Территория оперы: Архстояние-2019

Картина «Впечатление» дала название импрессионизму. Фестиваль Архстояние-2019 стал местом впечатлений от впечатлений, в основе которых лежат живопись Клода Моне, запахи Никола Ленивца, голос грибов, и даже монолог марсохода.

Автор текста:
Мария Трошина

06 Августа 2019
mainImg
Архстояние-2019 не про архитектуру. Вернее, про архитектуру, но не совсем про ту архитектуру, которую мы привыкли связывать с фестивалем – павильоны, инсталляции архитекторов и художников на этот раз стали элементами сценографии пяти опер, специально подготовленных к фестивалю Лабораторией молодых композиторов и драматургов «КОOPERAЦИЯ».

Главная тема Архстояния – переосмысление в первую очередь пространства оперы, которая стала основой программы фестиваля, и уже через оперные постановки произошло переосмысление существующих объектов, где происходило их действие. И все же одно из событий ложилось в рамки привычного представления об Архстоянии: на берегу Угры происходило зарождение пространства будущего – здесь было представлено начало строительства Угруана, 27-метровой башни, новой инсталляции художника Николая Полисского, которая должна стать высотной доминантой Никола-Ленивца.
Угруан. Визуализация
©пресс-служба фестиваля Архстояние

Эта заявка на небоскреб в масштабах парка – первый цветной объект Николая Полисского для Никола-Ленивца: «Я вдохновлялся серией картин Клода Моне, посвященной Руанскому собору. Отсюда не только образ здания, на стальной каркас которого нанизываются цветные кольца из веточек лозы, которые и создадут «импрессионистскую» архитектуру, но и его название: Угра+Руан= Угруан».
Угруан. Эскиз
©пресс-служба фестиваля Архстояние

Масштабный объект обещает стать не только самым высоким в Николо-Ленивце, но и самым дорогим. Капитальное строительство платформы для него на территории природного национального парка было специально согласовано Министерством природных ресурсов: двадцать восемь 12-метровых свай и бетонная плита толщиной полметра были установлены буквально за пару дней до фестиваля.
  • zooming
    1 / 3
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    2 / 3
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    3 / 3
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние

Всем гостям было предложено поучаствовать в его создании и раскрасить одну из 170 тысяч веток лозы, из которых и будут созданы цветные кольца. Как всегда, Николай Полисский использовал в объекте местные материалы: лозу собирают в окрестностях, затем скручивают проволокой и варят в печке. После обработки антисептиком ее чистят и красят: уже подготовленные кольца развешивают рядом с Угруаном.
Угруан. Сушка деталей конструкций из лозы после покраски. На заднем плане – первый ярус Угруана
©пресс-служба фестиваля Архстояние

На момент фестиваля был возведены нижние ярусы конструкций и начался монтаж колец, который сопровождала серия перформансов, каждый из которых был посвящен одному из цветов RGB – своего рода исследование и погружение в цвет как таковой. К зиме объект станет полноценной частью парка, будет что посмотреть на Масленницу.

Архстояние современной оперы
Как территория для 321 исполнителя, а именно так назывался фестиваль этого года, Николо-Ленивец оказался велик. Расстояния между местами действий оказались великоваты для того чтобы вовремя успеть на следующее представление. Главными оперными центрами стали: Зиккурат, Арка, Блиндаж, Роща в «Версале», Павильон Шишек и Маяк.

Сперва может показаться, что в содержании оперной части – ни слова про архитектуру. Но по словам куратора фестиваля Юлии Бычковой, режиссеры выбирали место для постановок и оно, несомненно, играло одну из ключевых ролей в спектаклях.

Каждая из опер, представленных на фестивале – своего рода стояние на перепутье, размышление о том что такое опера в современном мире, о чем она должна говорить и какие формы воздействия на зрителя должна использовать. Собственно, в этом и заключается работа Лаборатории молодых композиторов и драматургов «КОOPERAЦИЯ». Территория Архстояния в этом смысле – экспериментальная площадка, где происходит поиск взаимодействия оперного театра с природой, ну и с архитектурой, некогда возникшей на территории Никола-Ленивца.

Любопытный зиккурат
К «Ленивому Зиккурату» Владимира Кузьмина и бюро «Поле-дизайн» в дни фестиваля выстраивалась очередь: здесь давали оперу Curiosity (композитор Николай Попов, драматург Таня Рахманова​ и режиссер Алексей Смирнов). На первом, земном, ярусе зиккурата расположился пункт управления, где три оператора ведут twitter-аккаунт марсохода NASA, именем которого и названа опера. Верхние уровни были закрыты, широкая плотная портьера завешивала единственный вход в Зиккурат, и таким образом образовалось герметичное помещение без окон и без дверей- своего руда бункер.
Опера Curiosity. Три оператора ведут twitter-аккаунт марсохода NASA
©пресс-служба фестиваля Архстояние

