Парк Ходынки: итоги

Рассматриваем реализованный проект парка «Ходынское поле».

mainImg
В Москве завершено строительство парка «Ходынское поле». Парк открыт, в нем бегают спортсмены и играют дети. Авторы итогового проекта – Magly proekt.

Проектирование же парка на Ходынке – достаточно длинная история. Позволим себе небольшое отступление. Поле застраивается с первой половины 2000-х, в основном по проектам Моспроекта-4 в бытность его директором Анрея Бокова. Ключевой постройкой стал спиралеобразный Дворец ледовых видов спорта, который в наше время среди гигантских зданий стал казаться почти что игрушечным. Самый заметный дом – «Парус»; затем появился столь же орденоносный, то есть получивший несколько архитектурных наград, клуб ветеранов разведки, он же МФК «Линкор», чья змеисто-пестрая раскраска, призванная, надо думать, напоминать камуфляж разведчика, по-прежнему бросается в глаза. Тогда же по кольцу вокруг поля выстроился ЖК «Гранд парк», как башни-трубы, так и ступенчатые трапеции. По хорде же выстроился крупный ТРЦ «Авиапарк», ящик ящиком, разве что на фасадах прорезным металлом изображены тени деревьев, по сторонам – два свежих жилых дома, 2017 года. Теперь поле застроено как пресловутое «блюдце», а может быть и миска с высокими краями.
Парк «Ходынское поле». Проект, вид с птичьего полета
© Magly Proekt
  • zooming
    1 / 8
    Ледовый дворец спорта на Ходынском поле
    © Моспроект-4
  • zooming
    2 / 8
    Ледовый дворец спорта на Ходынском поле
    © Моспроект-4
  • zooming
    3 / 8
    Жилой дом «Парус». Фотография
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    4 / 8
    Жилой дом «Парус»
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    5 / 8
    Жилой дом «Парус»
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    6 / 8
    Жилой дом «Парус». Проект
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    7 / 8
    Клуб ветеранов внешней разведки
    Фотография с сайта www.mniip.ru
  • zooming
    8 / 8
    Клуб ветеранов внешней разведки
    Фотография с сайта www.mniip.ru

Затем, после того как забор жилой застройки стал очевидной реальностью, здесь возникли два сюжета из разряда культуры или как минимум урбанистики. В 2014 году площадку перед ТРЦ назначили для нового здания ГЦСИ, которое перед этим прогнали с Зоологической улицы и с территории рухнувшего Бауманского рынка. В международном конкурсе с десятью финалистами победили архитекторы heneghan peng. Помучились 4 года и осенью 2018 строительство ГЦСИ вообще отменили, на его месте пока – огороженная площадка. А как все хорошо начиналось, больше десяти лет в Москве планировали построить башню для современного искусства.

Конкурс на проект парка, в том же 2014 году, тоже был достаточно громким, с 10 финалистами. В рейтинге жюри лидировал проект немецкого бюро ST raum, в итоговом голосовании лидировали BuroMoscow, победителем же назвали проект LAND Milano Srl. В 2016 году появился проект архитекторов Kleinewelt, который представлял собой корректировку итальянского. В 2017 – начали реализацию проекта Magly proekt, завершенного примерно полгода назад.
  • zooming
    1 / 5
    Парк «Ходынское поле». Ситуационный план
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 5
    Парк «Ходынское поле». Функциональное зонирование
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 5
    Парк «Ходынское поле». Генплан
    © Magly Proekt
  • zooming
    4 / 5
    Парк «Ходынское поле». Центральный променад
    © Magly Proekt
  • zooming
    5 / 5
    Парк «Ходынское поле». Разрез. Пруд с островом и холм
    © Magly Proekt

Итак, предыстория парка довольно богата сама по себе, а задача – масштабная: требовалось разбить парк на поле, где не было старых деревьев, но была рулежная полоса аэродрома, разбирать бетонные плиты которого оказалось дороговато, что и вызвало первую корректировку от Kleinewelt. Площадь парка – 25, 5 га. Для сравнения территория парка «Зарядье» – 13 га, Тюфелевой рощи в ЗилАрте – 10 га. Здесь минимум в два раза больше. Не стоит и удивляться тому, что наследие поля – некоторый избыточный простор, ощущается достаточно остро. Как по мне, я бы посадила вдвое больше деревьев и, по-хорошему, выбрала бы деревья постарше и подороже. Но мы знаем, что с возрастом цена деревьев в питомниках растет примерно по геометрической прогрессии, да и обидно, когда хотя бы одно из таких деревьев не приживется. Тюфелева роща тоже малость жидковата пока что. Ну, будем надеяться, что оба парка разрастутся и зазеленеют, расцвели же клены и липы на Садовом кольце.

