English version

Грот многоликий

Небольшое, на первый взгляд невзрачное, полуразрушевшееся и даже не очень древнее здание – Грот в Саду имени Баумана – АБ «Народный архитектор» отреставрировало со всей тщательностью, применимой к памятнику наследия. Сохранили романтическую привлекательность руины, добавили медийное содержание, исследовали каскадный фонтан, который, как оказалось полностью сохранился. Это целая история, рассказываем.

mainImg
Проект:
Грот XIX века в саду Баумана
Россия, Москва, Старая Басманная улица, 15с10

Авторский коллектив:
Ника Баринова-Малая, Дмитрий Селивохин

2018 / 7.2022

Реставратор-констультант: Владимир Лупандин
Подрядчик реставрационных работ: ООО «Архиндустрия»
Заказчик: Сад им. Н.Э. Баумана
В 2018 году АБ «Народный архитектор» выиграло конкурс на проект реставрации Грота в московском Саду Баумана и одновременно – на строительство деревянного павильона-беседки для общественных мероприятий соседству. Сейчас они, поскольку находятся рядом, воспринимаются как единый комплекс, расположенный чуть поодаль от центральной аллеи.
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Деревянным павильоном, овальной формы с круглыми отверстиями и фонарями в потолке, занимался Антон Ладыгин, и он был реализован достаточно быстро, за полтора года, а Гротом – Ника Баринова-Малая. Реставрация Грота затянулась на четыре года (2 года проектирования + 2 года стройки): не только потому, что Грот 20 лет был в аварийном состоянии и едва ли не разрушался на глазах, но еще и потому, что в процессе работы было сделано несколько открытий, а несколько решений обоснованно изменили.

По словам архитектора, совещания с заказчиком и ДКН проводили почти каждую неделю, а сил и времени в реставрацию Грота сейчас было в вложено в несколько раз больше, чем при его сооружении сто с чем-то лет назад. В 2022 году реализованный проект получил премию «Московская реставрация».

Удивительное, небольшое – и, на первый взгляд, простое, даже несколько неряшливое сооружение – как оно могло вызвать столько трудов?
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Впрочем удивителен Грот не только поэтому. Само его существование в небольшом общественном парке в центре Москвы несколько нетипично. Парковые гроты имеют внушительную историю, они восходят к ренессансным раскопкам римских дворцов на Палатинском холме, они указывали и на мнимую древность места, в котором устроены, и на склонность владельца к гуманистической образованности, и даже на вольность взглядов, все же в гротах живут языческие божества. Не все гроты руины, но к XIX веку типология грота-руины возобладала, и «наш» случай именно тот, он располагает еще и к романтическому созерцанию. Такие гроты распространены в частных парках, усадебных, чаще дворцовых.

В общественных парках они встречаются реже и играют роль памятников, примеру Грот в Александровском саду – памятник победе над Наполеоном и поэтому выложен из фрагментов домов, разрушенных во время московского пожара. Его, в отличие от большинства усадебных гротов, украшает импозантный дорический портик. У него смотровая площадка наверху, она включает грот в активную жизнь сада. Вообще, общественные сады – особенно в том виде, в каком они формировались в XIX веке и развивались в XX – от усадебных парков отличаются тем, что практически каждая затея в них должна нести пользу и быть приспособлена, в основном, для развлечения людей, больших потоков людей. Усадебный парк позволяет уединенное созерцание, общественный, городской – не очень, народ не поймет. Только в последнее время в хипстерском постиндустриальном обществе появились идеи мест для созерцания, и, в частности, гротов в общественных парках, без всякой дополнительной функции памятников (см., например, проект «Студии 44» и WEST 8 для Тучкова буяна). 

Это длинная и заслуживающая отдельного внимания история, но нашей она касается, поскольку история Грота в Саду Баумана довольно парадоксальная. Она хорошо изложена здесь, но и мы скажем два слова вкратце. 
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

В самом конце XIX века архитектор Михаил Бугровский построил для золотопромышленника Николая Стахеева дворец в стиле неогрек на Новой Басманной улице. С уличной стороны там был небольшой регулярной сад, а с внутренней стороны пейзажный. В нем, вероятно, как предполагает Ника Баринова-Малая, из колотого камня, оставшегося от строительства, построили небольшой грот: утилизовали остатки производства и приобщились к типологии дворянского парка. С другой стороны, поскольку Стахеев торговал не только золотом, но и стройматериалами, грот при дворце мог быть и еще одним примером их применения?
  • zooming
    Грот XIX века в саду Баумана
    Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»
  • zooming
    Грот XIX века в саду Баумана
    Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

После революции особняк национализировали, а тыльную часть парка присоединили к общественному саду, который существовал тут с конца XVIII века на месте парка Голицыных. В 1920 году все вместе открылось как Сад имени 1 мая, в 1922 его переименовали в Сад Баумана. Так в составе общественного сада оказался не вполне характерный для него романтический усадебный грот. Его предсказуемо начали перестраивать и приспосабливать под потребности гуляющего населения.

