Атака цвета

На выставке «Конструкторы науки» проекты зданий институтов и научных городков РАН – в основном модернистские, но есть и до-, и пост- – погружены в атмосферу романтизированной науки очень глубоко: во многом это заслуга яркого экспозиционного дизайна NZ Group, – выставка стала цветным аттракционном, где атмосфера не менее значима, чем история архитектуры.

mainImg
Выставка юбилейная, в честь 300-летия российской Академии наук, но посвящена не Блюментросту и Петру I, а советскому академическому строительству 1930-х – 1980-х, в основном 1960-х – 1970-х, годов. То есть самому романтическому времени XX века, оттепели, и ее главным героям, физикам и лирикам, ученым, вдохновенным, веселым – совершенно новым людям, так хорошо воспетым Стругацкими. От которых что-то останется – осталось – кроме детей. 

Можно так сказать, что в содержательном плане выставка состоит из двух частей. Первая это архитектура академических институтов, среди которых есть знаковые и очень известные памятники модернизма, как то МИЭТ или ИНИОН, или даже постмодернизма, как широко известное здание Президиума РАН, в народе известное как «мозги», и примеры модернистского градостроительства. Вторая – атмосфера светлого творческого порыва, которая сейчас, кажется, что сохранилась лишь в кино и сказках советских книжек. Ее тут очень много, кураторы старательно нас в нее погружают, показывают микросхемы и правильные картины, радостные фотографии – особенно на входе в первом зале – и весь этот позитив довольно приятен. Так и хочется поучаствовать в разгоне каких-нибудь частиц, ну хотя бы в качестве лаборанта. 
Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Третья составляющая выставки – экспозиционный дизайн, «застройка», и он на этот раз производит невероятно сильное впечатление. За последние несколько лет музей прошел путь от яркого говорящего дизайна выставки Мельникова от Агнии Стерлиговой – к спокойному, академически-фоновому пространству выставки Щусева от Сергея Чобана и Александры Шейнер, – обратно к сегодняшнему очень яркому высказыванию. Его авторы Наталья Зайченко, Елена Мануилова и NZ Group, известные многочисленными экспозиционными дизайнами, в том числе многих выставок Cosmoscow. А еще хочется вспомнить, что в 2008 году Наталия Зайченко была одним из авторов раскраски телецентра в Останкино под настроечную таблицу: теперь в телевизорах ее, кажется, нет, а на здании – есть, хотя подвыцвело...

Среди позднейших проектов, собственно NZ Group, есть яркие цветные – так что даже хочется прифантазировать, что та настроечная таблица с фасадов телецентра переместилась в интерьеры выставок, – хотя все не может быть так просто. Тем не менее с цветом NZ работают решительно и смело: красный, желтый, изумрудно- и травянисто-зеленый; без робости. Тем не менее выставка в музее архитектуры, – кажется, самый яркий их проект. Да и в музее давно такого не было, а может быть, и никогда. Там даже есть характерный институтский козырек из семидесятых. 
Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Каждому залу придан цвет: изумрудный, небесно-голубой (он же королевский), алый, потом два опять зеленых, но уже майской зелени. Преобладание зеленого можно объяснить по-разному – во-первых, этот оттенок свежести указывает на «оттепель»; во-вторых, большинство наукоградов это зеленые города, а в показанных модернистских зданиях институтов общепринятыми были зимние сады; да, и еще – МИЭТ, завершающий анфиладу, он все-таки в ЗЕЛЕНОграде. Ну и потом, зеленый легче других цветов для человеческого восприятия. Тем не менее если долго там быть, даже он утомляет, поскольку цвет насыщенный. 

Но, пробегаясь сейчас по анфиладе, прямо удивляешься, насколько энергетически сильной получилась сценография выставки. Мы как будто уменьшенные человечки среди кубиков Лего, что особенно чувствуется в синем зале, посвященном атомной энергетике и Космосу, поскольку там все в круглых бляшках. Впрочем, почему Лего? это могут быть и круглые иллюминаторы.
Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Но современному человеку игрушка ближе, тем более что именно в период строительства советских академических институтов в СССР тоже распространились похожие конструкторы из кубиков, у меня был такой; и другой, где надо было собирать панельный дом. 

