Территория оперы: Архстояние-2019

Картина «Впечатление» дала название импрессионизму. Фестиваль Архстояние-2019 стал местом впечатлений от впечатлений, в основе которых лежат живопись Клода Моне, запахи Никола Ленивца, голос грибов, и даже монолог марсохода.

Автор текста:
Мария Трошина

06 Августа 2019
mainImg
Архстояние-2019 не про архитектуру. Вернее, про архитектуру, но не совсем про ту архитектуру, которую мы привыкли связывать с фестивалем – павильоны, инсталляции архитекторов и художников на этот раз стали элементами сценографии пяти опер, специально подготовленных к фестивалю Лабораторией молодых композиторов и драматургов «КОOPERAЦИЯ».

Главная тема Архстояния – переосмысление в первую очередь пространства оперы, которая стала основой программы фестиваля, и уже через оперные постановки произошло переосмысление существующих объектов, где происходило их действие. И все же одно из событий ложилось в рамки привычного представления об Архстоянии: на берегу Угры происходило зарождение пространства будущего – здесь было представлено начало строительства Угруана, 27-метровой башни, новой инсталляции художника Николая Полисского, которая должна стать высотной доминантой Никола-Ленивца.
Угруан. Визуализация
©пресс-служба фестиваля Архстояние
Эта заявка на небоскреб в масштабах парка – первый цветной объект Николая Полисского для Никола-Ленивца: «Я вдохновлялся серией картин Клода Моне, посвященной Руанскому собору. Отсюда не только образ здания, на стальной каркас которого нанизываются цветные кольца из веточек лозы, которые и создадут «импрессионистскую» архитектуру, но и его название: Угра+Руан= Угруан».
Угруан. Эскиз
©пресс-служба фестиваля Архстояние
Масштабный объект обещает стать не только самым высоким в Николо-Ленивце, но и самым дорогим. Капитальное строительство платформы для него на территории природного национального парка было специально согласовано Министерством природных ресурсов: двадцать восемь 12-метровых свай и бетонная плита толщиной полметра были установлены буквально за пару дней до фестиваля.
  • zooming
    1 / 3
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    2 / 3
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    3 / 3
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
Всем гостям было предложено поучаствовать в его создании и раскрасить одну из 170 тысяч веток лозы, из которых и будут созданы цветные кольца. Как всегда, Николай Полисский использовал в объекте местные материалы: лозу собирают в окрестностях, затем скручивают проволокой и варят в печке. После обработки антисептиком ее чистят и красят: уже подготовленные кольца развешивают рядом с Угруаном.
Угруан. Сушка деталей конструкций из лозы после покраски. На заднем плане – первый ярус Угруана
©пресс-служба фестиваля Архстояние
На момент фестиваля был возведены нижние ярусы конструкций и начался монтаж колец, который сопровождала серия перформансов, каждый из которых был посвящен одному из цветов RGB – своего рода исследование и погружение в цвет как таковой. К зиме объект станет полноценной частью парка, будет что посмотреть на Масленницу.

Архстояние современной оперы
Как территория для 321 исполнителя, а именно так назывался фестиваль этого года, Николо-Ленивец оказался велик. Расстояния между местами действий оказались великоваты для того чтобы вовремя успеть на следующее представление. Главными оперными центрами стали: Зиккурат, Арка, Блиндаж, Роща в «Версале», Павильон Шишек и Маяк.

Сперва может показаться, что в содержании оперной части – ни слова про архитектуру. Но по словам куратора фестиваля Юлии Бычковой, режиссеры выбирали место для постановок и оно, несомненно, играло одну из ключевых ролей в спектаклях.

Каждая из опер, представленных на фестивале – своего рода стояние на перепутье, размышление о том что такое опера в современном мире, о чем она должна говорить и какие формы воздействия на зрителя должна использовать. Собственно, в этом и заключается работа Лаборатории молодых композиторов и драматургов «КОOPERAЦИЯ». Территория Архстояния в этом смысле – экспериментальная площадка, где происходит поиск взаимодействия оперного театра с природой, ну и с архитектурой, некогда возникшей на территории Никола-Ленивца.

