лифтов небольшой атриум, охватывающий три соседние этажа, где сотрудники могут отдыхать и общаться.

zooming
Административное здание в Сан-Франциско

В то же время, Мейн отошел от принципов «экологической сознательности», проектируя внешнее оформление здания. Его экран из стальных панелей продолжается и в горизонтальной плоскости - в виде навеса над площадью перед постройкой, а также – в виде завершения, имитирующего двускатную крышу, наверху основного объема. Их функция – придать постройке больше выразительности, в то же время, на воплощение в жизнь этой идеи ушла не одна тонна стали, а ведь любой стройматериал также относится к невосполнимым ресурсам нашей планеты.

zooming
Административное здание в Сан-Франциско

Но и «экологичные» идеи архитектора не везде дали однозначный результат. Если колеблющуюся от 20 до 27 градусов по Цельсию температуру в офисах еще можно вынести (стандарт для кондиционированных помещений в США – 19 градусов), то слепящий солнечный свет, проникающий через сплошное застекление южного фасада, заставил хозяев здания установить там обычные жалюзи (на северной стороне Мейн предусмотрел систему солнцезащитных экранов из матового стекла).

Административное здание в Сан-Франциско. Фото © Tim Griffith

Другой аспект, уже больше связанный с социальной обстановкой: в здании очень маленький подземный гараж, что должно побудить сотрудников добираться на работу в общественном транспорте или пешком. В то же время, оно расположено на самом краю делового центра Сан-Франциско, где не слишком чистые и безопасные улицы; это вызывает особенную тревогу у женской части персонала.
Подобные проблемы в проекте архитектора, только вступающего на путь «зеленого» проектирования, еще объяснимы. Но Мейн еще в 2002 году построил в австрийском Клагенфурте штаб-квартиру банка, отвечающую всем требованиям современного «ресурсосбережения» (имеющим там статус закона).

zooming
Административное здание в Сан-Франциско

В то же время, в случае с Сан-Франциско Тому Мейну все же можно засчитать его благие намерения: он один из немногих крупных американских архитекторов, которые активно пытаются решить с помощью своих построек социальные проблемы (а в данном случае – и экологические), а также – решительно придерживаются «анти-корпоративной» эстетики даже в проектах зданий государственных учреждений и офисных комплексов.

24 Июля 2007

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Morphosis: другие проекты
Солнечное поле
Восемь тысяч квадратных метров: таков размер «поля» из фотогальванических элементов, которое собираются соорудить на крыше нового учебного корпуса Корнельского университета в Нью-Йорке.
Демократия для офиса
Бюро Тома Мейна «Морфозис» выиграло конкурс на проект делового центра для ведущей итальянской энергетической компании Eni.
Офис у озера
В Шанхае закончено строительство кампуса компании Giant Interactive Group по проекту Тома Мейна и бюро «Морфозис».
Силы гравитации
В ансамбле кампуса Калифорнийского института технологии (Caltech) в Пасадине открылся новый Центр астрономии и астрофизики Кэхилла по проекту Тома Мейна.
Нестандартное мышление
Корпус госучреждений, построенный Томом Мейном в Сан-Франциско летом 2007 года, оказался слишком «зеленым» для сертификата энергоактивности LEED.
С заботой о природе
Названы имена финалистов архитектурного конкурса на проект здания музея Мичиганского государственного университета.
Фасад в динамике
«Олимпийский дом» в Лозанне по проекту датского бюро 3XN построен на месте старого здания МОК, 95% материалов которого после сноса было использовано повторно.
Живая лаборатория
Snøhetta и Гарвардский университет превратили довоенный дом в Кембридже в энергоэффективный офис, способный адаптироваться к погодным условиям и смене времен года.
Открытый небу
На выставке 2018 China House Vision архитекторы MAD представили собственную концепцию дома будущего — в формате «живого сада». Экспериментальный павильон питается от солнечных батарей.
Четыре башни
Новое здание Копенгагенской международной школы по проекту C.F. Møller получило фасад из 12 000 солнечных батарей.
Стадион-передовик
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на проект деревянного футбольного стадиона, который должен стать самым экологичным в мире.
Около ноля
Самое большое в Европе «пассивное» офисное здание возведено в Брюсселе по проекту голландского бюро cepezed.
Стартапы под соломенной крышей
Традиционная английская кровельная технология использована в самом энергоэффективном и экологичном здании Великобритании на сегодняшний день – Центре предпринимательства в Норидже по проекту Architype.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.