В советское время к смотровой площадке на вершине холма, в который вкопан грот, со стороны общественного сада провели две пологие лестницы – они связали площадку с парком и дополнили исторические лестницы по сторонам от входа в Грот.

Но главное – внутри оборудовали буфет, который затем стал шашлычной, и еще чуть позже пивной: последнюю старожилы помнят особенно хорошо и сожалеют о ней. Для предприятия общественного питания изнутри, со стороны холма, пристроили миниатюрное помещение кухни с кирпичными стенами и балками из металлических швеллеров.  
Разрез 1-1. Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
© АБ «Народный архитектор»
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Иными словами, примерно половина комплекса появилась в советское время для нужд гуляющих и была следствием приспособления к новой функции. 

Затем, где-то в 1990-е, пивную закрыли, грот начал разрушаться, стоял за забором. В какой-то момент перестал работать каскадный фонтан на северном склоне, исчезла скульптура девушки с кувшином, от которой начинался каскад, сам он считался частично утраченным. Обвалилась опора перед северо-восточной лестницей, отчасти – потолок советской кухни. Ника Баринова-Малая вспоминает, что на первых осмотрах она единственная осмеливалась входить внутрь, настолько неустойчивой казалась конструкция. 
  • zooming
    Грот в Саду Баумана, состояние до реставрации
    Фотография предоставлена АБ «Народный архитектор»
  • zooming
    Грот в Саду Баумана, состояние до реставрации
    Фотография предоставлена АБ «Народный архитектор»

Самым масштабным открытием оказался каскад, который сохранился под наслоениями почти полностью, с бетонным ложем, обеспечивавшим гидроизоляцию. Сохранилась и видна пара трубок, проводивших воду от ступеньки к ступеньке. 

Следствием стали две вещи: во-первых, пришлось провести дополнительные археологические раскопки, это заняло время, но удалось изучить фонтан и его подземное ложе. Во-вторых, от планов восстановить функцию каскада, то есть пустить по нему воду, пришлось отказаться – так как для этого пришлось бы уничтожить остатки старого фонтана, а он под охраной (весь грот – ОКН федерального значения). Старый водовзводный механизм не сохранился, нельзя использовать и новый, поскольку вода разрушит остатки бетонного ложа, уже изученного археологами и поставленного на охрану. Каскад восстановили как декоративный элемент: надстроили защитные стенки из камня (так поступают реставраторы, когда сохраняют исторический фундамент – кладут камень сверху). И получились на склоне этакие живописные «сухие озерца». 
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Над ними – скульптура, и с ней отдельная история. 

Согласно описанию ДКН, в составе Грота была скульптура девушки с кувшином. Она безвозвратно утрачена, фотографий и описания нет, но девушку требовалось восстановить, поскольку она фигурировала в составе ОКН. «Мы изучили современный рынок девушек с кувшином, и он оказался совершенно удручающим», – признается Ника Баринова-Малая. Архитекторы поискали замену, предложили заказчикам и контролирующей организации на выбор несколько вариантов других скульптурных девушек, и признаются: рады, что все остановились на той идее, которая самим авторам нравилась больше всего – копии статуэтки Огюста Родена «Танцевальное упражнение». 
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Родена выбрали как представителя того же поколения рубежа XIX–XX веков, а статуэтку – как малоизвестную работу. К тому же прообраз небольшой, порядка 15 см, скульптуру увеличили и повторили приблизительно. Теперь она стоит как этакий гвоздик, основа для композиции бывшего фонтана, утратившего функциональный смысл. Надо думать, что без скульптуры «сухой» каскад был бы для зрителя, не знающего всей истории целиком, совершенно неясен. 
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Итак, Грот – ОКН, и в качестве предмета охраны в нем выступают, в частности, габариты, зафиксированные на момент реставрации. Поэтому архитекторы сохранили советские дорожки на холм и помещение кухни внутри. Но дорожки и лестницы выстелили вместо бетонных плит каменными, а стены и потолок бывшей кухни выстроили заново. Первоначально здесь был использован дешевый советский кирпич, однако сейчас авторы, точнее подрядчики, строители компании Архиндустрия, отправились в Петербург, подобрали и купили там исторический кирпич вторичного использования – для того, чтобы стены внутреннего помещения смотрелись более благородно.
Стена бывшей кухни. Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Никто, кроме тех, кто прочел статьи о гроте, или тех, кто помнит пивную, не догадается, что здесь была кухня – в ее внутреннем кирпичном «аппендиксе» теперь размещен экран с видеоинсталляцией, смонтированной специально для Грота. Арка входа получила откосы из матовой полированной стали, перед монитором антивандальный кожух из поликарбоната. Таким образом, микропомещение не пришлось закрывать дверью. Издали оно поблескивает очень заманчиво, зовет войти внутрь.
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Сама пещера грота отреставрирована, новшества в ее купольном помещении два: каменный пол и два каменных сиденья в виде гальки терраццо, очень органично вписавшихся: и присесть можно, и пространство не загромождают, и в теме грота, но современность их происхождения тоже чувствуется.
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Дополнения, предложенные архитекторами, относятся, в основном, к благоустройству: черные плашки фонарей с молочным светом на торцах вдоль лестниц, лаконичные бетонные клумбы, урны и деревянные скамейки. Все в небольшом количестве и очень простое. А также призматический блок информационной таблички слева от входа, бетонный, но облицованный травертином – он напоминает другое решение «Народного архитектора», бетонные домики с инфографикой на игровой площадке в Парке Горького. 
  • zooming
    1 / 6
    Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
    Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»
  • zooming
    2 / 6
    Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
    Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»
  • zooming
    3 / 6
    Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
    Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»
  • zooming
    4 / 6
    Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
    Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»
  • zooming
    5 / 6
    Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
    Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»
  • zooming
    6 / 6
    Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
    Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Элементы благоустройства архитекторы не относят к главным достижениям этого проекта: они простые и необходимые, это всё.

