Парк Ходынки: итоги

Рассматриваем реализованный проект парка «Ходынское поле».

Автор текста:
Ангелина Уттер

mainImg
В Москве завершено строительство парка «Ходынское поле». Парк открыт, в нем бегают спортсмены и играют дети. Авторы итогового проекта – Magly proekt.

Проектирование же парка на Ходынке – достаточно длинная история. Позволим себе небольшое отступление. Поле застраивается с первой половины 2000-х, в основном по проектам Моспроекта-4 в бытность его директором Анрея Бокова. Ключевой постройкой стал спиралеобразный Дворец ледовых видов спорта, который в наше время среди гигантских зданий стал казаться почти что игрушечным. Самый заметный дом – «Парус»; затем появился столь же орденоносный, то есть получивший несколько архитектурных наград, клуб ветеранов разведки, он же МФК «Линкор», чья змеисто-пестрая раскраска, призванная, надо думать, напоминать камуфляж разведчика, по-прежнему бросается в глаза. Тогда же по кольцу вокруг поля выстроился ЖК «Гранд парк», как башни-трубы, так и ступенчатые трапеции. По хорде же выстроился крупный ТРЦ «Авиапарк», ящик ящиком, разве что на фасадах прорезным металлом изображены тени деревьев, по сторонам – два свежих жилых дома, 2017 года. Теперь поле застроено как пресловутое «блюдце», а может быть и миска с высокими краями.
Парк «Ходынское поле». Проект, вид с птичьего полета
© Magly Proekt
  • zooming
    1 / 8
    Ледовый дворец спорта на Ходынском поле
    © Моспроект-4
  • zooming
    2 / 8
    Ледовый дворец спорта на Ходынском поле
    © Моспроект-4
  • zooming
    3 / 8
    Жилой дом «Парус». Фотография
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    4 / 8
    Жилой дом «Парус»
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    5 / 8
    Жилой дом «Парус»
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    6 / 8
    Жилой дом «Парус». Проект
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    7 / 8
    Клуб ветеранов внешней разведки. Фото с сайта www.mniip.ru
  • zooming
    8 / 8
    Клуб ветеранов внешней разведки. Фото с сайта www.mniip.ru

Затем, после того как забор жилой застройки стал очевидной реальностью, здесь возникли два сюжета из разряда культуры или как минимум урбанистики. В 2014 году площадку перед ТРЦ назначили для нового здания ГЦСИ, которое перед этим прогнали с Зоологической улицы и с территории рухнувшего Бауманского рынка. В международном конкурсе с десятью финалистами победили архитекторы heneghan peng. Помучились 4 года и осенью 2018 строительство ГЦСИ вообще отменили, на его месте пока – огороженная площадка. А как все хорошо начиналось, больше десяти лет в Москве планировали построить башню для современного искусства.

Конкурс на проект парка, в том же 2014 году, тоже был достаточно громким, с 10 финалистами. В рейтинге жюри лидировал проект немецкого бюро ST raum, в итоговом голосовании лидировали BuroMoscow, победителем же назвали проект LAND Milano Srl. В 2016 году появился проект архитекторов Kleinewelt, который представлял собой корректировку итальянского. В 2017 – начали реализацию проекта Magly proekt, завершенного примерно полгода назад.
  • zooming
    1 / 5
    Парк «Ходынское поле». Ситуационный план
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 5
    Парк «Ходынское поле». Функциональное зонирование
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 5
    Парк «Ходынское поле». Генплан
    © Magly Proekt
  • zooming
    4 / 5
    Парк «Ходынское поле». Центральный променад
    © Magly Proekt
  • zooming
    5 / 5
    Парк «Ходынское поле». Разрез. Пруд с островом и холм
    © Magly Proekt

Итак, предыстория парка довольно богата сама по себе, а задача – масштабная: требовалось разбить парк на поле, где не было старых деревьев, но была рулежная полоса аэродрома, разбирать бетонные плиты которого оказалось дороговато, что и вызвало первую корректировку от Kleinewelt. Площадь парка – 25, 5 га. Для сравнения территория парка «Зарядье» – 13 га, Тюфелевой рощи в ЗилАрте – 10 га. Здесь минимум в два раза больше. Не стоит и удивляться тому, что наследие поля – некоторый избыточный простор, ощущается достаточно остро. Как по мне, я бы посадила вдвое больше деревьев и, по-хорошему, выбрала бы деревья постарше и подороже. Но мы знаем, что с возрастом цена деревьев в питомниках растет примерно по геометрической прогрессии, да и обидно, когда хотя бы одно из таких деревьев не приживется. Тюфелева роща тоже малость жидковата пока что. Ну, будем надеяться, что оба парка разрастутся и зазеленеют, расцвели же клены и липы на Садовом кольце.