Авторы проекта нашли другие способы отчасти побороться с гуляющим здесь в почти любую погоду ветром, который кроме того что свистит в ушах, еще и сдувает почву с поверхности – ни дать ни взять мини-целина. Ветру архитекторы противопоставили геопластику, несколько холмов разной высоты, с которых, кроме того, можно любоваться окрестностями, привыкая к их внешнему виду. Холмы оживляют равнину, детям забавно на них карабкаться, да и взрослым не мешает ноги размять.

Безусловное достоинство парка – дорожек разного типа в нем очень много, в разных направлениях. Пожалуй, достаточно и скамеек, хотя могло бы быть и больше.

Но авторы сосредоточились даже не на них, а, имея огромную территорию, развили в ней точки притяжения. Главная из них пруд, большой, разделенный на три части тремя мостами и с островком. Предусмотрены два уровня: верхний и нижний, для общения с водой, небольшой пляж и даже есть возможность, если я правильно поняла, детям бегать по мелоководью и намочить ноги летом: все это делает пруд очень привлекательным.
  • zooming
    1 / 4
    Парк «Ходынское поле». Вид на пруд. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 4
    Парк «Ходынское поле». Вид на площадки и холмы. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 4
    Парк «Ходынское поле». Водоем. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    4 / 4
    Парк «Ходынское поле». Вид на водоем. Фотография
    © Magly Proekt

Далее – детские площадки, их несколько, они разные, модные, песочница огромная со странным белым песком. На холме качели – названы панорамными, одновременно и качели, и belle vue, то есть интереснее, чем на Триумфальной и в парке Горького, поскольку они позволяют парить в пространстве над парком. Спортивных площадок тоже несколько, и видно, что многие люди приходят сюда заниматься спортом.
  • zooming
    1 / 8
    Парк «Ходынское поле». Детская площадка «Авиатор». Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 8
    Парк «Ходынское поле». Детская площадка «Авиатор». Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 8
    Парк «Ходынское поле». Детская площадка «Песочная ферма». Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    4 / 8
    Парк «Ходынское поле». Арт-объект на холме. Проект
    © Magly Proekt
  • zooming
    5 / 8
    Парк «Ходынское поле». Пешеходный бульвар с цветниками. Проект
    © Magly Proekt
  • zooming
    6 / 8
    Парк «Ходынское поле». Спортивные площадки. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    7 / 8
    Парк «Ходынское поле». Скейтпарк. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    8 / 8
    Парк «Ходынское поле». Роллердром. Фотография
    © Magly Proekt

Проблему неразбираемой взлетной полосы авторы решили, построив на ней несколько павильонов с парковыми функциями, там намечается детский клуб и батутный центр, надеюсь, и кафе тоже (пока, вероятно, еще не открылись). Проблема в том, что взлетная полоса – широкая, и бульвар между рядами павильонов получился широковат и тоже продуваем ветром. Но видимо тому, кто не готов терпеть ветер, на Ходынке поселяться не стоит. Сами же павильоны представляют собой штриховой зеркальный градиент, они состоят из рамок полированного металла, чья толщина плавно сгущается к центру и разреживается к краям – решение вполне парковое, и развлекает, и до некоторой степени растворяет объемы, превращая их в мираж подвижных пятен и контуров.
  • zooming
    1 / 3
    Парк «Ходынское поле». Центральный променад. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 3
    Парк «Ходынское поле». Павильоны. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 3
    Парк «Ходынское поле». Сухой фонтан. Проект
    © Magly Proekt

Сложнее оказалось с метро, павильонами для входа-выхода станции «ЦСКА», и ее же ветшахтами в восточной части «лимонной дольки» парка. Они тяжеловаты, и даже здравая идея поднять парк на кровлю одного из выходов, устроив и там видовую площадку, не вполне спасает. Идея полумоста, напоминающая Зарядье, считывается легко, хотя здесь скорее полухолм, карабкаться на него высоко и по крутой горке, но главное – толщина и высота поручней превосходят мыслимые пределы и заставляют думать только о безопасности, что жаль. Зато за главным павильоном спрятался скейт-парк, отрада спортивной молодежи.

