Островной кампус в центре города

Блумберг-центр института Cornell Tech по проекту бюро Morphosis должен стать первым в Нью-Йорке вузовским зданием с нулевым потреблением энергии.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

16 Февраля 2018
mainImg
0 Кампус Cornell Tech – совместного детища Корнельского университета и Техниона, где образовательные функции соединены с развитием технологического бизнеса – разместился на острове Рузвельта в проливе Ист-Ривер – между Манхэттеном и Лонг-Айлендом. В 2017 была сдана первая очередь кампуса, состоящая из трех построек, и там уже учатся 300 студентов, однако в финале проекта число учащихся достигнет двух тысяч, а площадь – почти 200 тыс. м2.
 
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Фото: Matthew Carbone для Morphosis
Кампус Cornell Tech © Iwan Baan

Пока же Блумберг-центр (14 865 м2) удовлетворяет все потребности Cornell Tech в учебных помещениях. Он назван в честь Эммы и Джорджины Блумберг, дочерей миллиардера и бывшего мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга, пожертвовавшего 100 млн долларов на строительство кампуса. Помимо этой постройки Morphosis, сданы здание для коммерческих фирм и научных исследований Tata Innovation Center по проекту Weiss/Manfredi и башня студенческого общежития The House (работа Handel Architects).
 
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Фото: Matthew Carbone для Morphosis

Четырехэтажный учебный корпус претендует на «платиновый» сертификат LEED и должен стать первым в Нью-Йорке вузовским зданием с нулевым потреблением энергии, то есть он должен вырабатывать ее столько же, сколько тратит. Прежде всего, Блумберг-центр полностью работает на электричестве, там не используется никакого «ископаемого» топлива. Энергию вырабатывают 1465 солнечных батарей (3 716 м2) на его кровле и крыше Tata Innovation Center; навес из этих фотоэлектрических элементов защищает здание от перегрева. Часть крыши озеленена, что тоже помогает охладить сооружение, а также принять часть дождевой воды, которая в остальном собирается в цистерну объемом более 150 тыс. литров и затем используется для полива зелени, в градирне и т.д. Обогревают и охлаждают помещения тепловые насосы с 80 геотермальными скважинами глубиной 120 м каждая.
 
Кампус Cornell Tech © Iwan Baan
Кампус Cornell Tech © Iwan Baan
Кампус Cornell Tech © Iwan Baan

В комплексе использованы технологии «умного дома», позволяющие экономить энергию (сенсоры присутствия пользователей и пр.) и обеспечить безопасность. Основная машинерия расположена в помещении на кровле, чтобы сократить размер подвального этажа, а также защитить ее от возможного затопления, которому подвержен остров Рузвельта. По тем же причинам первый этаж, окна и входные двери приподняты по сравнению с обычным уровнем.
 
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Фото: Matthew Carbone для Morphosis

«Зеленым» компонентом служит и фасад с повышенным уровнем изоляции; 60% его непрозрачны, однако интерьеры обеспечены естественным освещением. Алюминиевые панели с полипропиленгликолевым переливчатым покрытием, которыми он обшит, несут и декоративную функцию. Они перфорированы, но обычно извлекаемые при этом металлические круги оставлены в своих отверстиях – под разным углом, что позволило создать на фасадах «пиксельные изображения», которые можно рассмотреть издали. Со стороны Манхэттена там изображена его линия горизонта, а со стороны кампуса – ущелья в окрестностях города Итака в штате Нью-Йорк, где находится Корнельский университет. 337 500 кружков диаметром 5 см расположил под необходимым в каждом случае углом переделанный для этой цели сварочный робот, в память которого загрузили «карту» будущих фасадов.
 
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Фото: Matthew Carbone для Morphosis

На первом этаже Блумберг-центра находится открытое всем жителям острова кафе; на том же уровне расположены атриум-вестибюль и лекционная аудитория. Большая лестница связывает все этажи здания, объединительной цели также служит «галерея», которая способствует неформальным встречам, дискуссиям и сотрудничеству студентов, профессоров и исследователей. Поэтому там устроены зоны неформального общения, а конец и начало «галереи» отданы под переговорные и конференц-залы.
 
