Зеркало супрематиста

Рассматриваем парк Малевича на Рублевке: проект, осуществленный в 2020 году, и реальность через год после открытия. Общий вердикт – метафизическая основа пополнилась цветом, также как и непосредственно-нарративными элементами. То есть он развивается как сам Малевич, от абстракции к фигуративности. Впрочем, парк по-прежнему свеж.

mainImg
Архитектор:
Иван Охапкин
Григорий Орехов
Мастерская:
Basis architectural bureau http://ab-basis.com/
Проект:
Парк Малевича
Россия, Барвиха

Авторский коллектив:
Главный Архитектор: Иван Охапкин
Ведущий архитектор проекта: Мария Репкина 
Архитекторы: Анна Анисимова, Анна Гераймович, Константин Пастухов, Татьяна Козлова, Ангелина Васнецова, Валерия Шевцова, Моника Галстян, Никита Чикин, Александра Терентьева
ГИП: Захар Смирнов
Скульптор: Григорий Орехов

2019 — 2020 / 2020

Стадия П: компания ТЕХНОАРХИТЭК
Парк Малевича расположен на Рублевском шоссе – фактически, это западная часть Ромашковского леса, который начинается от МКАД и тянется почти до Барвихи. Ромашковский лес благоустроен и полон пешеходных тропинок, одна из которых сопровождает шоссе на небольшом удалении от него. Благоустроен и к 2019 году превращен в детский парк Раздолье небольшой Шульгинский лес к западу от Рублевского проезда. Проектирование парка Малевича началось в 2019 году; основные объекты сданы в 2020, но работа еще продолжается – авторы парка, бюро Basis Ивана Охапкина, спроектировали в парке горку водопадов, которую, судя по плакатам на ограде территории, планируется реализовать будущим летом, в 2022 году. 
Водопад в парке Малевич
© Basis architectural bureau

Название и тематика парка происходят от соседства поселка Немчиновка, где Малевич жил в последние годы жизни, где писал свои поздние картины с крестьянами и где был похоронен под любимым дубом. На месте могилы, которую, впрочем, разорили во время войны, затем довольно долго искали и нашли в самый последний момент (место могилы нашел Александр Матвеев), в 2016 году построен 6-этажный ЖК «Ромашково»; в составе его благоустройства установлен памятный знак.

ЖК и место захоронения расположены к юго-востоку от нового парка, но примыкают к его границе, а вход, парковка, пропилеи основные павильоны расположены в западном углу, со стороны Рублевского проезда и vis-a-vis с воротами парка Раздолье. Парк никоим образом не ведет нас ни в Немчиновку, ни к бывшей могиле Малевича – интересующимся проще доехать, – название скорее подталкивает к изучению истории места, чем непосредственно к ней приводит. 
Парк Малевича
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
Парк Малевича
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau

В парк мы входим через пропилеи – арт-объект художника Григория Орехова, который давно и плодотворно увлекается простой формой и полированным металлом. В данном случае форма была подсказана, чему сложно удивляться, «Черным квадратом», который превратился в куб (впрочем, автор просит «Черным кубом» объект не называть). Если смотреть анфас, квадрат поделен на две черные половинки, они расступаются на расстояние, равное ширине каждой из пропилей, образуя проход, облицованный сталью идеальной полировки – 8к, как сообщает автор. Получается почти идеальное зеркало, со стыками, но очень тонкими, почти не заметными, а внутри возникает эффект бесконечной перспективы «зеркало в зеркале». 
  • zooming
    1 / 5
    Объект «Малевич». Пропилеи парка «Малевич»
    Фотография © Иван Мураенко
  • zooming
    2 / 5
    Объект «Малевич». Пропилеи парка «Малевич»
    Фотография © Иван Мураенко
  • zooming
    3 / 5
    Парк Малевича
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
  • zooming
    4 / 5
    Объект «Малевич». Пропилеи парка «Малевич»
    Фотография © Иван Мураенко
  • zooming
    5 / 5
    Объект «Малевич». Пропилеи парка «Малевич»
    Фотография © Иван Мураенко

Проходя через пропилеи, мы попадаем на небольшую площадь, окруженную черными павильонами, в основном это кафе. Их крыши – четырехскатные, но вальмовыми их назвать сложно, скорее это усеченные пирамиды разной степени асимметричности. Крыши покрыты панелями зеркального металла, а стены вертикальными черными досками без карнизов. Интерьеры, в противовес черным фасадам, облицованы светлой фанерой. 
  • zooming
    1 / 9
    Парк Малевича
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
  • zooming
    2 / 9
    Парк Малевича
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
  • zooming
    3 / 9
    Парк Малевича
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
  • zooming
    4 / 9
    Парк Малевича
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
  • zooming
    5 / 9
    Парк Малевича
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
  • zooming
    6 / 9
    Парк Малевича
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
  • zooming
    7 / 9
    Парк Малевича
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
  • zooming
    8 / 9
    Парк Малевича
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
  • zooming
    9 / 9
    Парк Малевича
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau

Павильоны, как видим, продолжают и развивают идеи, заложенные в объекте-пропилеях как в «ядре» – только чистые черные поверхности сменяются досками, а стыки зеркального металла становятся более заметными, но такова, видимо, плата за переход от объекта к сравнительно большой, во всяком случае, «обитаемой», обладающей внутренним пространством, форме.
Парк Малевича
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
Парк Малевича
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
Парк Малевича
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
Парк Малевича
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau

UPD об отношении павильонов и пропилей
Меня тут поправили: пропилеи были разработаны в рамках концепции и по ТЗ архитекторов Basis. Это важно, поскольку скульптура таким образом становится объектом, который, так или иначе, был заказан архитекторами и отчасти определен ими. Однако это совершенно не меняет положения пропилей в существующем ансамбле/комплексе как некоего ключа, через который мы, во-первых, входим в парк и который определяет его особенности и отличия уже при взгляде издалека. А во-вторых, он в любом случае более метафизичен по форме и все остальные объекты становятся его усложнениями в пространстве.

Между тем именно размеры пропилеев поразили при посещении парка: на фотографиях из-за простоты формы масштаб теряется и они кажутся огромным памятником Малевичу, этаким мегалитом. В реальности же это не так, объект скорее небольшой, даже камерный. Притом что в реконструкции Юрия Аввакумова архитектон, который Малевич предлагал поставить на своей могиле, мог достигать 60 метров (это примерно 18-этажный дом). 

Но вернемся к павильонам.

Зеркальные крыши отлично, как объемный конструктор, смотрятся сверху, с позиции дронов и птиц. Будем надеяться, что последним зеркала не повредят. К слову сказать, для безопасности птицы стыки, образующие видимую сеть на зеркальной поверхности, наверное, даже полезны.
Парк Малевича
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
Парк Малевича
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
Парк Малевича
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
Парк Малевича
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau

Архитекторы АБ Basis Ивана Охапкина спроектировали в парке несколько групп павильонов, в том числе для волейбольных площадок, вокруг которых в парке существовало сообщество волейболистов еще до начала благоустройства. Все объекты Basis «вдохновлены супрематическими композициями» и рассчитаны на «сдержанный аскетизм», все черные, во многих присутствуют усеченные пирамиды зеркальных крыш, местами – выгородки черных решеток и пергол, с редкими вкраплениями малых форм, стульев и тумбочек
  • zooming
    1 / 9
    Парк Малевича
    © Basis architectural bureau
  • zooming
    2 / 9
    Парк Малевича
    © Basis architectural bureau
  • zooming
    3 / 9
    Парк Малевича
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau
  • zooming
    4 / 9
    Парк Малевича
    © Basis architectural bureau
  • zooming
    5 / 9
    Парк Малевича
    © Basis architectural bureau
  • zooming
    6 / 9
    Парк Малевича
    © Basis architectural bureau
  • zooming
    7 / 9
    Парк Малевича
    © Basis architectural bureau
  • zooming
    8 / 9
    Парк Малевича
    © Basis architectural bureau
  • zooming
    9 / 9
    Парк Малевича
    © Basis architectural bureau

Парк Малевича был открыт в декабре 2020 года. Мы прошли по нему в январе 2022 года и посмотрели, что изменилось. Во-первых, пропилеи и кафе на месте и отлично работают. По контрасту с желтым раскидистым порталом парка Раздолье два черно-зеркальных объема выглядят свежо, а бесконечную перспективу вечером поддерживают полосы подсветки. Напротив будущей горки c водопадами возник полностью зеркальный павильон. 
Зеркальный павильон. Парк Малевича, 2022
Фотография: Архи.ру

Во-вторых, в парке стало больше цвета и прямых указаний на Малевича: цветными стали рамки окон кафе, плюс появились «супрематические» скульптуры, раскрашенные в духе «Крестьян», только в виде конькобежцев – как будто абстрактного указания на Малевича мало, и нужно еще нарративное, праздничное, чтобы никто не ошибся. Некоторые композиции светятся. 
Парк Малевича, 2022
Фотография: Архи.ру
Парк Малевича, 2022
Фотография: Архи.ру
Парк Малевича, 2022
Фотография: Архи.ру
Парк Малевича, 2022
Фотография: Архи.ру

