Движение вверх. Как будет расти московский скайлайн

Вспоминаем основные тезисы дискуссии между архитекторами и девелоперами о будущем высотного строительства на прошедшей АРХ-Москве. Дискуссия была организована Kleinewelt Architekten.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

30 Октября 2020
mainImg
Высотное строительство как правило вызывает биполярные эмоции – кому-то очень нравится, а кому-то совсем нет. Но здесь как со стилем жизни вообще – зависит от личного вкуса и выбора. Эксперты дискуссии «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?», организованной Kleinewelt Architekten, конечно, не разбирали тему в терминах плохо или хорошо, а скорее развеивали мифы и рисовали картинки будущей Москвы.
Высотность = индивидуальность 
Наверное, самый распространённый миф относительно высоток в городе – взгляд на них как на способ выгадать – девелопер таким образом выжимает из небольшого участка, «воткнув» на него узкое стометровое здание, максимум квадратных метров. На самом деле, по сравнению со среднеэтажной застройкой, строить высотки – дорого, и с каждым этажом после определенной отметки, стоимость возрастает. Из этого можно сделать как минимум два вывода: первый – что высотки не бывают класса «эконом». А второй – что они строятся не с целью сэкономить, а под конкретного потребителя и конкретные градостроительные условия.
Дискуссия «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?».Арх Москва 2020
Фотография © Андрей Заплатин. Предоставлено: Москомархитектура

Дороговизна строительства, прежде всего, связана со сложной технологией – в строительстве высоток нужен опыт и специальный допуск. Это только кажется, что проектировать высотку – просто: нарисовал этаж, а дальше делай копипаст еще на сорок этажей. Партнер Kleinewelt Architekten Георгий Трофимов напомнил, что каждый верхний этаж, как правило, имеет разный конструктив. К тому же сложна и дорога сама инженерная начинка. Сделать, например, в эконом-классе встроенную в напольное покрытие вентиляцию – как это делает в своих небоскребах Capital Group – невозможно. Себестоимость велика, да еще и привязана к курсу валют, поскольку «начинка» в основном импортная, заметила Оксана Дивеева, директор по продажам компании.
Дискуссия «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?».Арх Москва 2020
Фотография © Андрей Заплатин. Предоставлено: Москомархитектура

Второе, что нужно сказать относительно стоимости – это принадлежность высоток к сегменту дорогого жилья. Известно, что чем выше квартира в высотке – тем дороже, потому что именно на высоте возрастает и инженерная сложность, а параллельно раскрываются потрясающие виды. Высотки строятся под потребителя, который готов вложиться, а потому рассчитывает на индивидуальный качественный проект.

Несмотря на известную типизацию самого устройства небоскребов, завязанную на технологии, здание выше ста метров – это всегда городская скульптура, что-то очень индивидуальное. По словам Оксаны Дивеевой, это всегда огромная ответственность для архитектора, особенно если строить высотку вне группы Москва-Сити, поскольку она кардинально меняет городской скайлайн. Ограничения в формообразовании высотных объектов понятны: у небоскрёбов технологически весьма небольшой набор выразительных средств, главным из которых является силуэт. И, тем не менее, каждую высотку требуется сделать по-своему выдающейся. Типовых небоскрёбов точно не бывает и не будет – строить что-то типа П44Т [серия типовых домов, разработана МНИИТЭП, применялась с 1997 по 2016 год; отличается краснокирпичной облицовкой и цокольным этажом из цемента, изображающего руст, – прим. ред.] выше двадцати этажей – это нереально и себе в убыток, заверил генеральный директор компании «Главстрой» Андрей Васильев.
Высотный образ жизни
Второй миф относительно высоток заключается в том, что это своего рода «недожилье», в основном апартаменты, съемные, арендные квартиры для холостяков или офисных сотрудников, но уж точно не для семейной жизни. Потому что и окна в них не открываются, и дворовой территории зачастую нет.
Москва Сити, вид с запада, 2020
Фотография: Архи.ру

Такая тенденция действительно существовала. Но сегодняшний рынок предлагает пересмотреть формат, развернув его в сторону полноценного семейного образа жизни. Так, например, Capital Group уже предлагает высотки для комфортного проживания семей и даже запускает рекламу про детей, которые растут на высоте птичьего полета над городом. У них теперь и окна открываются, и все необходимые для полноценной жизни сервисы тоже есть. Это и террасы на кровлях, и дворы, и workspace, и парки с детскими садиками. В проектах MR Group, например, в каждом комплексе предусмотрены «лаунжи», общественные гостиные и community spaces – для общения мам с детьми, всё для того чтобы человек, не покидая своего периметра, мог получить максимум удобств, рассказал директор по продукту компании Вадим Иванов.
Московский скайлайн
У московского скайлайна есть несколько вариантов будущего. Первый – путь Нью-Йорка или Лондона, городов с высокоплотной и разновысотной застройкой. Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов называет этот путь самым разумным и перспективным – вводить подобное градирование территории и соответствующие нормативы по высотности: «Строить высотки нужно там, где есть предпосылки для высокоплотной застройки – то есть позволяет транспортная ситуация, стоимость недвижимости и стоимость земли. Город не гомогенная среда и не может быть равновысоким. При этом важно, чтобы качество пространств было одинаково высоким повсеместно».
Сергей Кузнецов. Дискуссия «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?».Арх Москва 2020
Фотография © Андрей Заплатин. Предоставлено: Москомархитектура