Так или иначе, а парк теперь есть, за каких-то пять лет его все же построили и открыли, надо сказать, совершенно без помпы. Кто-нибудь мог и не заметить. Типологию можно определить как урбанистический парк: сравним его к примеру с советским Полюстровским парком 1967 года: там деревья насажены не в пример чаще, хотя 50 лет назад, надо думать, на их месте были тонкие саженцы; и все же там – парк из деревьев и дорожек. Здесь – парк-функция, урбанистическая конструкция. Деревья в нем есть, но как бы и не важны, важны точки притяжения, места, куда люди могут прийти выгуливать детей, тренироваться и шлепать босыми ногами по воде. Он похож на разросшийся в ответ на масштабы самого поля, хорошо видимого из космоса, городской сквер или даже говоря точнее двор – для всех разномастных окрестных домов. И все же хотелось бы, чтобы здесь шумело что-то густо-зеленое. Ну, может быть, лет за 50 и разрастется. 

06 Мая 2019

Похожие статьи
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.
Книжный стержень
Интерьер коворкинга в составе бизнес-центра «Территория 3000», предложенный архитекторами КБ-11, был призван стать «сердцем» всего проекта. А в его собственный центр авторы поместили библиотеку из книг, «изменивших взгляд на жизнь». То-то интерьер напоминает о библиотеке Аалто, и на наш взгляд довольно отчетливо.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил* для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Экстремальное гостеприимство
Клубный отель посреди лесов Камчатки, построенный по проекту Fantalis Group, далеко ушел от бревенчатых туристических баз. Из-за труднодоступности он автономен и напоминает полярную станцию, а помимо знакомства с суровым краем предлагает и элементы роскоши – самобытную архитектуру, комфортную спальню с панорамными окнами, авторский ресторан с изысканным интерьером.
Круги для движения
По проекту Мосрегионпроекта в Электростали прошла реконструкция пешеходного бульвара. Благодаря безбарьерному мощению, круглым газонам и работе с организацией транспортных потоков, променад заметно оживился и стал привлекательным для горожан, предпринимателей и творческих людей.
Красный театр
По проекту бюро ludi_architects во дворе «Бутылки» – бывшей круглой тюрьмы на острове Новой Голландия – открылся летний театр, вдохновленный атмосферой кабаре середины XX века. По вечерам здесь проходят концерты и перфомансы, днем пространство служит местом для отдыха и встреч.
Альпийская горка
Микропроект от бюро KIDZ: корнер цветочного магазина в петербургском фудкорте, который соединяет технологичность и красоту природной несовершенности.
Безопасное пространство
Для клиники доказательной психотерапии мастерская Lo design создала обволакивающий монохромный интерьер, который соединяет черты ваби-саби и ретрофутуризма. Наполненные предметами искусства и декора кабинеты отличаются по настроению и помогают выйти за рамки привычного мышления.
Улица как смысл
В рамках воркшопа, который Do buro проводило совместно с Обществом Архитекторов в центре «Зотов», участники переосмысляли одну из улиц Осташкова, формируя новые центры притяжения. Все они тесно связаны с традициями места: чайный домик, бани, оранжереи, а также кожевенная мастерская, место для чистки рыбы и полоскания белья.
Ивановский протон
В Рабочем поселке Иваново по соседству с университетским кампусом планируют открыть общественно-деловой центр, спроектированный мастерской p.m. (personal message). В основе концепции – идея стыковки космических аппаратов.
Бетон, проволока и калька
Можно ли стать художником, получив образование и опыт работы архитектора? Узнали у Даниила Пирогова, окончившего Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.
Дом книги
Бюро ludi_architects перезапустило библиотеку в Ташкенте: фасады исторического здания подновили, а интерьеры сделали привлекательными для разных поколений читателей. Теперь здесь на несколько часов можно занять детей, записать подкаст или послушать концерт. Пространство для чтения в одноэтажном особняке расширили за счет антресолей, а также площадок на открытом воздухе: амфитеатра и перголы.
Четыре угла
Мастерская Юрия Ширяева предложила концепцию реновации псковского квартала, расположенного недалеко от центра города, но в стороне от туристических потоков. Комплекс кирпичных зданий восстановит фронт улиц и насытит функциями квартал, внутри которого спрячется сад с искусственным водоемом.
Преображение Анны
Для петербургской Анненкирхе Сергей Кузнецов и бюро Kamen подготовили проект, который опирается на принципы Венецианской хартии: здание не восстанавливается на определенную дату, исторические наслоения сохраняются, а современные элементы не мимикрируют под подлинные. Рассказываем подробнее о решениях.
Крепость у реки
Бюро МАКЕТ объединило формат японской идзакаи с сибирской географией: ресторан открылся в одном из зданий Омской крепости, декор и мебель отсылают к рекам Омь и Иртыш, а старый кирпич дополняют амбарные доски и сухие ветки.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.
Технологии и материалы
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Сейчас на главной
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.