Движение вверх. Как будет расти московский скайлайн

Вспоминаем основные тезисы дискуссии между архитекторами и девелоперами о будущем высотного строительства на прошедшей АРХ-Москве. Дискуссия была организована Kleinewelt Architekten.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

30 Октября 2020
mainImg
Высотное строительство как правило вызывает биполярные эмоции – кому-то очень нравится, а кому-то совсем нет. Но здесь как со стилем жизни вообще – зависит от личного вкуса и выбора. Эксперты дискуссии «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?», организованной Kleinewelt Architekten, конечно, не разбирали тему в терминах плохо или хорошо, а скорее развеивали мифы и рисовали картинки будущей Москвы.
Высотность = индивидуальность 
Наверное, самый распространённый миф относительно высоток в городе – взгляд на них как на способ выгадать – девелопер таким образом выжимает из небольшого участка, «воткнув» на него узкое стометровое здание, максимум квадратных метров. На самом деле, по сравнению со среднеэтажной застройкой, строить высотки – дорого, и с каждым этажом после определенной отметки, стоимость возрастает. Из этого можно сделать как минимум два вывода: первый – что высотки не бывают класса «эконом». А второй – что они строятся не с целью сэкономить, а под конкретного потребителя и конкретные градостроительные условия.
Дискуссия «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?».
Арх Москва 2020
Фотография © Андрей Заплатин. Предоставлено: Москомархитектура

Дороговизна строительства, прежде всего, связана со сложной технологией – в строительстве высоток нужен опыт и специальный допуск. Это только кажется, что проектировать высотку – просто: нарисовал этаж, а дальше делай копипаст еще на сорок этажей. Партнер Kleinewelt Architekten Георгий Трофимов напомнил, что каждый верхний этаж, как правило, имеет разный конструктив. К тому же сложна и дорога сама инженерная начинка. Сделать, например, в эконом-классе встроенную в напольное покрытие вентиляцию – как это делает в своих небоскребах Capital Group – невозможно. Себестоимость велика, да еще и привязана к курсу валют, поскольку «начинка» в основном импортная, заметила Оксана Дивеева, директор по продажам компании.
Дискуссия «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?».
Арх Москва 2020
Фотография © Андрей Заплатин. Предоставлено: Москомархитектура

Второе, что нужно сказать относительно стоимости – это принадлежность высоток к сегменту дорогого жилья. Известно, что чем выше квартира в высотке – тем дороже, потому что именно на высоте возрастает и инженерная сложность, а параллельно раскрываются потрясающие виды. Высотки строятся под потребителя, который готов вложиться, а потому рассчитывает на индивидуальный качественный проект.

Несмотря на известную типизацию самого устройства небоскребов, завязанную на технологии, здание выше ста метров – это всегда городская скульптура, что-то очень индивидуальное. По словам Оксаны Дивеевой, это всегда огромная ответственность для архитектора, особенно если строить высотку вне группы Москва-Сити, поскольку она кардинально меняет городской скайлайн. Ограничения в формообразовании высотных объектов понятны: у небоскрёбов технологически весьма небольшой набор выразительных средств, главным из которых является силуэт. И, тем не менее, каждую высотку требуется сделать по-своему выдающейся. Типовых небоскрёбов точно не бывает и не будет – строить что-то типа П44Т [серия типовых домов, разработана МНИИТЭП, применялась с 1997 по 2016 год; отличается краснокирпичной облицовкой и цокольным этажом из цемента, изображающего руст, – прим. ред.] выше двадцати этажей – это нереально и себе в убыток, заверил генеральный директор компании «Главстрой» Андрей Васильев.
Высотный образ жизни
Второй миф относительно высоток заключается в том, что это своего рода «недожилье», в основном апартаменты, съемные, арендные квартиры для холостяков или офисных сотрудников, но уж точно не для семейной жизни. Потому что и окна в них не открываются, и дворовой территории зачастую нет.
Москва Сити, вид с запада, 2020
Фотография: Архи.ру

Такая тенденция действительно существовала. Но сегодняшний рынок предлагает пересмотреть формат, развернув его в сторону полноценного семейного образа жизни. Так, например, Capital Group уже предлагает высотки для комфортного проживания семей и даже запускает рекламу про детей, которые растут на высоте птичьего полета над городом. У них теперь и окна открываются, и все необходимые для полноценной жизни сервисы тоже есть. Это и террасы на кровлях, и дворы, и workspace, и парки с детскими садиками. В проектах MR Group, например, в каждом комплексе предусмотрены «лаунжи», общественные гостиные и community spaces – для общения мам с детьми, всё для того чтобы человек, не покидая своего периметра, мог получить максимум удобств, рассказал директор по продукту компании Вадим Иванов.
Московский скайлайн
У московского скайлайна есть несколько вариантов будущего. Первый – путь Нью-Йорка или Лондона, городов с высокоплотной и разновысотной застройкой. Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов называет этот путь самым разумным и перспективным – вводить подобное градирование территории и соответствующие нормативы по высотности: «Строить высотки нужно там, где есть предпосылки для высокоплотной застройки – то есть позволяет транспортная ситуация, стоимость недвижимости и стоимость земли. Город не гомогенная среда и не может быть равновысоким. При этом важно, чтобы качество пространств было одинаково высоким повсеместно».
Сергей Кузнецов. Дискуссия «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?».
Арх Москва 2020
Фотография © Андрей Заплатин. Предоставлено: Москомархитектура