Основные усилия были приложены к собственно реставрации, которая, во-первых, требовала частого присмотра, а, во-вторых, новых решений по ходу работы. По сторонам от входа в грот на вершину холма ведут две лестницы, входы на них обрамлены арками, этакими «ногами» из грубого камня. Левая, восточная арка была полностью утрачена, ее реконструировали, правую пересобрали, полуразрушенный архивольт входа восстановили, внедряя новые камни в кладку. Металлическую балку над входной аркой сохранили. Новых металлических креплений не внедряли, остались в рамках вычинки камня. 
Слева, рядом с информационной табличкой – восстановленная левая арка. Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Объем вычинок «диким» камнем в конечном счете оказался достаточно большим: авторам пришлось балансировать на грани между заметностью вставок и цельностью образа кладки – чего собственно и требует Венецианская хартия (см. п.12). 
  • zooming
    Фрагмент вычинки каменной кладки. Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Фрагмент исторической кладки, покрытой обмазкой. Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

cic =

Ника Баринова-Малая, АБ «Народный архитектор»

В нашей стране, конечно, теперь уже не принято строить «псевдо» здания, однако многие по-прежнему предпочитают решения поаккуратнее и почище. В работе с Гротом мы, напротив, всячески стремились сохранить ощущение подлинности и старины. Не замазывать фактуры, не добавлять лишнего, а остаться в рамках реставрации, чего требовал и статус объекта, и его исходный характер искусственной парковой руины. Думаю, нам удалось сохранить «лицо» и характер объекта, дав ему, в то же время, новую жизнь.
 
У меня сложилось очень личное отношение к Гроту. Я его ощущаю как живой организм: когда я впервые сюда пришла, он как будто бы умирал, было страшно, что не успеем, не доживет, рухнет. Процесс реставрации похож на лечение: как будто спасаешь жизнь странному, но интересному существу, которое, несмотря ни на что, хочет жить. За четыре года такого спасения я, конечно, очень сроднилась с Гротом и была рада увидеть летом множество людей на открытии и слышать отзывы, в основном, позитивные.

Грот, действительно, стал живой частью парка: люди постоянно поднимаются на холм, заходят внутрь, привлеченные мерцанием экрана. Я лично видела перед Гротом экскурсию, вероятно, она была не единственной.

Еще одна любопытная тема – передатировка. В документах ДКН Грот значился как памятник конца XVIII века. Изучая материалы по проекту, архитекторы установили, что появление грота 200 с лишним лет назад очень маловероятно, доказали экспертам, что здание относится к рубежу XIX – XX веков и к усадьбе Стахеева (см. выше). Сейчас в охранных документах указана двойная дата; может быть, она ждет своего исследователя. 

Частью технического задания заказчика, дирекции Сада Баумана, было требование обеспечить безопасность. Так в проекте появились белые решетки ограждения смотровой площадки на верху холма. 
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Чуть позже, из тех же самых соображений безопасности, появились ограждения внизу холма, тоже белые, но ниже ростом и в сопровождении табличек, что на холм подниматься нельзя. Задача – избежать всяческих рисков. Дело в том, что холм Грота давно был облюбован местными детьми для катания с горки. Парк небольшой, катаясь, дети могут с кем-то столкнуться, чтобы избежать травм, руководство стремится ограничить неконтролируемую активность. Что, определенно, печально, всё-то мы балансируем на грани между активностью и безопасностью. Хочется, чтобы не было заборов.