У футбольных полей образовался довольно-таки большой каток. 
Каток. Парк Малевича, 2022
Фотография: Архи.ру

Павильоны между футбольными полями и трибуны реализовало другое бюро – Holz House Сергея Краснокутского, в 2021 году они вошли в шорт-лист премии АрхиWOOD. Соответственно, здесь уже нет призматических кровель, чередуются разнонаправленные скаты, и, опять же, намного больше цвета, особенно во внутренних поверхностях ячеек. Снаружи – черное, но уже не доски, а металл. 
Павильоны между футбольными полями. Парк Малевича, 2022
Фотография: Архи.ру
Павильоны между футбольными полями. Парк Малевича, 2022
Фотография: Архи.ру
Трибуны у футбольных полей. Парк Малевича, 2022
Фотография: Архи.ру

Создается ощущение, что парк развивается, в какой-то степени, как сам Малевич, в Немчиновке вернувшийся к фигуративности: в 2019 ему был дан очень метафизичный, абстрактный старт, а теперь он растворяется в ярмарочной праздничности, которую из творчества Казимира Севериновича тоже несложно извлечь. Вот так и все супрематисты, тонут в разнообразии жизни. Хотя нельзя сказать, чтобы парк совсем уж растворился – заряд монументальной сдержанности формы был дан достаточно сильный и по-прежнему ощущается.

Но лучше всего на данный момент – в самом лесу, где дорожки подсвечены, но не слишком часты и ярки, в отличие от соседнего Раздолья, и балансируют на грани между прохладным сосновым лесом с невыстриженным подлеском, которым можно любоваться с вполне цивилизованных троп. 
Парк Малевича, 2022
Фотография: Архи.ру
Парк Малевича, 2022
Фотография: Архи.ру
Архитектор:
Иван Охапкин
Григорий Орехов
Мастерская:
Basis architectural bureau http://ab-basis.com/
Проект:
Парк Малевича
Россия, Барвиха

Авторский коллектив:
Главный Архитектор: Иван Охапкин
Ведущий архитектор проекта: Мария Репкина 
Архитекторы: Анна Анисимова, Анна Гераймович, Константин Пастухов, Татьяна Козлова, Ангелина Васнецова, Валерия Шевцова, Моника Галстян, Никита Чикин, Александра Терентьева
ГИП: Захар Смирнов
Скульптор: Григорий Орехов