Любопытный зиккурат
К «Ленивому Зиккурату» Владимира Кузьмина и бюро «Поле-дизайн» в дни фестиваля выстраивалась очередь: здесь давали оперу Curiosity (композитор Николай Попов, драматург Таня Рахманова​ и режиссер Алексей Смирнов). На первом, земном, ярусе зиккурата расположился пункт управления, где три оператора ведут twitter-аккаунт марсохода NASA, именем которого и названа опера. Верхние уровни были закрыты, широкая плотная портьера завешивала единственный вход в Зиккурат, и таким образом образовалось герметичное помещение без окон и без дверей- своего руда бункер.
Опера Curiosity. Три оператора ведут twitter-аккаунт марсохода NASA
©пресс-служба фестиваля Архстояние
Язык программирования, на котором общаются с Curiosity операторы марсохода, получают и передают информацию, стал основой партитуры: источником вдохновения для создателей оперы псолужил реальный twitter-аккаунт NASA, который уже семь лет ведется от имени марсохода, и который собственно переводит всю поступающую информацию в понятные людям слова.
Одинокий марсоход движется по марсианской поверхности, оставляя следы и рассказывает обо всем, что с ним происходит на далекой планете, запечатлевая марсианские пейзажи и даже делая селфи, а земная жизнь течет своим чередом: политические волнения, личная жизнь, стихийные бедствия – это тот фон, на котором происходит одинокий маршрут дорогого механизма, посланного в космос в поисках жизни. На экране вспыхивают сообщения из twitterа, то возникают сводки мировых новостей. Операторы марсохода – лишь посредники между машиной и подписчиками аккаунта, своего рода переводчики, и в то же время обыкновенные люди собственными проблемами, мечтами и устремлениями. Их голоса – разговор с машиной, перемежающийся личными переживаниями, не относящимися к жизни марсохода. Они также одиноки как и он, но они живые, и именно они имитируют одушевленность Curiosity, ведя его twitter-аккаунт.
zooming
Опера Curiosity
© пресс-служба фестиваля Архстояние
Возможно, впервые Зиккурат был использован в значении, в котором его интерпретировали первые исследователи месопотамских построек – в качестве обсерватории. Но направленность взгляда зрителей и участников оперы вовнутрь, на экраны мониторов, установленных на сцене и транслирующих хроники марсохода; навес, закрывающий от непогоды зрителей и участников спектакля и делающий недоступными верхние ярусы постройки, стали метафорой разобщенности человека с космосом, мечты и реальности. «Зиккурат» с его замкнутым пространством представляет собой микромодель нашего общества и бескрайнего космоса вокруг», – объяснила руководитель лаборатории «КоОПEРАция» Екатерина Васильева.

Голос всемирного древа 
«WWW» World Wooden Web» – опера, действие которой происходило прямо в лесу – в Березках местного Версаля. Она состояла из двух частей: звуков, в которые с помощью специальных датчиков преобразовывались данные, полученные от кустов, деревьев и травы, и перформанса с использованием «музыки растений» и при участии артистов: «Мы переводим импульсы растений не только в звуки, но также в тексты и в видео», – подчеркнула режиссер проекта Капитолина Цветкова-Плотникова.
Опера «WWW" World Wooden Web». Режиссер Капитолина Цветкова-Плотникова на сцене в Березках
©пресс-служба фестиваля Архстояние
Исполненная в жанре science art – области современного искусства на стыке художественного и научного, творческого и технологического – «WWW» World Wooden Web» использует не только новейшие технологические достижения, но и глубокие научные исследования. В частности, изучение леса Пандо, называемого также Дрожащим гигантом – самого большого живого организма на Земле, расположившимся в штате Юта в США. По расчетам ученых, Дрожащий Гигант родился как минимум 80 000 лет назад. Хотя самым старым деревьям в нем не более 130 лет, единая корневая система делает его еще и самым старым живым организмом на Земле. Само название леса «Пандо» в переводе с латинского означает «Я распространился».

