Движение вверх. Как будет расти московский скайлайн

Вспоминаем основные тезисы дискуссии между архитекторами и девелоперами о будущем высотного строительства на прошедшей АРХ-Москве. Дискуссия была организована Kleinewelt Architekten.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

30 Октября 2020
mainImg
Высотное строительство как правило вызывает биполярные эмоции – кому-то очень нравится, а кому-то совсем нет. Но здесь как со стилем жизни вообще – зависит от личного вкуса и выбора. Эксперты дискуссии «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?», организованной Kleinewelt Architekten, конечно, не разбирали тему в терминах плохо или хорошо, а скорее развеивали мифы и рисовали картинки будущей Москвы.
Высотность = индивидуальность 
Наверное, самый распространённый миф относительно высоток в городе – взгляд на них как на способ выгадать – девелопер таким образом выжимает из небольшого участка, «воткнув» на него узкое стометровое здание, максимум квадратных метров. На самом деле, по сравнению со среднеэтажной застройкой, строить высотки – дорого, и с каждым этажом после определенной отметки, стоимость возрастает. Из этого можно сделать как минимум два вывода: первый – что высотки не бывают класса «эконом». А второй – что они строятся не с целью сэкономить, а под конкретного потребителя и конкретные градостроительные условия.
Дискуссия «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?».
Арх Москва 2020
Фотография © Андрей Заплатин. Предоставлено: Москомархитектура

Дороговизна строительства, прежде всего, связана со сложной технологией – в строительстве высоток нужен опыт и специальный допуск. Это только кажется, что проектировать высотку – просто: нарисовал этаж, а дальше делай копипаст еще на сорок этажей. Партнер Kleinewelt Architekten Георгий Трофимов напомнил, что каждый верхний этаж, как правило, имеет разный конструктив. К тому же сложна и дорога сама инженерная начинка. Сделать, например, в эконом-классе встроенную в напольное покрытие вентиляцию – как это делает в своих небоскребах Capital Group – невозможно. Себестоимость велика, да еще и привязана к курсу валют, поскольку «начинка» в основном импортная, заметила Оксана Дивеева, директор по продажам компании.
Дискуссия «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?».
Арх Москва 2020
Фотография © Андрей Заплатин. Предоставлено: Москомархитектура

Второе, что нужно сказать относительно стоимости – это принадлежность высоток к сегменту дорогого жилья. Известно, что чем выше квартира в высотке – тем дороже, потому что именно на высоте возрастает и инженерная сложность, а параллельно раскрываются потрясающие виды. Высотки строятся под потребителя, который готов вложиться, а потому рассчитывает на индивидуальный качественный проект.

Несмотря на известную типизацию самого устройства небоскребов, завязанную на технологии, здание выше ста метров – это всегда городская скульптура, что-то очень индивидуальное. По словам Оксаны Дивеевой, это всегда огромная ответственность для архитектора, особенно если строить высотку вне группы Москва-Сити, поскольку она кардинально меняет городской скайлайн. Ограничения в формообразовании высотных объектов понятны: у небоскрёбов технологически весьма небольшой набор выразительных средств, главным из которых является силуэт. И, тем не менее, каждую высотку требуется сделать по-своему выдающейся. Типовых небоскрёбов точно не бывает и не будет – строить что-то типа П44Т [серия типовых домов, разработана МНИИТЭП, применялась с 1997 по 2016 год; отличается краснокирпичной облицовкой и цокольным этажом из цемента, изображающего руст, – прим. ред.] выше двадцати этажей – это нереально и себе в убыток, заверил генеральный директор компании «Главстрой» Андрей Васильев.
Высотный образ жизни
Второй миф относительно высоток заключается в том, что это своего рода «недожилье», в основном апартаменты, съемные, арендные квартиры для холостяков или офисных сотрудников, но уж точно не для семейной жизни. Потому что и окна в них не открываются, и дворовой территории зачастую нет.
Москва Сити, вид с запада, 2020
Фотография: Архи.ру