2019 — 2020 / 2020

Стадия П: компания ТЕХНОАРХИТЭК

11 Января 2022

Похожие статьи
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Экстремальное гостеприимство
Клубный отель посреди лесов Камчатки, построенный по проекту Fantalis Group, далеко ушел от бревенчатых туристических баз. Из-за труднодоступности он автономен и напоминает полярную станцию, а помимо знакомства с суровым краем предлагает и элементы роскоши – самобытную архитектуру, комфортную спальню с панорамными окнами, авторский ресторан с изысканным интерьером.
Круги для движения
По проекту Мосрегионпроекта в Электростали прошла реконструкция пешеходного бульвара. Благодаря безбарьерному мощению, круглым газонам и работе с организацией транспортных потоков, променад заметно оживился и стал привлекательным для горожан, предпринимателей и творческих людей.
Красный театр
По проекту бюро ludi_architects во дворе «Бутылки» – бывшей круглой тюрьмы на острове Новой Голландия – открылся летний театр, вдохновленный атмосферой кабаре середины XX века. По вечерам здесь проходят концерты и перфомансы, днем пространство служит местом для отдыха и встреч.
Альпийская горка
Микропроект от бюро KIDZ: корнер цветочного магазина в петербургском фудкорте, который соединяет технологичность и красоту природной несовершенности.
Безопасное пространство
Для клиники доказательной психотерапии мастерская Lo design создала обволакивающий монохромный интерьер, который соединяет черты ваби-саби и ретрофутуризма. Наполненные предметами искусства и декора кабинеты отличаются по настроению и помогают выйти за рамки привычного мышления.
Улица как смысл
В рамках воркшопа, который Do buro проводило совместно с Обществом Архитекторов в центре «Зотов», участники переосмысляли одну из улиц Осташкова, формируя новые центры притяжения. Все они тесно связаны с традициями места: чайный домик, бани, оранжереи, а также кожевенная мастерская, место для чистки рыбы и полоскания белья.
Ивановский протон
В Рабочем поселке Иваново по соседству с университетским кампусом планируют открыть общественно-деловой центр, спроектированный мастерской p.m. (personal message). В основе концепции – идея стыковки космических аппаратов.
Бетон, проволока и калька
Можно ли стать художником, получив образование и опыт работы архитектора? Узнали у Даниила Пирогова, окончившего Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.
Дом книги
Бюро ludi_architects перезапустило библиотеку в Ташкенте: фасады исторического здания подновили, а интерьеры сделали привлекательными для разных поколений читателей. Теперь здесь на несколько часов можно занять детей, записать подкаст или послушать концерт. Пространство для чтения в одноэтажном особняке расширили за счет антресолей, а также площадок на открытом воздухе: амфитеатра и перголы.
Четыре угла
Мастерская Юрия Ширяева предложила концепцию реновации псковского квартала, расположенного недалеко от центра города, но в стороне от туристических потоков. Комплекс кирпичных зданий восстановит фронт улиц и насытит функциями квартал, внутри которого спрячется сад с искусственным водоемом.
Преображение Анны
Для петербургской Анненкирхе Сергей Кузнецов и бюро Kamen подготовили проект, который опирается на принципы Венецианской хартии: здание не восстанавливается на определенную дату, исторические наслоения сохраняются, а современные элементы не мимикрируют под подлинные. Рассказываем подробнее о решениях.
Крепость у реки
Бюро МАКЕТ объединило формат японской идзакаи с сибирской географией: ресторан открылся в одном из зданий Омской крепости, декор и мебель отсылают к рекам Омь и Иртыш, а старый кирпич дополняют амбарные доски и сухие ветки.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.
Тайный пруд
Благодаря проекту команды TISS Garden у жильцов клубного дома Ordynka в центре Москвы появился вид на воду: на плите подземного паркинга удалось создать водоем с системой фильтрации, высадить взрослые деревья и другую растительность.
Черный, белый и стекло
Лаконичный в формах и отделке дом для подмосковного коттеджного поселка, основным приемом которого стал контраст – цвета, материалов и масс.
Северное солнце
По проекту Алексея Левчука в поселке Солнечное недалеко от Финского залива построено восемь вилл. Архитектурные решения отсылают к модернизму Северной Европы, ландшафт интегрирован во внутренние и внешние пространства, а «свободная» планировка территории без заборов отсылает к культурным кодам протестантизма.
За актовым залом
Для оформления интерьера микро-клуба в Калининграде Олеся Левкович обратилась к духу Италии 1980-х, а чтобы в помещение без окон проникал естественный цвет, вмонтировала в стены россыпь стеклоблоков.
Волны Агидели
Благодаря проекту-победителю конкурса Малых городов в башкирской Агидели, строившейся как спутник атомной электростанции, сформировался городской центр – сеть пешеходных пространств с культурными и спортивными функциями. Все площадки объединяет образ речной волны и советский модернизм.
Змей-гора
Конкурсный проект приморского курортного комплекса «Серпентайн» объединяет несколько типологий: апартаменты разного класса, виллы и гостиничные номера. Для каждой бюро KPLN использует один из образов, взятых у природного окружения – серпантин, горный ручей и морские волны.
Цветной в монохроме
Дизайн офисного этажа универмага «Цветной», предложенный консорциумом Artforma и Blockstudio, развивает архитектурную концепцию здания и основывается на использовании камня, стекла и света. Светлые монохромные пространства стали фоном для предметов дизайна музейного уровня – например, дивана от Захи Хадид. Проект также включает переговорную с атрибутами сигарной комнаты.
Блики Ибуки
Эмоциональный интерьер суши-бара в Иркутске, придуманный Kartel.design: солнечные зайчики на «бамбуковой» стене, фреска с изображением гор, алое нутро шкафа и ажурные тени.
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Технологии и материалы
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
Сейчас на главной
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
Андрей Чуйков: «Баланс достигается через экономику»
Екатеринбургское бюро CNTR находится в стадии зрелости: кристаллизация принципов, системность и стандартизация помогли сделать качественный скачок, нарастить компетенции и получать крупные заказы, не принося в жертву эстетику. Руководитель бюро Андрей Чуйков рассказал нам о выстраивании бизнес-модели и бонусах, которые дает архитектору дополнительное образование в сфере управления финансами.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Антипольза побеждает
Десять участников спецпроекта NEXT на АРХ Москве представили свои работы-размышления на тему пользы. Молодое поколение демонстрирует усталость от эффективного менеджмента и декларирует: польза есть там, где за зданиями виден город и человек.