Нейрокапром или как сделать плохо специально

Преподаватели и студенты кафедры средового дизайна РАНХиГС провели эксперимент с нейросетью Stable Diffusion, пытаясь воспроизвести вернакулярную архитектуру, советский модернизм и капром. Результаты интересные: чем более обыденна архитектура, тем реальнее ее «слепки», а вот капром искусственному интеллекту пока что не по зубам. Предлагаем убедиться.

mainImg
Студенты кафедры средового дизайна ION РАНХиГС в рамках студии Андрея Киселева и Сергея Шестопалова занимаются исследованиями в области дополненной и смешанной реальности, тренировкой нейросетей, передовых инструментов проектирования и созданием интерактивных проектов для выставок и общественных пространств.

Студия стремится сформировать новый тип «гибридных» специалистов, которые могли бы работать на границе архитектуры, средового дизайна и иммерсивных технологий. В рамках экспериментов здесь тестируют новые подходы, которые заложат основу будущих индустриальных стандартов.

Студенческая команда проекта: Лера Митина, Полина Тимофеева, Алекс Порцева, Соня Старшова, Маргарита Монако, Аня Матвиенко, Софья Медведева, Валерия Рысева.
 
Слепки обыденности
Одно из последних исследований включает серию экспериментов с тремя разными направлениями: вернакулярной архитектурой пригородов, советским модернизмом и капиталистическим романтизмом.

В рамках исследования три нейросети натренировали воспроизводить архитектурные сюжеты, которые обычно в воспроизводстве не нуждаются – во-первых, потому, что и в реальности представлены в достаточном количестве, во-вторых, потому, что их архитектурная и эстетическая ценность либо еще не выявлена, либо ставится под сомнение. Это попытка использовать возможности нейросетей для исследования повседневности, и, в частности – рядовых, обыденных составляющих окружающей нас архитектурно-пространственной среды. В большинстве существующих экспериментов нейросети используются для улучшения изображений, основной целью является поиск красивого результата. Мы подошли к задаче с противоположной стороны.

В основе идеи лежит довольно любопытный парадокс: многие наверняка замечали, что очень просто сделать что-то плохое случайно, когда стараешься сделать хорошо. Но с самого начала сделать плохо – по-настоящему сложная задача. Ведь, чтобы сделать плохо целенаправленно, надо хорошо понимать критерии красоты, чтобы от них отстраиваться.

Участникам было интересно, справятся ли нейросети с этой несколько необычной для них задачей. Каждый из получившихся наборов изображений был создан при участии экспертов из конкретной области.
Вернакулярная архитектура
Первый эксперимент проводили с Сергеем Колчиным, руководителем бюро LeAtelier. Нейросеть c открытым кодом Stable Diffusion вместе со студентами обучили с помощью фотографий частных домов подмосковных СНТ и поселков. В основе набора исходных данных (датасета) лежит паблик Сергея Колчина в @FOLKRUSSIANHOUSES с примерами вернакулярной среды дома из дачных СНТ поселков.

Студенты подготовили и разметили датасеты, а затем обучили систему генерировать достоверные и в то же время нереальные «слепки» нашей реальности. Пользователи и подписчики соцсети Сергея Колчина не заметили подмены.

Эксперимент показал, что нейросети пока не слишком преуспевают в создании выдающегося, но они уже очень убедительно воспроизводят обыденное. Настолько, что грань между реальностью и симуляцией выглядит более размытой, чем где бы то ни было.

Это явление важно как часть более обширных исследований в рамках экспериментальной проектной студии. Ее участники стараются нащупать то направление, в котором возможна успешная стыковка традиционных методик архитектурного и средового проектирования с активно развивающимися в последние годы технологиями, которые уже сейчас значительно меняют профессиональный «ландшафт».
cic =

Сергей Колчин

Когда я стал замечать на дорогах случайные шедевры, многие из которых из-за неожиданности своих решений после легкой доработки могли бы запросто оказаться на порталах archdaily или dezeen, я понял, что эта фактура должна быть сохранена и исследована. В конце концов, при внимательном взгляде понимаешь, что чисто количественно загородный вернакуляр и есть российская архитектура XX века. Ценность вернакуляра для меня в возможности интерпретации и поиске вдохновения для своих профессиональных проектов.

