Парк Ходынки: итоги

Рассматриваем реализованный проект парка «Ходынское поле».

Автор текста:
Ангелина Уттер

mainImg
0 В Москве завершено строительство парка «Ходынское поле». Парк открыт, в нем бегают спортсмены и играют дети. Авторы итогового проекта – Magly proekt.

Проектирование же парка на Ходынке – достаточно длинная история. Позволим себе небольшое отступление. Поле застраивается с первой половины 2000-х, в основном по проектам Моспроекта-4 в бытность его директором Анрея Бокова. Ключевой постройкой стал спиралеобразный Дворец ледовых видов спорта, который в наше время среди гигантских зданий стал казаться почти что игрушечным. Самый заметный дом – «Парус»; затем появился столь же орденоносный, то есть получивший несколько архитектурных наград, клуб ветеранов разведки, он же МФК «Линкор», чья змеисто-пестрая раскраска, призванная, надо думать, напоминать камуфляж разведчика, по-прежнему бросается в глаза. Тогда же по кольцу вокруг поля выстроился ЖК «Гранд парк», как башни-трубы, так и ступенчатые трапеции. По хорде же выстроился крупный ТРЦ «Авиапарк», ящик ящиком, разве что на фасадах прорезным металлом изображены тени деревьев, по сторонам – два свежих жилых дома, 2017 года. Теперь поле застроено как пресловутое «блюдце», а может быть и миска с высокими краями.
Парк «Ходынское поле». Проект, вид с птичьего полета
© Magly Proekt
  • zooming
    1 / 8
    Ледовый дворец спорта на Ходынском поле
    © Моспроект-4
  • zooming
    2 / 8
    Ледовый дворец спорта на Ходынском поле
    © Моспроект-4
  • zooming
    3 / 8
    Жилой дом «Парус». Фотография
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    4 / 8
    Жилой дом «Парус»
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    5 / 8
    Жилой дом «Парус»
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    6 / 8
    Жилой дом «Парус». Проект
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    7 / 8
    Клуб ветеранов внешней разведки
    Фотография с сайта www.mniip.ru
  • zooming
    8 / 8
    Клуб ветеранов внешней разведки
    Фотография с сайта www.mniip.ru

Затем, после того как забор жилой застройки стал очевидной реальностью, здесь возникли два сюжета из разряда культуры или как минимум урбанистики. В 2014 году площадку перед ТРЦ назначили для нового здания ГЦСИ, которое перед этим прогнали с Зоологической улицы и с территории рухнувшего Бауманского рынка. В международном конкурсе с десятью финалистами победили архитекторы heneghan peng. Помучились 4 года и осенью 2018 строительство ГЦСИ вообще отменили, на его месте пока – огороженная площадка. А как все хорошо начиналось, больше десяти лет в Москве планировали построить башню для современного искусства.

Конкурс на проект парка, в том же 2014 году, тоже был достаточно громким, с 10 финалистами. В рейтинге жюри лидировал проект немецкого бюро ST raum, в итоговом голосовании лидировали BuroMoscow, победителем же назвали проект LAND Milano Srl. В 2016 году появился проект архитекторов Kleinewelt, который представлял собой корректировку итальянского. В 2017 – начали реализацию проекта Magly proekt, завершенного примерно полгода назад.
  • zooming
    1 / 5
    Парк «Ходынское поле». Ситуационный план
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 5
    Парк «Ходынское поле». Функциональное зонирование
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 5
    Парк «Ходынское поле». Генплан
    © Magly Proekt
  • zooming
    4 / 5
    Парк «Ходынское поле». Центральный променад
    © Magly Proekt
  • zooming
    5 / 5
    Парк «Ходынское поле». Разрез. Пруд с островом и холм
    © Magly Proekt

Итак, предыстория парка довольно богата сама по себе, а задача – масштабная: требовалось разбить парк на поле, где не было старых деревьев, но была рулежная полоса аэродрома, разбирать бетонные плиты которого оказалось дороговато, что и вызвало первую корректировку от Kleinewelt. Площадь парка – 25, 5 га. Для сравнения территория парка «Зарядье» – 13 га, Тюфелевой рощи в ЗилАрте – 10 га. Здесь минимум в два раза больше. Не стоит и удивляться тому, что наследие поля – некоторый избыточный простор, ощущается достаточно остро. Как по мне, я бы посадила вдвое больше деревьев и, по-хорошему, выбрала бы деревья постарше и подороже. Но мы знаем, что с возрастом цена деревьев в питомниках растет примерно по геометрической прогрессии, да и обидно, когда хотя бы одно из таких деревьев не приживется. Тюфелева роща тоже малость жидковата пока что. Ну, будем надеяться, что оба парка разрастутся и зазеленеют, расцвели же клены и липы на Садовом кольце.