Такая тенденция действительно существовала. Но сегодняшний рынок предлагает пересмотреть формат, развернув его в сторону полноценного семейного образа жизни. Так, например, Capital Group уже предлагает высотки для комфортного проживания семей и даже запускает рекламу про детей, которые растут на высоте птичьего полета над городом. У них теперь и окна открываются, и все необходимые для полноценной жизни сервисы тоже есть. Это и террасы на кровлях, и дворы, и workspace, и парки с детскими садиками. В проектах MR Group, например, в каждом комплексе предусмотрены «лаунжи», общественные гостиные и community spaces – для общения мам с детьми, всё для того чтобы человек, не покидая своего периметра, мог получить максимум удобств, рассказал директор по продукту компании Вадим Иванов.
Московский скайлайн
У московского скайлайна есть несколько вариантов будущего. Первый – путь Нью-Йорка или Лондона, городов с высокоплотной и разновысотной застройкой. Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов называет этот путь самым разумным и перспективным – вводить подобное градирование территории и соответствующие нормативы по высотности: «Строить высотки нужно там, где есть предпосылки для высокоплотной застройки – то есть позволяет транспортная ситуация, стоимость недвижимости и стоимость земли. Город не гомогенная среда и не может быть равновысоким. При этом важно, чтобы качество пространств было одинаково высоким повсеместно».
Сергей Кузнецов. Дискуссия «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?».
Арх Москва 2020
Фотография © Андрей Заплатин. Предоставлено: Москомархитектура

Сергей Кузнецов привел пример Манхэттена – где есть и небоскребы, и довольно плотный фронт вдоль Центрального парка, а есть низкоэтажные районы – вроде Челси и Сохо. «Это хороший пример градостроительства, разумный и взвешенный, где высотность реагирует на те предпосылки, которые есть…», – отметил Кузнецов. В то же время и Лондон не назовешь городом с низкой градостроительной культурой или небрежным отношением к наследию, продолжил главный архитектор, хотя в центре города историческая застройка соседствует с современными небоскребами.
Башня “Bank of America” в окружении небоскребов в манхэттенском районе Мидтаун
photo © Jock Pottle/Esto for Cook+Fox Architects

А в целом, по словам Сергея Кузнецова, Москва больше всего похожа на Токио, и по численности населения, и по принципам градостроительной политики, которая помогла городу преодолеть экологический и транспортный кризис 1980-х годов именно благодаря такому дисперсному полицентричному подходу.

Сценарий номер два для Москвы – пример Гонконга – скорее антиутопия. Город, где средняя этажность – практически сплошь одни небоскребы, выглядит на нашей почве пугающим и мало кому нравится. Впрочем, главный архитектор считает, что он и невозможен. Гонконг растет вверх по причине острой нехватки земли, что для Москвы просто неактуально.
Башня Китайского банка в Гонконге
Фотография: Brian Sterling via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY-SA 2.0

Наконец, третий вариант «высотной» эволюции – ее отсутствие или полный мораторий. Многие города Европы оградили себя от небоскребов и даже не пытаются строить свои Сити и Дефансы. Правда, Москва такой уже не будет. Несмотря на покрытый охранными зонами центр, столица – все равно не маленький итальянский город, в котором невозможно высотное строительство в принципе. В ее характере всегда скрывалась тяга к колокольням и башням, – уверен партнер Kleinewelt Architekten Сергей Переслегин. И если Петербург с его плоским ландшафтом уверенно вытеснил единственную высотку, задумавшую спорить со шпилем Петропавловской крепости, на периферию, – то Москва этого делать не будет.
Сергей Переслегин, Евгений Семенов. Дискуссия «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?». Арх Москва 2020
Фотография © Андрей Заплатин. Предоставлено: Москомархитектура

Во-первых, потому что она полицентрична – новый высотный центр начался в Сити. Но теперь высотки начали прорастать и на периферии, вокруг МЦД и МЦК и возможно, в будущем сформируют даже целое высотное кольцо. Предпосылки к этому есть. Сейчас, например, в столице, по информации «РБК Недвижимость» строится около пятидесяти небоскребов высотностью выше ста метров.