Авторы проекта нашли другие способы отчасти побороться с гуляющим здесь в почти любую погоду ветром, который кроме того что свистит в ушах, еще и сдувает почву с поверхности – ни дать ни взять мини-целина. Ветру архитекторы противопоставили геопластику, несколько холмов разной высоты, с которых, кроме того, можно любоваться окрестностями, привыкая к их внешнему виду. Холмы оживляют равнину, детям забавно на них карабкаться, да и взрослым не мешает ноги размять.

Безусловное достоинство парка – дорожек разного типа в нем очень много, в разных направлениях. Пожалуй, достаточно и скамеек, хотя могло бы быть и больше.

Но авторы сосредоточились даже не на них, а, имея огромную территорию, развили в ней точки притяжения. Главная из них пруд, большой, разделенный на три части тремя мостами и с островком. Предусмотрены два уровня: верхний и нижний, для общения с водой, небольшой пляж и даже есть возможность, если я правильно поняла, детям бегать по мелоководью и намочить ноги летом: все это делает пруд очень привлекательным.
  • zooming
    1 / 4
    Парк «Ходынское поле». Вид на пруд. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 4
    Парк «Ходынское поле». Вид на площадки и холмы. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 4
    Парк «Ходынское поле». Водоем. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    4 / 4
    Парк «Ходынское поле». Вид на водоем. Фотография
    © Magly Proekt

Далее – детские площадки, их несколько, они разные, модные, песочница огромная со странным белым песком. На холме качели – названы панорамными, одновременно и качели, и belle vue, то есть интереснее, чем на Триумфальной и в парке Горького, поскольку они позволяют парить в пространстве над парком. Спортивных площадок тоже несколько, и видно, что многие люди приходят сюда заниматься спортом.
  • zooming
    1 / 8
    Парк «Ходынское поле». Детская площадка «Авиатор». Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 8
    Парк «Ходынское поле». Детская площадка «Авиатор». Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 8
    Парк «Ходынское поле». Детская площадка «Песочная ферма». Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    4 / 8
    Парк «Ходынское поле». Арт-объект на холме. Проект
    © Magly Proekt
  • zooming
    5 / 8
    Парк «Ходынское поле». Пешеходный бульвар с цветниками. Проект
    © Magly Proekt
  • zooming
    6 / 8
    Парк «Ходынское поле». Спортивные площадки. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    7 / 8
    Парк «Ходынское поле». Скейтпарк. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    8 / 8
    Парк «Ходынское поле». Роллердром. Фотография
    © Magly Proekt

Проблему неразбираемой взлетной полосы авторы решили, построив на ней несколько павильонов с парковыми функциями, там намечается детский клуб и батутный центр, надеюсь, и кафе тоже (пока, вероятно, еще не открылись). Проблема в том, что взлетная полоса – широкая, и бульвар между рядами павильонов получился широковат и тоже продуваем ветром. Но видимо тому, кто не готов терпеть ветер, на Ходынке поселяться не стоит. Сами же павильоны представляют собой штриховой зеркальный градиент, они состоят из рамок полированного металла, чья толщина плавно сгущается к центру и разреживается к краям – решение вполне парковое, и развлекает, и до некоторой степени растворяет объемы, превращая их в мираж подвижных пятен и контуров.
  • zooming
    1 / 3
    Парк «Ходынское поле». Центральный променад. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 3
    Парк «Ходынское поле». Павильоны. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 3
    Парк «Ходынское поле». Сухой фонтан. Проект
    © Magly Proekt

Сложнее оказалось с метро, павильонами для входа-выхода станции «ЦСКА», и ее же ветшахтами в восточной части «лимонной дольки» парка. Они тяжеловаты, и даже здравая идея поднять парк на кровлю одного из выходов, устроив и там видовую площадку, не вполне спасает. Идея полумоста, напоминающая Зарядье, считывается легко, хотя здесь скорее полухолм, карабкаться на него высоко и по крутой горке, но главное – толщина и высота поручней превосходят мыслимые пределы и заставляют думать только о безопасности, что жаль. Зато за главным павильоном спрятался скейт-парк, отрада спортивной молодежи.

Так или иначе, а парк теперь есть, за каких-то пять лет его все же построили и открыли, надо сказать, совершенно без помпы. Кто-нибудь мог и не заметить. Типологию можно определить как урбанистический парк: сравним его к примеру с советским Полюстровским парком 1967 года: там деревья насажены не в пример чаще, хотя 50 лет назад, надо думать, на их месте были тонкие саженцы; и все же там – парк из деревьев и дорожек. Здесь – парк-функция, урбанистическая конструкция. Деревья в нем есть, но как бы и не важны, важны точки притяжения, места, куда люди могут прийти выгуливать детей, тренироваться и шлепать босыми ногами по воде. Он похож на разросшийся в ответ на масштабы самого поля, хорошо видимого из космоса, городской сквер или даже говоря точнее двор – для всех разномастных окрестных домов. И все же хотелось бы, чтобы здесь шумело что-то густо-зеленое. Ну, может быть, лет за 50 и разрастется. 

06 Мая 2019

Автор текста:

Ангелина Уттер
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.