Авторы проекта нашли другие способы отчасти побороться с гуляющим здесь в почти любую погоду ветром, который кроме того что свистит в ушах, еще и сдувает почву с поверхности – ни дать ни взять мини-целина. Ветру архитекторы противопоставили геопластику, несколько холмов разной высоты, с которых, кроме того, можно любоваться окрестностями, привыкая к их внешнему виду. Холмы оживляют равнину, детям забавно на них карабкаться, да и взрослым не мешает ноги размять.

Безусловное достоинство парка – дорожек разного типа в нем очень много, в разных направлениях. Пожалуй, достаточно и скамеек, хотя могло бы быть и больше.

Но авторы сосредоточились даже не на них, а, имея огромную территорию, развили в ней точки притяжения. Главная из них пруд, большой, разделенный на три части тремя мостами и с островком. Предусмотрены два уровня: верхний и нижний, для общения с водой, небольшой пляж и даже есть возможность, если я правильно поняла, детям бегать по мелоководью и намочить ноги летом: все это делает пруд очень привлекательным.
  • zooming
    1 / 4
    Парк «Ходынское поле». Вид на пруд. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 4
    Парк «Ходынское поле». Вид на площадки и холмы. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 4
    Парк «Ходынское поле». Водоем. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    4 / 4
    Парк «Ходынское поле». Вид на водоем. Фотография
    © Magly Proekt

Далее – детские площадки, их несколько, они разные, модные, песочница огромная со странным белым песком. На холме качели – названы панорамными, одновременно и качели, и belle vue, то есть интереснее, чем на Триумфальной и в парке Горького, поскольку они позволяют парить в пространстве над парком. Спортивных площадок тоже несколько, и видно, что многие люди приходят сюда заниматься спортом.
  • zooming
    1 / 8
    Парк «Ходынское поле». Детская площадка «Авиатор». Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 8
    Парк «Ходынское поле». Детская площадка «Авиатор». Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 8
    Парк «Ходынское поле». Детская площадка «Песочная ферма». Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    4 / 8
    Парк «Ходынское поле». Арт-объект на холме. Проект
    © Magly Proekt
  • zooming
    5 / 8
    Парк «Ходынское поле». Пешеходный бульвар с цветниками. Проект
    © Magly Proekt
  • zooming
    6 / 8
    Парк «Ходынское поле». Спортивные площадки. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    7 / 8
    Парк «Ходынское поле». Скейтпарк. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    8 / 8
    Парк «Ходынское поле». Роллердром. Фотография
    © Magly Proekt

Проблему неразбираемой взлетной полосы авторы решили, построив на ней несколько павильонов с парковыми функциями, там намечается детский клуб и батутный центр, надеюсь, и кафе тоже (пока, вероятно, еще не открылись). Проблема в том, что взлетная полоса – широкая, и бульвар между рядами павильонов получился широковат и тоже продуваем ветром. Но видимо тому, кто не готов терпеть ветер, на Ходынке поселяться не стоит. Сами же павильоны представляют собой штриховой зеркальный градиент, они состоят из рамок полированного металла, чья толщина плавно сгущается к центру и разреживается к краям – решение вполне парковое, и развлекает, и до некоторой степени растворяет объемы, превращая их в мираж подвижных пятен и контуров.
  • zooming
    1 / 3
    Парк «Ходынское поле». Центральный променад. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 3
    Парк «Ходынское поле». Павильоны. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 3
    Парк «Ходынское поле». Сухой фонтан. Проект
    © Magly Proekt

Сложнее оказалось с метро, павильонами для входа-выхода станции «ЦСКА», и ее же ветшахтами в восточной части «лимонной дольки» парка. Они тяжеловаты, и даже здравая идея поднять парк на кровлю одного из выходов, устроив и там видовую площадку, не вполне спасает. Идея полумоста, напоминающая Зарядье, считывается легко, хотя здесь скорее полухолм, карабкаться на него высоко и по крутой горке, но главное – толщина и высота поручней превосходят мыслимые пределы и заставляют думать только о безопасности, что жаль. Зато за главным павильоном спрятался скейт-парк, отрада спортивной молодежи.