Панели здесь не просто к слову: большая часть наукоградов из них и построена по типовым проектам. Но их кураторы как-то сглаживают в разговоре о планировках, «погружают в зелень». 

Зато шарниром служит самый большой зал, посвященный президиуму. Он не цветной, а в унисон со зданием белый с золотой решеткой; и тут, кстати, вспоминается выставка Мельникова. Но интереснее рассказанная там история. Во-первых, академик Щусев, который грустит в бронзовом виде перед входом в анфиладу, тоже проектировал, в свое сталинское время, здание президиума, как и ранее Фомин.
Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Во-вторых, в 1968 году был проведен конкурс, там было много участников и призовые места, определенные жюри, которое состояло в основном из архитекторов. Но начальству РАН выбранные архитекторами проекты не понравились. Тогда у еще 20 участников выкупили (!) проекты, и все отдали команде Юрия Платонова, который в итоге спроектировал и построил то самое здание с «мозгами» к 1990 году. Ничего не напоминает? Как мало меняется в жизни. Удивительно скорее то, что 20 проектов – выкупили. Ну и еще то, что жюри было из архитекторов, потом с этой проблемой научились успешно бороться. То, что в конце 1960-х было разделено на этапы, нынешние организаторы ловко слили в цельный процесс – поток: и лишних архитекторов не зовут, а лучше побольше начальства, и проекты с правами выкупают сразу, возлагая сверху NDA, дабы они уже не трепыхались. Но началось-то все намного раньше. Интересно, были ли вообще когда-то «прекрасные» конкурсы? 

Поскольку хронология президиума широкая, модернистские проекты размещаются с двух сторон, и раньше, и позднее. И тут в красном зале умиляет цитата из Андрея Вознесенского про скульптуру на здании Леонида Павлова: «...Но никто ему не верит, все знают, что это памятник Уху. И, завидя его, приветственно шевелятся уши горожан». 
Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Потом Академгородок, Пушино и макеты МИЭТ, похожие на материнскую плату – задолго до сколковского проекта Рема Колхаса. 
  • zooming
    1 / 7
    Дом ученых новосибирского Академгородка. Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    2 / 7
    МИЭТ. Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    3 / 7
    МИЭТ. Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    4 / 7
    МИЭТ. Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    5 / 7
    МИЭТ. Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    6 / 7
    МИЭТ. Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    7 / 7
    МИЭТ. Модели рельефов Эрнста Неизвестного. Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Заключительный зал, как теперь часто делается в музее – не экспозиция, а инсталляция. Там шкаф-стенка, растения зимнего сада, шахматы и журналы, стол для пинг-понга и рюкзак на стене, вся обстановка семидесятых на характерной шторкой из бус. 
  • zooming
    Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

И там мне удалось подслушать забавный разговор телевизионщиков, снимавших эту комнату, точнее даже, высказывание: «как же я все это ненавижу!».

И тут думаешь – а ведь у многих из нас, действительно, амбивалентное отношение и к этому времени, и к его романтике. Все эти шторки, столики, стенки и даже цветы в кадках в детстве ох как надоели, что уже говорить о шахматах и пинг-понге, в которые надо было играть, потому что играют все, тогда как хотелось-то прыгать в резиночку. Как и президиум РАН, мы вырастали из модернизма в постмодернизм, радостно приветствуя последний в его интересом к истории, городской среде и охране немногочисленных оставшихся памятников. После чего все пошло назад, «открутилось», и теперь романтика, так неплохо переданная на выставке во многом благодаря ее дизайну, опять стала привлекательной; ну так конечно, здесь лайтбоксы новые – с иголочки, а не выцветшие в лиловый цвет, какие встречали нас в 1980-е в интерьерах универмагов и универсамов. 