Упование на нейросети последнего времени носит двоякий характер. Красота создаваемого часто представляется неоспоримой и пугающей, вызывающей опасение за сохранение рабочих мест в ближайшем будущем. Вместе с этим в соревновании на поле «исконно русского домостроения» со всей его трогательной фантазийностью, смелостью применяемых форм и вынужденным разнообразием, кажется, пока ничья. Появление бесценных шедевров происходит примерно с той же частотой, что и с обычным сознанием, примерно один на 1000. Но этот один стоит того, чтобы генерировать дальше. Вернакулярная нейросеть вдохновляет и делает это на уровне обычного человека (это комплимент), теперь у меня точно хватит контента.

  • zooming
    1 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    2 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    3 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    4 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    5 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    6 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    7 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    8 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    9 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    10 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    11 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    12 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    13 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    14 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    15 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    16 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    17 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
  • zooming
    18 / 18
    Вернакулярная архитектура в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Сергей Колчин
Советский модернизм
Второй эксперимент был посвящен генерации советского модернизма. Нейросеть обучали генерировать образы несуществующих советских зданий и сооружений вместе с одним из авторов телеграм-канала «Архитектурные излишества», историком архитектуры, экспертом в области советского модернизма Константином Антипиным.

Взяв за основу материалы Константина студенты собрали чекпойнт (библиотеку на основе которой работает нейросеть Stable Diffusion) и получили тысячи генераций – часть из них с трудом можно отличить от настоящих советских зданий. Здесь преследовали иную цель: для жизни нужно все больше дата-центров, архитектура в этих постройках и сооружениях просто-напросто отсутствует. Если на заре компьютерной эпохи дата-центры и здания для первых ЭВМ являлись произведениями архитектуры, то сейчас их облик полностью потерял эстетическую составляющую, уступив место утилитарным формам ангаров и складов.
cic =

Константин Антипин

В своем стремлении атрибутировать и исследовать архитектурные памятники советского модернизма и постмодернизма мы в первую очередь вынуждены опираться на современную этой архитектуре профессиональную периодику, сборники статей и книги. Именно они формируют наше первичное представление о том, что такое советская архитектура, когда мы решаем погрузиться в ее изучение. В то же время на российских улицах нас повсюду окружает предмет нашего исследования, и в силу множества причин он отличается от набора памятников, представленного в печати.

Подчиненный иерархии внутри крепко институционализированной архитектурной отрасли, взгляд советских обозревателей был искажен ограниченными возможностями путешествовать по огромной стране и смотреть на создаваемую среду своими глазами. Из регионов в центр по очевидным причинам отправляли фотографии своих лучших работ, в то время как «средняя» средовая архитектура оставалась вне поля зрения.

Телеграм-канал «Соварх» показывает не рядовую советскую архитектуру такой, какая она есть. Благодаря уличным панорамам на картах, мы можем «путешествовать» по разным регионам, не ограниченные прежними препятствиями. За короткий срок в четыре года в канале собрана гигантская база памятников, способная не только сформировать насмотренность у человека, но и, как оказалось, обучить нейросеть.

  • zooming
    1 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    2 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    3 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    4 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    5 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    6 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    7 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    8 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    9 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    10 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    11 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    12 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    13 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    14 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    15 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    16 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин
  • zooming
    17 / 17
    Советский постмодернизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Константин Антипин

В Нижнем Новгороде 29-31 мая студия проведет воркшоп, где участники вместе с нейросетью пофантазируют о новом облике современных дата-центров. Регистрацию еще можно успеть пройти. 
Капиталистический романтизм
Третьим направлением для эксперимента стала стилистика капиталистического романтизма – эпохи первых двух постсоветских десятилетий. Это яркие примеры постперестроечного пост-модернизма, которые редко вызывают симпатию в профессиональных кругах и не являются на сегодняшний день объектами культурного наследия.