Сергей Кузнецов привел пример Манхэттена – где есть и небоскребы, и довольно плотный фронт вдоль Центрального парка, а есть низкоэтажные районы – вроде Челси и Сохо. «Это хороший пример градостроительства, разумный и взвешенный, где высотность реагирует на те предпосылки, которые есть…», – отметил Кузнецов. В то же время и Лондон не назовешь городом с низкой градостроительной культурой или небрежным отношением к наследию, продолжил главный архитектор, хотя в центре города историческая застройка соседствует с современными небоскребами.
Башня “Bank of America” в окружении небоскребов в манхэттенском районе Мидтаун
photo © Jock Pottle/Esto for Cook+Fox Architects

А в целом, по словам Сергея Кузнецова, Москва больше всего похожа на Токио, и по численности населения, и по принципам градостроительной политики, которая помогла городу преодолеть экологический и транспортный кризис 1980-х годов именно благодаря такому дисперсному полицентричному подходу.

Сценарий номер два для Москвы – пример Гонконга – скорее антиутопия. Город, где средняя этажность – практически сплошь одни небоскребы, выглядит на нашей почве пугающим и мало кому нравится. Впрочем, главный архитектор считает, что он и невозможен. Гонконг растет вверх по причине острой нехватки земли, что для Москвы просто неактуально.
Башня Китайского банка в Гонконге
Фотография: Brian Sterling via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY-SA 2.0

Наконец, третий вариант «высотной» эволюции – ее отсутствие или полный мораторий. Многие города Европы оградили себя от небоскребов и даже не пытаются строить свои Сити и Дефансы. Правда, Москва такой уже не будет. Несмотря на покрытый охранными зонами центр, столица – все равно не маленький итальянский город, в котором невозможно высотное строительство в принципе. В ее характере всегда скрывалась тяга к колокольням и башням, – уверен партнер Kleinewelt Architekten Сергей Переслегин. И если Петербург с его плоским ландшафтом уверенно вытеснил единственную высотку, задумавшую спорить со шпилем Петропавловской крепости, на периферию, – то Москва этого делать не будет.
Сергей Переслегин, Евгений Семенов. Дискуссия «Силуэт города. Какой может быть высотная Москва через сто лет?». Арх Москва 2020
Фотография © Андрей Заплатин. Предоставлено: Москомархитектура

Во-первых, потому что она полицентрична – новый высотный центр начался в Сити. Но теперь высотки начали прорастать и на периферии, вокруг МЦД и МЦК и возможно, в будущем сформируют даже целое высотное кольцо. Предпосылки к этому есть. Сейчас, например, в столице, по информации «РБК Недвижимость» строится около пятидесяти небоскребов высотностью выше ста метров.

Во-вторых, у Москвы исторически есть рельеф, она не плоская, как блюдце, и всегда любила доминанты. Это заложено в ее морфологии, как и пестрота, разнохарактерность застройки. Москве идет высотное строительство, уверен партнер Kleinewelt Architekten Николай Переслегин. В эпоху авангарда историческая тенденция к московскому «движению вверх» воплотилась в проектах Наркомтяжпрома и горизонтальных небоскрёбах Лисицкого, а позднее реализовалась в семи сталинских высотках.
А.Н. Душкин. Высотка на площади Красных ворот, 1947-1953
Фотография: Архи.ру, 2020

Наконец, градостроительная политика до сих пор не воспрещала, а наоборот, поощряла высотное строительство. Мы не знаем, что будет через сто лет, но пока что предпосылок к тому, чтобы заморозить скайлайн, нет вовсе.

Сергей Кузнецов говорит, что остановить развитие города, в том числе и по вертикали, нельзя в принципе и советует обратиться к теме городской антропологии – то есть увидеть общее в развитии города и живых существ. «Москва меняется прямо сейчас – где-то заливается очередной этаж какой-нибудь высотки. Экономика стройки, сделок с недвижимостью – это большой сегмент экономики целого города. Напрямую или косвенно профицируют с этого миллионы людей, и от успеха этой индустрии ежедневно зависит качество их жизни», – напомнил главный архитектор.

***

Мы начали с того, что высотки – амбивалентная тема, и ничто не предвещает, что все вокруг внезапно полюбят небоскрёбы. И тем не менее их рост происходит в естественном ключе развития целого города. Общественное напряжение по этому поводу тоже продолжится, – уверен Сергей Кузнецов, – а потому сами застройщики, по словам главного архитектора, должны активнее включаться в процесс продвижения и публичной защиты своих высотных проектов. Пока что эту функцию выполняет сама Москомархитектура: «Это неспортивный подход. Впредь мы будем обращать на это внимание и смотреть, кто как отрабатывал ситуации, кто готов общаться с жителями, приглашать хороших архитекторов, делать проект публичным, выставлять его на конкурс, в общем формировать по нему позитивное настроение», – пообещал главный архитектор.

Никто из участников дискуссии так и не назвал конкретного будущего московского скайлайна, что и понятно. Современный мир ежедневно сталкивается со все новыми вызовами, реагировать на которые приходится в том числе и с градостроительной точки зрения. Впрочем, очень вероятен сценарий диверсификации – то есть наличия в городе разного. Города, как живые организмы, имеют способность приспосабливаться к любым условиям, что подтверждают примеры таких патриархов, как Рим или Иерусалим. И всегда, наверное, найдутся те, кто, как, Евгений Семёнов, вице-президент – руководитель инвестиционно-коммерческого блока компании «ИНТЕКО», предпочитают жить пониже, чтобы видеть из окна зелень, и те, кто хотел бы парить над городом, выглядывая из окна, как из иллюминатора вертолета. 

30 Октября 2020

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.