Казалось бы, время это было не так давно, лет 50 назад, а полный круг уже пройден, и пора его изучать по-настоящему. По признанию кураторов выставки, материалов для этого не так много, что-то утрачено, что-то рассеяно; до архива новосибирского подразделения ГипроНИИ, проектировавшего по заказу РАН, так и не удалось добраться, зато запущенная в связи с выставкой «суета» привела к тому, что теперь, вероятно, эти материалы станут доступны для исследования. Тем не менее список организаций, которые дали материалы на выставку – в данном случае очень длинный, и проект, на грани между будущим исследованием и напоминанием об исследовательской романтике оттепели, состоялся.
Директор музей Наталья Шашкова и кураторы выставки Юлия Старостенко (справа) и Ксения Кокорина (слева). Выставка «Конструкторы науки», Музей архитектуры, 2024
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

23 Июня 2024

Похожие статьи
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Книга в будущем
Выставка, посвященная архитектуре вокзалов и городов БАМа, – первое историко-архитектурное исследование темы. Значительное: все же 47 поселков, и пока, хотя и впечатляющее, не вполне завершенное. Хочется, чтобы авторы его продолжили.
Нео в кубе
Поиски «нового русского стиля» – такой версии локализма, которая была бы местной, но современной, все активнее в разных областях. Выставка «Природа предмета» в ГТГ резюмирует поиски 43 дизайнеров, в основном за 2022–2024 годы, но включает и три объекта студии ТАФ Александра Ермолаева. Шаг вперед – цифровые растения «с характером».
Цвет и музыка; и белый камень
В палатах Василия Нарышкина на Маросейке открылось выставочное пространство музея AZ, специализирующегося в равной мере на искусстве «второго авангарда» и совриске. Тут несколько тем: первые этажи клубного дома в памятнике XVII века стали общественными, теперь можно попасть во двор, плюс дизайн галереи от [MISH]studio, плюс выставка, совмещенная с концертами авангардной музыки 1960-х. Разбираемся.
Арахноид совриска
Ткачество, вязание, вышивание – древнейшие профессии, за которыми прочно закреплена репутация мирных, домашних, женских, уютных, в общем, безопасных. Выставка в Ruarts Foundation показывает, что это вовсе не так, умело оперируя парадоксальным напряжением, которое возникает между традиционной техникой и тематикой совриска.
Нюансированная альтернатива
Как срифмовать квадрат и пространство? А легко, но только для этого надо срифмовать всё вообще: сплести, как в самонапряженной фигуре, найти свою оптику... Пожалуй, новая выставка в ГЭС-2 все это делает, предлагая новый ракурс взгляда на историю искусства за 150 лет, снабженный надеждой на бесконечную множественность миров / и историй искусства. Как это получается и как этому помогает выставочный дизайн Евгения Асса – читайте в нашем материале.
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
НИИФИЛ <аретова>
Борис Бернаскони в ММОМА показывает, как устаревшее слово НИИ делает куратора по-настоящему главным на выставке, как подчинить живопись архитектуре и еще рассказывает, что творчество – это только придумывание нового. Разбираемся в масштабе новаций.
Константинов: путь к архитектуре
До 26 мая включительно не поздно успеть на распределенную по двум площадкам выставку Александра Константинова, доктора математики и художника-концептуалиста, автора объектов, причем очень крупных, городского и ландшафтного масштаба. Выставка – в Западном крыле ГТГ, два восстановленных объекта – в ГЭС-2. Автор экспозиции в ГТГ – Евгений Асс.
Памятный круг
В Петербурге крупный конкурс: 12 местных бюро борются за право проектировать мемориальный комплекс Ленинградской битвы. Мы сходили на выставку, где представлены эскизы, и поймали дежавю – там многое напоминает о несостоявшемся музее блокады.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Мастер яркого высказывания
Искусство архитектора и художника Владимира Сомова построено на столь ярких контрастах, что, входя на выставку, в какой-то момент думаешь, что получил кулаком в нос. А потом очень интересно. Мало кто, даже из модернистов, допущенных к работе с уникальными проектами, искал сложности так увлеченно, чтобы не сказать самозабвенно. ММОМА показывает выставку, основанную на работах, переданных автором в музей в 2019–2020 годах, но дополненную так, чтобы раскрыть Сомова и как художника, и как архитектора.