В данной части эксперимента помогал Даниил Веретенников, автор термина капиталистический романтизм (капром) и сооснователь проекта «Клизма романтизма», посвященного исследованию и популяризации постсоветского архитектурного наследия. Несмотря на то, что этот архитектурный феномен еще не обрел статус, присущий модернизму, и не является таким же массовым, как вернакулярная застройка пригородных поселков, это часть большого исследования, которое проводят основатели проекта.

Парадоксально, но именно эта стилистика оказалась наиболее сложной для воспроизведения нейросетью. Здания эпохи капрома зачастую настолько странны, что даже сеть выдает не столь вызывающие результаты, как настоящие постсоветские архитекторы. Мы пришли к выводу, что это та стилистика, в которой наиболее сложно подготовить качественный deep fake. Хотя нам и удалось добиться некоторого количества вполне правдоподобных результатов, можно с уверенностью утверждать, что архитекторы России лихих девяностых и тучных нулевых пока превосходят нейросеть по странности и неожиданности своих решений.
cic =

Даниил Веретенников

Среди архитекторов, исследователей архитектуры и просто увлекающихся горожан до недавнего времени была популярна точка зрения, что капром – это неудачная страница нашего наследия, которую нужно в лучшем случае перелистнуть и забыть, а в худшем – исправить методом масштабных сносов и реконструкций. Отчасти такое мнение сохраняется и сегодня, хотя капром с каждым годом получает все больше понимания, внимания и даже любви от вчерашних противников. Нейросетевой эксперимент SINTEZ привел к совершенно неожиданным для меня результатам, которые, как мне кажется, послужат добрую службу в деле принятия и валоризации постсоветской архитектуры. Эксперимент дал понять, что архитектуру, которую многие считают простодушной, бездарной и халтурной, сымитировать оказалось труднее, чем памятники других эпох и направлений. Я хочу верить, что это объясняется нетривиальностью творческих подходов, которыми пользовались зодчие-капромантье, и это только подтверждает колоссальную недооцененность постсоветского наследия, которое нам ещё только предстоит открывать и осмыслять.
  • zooming
    1 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    2 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    3 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    4 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    5 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    6 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    7 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    8 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    9 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    10 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    11 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    12 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    13 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    14 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    15 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    16 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    17 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    18 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
  • zooming
    19 / 19
    Капиталистический романтизм в исполнении нейросети Stable Diffusion
    © Кафедра средового дизайна ION РАНХиГС и Даниил Веретенников
 