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Фото: Matthew Carbone для Morphosis

Учитывая быструю трансформацию, которую переживает учебный процесс в наши дни, планировка включает в себя как традиционные аудитории и крупные зоны для занятий, так и небольшие пространства для групповой и индивидуальной работы разного типа.
 
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Фото: Matthew Carbone для Morphosis

Один процент бюджета (всего он составил 130 млн долларов) был отдан на украшение здания произведениями искусства. Кроме работ наших современников Мэтью Ричи, Михаэля Риделя, Элисон Элизабет Тейлор и Мэттью Дей Джексона, созданных специально для Блумберг-центра, там помещена абстрактная роспись Ильи Болотовского: она была создана им в 1942 для больницы Голдуотер, снесенной в 2014–2015, чтобы дать место Cornell Tech.
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Фото: Matthew Carbone для Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Фото: Matthew Carbone для Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Фото: Matthew Carbone для Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Фото: Matthew Carbone для Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis
Корпус Блумберг-центр на кампусе Cornell Tech. Изображение: Morphosis

16 Февраля 2018

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Field Operations, Morphosis: другие проекты
Сахарный парк
Открывшийся летом 2018 года парк Домино в Бруклине, несмотря на скромные размеры, стал большим событием в жизни Нью-Йорка, превратив в общественную зону часть восточного побережья Ист-ривер. С берега открываются роскошные виды на Манхэттен, но до сих пор он был загромождён старыми промышленными постройками.
Столетний ветеран
Field Operations и nARCHITECTS вернули старому пирсу в центре Чикаго его первоначальное назначение, возродив привлекательное городское пространство.
Погружение в природу
Представлен проект заключительного отрезка нью-йоркского парка-эстакады Хай-Лайн, спроектированной победителем конкурса на парк в Зарядье Diller Scofidio + Renfro и мастерской Field Operations.
Солнечное поле
Восемь тысяч квадратных метров: таков размер «поля» из фотогальванических элементов, которое собираются соорудить на крыше нового учебного корпуса Корнельского университета в Нью-Йорке.
Финальный аккорд
Представлен проект последней очереди парка Хай-Лайн — реконструированной железнодорожной эстакады на Манхэттене.
Еще один пирс
В Чикаго представлены проекты финалистов конкурса на проект реконструкции Флотского пирса на берегу озера Мичиган. На сегодняшний день это последний из череды планов обновления прогулочных пирсов в США и Великобритании.
Демократия для офиса
Бюро Тома Мейна «Морфозис» выиграло конкурс на проект делового центра для ведущей итальянской энергетической компании Eni.
Офис у озера
В Шанхае закончено строительство кампуса компании Giant Interactive Group по проекту Тома Мейна и бюро «Морфозис».
Имитация запустения
В Нью-Йорке открылся первый участок парка Хай-Лайн, созданного по проекту бюро «Диллер Скофидио + Ренфро» и Field Operations.
Силы гравитации
В ансамбле кампуса Калифорнийского института технологии (Caltech) в Пасадине открылся новый Центр астрономии и астрофизики Кэхилла по проекту Тома Мейна.
Фасад в динамике
«Олимпийский дом» в Лозанне по проекту датского бюро 3XN построен на месте старого здания МОК, 95% материалов которого после сноса было использовано повторно.
Живая лаборатория
Snøhetta и Гарвардский университет превратили довоенный дом в Кембридже в энергоэффективный офис, способный адаптироваться к погодным условиям и смене времен года.
Открытый небу
На выставке 2018 China House Vision архитекторы MAD представили собственную концепцию дома будущего — в формате «живого сада». Экспериментальный павильон питается от солнечных батарей.
Четыре башни
Новое здание Копенгагенской международной школы по проекту C.F. Møller получило фасад из 12 000 солнечных батарей.
Стадион-передовик
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на проект деревянного футбольного стадиона, который должен стать самым экологичным в мире.
Около ноля
Самое большое в Европе «пассивное» офисное здание возведено в Брюсселе по проекту голландского бюро cepezed.
Стартапы под соломенной крышей
Традиционная английская кровельная технология использована в самом энергоэффективном и экологичном здании Великобритании на сегодняшний день – Центре предпринимательства в Норидже по проекту Architype.
Технологии и материалы
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Сейчас на главной
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.