Вулканическое
В Никола-Ленивце сожгли Черную гору – вулкан. Ее автор – она же автор Вавилонской башни 2022 года, и два объекта заметно перекликаются между собой. Только если предыдущий был про человеческое дерзновение, то теперь форма ушла в природные ассоциации и растворилась там. Вашему вниманию – фотографии сожжения.
Два, пять, десять, девятнадцать: Нижегородский рейтинг
В Нижнем Новгороде наградили победителей XV, по-своему юбилейного, архитектурного рейтинга. Вручали пафосно, на большой сцене недавно открывшейся «Академии Маяк», а победителей на сей раз два: Школа 800 и Галерея на Ошарской. А мы присоединили к двум трех, получилось пять: сокращенный список шорт-листа. И для разнообразия каждый проект немного поругали, потому что показалось, что в этом году в рейтинге есть лидеры, но абсолютного – вот точно нет.
Соборы Грозного
Новую выставку в Анфиладе Дома Талызиных в какой-то мере можно определить как учебник по истории архитектуры XVI века, скомпонованный по самым новым исследованиям, с самыми актуальными датировками и самыми здравыми интерпретациями хрестоматийных памятников. Как церковь Вознесения в Коломенском, собор Покрова на Рву, церковь в Дьякове и другие. Это ценный и, главное, свежий, обновленный материал. Но в него надо вдумываться. Объясняем что можем, и всех зовем на выставку. Она отлично работает для ликвидации безграмотности. Но надо быть внимательным.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Безумие хрупкости бытия
В оставшиеся полу-выходные рекомендуем зайти на выставку Александра Пономарева в Инженерном корпусе ГТГ: если большая стеклянная лодка кажется несколько случайной – впрочем не в контексте творчества автора – то ретроспектива объектов и инсталляций очень интересна и даже увлекательна, прямо не оторваться. Одна география чего стоит.
Мавзолей Щусева
Выставка храмов Алексея Щусева в музее ДПИ на Делегатской, курированная и оформленная Юрием Аввакумовым – самое художественное высказывание на тему юбилея архитектора. И материал, и зрителя погружают в это высказывание, а потом Щусева аккуратно хоронят. Звучит сильно.
Достижения по отражению: мегапроекты на Казаныше...
Форум – явление необъятное, сложно все посетить. Мы выбрали пару мегапроектов, показанных давеча в Казани: о водных пространствах города и о том, как до него добираться по автостраде. Оба по-разному созвучны теме форума, не только идентичности, но и отражениям: мост отражает другой мост, а вода, ну она всё отражает.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Ансамбль Петров
Градсовет Петербурга рассмотрел и в основном одобрил проект Триумфального столпа в честь победы России в Северной войне. Его должны установить рядом с Лахта-центром. Высота сооружения – 82 метра.
Архитектура и социум
Изучаем разношерстную, как тематически, так и формально, выставку фестиваля «Открытый город» 2023. Резюме: он не только, как все признают, растет содержательно и физически, в этом году целых 15 проектов плюс 4, – он еще «пускает корни», вдохновляясь фестивалями прежних лет. На выставку надо идти, чтобы: подышать цветами, полежать на сене, посмотреть мультики и – конечно же, изучить грани возможного участия архитектора в социально-ответственных делах. Их очень, очень, очень много, они правда нужны и отнюдь не все конъюнктурные.
Технологии и материалы
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Сейчас на главной
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Книга в будущем
Выставка, посвященная архитектуре вокзалов и городов БАМа, – первое историко-архитектурное исследование темы. Значительное: все же 47 поселков, и пока, хотя и впечатляющее, не вполне завершенное. Хочется, чтобы авторы его продолжили.
Двенадцать
Вчера были объявлены и награждены лауреаты Архитектурной премии мэра Москвы. Рассматриваем, что там и как, и по некоторым параметрам нахально критикуем уважаемую премию. Она ведь может стать лучше, а?
Нео в кубе