Но поскольку и выбора у авторов особенно не было, то архитекторы постарались сделать ограждения легкими, светлыми, и индивидуальными – со сбитым ритмом. 
  • zooming
    Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
    Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»
  • zooming
    Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
    Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Все же хочется верить, что от заборчиков когда-нибудь удастся избавиться. Как и от нововведений, которыми Грот оброс за полгода и которых не было ни в проекте, ни в момент открытия: часов à la XIX век на холме и от фонаря, случайно воткнувшегося в склон в северной части...

Впрочем, сейчас Грот укреплен, теперь ему точно не грозит разрушение, он очищен и открыт для посещения и обозрения, все это несомненный плюс кропотливой четырехлетней работы с памятником наследия. 
Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена АБ «Народный архитектор»

Есть и еще один плюс, с моей точки зрения. Совершив кульбит от романтической усадебной типологии к социалистической реальности в виде пивной, которую с ностальгией вспоминают старожилы, – сейчас Грот адаптировался к реальности другой, постиндустриальной, чтобы не сказать хипстерской. Ему вернулась некоторая толика незаинтересованного созерцания, занятия не сосредоточенного столько на материальной стороне существования, как поедание колбасок в пивной.

Неизвестно, что с этим небольшим и не очень древним объектом будет происходить дальше, но есть в новой трансформации определенная историческая справедливость. 
  • zooming
    1 / 9
    Грот XIX века в саду Баумана. Существующие положение, обмеры
    © Архитектурное бюро «Народный архитектор»
  • zooming
    2 / 9
    Грот XIX века в саду Баумана. План
    © Архитектурное бюро «Народный архитектор»
  • zooming
    3 / 9
    Грот XIX века в саду Баумана. План интерьера
    © Архитектурное бюро «Народный архитектор»
  • zooming
    4 / 9
    Грот XIX века в саду Баумана. Западный фасад
    © Архитектурное бюро «Народный архитектор»
  • zooming
    5 / 9
    Грот XIX века в саду Баумана. Разрез 2-2
    © Архитектурное бюро «Народный архитектор»
  • zooming
    6 / 9
    Грот XIX века в саду Баумана. Южный фасад
    © Архитектурное бюро «Народный архитектор»
  • zooming
    7 / 9
    Грот XIX века в саду Баумана. Северный фасад
    © Архитектурное бюро «Народный архитектор»
  • zooming
    8 / 9
    Западный фасад. Грот XIX века в саду Баумана. Реставрация 2018–2022
    © АБ «Народный архитектор»
  • zooming
    9 / 9
    Грот XIX века в саду Баумана. Разрез 1-1. Интерьер
    © Архитектурное бюро «Народный архитектор»
Проект:
Грот XIX века в саду Баумана
Россия, Москва, Старая Басманная улица, 15с10

Авторский коллектив:
Ника Баринова-Малая, Дмитрий Селивохин

2018 / 7.2022

Реставратор-констультант: Владимир Лупандин
Подрядчик реставрационных работ: ООО «Архиндустрия»
Заказчик: Сад им. Н.Э. Баумана

25 Апреля 2023

Примирение
Реставрация Соляного склада для Звенигородского музея-заповедника, с одной стороны, достаточно точно реализована по проекту бюро «Народный архитектор» – а, с другой стороны, она не обошлась без дополнительных исследований и корректировок, которые в данном случае, скорее, во благо. Обнаружен исходный цвет покраски, детали фасадов, лучше изучена история перестроек. Итог – проявлен импозантный характер ампирного здания, самого старого в городе, проявлены отличия поздних пристроек. Но, главное, город получил новое культурное и общественное пространство, которые уже «работает» вовсю.
Где лебеди живут
В парке Горького по проекту бюро «Народный архитектор» благоустроили Малый Голицынский пруд. Здесь появились набережные-палубы и локальная доминанта – плавучий павильон для лебедей.
Подмосковный манеж
Команда бюро «Народный архитектор» подготовила проект реставрации манежа в Звенигороде. Зданию вернут исторические формы, здесь расположится звенигородский историко-архитектурный музей, обогащенный функциями культурного центра и общественного пространства.
Похожие статьи
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
В оттенках зеленого
Бюро Tsing-Tien Making реконструировало дом просветителя Чжан Тайяня в Сучжоу, превратив его в культурный центр и книжный магазин «Гу У Сюань». В отделке использовали три изысканных оттенка: пепельно-зеленый, нефритовый и яркий фруктовый зеленый.
Промежуточное состояние
Общественный центр нового района в Цзясине по проекту B.L.U.E. Architecture Studio совмещает достоинства интерьерных и открытых пространств, городских и природных зон.
Контринтуитивное решение
Архитекторы UNStudio выяснили на примере своего свежего люксембургского проекта, что углеродный след гибридной бетонно-стальной конструкции может быть меньше, чем у деревянного каркаса.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.