Язык программирования, на котором общаются с Curiosity операторы марсохода, получают и передают информацию, стал основой партитуры: источником вдохновения для создателей оперы псолужил реальный twitter-аккаунт NASA, который уже семь лет ведется от имени марсохода, и который собственно переводит всю поступающую информацию в понятные людям слова.
Одинокий марсоход движется по марсианской поверхности, оставляя следы и рассказывает обо всем, что с ним происходит на далекой планете, запечатлевая марсианские пейзажи и даже делая селфи, а земная жизнь течет своим чередом: политические волнения, личная жизнь, стихийные бедствия – это тот фон, на котором происходит одинокий маршрут дорогого механизма, посланного в космос в поисках жизни. На экране вспыхивают сообщения из twitterа, то возникают сводки мировых новостей. Операторы марсохода – лишь посредники между машиной и подписчиками аккаунта, своего рода переводчики, и в то же время обыкновенные люди собственными проблемами, мечтами и устремлениями. Их голоса – разговор с машиной, перемежающийся личными переживаниями, не относящимися к жизни марсохода. Они также одиноки как и он, но они живые, и именно они имитируют одушевленность Curiosity, ведя его twitter-аккаунт.
zooming
Опера Curiosity
© пресс-служба фестиваля Архстояние

Возможно, впервые Зиккурат был использован в значении, в котором его интерпретировали первые исследователи месопотамских построек – в качестве обсерватории. Но направленность взгляда зрителей и участников оперы вовнутрь, на экраны мониторов, установленных на сцене и транслирующих хроники марсохода; навес, закрывающий от непогоды зрителей и участников спектакля и делающий недоступными верхние ярусы постройки, стали метафорой разобщенности человека с космосом, мечты и реальности. «Зиккурат» с его замкнутым пространством представляет собой микромодель нашего общества и бескрайнего космоса вокруг», – объяснила руководитель лаборатории «КоОПEРАция» Екатерина Васильева.

Голос всемирного древа 
«WWW» World Wooden Web» – опера, действие которой происходило прямо в лесу – в Березках местного Версаля. Она состояла из двух частей: звуков, в которые с помощью специальных датчиков преобразовывались данные, полученные от кустов, деревьев и травы, и перформанса с использованием «музыки растений» и при участии артистов: «Мы переводим импульсы растений не только в звуки, но также в тексты и в видео», – подчеркнула режиссер проекта Капитолина Цветкова-Плотникова.
Опера «WWW" World Wooden Web». Режиссер Капитолина Цветкова-Плотникова на сцене в Березках
©пресс-служба фестиваля Архстояние

Исполненная в жанре science art – области современного искусства на стыке художественного и научного, творческого и технологического – «WWW» World Wooden Web» использует не только новейшие технологические достижения, но и глубокие научные исследования. В частности, изучение леса Пандо, называемого также Дрожащим гигантом – самого большого живого организма на Земле, расположившимся в штате Юта в США. По расчетам ученых, Дрожащий Гигант родился как минимум 80 000 лет назад. Хотя самым старым деревьям в нем не более 130 лет, единая корневая система делает его еще и самым старым живым организмом на Земле. Само название леса «Пандо» в переводе с латинского означает «Я распространился».

Опера шла в режиме «нон-стоп»: установленные датчики непрерывно фиксировали голоса грибов и растений и трансформировали их в музыку.
Опера «WWW" World Wooden Web».Грибы также исполняли музыку благодаря установленным датчикам
Фотография © пресс-служба фестиваля Архстояние
zooming
Опера «WWW" World Wooden Web»
Фотография © пресс-служба фестиваля Архстояние

По словам режиссера связь этой оперы с парком Никола-Ленивца – в выборе исполнителей.«Мы думали, чтобы установить датчики на кустах и деревьях, но в парке оказалось много грибов, и мы решили, что с ними мы тоже попробуем выстроить коммуникацию. Это разговор о жизни и смерти. Но то, что мы воспринимаем уход из жизни как трагедию, в мире растений не является таковой. Это опера о связях всего живого в мире и том, как трудно услышать друг друга и понять». Перевод идеи на привычный визуальный язык осуществлялся через историю любви и смерти в исполнении актеров во время постановочной части представления.
  • zooming
    1 / 4
    Опера «WWW» World Wooden Web»
    © пресс служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    2 / 4
    Опера «WWW» World Wooden Web»
    Фотография © пресс служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    3 / 4
    Опера «WWW» World Wooden Web»
    ©пресс служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    4 / 4
    Опера «WWW» World Wooden Web»
    Фотография © пресс служба фестиваля Архстояние

Несмотря на отсутствие каких бы то ни было архитектурных элементов в постановке, за исключением деревянного помоста, где разворачивалось действие, на ум приходили размышления в области архитектурной философии рубежа ХХ–XXI веков, связанной с понятием «ризома» Жиля Делёза и Пьера-Феликса Гваттари, в частности, работы Александра Раппопорта.