Поиски «нового русского стиля» – такой версии локализма, которая была бы местной, но современной, все активнее в разных областях. Выставка «Природа предмета» в ГТГ резюмирует поиски 43 дизайнеров, в основном за 2022–2024 годы, но включает и три объекта студии ТАФ Александра Ермолаева. Шаг вперед – цифровые растения «с характером».
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.
Над Золотым рогом
Жилой комплекс Философия, спроектированный T+T architects во Владивостоке, – один из новых проектов для района «Голубиная падь», и они меняет философию его развития с одиночных домов на комплексный подход. Дома организованы вдоль общественных улиц, они разновысотные, разноформатные, а один – даже галерейной типологии, да еще и с консолью, опирающейся на арт-объект.
Новый уровень дженги
Спроектированный Кэнго Кумой общественный центр Kibi Kogen N Square демонстрирует возможности поперечно-клееной древесины – «фирменной» продукции для префектуры Окаяма, где он расположен.
Деревянная модульность
Ясли-сад для малышей из семей преподавателей и учащихся Пармского университета совмещен с центром развития для детей из группы риска. Авторы проекта здания в окружении парка – Enrico Molteni Architecture.
Книжный стержень
Интерьер коворкинга в составе бизнес-центра «Территория 3000», предложенный архитекторами КБ-11, был призван стать «сердцем» всего проекта. А в его собственный центр авторы поместили библиотеку из книг, «изменивших взгляд на жизнь». То-то интерьер напоминает о библиотеке Аалто, и на наш взгляд довольно отчетливо.
Конференция с видом
Культурный и общественный центр в городке Порт-Анджелес в штате Вашингтон по замыслу LMN Architects открыт панорамам океана и горного хребта Олимпик.
Цвет и музыка; и белый камень
В палатах Василия Нарышкина на Маросейке открылось выставочное пространство музея AZ, специализирующегося в равной мере на искусстве «второго авангарда» и совриске. Тут несколько тем: первые этажи клубного дома в памятнике XVII века стали общественными, теперь можно попасть во двор, плюс дизайн галереи от [MISH]studio, плюс выставка, совмещенная с концертами авангардной музыки 1960-х. Разбираемся.
Белый знак
Бюро Lin Architecture превратило насосную станцию в полях южнокитайской провинции Юньнань в достопримечательность для местных жителей и туристов.
Арахноид совриска
Ткачество, вязание, вышивание – древнейшие профессии, за которыми прочно закреплена репутация мирных, домашних, женских, уютных, в общем, безопасных. Выставка в Ruarts Foundation показывает, что это вовсе не так, умело оперируя парадоксальным напряжением, которое возникает между традиционной техникой и тематикой совриска.
Нюансированная альтернатива
Как срифмовать квадрат и пространство? А легко, но только для этого надо срифмовать всё вообще: сплести, как в самонапряженной фигуре, найти свою оптику... Пожалуй, новая выставка в ГЭС-2 все это делает, предлагая новый ракурс взгляда на историю искусства за 150 лет, снабженный надеждой на бесконечную множественность миров / и историй искусства. Как это получается и как этому помогает выставочный дизайн Евгения Асса – читайте в нашем материале.
Атака цвета
На выставке «Конструкторы науки» проекты зданий институтов и научных городков РАН – в основном модернистские, но есть и до-, и пост- – погружены в атмосферу романтизированной науки очень глубоко: во многом это заслуга яркого экспозиционного дизайна NZ Group, – выставка стала цветным аттракционном, где атмосфера не менее значима, чем история архитектуры.
Пресса: Город с двух сторон от одного тракта
Бийск — это место, некогда пережившее столкновение двух линий российской колонизации, христианской и предпринимательской. Конфликт возник вокруг местного вероучения и, хотя одни хотели его сгубить, а другие — защитить, показал, что обе линии слабо понимают свойства осваиваемого ими пространства. Обе вскоре были уничтожены революцией, на время приостановившей и саму колонизацию, которая, впрочем, впоследствии возродилась, пусть формы ее и менялись. Пространство тоже не утратило своих особенностей, пусть они и выглядят несколько иначе. Более того — сейчас в некоторых отношениях они прекрасно понимают друг друга.
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.