30 Мая 2023

Похожие статьи
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
«Красный просвещенец» в Нижнем Новгороде: снос или...
В Нижнем Новгороде прямо сейчас идет «битва экспертиз»: удивительный заросший зеленью квартал двадцатых годов «Красный просвещенец», с одной стороны, пытаются поставить на охрану как достопримечательное место, а с другой стороны, похоже, есть желание отдать его под застройку полностью или частично. Мы попросили журналиста и активиста Иру Маслову рассказать о ситуации.
Дом-U
Комплекс Jois совмещает высотность с террасами, а самые роскошные квартиры опускает с пентхаусов в нижние этажи. Мощный иконический образ U-образного дома – результат поисков нового стандарта жизни в высотных зданиях архитекторами «Генпро».
14+ ТОП сессий деловой программы «Казаныша»
Завтра в Казани стартует архитектурно-строительный форум. Стали разбираться в его программе и выбрали, для начала, 10 сессий, достойных внимания, для первого дня, и еще по 4 для других. Может быть, еще допишем. А пока интересующимся еще не поздно купить билеты.
Параметры комплексного развития
Рассматриваем три проекта КРТ, показанных Мособлархитектурой на Зодчестве 2023. Все они демонстрируют разные ракурсы комплексного подхода к планированию и раскрытию территорий, особенно – заброшенных промышленных, расположенных как рядом с Москвой, так и на отдалении.
Куда пойти учиться?
5 вариантов дополнительного...
По следам круглого стола, организованного Институтом Генплана на Зодчестве – и в преддверии старта выставки «Открытого города», – рассматриваем разные направления бесплатного дополнительного образования для архитекторов. Оно позволяет развить навыки, приблизиться к реализации мечты, или выйти из зоны комфорта и войти в новую, устроившись на работу.
Вид на город
Узнать, что видно из московских окон и как меняется образ столицы по времени, можно на выставке в Подземном музее парка «Зарядье». Она работает до 15 октября.
Искусство на районе
На Дизайнерском бульваре в Москве открыта выставка паблик-арта с объектами девяти художников. Вплетенное в пейзаж жилого района, искусство стало неотъемлемой частью повседневности. Предлагаем познакомиться с пятью участниками.
Сны о вселенной
На прошлой неделе начала работу Первая архитектурная Биеннале в Метавселенной. Мероприятие демонстрирует, что технологии иммерсивного интернета доступны уже сегодня, и пришло время архитекторам обустраивать «новые земли». В нашей подборке – восемь объектов биеннале, показавшихся наиболее интригующими.
Илья Голосов и приемы советской версии ар-деко
Сегодня архитектору Илье Голосову исполнилось бы 140 лет. В честь юбилея Андрей Бархин вновь рассказывает об особенностях советского декоративизма тридцатых годов на примере творчества мастера, с американскими и европейскими образцами.
Предсказания и заблуждения
В этом году на «Архстоянии» появится два новых арт-дома, а главный объект – капсулу предсказаний – в последний день фестиваля планируется закопать.
Строители БАМа. Итоги конкурса
Подведены итоги открытого всероссийского конкурса «Строители БАМа» на лучшую концепцию мемориала создателям Байкало-Амурской магистрали. Публикуем 5 проектов победителей.
Тезисы Арх Москвы
За спецпроект Арх Москвы «Тезисы» в этом году отвечает бюро GAFA. Посетителей ждут восемь архитектурных инсталляций, которые раскроют основную тему выставки «Перспективы» под новым углом. Кураторы срежиссировали интересные коллаборации и обещают «огненный идеологический коктейль».
Что приготовила Арх Москва
Главная архитектурная выставка столицы в этом году пройдет в Гостином дворе с 24 по 27 мая. Рассказываем о том, что нового ждет посетителей и чем можно будет заняться. Онлайн-трансляции в этот раз не планируется, поэтому всем рекомендуем поприсутствовать лично.
Архитектура ДК
В «Манеже» до 2 апреля работает выставка «Дом культуры СССР». Один из кураторов, Ксения Кокорина, рассказывает о значимых проектах прошлого столетия.
Мета-музей
Проектная компания Genpro открыла музей-шоурум в метавселенной Spatial. Его виртуальное пространство состоит из нескольких залов и позволяет взаимодействовать с интерактивными планшетами.
Строители и первопроходцы
В рамках конкурса на лучшую идею памятника в честь 50-летия БАМа в Музее архитектуры прошла лекция Марка Акопяна, посвященная архитектурному и градостроительному наследию проекта. Публикуем тезисы выступления.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Параметрические волны
В жилом комплексе Sydney City, который ГК «ФСК» возводит в районе Шелепихинской набережной, Genpro спроектировали центральный квартал, соединив в архитектуре параметрические фасады с модульной технологией.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
Технологии и материалы
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Сейчас на главной