В поисках бога
Другое музыкальное произведение, «TEO/Teo/THEO», исполняли в «Арке» Бориса Бернаскони (объект 2012 года) на границе леса и поля. Действие оперы разворачивается снизу вверх. У подножья арки герои и общаются с искусственным интеллектом, который, как им кажется, должен разрешить их бытовые проблемы.
Опера «TEO/Teo/THEO». Первый акт оперы проходил у подножья Арки
© пресс-служба фестиваля Архстояние

Опера «TEO/Teo/THEO»
© пресс-служба фестиваля Архстояние

Платформа сверху арки – место разговора с «богом» – ботом Тео, гаджетом, который должен ответить на главные вопросы бытия героев. Голос мировой оперной дивы Натальи Пшеничниковой, преобразившейся в черную птицу, буквально воспарил над аркой, вопрошая «где ты, Тео?». Ответ на него в опере так и не был дан: «Это движение вверх, к небу, которое остается безмолвным, – пояснила Евгения Беркович, режиссер оперы, – важно провести зрителя по всему пути и оставить его, не читая финальной морали».
Опера «TEO/Teo/THEO». Второй акт. Меццо-сопрано Наталья Пшеничникова на крыше Арки
©пресс-служба фестиваля Архстояние

Опера «TEO/Teo/THEO». Апофеоз
©пресс-служба фестиваля Архстояние

Антураж располагал к вопросам: черная арка Бернаскони, стоящая на границе леса и поля, стала пограничным местом между небом и землей, откуда вопрошают, но ответы придется искать каждому самостоятельно. К фестивалю арку дополнили цветом: в нее встроили витражи – цветные «пиксели», что придало объекту совершенно новую выразительную цветовую форму.

Кстати, цвет появился и у Ротонды Бродского – разноцветные бревна придали динамизм статическому объекту. По словам куратора Юлии Бычковой – это временная инсталляция перед реставрацией одного из ранних объектов фестиваля: открытая всем ветрам Ротонда наиболее уязвимый объект Никола-Ленивца.

Полным ходом идет и реставрация Бобура: ветки, из которых он сложен, распушаются со временем и сейчас в объекте «открылись» окна.

 В «Блиндаже» Алексея Козыря, созданном в 2006 году, открылся «Подвал памяти», где генерировался запах Никола-Ленивца, который активировали во время исполнения оперы «Блуждающие огни» (музыка Адриан Мокану, текст Дана Жанэ, режиссер Ася Чащинская) самого зрелищного действа, развернувшегося в темное время суток на «Маяке» Николая Полисского.
Фотография ©пресс- служба фестиваля Архстояние

Таинственная мистерия, в основе которой история Орфея и Эвридики, ради которой стоило поехать в Николо-Ленивец, стала прекрасным финальным аккордом фестиваля, который, хочется верить, в следующем году снова приятно удивит.
  • zooming
    1 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    2 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    3 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    4 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    5 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    6 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    7 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    8 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    9 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние
  • zooming
    10 / 10
    Опера «Блуждающие огни»
    Фотография ©пресс-служба фестиваля Архстояние

 

06 Августа 2019

Автор текста:

Мария Трошина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
Следы на берегу
Фестиваль «Архследы» в Башкортостане собрал архитекторов со всей республики для создания ленд-арт парка на берегу реки Зилаир.
Проникновение?
Фонтан не фонтан, таран не таран, скамейка не скамейка, архив не архив, в коридор входить не рекомендуется: Древолюция 2019 года прошла на Арт Плее, оставив кластеру шесть объектов, не лишенных экзистенциальной печали.
Человек и река
В Суздальском районе на реке Нерль появился своего рода Никола-Ленивец с арт-объектами под открытым небом, созданными российскими и зарубежными мастерами.
10 минут на искусство
Рисунки победителей – династии Асадовых – и участников турнира архитектурной графики «Линия мысли», который прошел в мае на Арх Москве под темой «Воздвиг я памятник…», а также видео о самом турнире.
Миссия выполнима
Подробнее о гигантском арт-объекте Vessel Томаса Хезервика в Хадсон-Ярдс. Он стал еще одной активной туристической точкой на карте Манхэттена, но и критику тоже вызвал.
Меняя город, меняя себя
В середине июня в Выксе прошел очередной фестиваль «Арт-Овраг», в программе которого было собрано все, над чем работали и работают в течении последних лет его организаторы вместе с администрацией города и горожанами.
Лимитация как девиз
Участники «АрхБухты» в этом году работали в условиях жесткого ограничения материалов, габаритов и участков. Рассказываем о том, что представляет собой фестиваль, и что происходит с построенными объектами после его окончания.
Манежный дебют
Двадцать четвертая Арх Москва открылась в Манеже. Там дышится, пожалуй, лучше, чем в ЦДХ, и много инсталляций. Участвуют 250 компаний из 14 стран.
Планета Бродского
В Цюрихе заканчивается выставка «Планетариум», состоящая из работ Олега Кудряшова и Петера Меркли, оформленная Александром Бродским и Марией Кремер. Там же – реплика «Павильона для водочных церемоний», созданная Антоном Горленко по фотографиям Юрия Пальмина.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.