Сергей Кузнецов привел пример Манхэттена – где есть и небоскребы, и довольно плотный фронт вдоль Центрального парка, а есть низкоэтажные районы – вроде Челси и Сохо. «Это хороший пример градостроительства, разумный и взвешенный, где высотность реагирует на те предпосылки, которые есть…», – отметил Кузнецов. В то же время и Лондон не назовешь городом с низкой градостроительной культурой или небрежным отношением к наследию, продолжил главный архитектор, хотя в центре города историческая застройка соседствует с современными небоскребами.
Башня “Bank of America” в окружении небоскребов в манхэттенском районе Мидтаун
photo © Jock Pottle/Esto for Cook+Fox Architects

А в целом, по словам Сергея Кузнецова, Москва больше всего похожа на Токио, и по численности населения, и по принципам градостроительной политики, которая помогла городу преодолеть экологический и транспортный кризис 1980-х годов именно благодаря такому дисперсному полицентричному подходу.

Сценарий номер два для Москвы – пример Гонконга – скорее антиутопия. Город, где средняя этажность – практически сплошь одни небоскребы, выглядит на нашей почве пугающим и мало кому нравится. Впрочем, главный архитектор считает, что он и невозможен. Гонконг растет вверх по причине острой нехватки земли, что для Москвы просто неактуально.
Башня Китайского банка в Гонконге
Фотография: Brian Sterling via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY-SA 2.0

Наконец, третий вариант «высотной» эволюции – ее отсутствие или полный мораторий. Многие города Европы оградили себя от небоскребов и даже не пытаются строить свои Сити и Дефансы. Правда, Москва такой уже не будет. Несмотря на покрытый охранными зонами центр, столица – все равно не маленький итальянский город, в котором невозможно высотное строительство в принципе. В ее характере всегда скрывалась тяга к колокольням и башням, – уверен партнер Kleinewelt Architekten Сергей Переслегин. И если Петербург с его плоским ландшафтом уверенно вытеснил единственную высотку, задумавшую спорить со шпилем Петропавловской крепости, на периферию, – то Москва этого делать не будет.
Сергей Переслегин, Евгений Семенов. Дискуссия «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?». Арх Москва 2020
Фотография © Андрей Заплатин. Предоставлено: Москомархитектура

Во-первых, потому что она полицентрична – новый высотный центр начался в Сити. Но теперь высотки начали прорастать и на периферии, вокруг МЦД и МЦК и возможно, в будущем сформируют даже целое высотное кольцо. Предпосылки к этому есть. Сейчас, например, в столице, по информации «РБК Недвижимость» строится около пятидесяти небоскребов высотностью выше ста метров.

Во-вторых, у Москвы исторически есть рельеф, она не плоская, как блюдце, и всегда любила доминанты. Это заложено в ее морфологии, как и пестрота, разнохарактерность застройки. Москве идет высотное строительство, уверен партнер Kleinewelt Architekten Николай Переслегин. В эпоху авангарда историческая тенденция к московскому «движению вверх» воплотилась в проектах Наркомтяжпрома и горизонтальных небоскрёбах Лисицкого, а позднее реализовалась в семи сталинских высотках.
А.Н. Душкин. Высотка на площади Красных ворот, 1947-1953
Фотография: Архи.ру, 2020

Наконец, градостроительная политика до сих пор не воспрещала, а наоборот, поощряла высотное строительство. Мы не знаем, что будет через сто лет, но пока что предпосылок к тому, чтобы заморозить скайлайн, нет вовсе.

Сергей Кузнецов говорит, что остановить развитие города, в том числе и по вертикали, нельзя в принципе и советует обратиться к теме городской антропологии – то есть увидеть общее в развитии города и живых существ. «Москва меняется прямо сейчас – где-то заливается очередной этаж какой-нибудь высотки. Экономика стройки, сделок с недвижимостью – это большой сегмент экономики целого города. Напрямую или косвенно профицируют с этого миллионы людей, и от успеха этой индустрии ежедневно зависит качество их жизни», – напомнил главный архитектор.

***

Мы начали с того, что высотки – амбивалентная тема, и ничто не предвещает, что все вокруг внезапно полюбят небоскрёбы. И тем не менее их рост происходит в естественном ключе развития целого города. Общественное напряжение по этому поводу тоже продолжится, – уверен Сергей Кузнецов, – а потому сами застройщики, по словам главного архитектора, должны активнее включаться в процесс продвижения и публичной защиты своих высотных проектов. Пока что эту функцию выполняет сама Москомархитектура: «Это неспортивный подход. Впредь мы будем обращать на это внимание и смотреть, кто как отрабатывал ситуации, кто готов общаться с жителями, приглашать хороших архитекторов, делать проект публичным, выставлять его на конкурс, в общем формировать по нему позитивное настроение», – пообещал главный архитектор.

Никто из участников дискуссии так и не назвал конкретного будущего московского скайлайна, что и понятно. Современный мир ежедневно сталкивается со все новыми вызовами, реагировать на которые приходится в том числе и с градостроительной точки зрения. Впрочем, очень вероятен сценарий диверсификации – то есть наличия в городе разного. Города, как живые организмы, имеют способность приспосабливаться к любым условиям, что подтверждают примеры таких патриархов, как Рим или Иерусалим. И всегда, наверное, найдутся те, кто, как, Евгений Семёнов, вице-президент – руководитель инвестиционно-коммерческого блока компании «ИНТЕКО», предпочитают жить пониже, чтобы видеть из окна зелень, и те, кто хотел бы парить над городом, выглядывая из окна, как из иллюминатора вертолета. 

30 Октября 2020

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.