Так или иначе, а парк теперь есть, за каких-то пять лет его все же построили и открыли, надо сказать, совершенно без помпы. Кто-нибудь мог и не заметить. Типологию можно определить как урбанистический парк: сравним его к примеру с советским Полюстровским парком 1967 года: там деревья насажены не в пример чаще, хотя 50 лет назад, надо думать, на их месте были тонкие саженцы; и все же там – парк из деревьев и дорожек. Здесь – парк-функция, урбанистическая конструкция. Деревья в нем есть, но как бы и не важны, важны точки притяжения, места, куда люди могут прийти выгуливать детей, тренироваться и шлепать босыми ногами по воде. Он похож на разросшийся в ответ на масштабы самого поля, хорошо видимого из космоса, городской сквер или даже говоря точнее двор – для всех разномастных окрестных домов. И все же хотелось бы, чтобы здесь шумело что-то густо-зеленое. Ну, может быть, лет за 50 и разрастется. 

06 Мая 2019

Автор текста:

Ангелина Уттер
Похожие статьи
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Алтайский метаболизм
Структура нового корпуса филиала РАНХиГС в Барнауле напоминает дерево: к ограничениям небольшого участка здание приспосабливается с помощью ветвей-консолей, которые также допускают возможное расширение кампуса. Путь от проектирования до реализации занял всего 10 месяцев.
Энергоэффективность по-сибирски
Компания Брусника намерена делать свои дома более экологичными. Пилотный проект – урбан-вилла под номером 17 в жилом комплексе «Европейский квартал» в Тюмени. Инженеры компании рассказали об исследованиях и решениях, которые позволили зданию соответствовать стандартам BREEAM Excellent.
Чугун и кармин
Новый офис студии Balcon в бывшей типографии с историческими чугунными колоннами и ярким акцентным цветом.
Край пустыни
Концепция архитектурного бюро Matveev_archgroup получила почетное упоминание на международном конкурсе Riyadh Dream Villas: участники предлагали свое видение роскошной виллы в пустыне Эр-Рияд.
До Луны и обратно
В Московском планетарии после реконструкции открылся Лунариум – образовательная среда, притягательная как за счет разнообразия интерактивных объектов, так и оформления экспозиции, над которой работало бюро PSCulture.
Рейс в Мемфис
Для нового офиса группы компаний «Самолет» IND Architects выбрали стиль мемфис с характерными яркими цветами и геометричной мебелью. Пространство получилось гибким и насыщенным.
Назад в будущее
Придумывая интерьеры для караоке-бара Divas, бюро Archpoint стремилось удивить искушенную публику: плюш, неон и геометричные паттерны создают атмосферу праздника, а перенятая у голливудских фильмов эстетика встречается с «Солярисом».
Вибрация Флоренции
Итальянское Lino bistro расположилось в престижном районе Москвы, а бюро ARCHPOINT постралось сделать пространство расслабленным и приглашающим: здесь приятно встретиться за кофе и поужинать в торжественной, но не слишком, обстановке.
Проявление ступеней
Проект 9-этажного дома комфорт-класса на окраине Воронежа проявляет привычный прием двухярусной сетки фасада в объеме: так у части квартир появляются открытые террасы, а силуэт приобретает некоторую асимметричную зиккуратистость.
Уголок в лесу
В проекте загородного дома RoomDesignBuro использует несколько нестандартных решений: каркасную систему на фанерных коннекторах, угловой план, мягкую кровлю и магнезиевое покрытие полов.
Незаживающая рана
Проект «памятника последнему геноциду» Георгия Федулова занял 3 место на международном конкурсе. Памятник, ради которого проводился конкурс, планируется установить в канадском городе Брамптоне.
Выше супремума
Максим Кашин разместил в своей мастерской пространственную инсталляцию, посвященную супрематизму, но на него не похожую – авторы исследуют границы и возможности направления, декларированного Малевичем. Свой супрематизм они называют новым.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.
Неизвестная Грузия
Ресторан сети «Хачапури и вино» на Трубной улице с мозаикой из пионерского лагеря, яркими коврами на фоне бетона и винтажной мебелью в сочетании с мелкой плиткой.
Актерский дворик
Благоустройство по-театральному: во дворе главного корпуса ГИТИСа появился амфитеатр, танцевальный зал, а также помещение для хранения и экспонирования реквизита, созданного студентами.
И другие истории
Бюро CNTR Architects превратило пристроенный книжный магазин 1970-х годов в культурный центр и новую точку притяжения Верхней Пышмы, сохранив изначальные пропорции здания и эстетику ретрофутуризма, которые теперь дополняет объемный фасад из латуни.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.