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Книга в будущем
Выставка, посвященная архитектуре вокзалов и городов БАМа, – первое историко-архитектурное исследование темы. Значительное: все же 47 поселков, и пока, хотя и впечатляющее, не вполне завершенное. Хочется, чтобы авторы его продолжили.
Двенадцать
Вчера были объявлены и награждены лауреаты Архитектурной премии мэра Москвы. Рассматриваем, что там и как, и по некоторым параметрам нахально критикуем уважаемую премию. Она ведь может стать лучше, а?
Нео в кубе
Поиски «нового русского стиля» – такой версии локализма, которая была бы местной, но современной, все активнее в разных областях. Выставка «Природа предмета» в ГТГ резюмирует поиски 43 дизайнеров, в основном за 2022–2024 годы, но включает и три объекта студии ТАФ Александра Ермолаева. Шаг вперед – цифровые растения «с характером».
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.
Над Золотым рогом
Жилой комплекс Философия, спроектированный T+T architects во Владивостоке, – один из новых проектов для района «Голубиная падь», и они меняет философию его развития с одиночных домов на комплексный подход. Дома организованы вдоль общественных улиц, они разновысотные, разноформатные, а один – даже галерейной типологии, да еще и с консолью, опирающейся на арт-объект.
Новый уровень дженги
Спроектированный Кэнго Кумой общественный центр Kibi Kogen N Square демонстрирует возможности поперечно-клееной древесины – «фирменной» продукции для префектуры Окаяма, где он расположен.
Деревянная модульность
Ясли-сад для малышей из семей преподавателей и учащихся Пармского университета совмещен с центром развития для детей из группы риска. Авторы проекта здания в окружении парка – Enrico Molteni Architecture.
Книжный стержень
Интерьер коворкинга в составе бизнес-центра «Территория 3000», предложенный архитекторами КБ-11, был призван стать «сердцем» всего проекта. А в его собственный центр авторы поместили библиотеку из книг, «изменивших взгляд на жизнь». То-то интерьер напоминает о библиотеке Аалто, и на наш взгляд довольно отчетливо.
Конференция с видом
Культурный и общественный центр в городке Порт-Анджелес в штате Вашингтон по замыслу LMN Architects открыт панорамам океана и горного хребта Олимпик.
Цвет и музыка; и белый камень
В палатах Василия Нарышкина на Маросейке открылось выставочное пространство музея AZ, специализирующегося в равной мере на искусстве «второго авангарда» и совриске. Тут несколько тем: первые этажи клубного дома в памятнике XVII века стали общественными, теперь можно попасть во двор, плюс дизайн галереи от [MISH]studio, плюс выставка, совмещенная с концертами авангардной музыки 1960-х. Разбираемся.
Белый знак
Бюро Lin Architecture превратило насосную станцию в полях южнокитайской провинции Юньнань в достопримечательность для местных жителей и туристов.
Арахноид совриска
Ткачество, вязание, вышивание – древнейшие профессии, за которыми прочно закреплена репутация мирных, домашних, женских, уютных, в общем, безопасных. Выставка в Ruarts Foundation показывает, что это вовсе не так, умело оперируя парадоксальным напряжением, которое возникает между традиционной техникой и тематикой совриска.
Нюансированная альтернатива
Как срифмовать квадрат и пространство? А легко, но только для этого надо срифмовать всё вообще: сплести, как в самонапряженной фигуре, найти свою оптику... Пожалуй, новая выставка в ГЭС-2 все это делает, предлагая новый ракурс взгляда на историю искусства за 150 лет, снабженный надеждой на бесконечную множественность миров / и историй искусства. Как это получается и как этому помогает выставочный дизайн Евгения Асса – читайте в нашем материале.
Атака цвета
На выставке «Конструкторы науки» проекты зданий институтов и научных городков РАН – в основном модернистские, но есть и до-, и пост- – погружены в атмосферу романтизированной науки очень глубоко: во многом это заслуга яркого экспозиционного дизайна NZ Group, – выставка стала цветным аттракционном, где атмосфера не менее значима, чем история архитектуры.
Пресса: Город с двух сторон от одного тракта
Бийск — это место, некогда пережившее столкновение двух линий российской колонизации, христианской и предпринимательской. Конфликт возник вокруг местного вероучения и, хотя одни хотели его сгубить, а другие — защитить, показал, что обе линии слабо понимают свойства осваиваемого ими пространства. Обе вскоре были уничтожены революцией, на время приостановившей и саму колонизацию, которая, впрочем, впоследствии возродилась, пусть формы ее и менялись. Пространство тоже не утратило своих особенностей, пусть они и выглядят несколько иначе. Более того — сейчас в некоторых отношениях они прекрасно понимают друг друга.
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.