Во-вторых, у Москвы исторически есть рельеф, она не плоская, как блюдце, и всегда любила доминанты. Это заложено в ее морфологии, как и пестрота, разнохарактерность застройки. Москве идет высотное строительство, уверен партнер Kleinewelt Architekten Николай Переслегин. В эпоху авангарда историческая тенденция к московскому «движению вверх» воплотилась в проектах Наркомтяжпрома и горизонтальных небоскрёбах Лисицкого, а позднее реализовалась в семи сталинских высотках.
А.Н. Душкин. Высотка на площади Красных ворот, 1947-1953
Фотография: Архи.ру, 2020

Наконец, градостроительная политика до сих пор не воспрещала, а наоборот, поощряла высотное строительство. Мы не знаем, что будет через сто лет, но пока что предпосылок к тому, чтобы заморозить скайлайн, нет вовсе.

Сергей Кузнецов говорит, что остановить развитие города, в том числе и по вертикали, нельзя в принципе и советует обратиться к теме городской антропологии – то есть увидеть общее в развитии города и живых существ. «Москва меняется прямо сейчас – где-то заливается очередной этаж какой-нибудь высотки. Экономика стройки, сделок с недвижимостью – это большой сегмент экономики целого города. Напрямую или косвенно профицируют с этого миллионы людей, и от успеха этой индустрии ежедневно зависит качество их жизни», – напомнил главный архитектор.

***

Мы начали с того, что высотки – амбивалентная тема, и ничто не предвещает, что все вокруг внезапно полюбят небоскрёбы. И тем не менее их рост происходит в естественном ключе развития целого города. Общественное напряжение по этому поводу тоже продолжится, – уверен Сергей Кузнецов, – а потому сами застройщики, по словам главного архитектора, должны активнее включаться в процесс продвижения и публичной защиты своих высотных проектов. Пока что эту функцию выполняет сама Москомархитектура: «Это неспортивный подход. Впредь мы будем обращать на это внимание и смотреть, кто как отрабатывал ситуации, кто готов общаться с жителями, приглашать хороших архитекторов, делать проект публичным, выставлять его на конкурс, в общем формировать по нему позитивное настроение», – пообещал главный архитектор.

Никто из участников дискуссии так и не назвал конкретного будущего московского скайлайна, что и понятно. Современный мир ежедневно сталкивается со все новыми вызовами, реагировать на которые приходится в том числе и с градостроительной точки зрения. Впрочем, очень вероятен сценарий диверсификации – то есть наличия в городе разного. Города, как живые организмы, имеют способность приспосабливаться к любым условиям, что подтверждают примеры таких патриархов, как Рим или Иерусалим. И всегда, наверное, найдутся те, кто, как, Евгений Семёнов, вице-президент – руководитель инвестиционно-коммерческого блока компании «ИНТЕКО», предпочитают жить пониже, чтобы видеть из окна зелень, и те, кто хотел бы парить над городом, выглядывая из окна, как из иллюминатора вертолета. 

30 Октября 2020

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Постсоветская традиционная архитектура. Генезис
Начинаю публиковать книгу «Неоклассическая архитектура России конца ХХ – начала XXI века». Более тридцати постсоветских лет в России существует новая классическая архитектура, стилистически и мировоззренчески оформленная, хотя и не являющаяся движением. Хотя традиционная архитектура исчезла после Второй мировой войны из образования, в последние десятилетия она актуализирована вызовами XXI века, к которым относятся: кризис города и экологии; отношения человека и техники как сверхсилы, не обладающей сверхразумом; растворение профессии архитектора в смежных специальностях. Введение посвящено генезису современной ситуации в ХХ веке.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.