Опера шла в режиме «нон-стоп»: установленные датчики непрерывно фиксировали голоса грибов и растений и трансформировали их в музыку.
Опера «WWW" World Wooden Web».Грибы также исполняли музыку благодаря установленным датчикам
Фотография © пресс-служба фестиваля Архстояние
zooming
Опера «WWW" World Wooden Web»
Фотография © пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    1 / 4
    Опера «WWW» World Wooden Web»
    © пресс служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    2 / 4
    Опера «WWW» World Wooden Web»
    Фотография © пресс служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    3 / 4
    Опера «WWW» World Wooden Web»
    ©пресс служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    4 / 4
    Опера «WWW» World Wooden Web»
    Фотография © пресс служба фестиваля Архстояние
Опера «TEO/Teo/THEO». Первый акт оперы проходил у подножья Арки
© пресс-служба фестиваля Архстояние
Опера «TEO/Teo/THEO»
© пресс-служба фестиваля Архстояние
Опера «TEO/Teo/THEO». Второй акт. Меццо-сопрано Наталья Пшеничникова на крыше Арки
©пресс-служба фестиваля Архстояние
Опера «TEO/Teo/THEO». Апофеоз
©пресс-служба фестиваля Архстояние
Фотография ©пресс- служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    1 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    2 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    3 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    4 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    5 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    6 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    7 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    8 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    9 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    10 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние

По словам режиссера связь этой оперы с парком Никола-Ленивца – в выборе исполнителей.«Мы думали, чтобы установить датчики на кустах и деревьях, но в парке оказалось много грибов, и мы решили, что с ними мы тоже попробуем выстроить коммуникацию. Это разговор о жизни и смерти. Но то, что мы воспринимаем уход из жизни как трагедию, в мире растений не является таковой. Это опера о связях всего живого в мире и том, как трудно услышать друг друга и понять». Перевод идеи на привычный визуальный язык осуществлялся через историю любви и смерти в исполнении актеров во время постановочной части представления.

Несмотря на отсутствие каких бы то ни было архитектурных элементов в постановке, за исключением деревянного помоста, где разворачивалось действие, на ум приходили размышления в области архитектурной философии рубежа ХХ–XXI веков, связанной с понятием «ризома» Жиля Делёза и Пьера-Феликса Гваттари, в частности, работы Александра Раппопорта.

В поисках бога
Другое музыкальное произведение, «TEO/Teo/THEO», исполняли в «Арке» Бориса Бернаскони (объект 2012 года) на границе леса и поля. Действие оперы разворачивается снизу вверх. У подножья арки герои и общаются с искусственным интеллектом, который, как им кажется, должен разрешить их бытовые проблемы.


Платформа сверху арки – место разговора с «богом» – ботом Тео, гаджетом, который должен ответить на главные вопросы бытия героев. Голос мировой оперной дивы Натальи Пшеничниковой, преобразившейся в черную птицу, буквально воспарил над аркой, вопрошая «где ты, Тео?». Ответ на него в опере так и не был дан: «Это движение вверх, к небу, которое остается безмолвным, – пояснила Евгения Беркович, режиссер оперы, – важно провести зрителя по всему пути и оставить его, не читая финальной морали».


Антураж располагал к вопросам: черная арка Бернаскони, стоящая на границе леса и поля, стала пограничным местом между небом и землей, откуда вопрошают, но ответы придется искать каждому самостоятельно. К фестивалю арку дополнили цветом: в нее встроили витражи – цветные «пиксели», что придало объекту совершенно новую выразительную цветовую форму.

Кстати, цвет появился и у Ротонды Бродского – разноцветные бревна придали динамизм статическому объекту. По словам куратора Юлии Бычковой – это временная инсталляция перед реставрацией одного из ранних объектов фестиваля: открытая всем ветрам Ротонда наиболее уязвимый объект Никола-Ленивца.

Полным ходом идет и реставрация Бобура: ветки, из которых он сложен, распушаются со временем и сейчас в объекте «открылись» окна.

 В «Блиндаже» Алексея Козыря, созданном в 2006 году, открылся «Подвал памяти», где генерировался запах Никола-Ленивца, который активировали во время исполнения оперы «Блуждающие огни» (музыка Адриан Мокану, текст Дана Жанэ, режиссер Ася Чащинская) самого зрелищного действа, развернувшегося в темное время суток на «Маяке» Николая Полисского.

Таинственная мистерия, в основе которой история Орфея и Эвридики, ради которой стоило поехать в Николо-Ленивец, стала прекрасным финальным аккордом фестиваля, который, хочется верить, в следующем году снова приятно удивит.

 

06 Августа 2019

Автор текста:

Мария Трошина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.