Парк Ходынки: итоги

Рассматриваем реализованный проект парка «Ходынское поле».

Автор текста:
Ангелина Уттер

mainImg
В Москве завершено строительство парка «Ходынское поле». Парк открыт, в нем бегают спортсмены и играют дети. Авторы итогового проекта – Magly proekt.

Проектирование же парка на Ходынке – достаточно длинная история. Позволим себе небольшое отступление. Поле застраивается с первой половины 2000-х, в основном по проектам Моспроекта-4 в бытность его директором Анрея Бокова. Ключевой постройкой стал спиралеобразный Дворец ледовых видов спорта, который в наше время среди гигантских зданий стал казаться почти что игрушечным. Самый заметный дом – «Парус»; затем появился столь же орденоносный, то есть получивший несколько архитектурных наград, клуб ветеранов разведки, он же МФК «Линкор», чья змеисто-пестрая раскраска, призванная, надо думать, напоминать камуфляж разведчика, по-прежнему бросается в глаза. Тогда же по кольцу вокруг поля выстроился ЖК «Гранд парк», как башни-трубы, так и ступенчатые трапеции. По хорде же выстроился крупный ТРЦ «Авиапарк», ящик ящиком, разве что на фасадах прорезным металлом изображены тени деревьев, по сторонам – два свежих жилых дома, 2017 года. Теперь поле застроено как пресловутое «блюдце», а может быть и миска с высокими краями.
Парк «Ходынское поле». Проект, вид с птичьего полета
© Magly Proekt
  • zooming
    1 / 8
    Ледовый дворец спорта на Ходынском поле
    © Моспроект-4
  • zooming
    2 / 8
    Ледовый дворец спорта на Ходынском поле
    © Моспроект-4
  • zooming
    3 / 8
    Жилой дом «Парус». Фотография
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    4 / 8
    Жилой дом «Парус»
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    5 / 8
    Жилой дом «Парус»
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    6 / 8
    Жилой дом «Парус». Проект
    © ГУП МНИИП «Моспроект-4»
  • zooming
    7 / 8
    Клуб ветеранов внешней разведки. Фото с сайта www.mniip.ru
  • zooming
    8 / 8
    Клуб ветеранов внешней разведки. Фото с сайта www.mniip.ru
Затем, после того как забор жилой застройки стал очевидной реальностью, здесь возникли два сюжета из разряда культуры или как минимум урбанистики. В 2014 году площадку перед ТРЦ назначили для нового здания ГЦСИ, которое перед этим прогнали с Зоологической улицы и с территории рухнувшего Бауманского рынка. В международном конкурсе с десятью финалистами победили архитекторы heneghan peng. Помучились 4 года и осенью 2018 строительство ГЦСИ вообще отменили, на его месте пока – огороженная площадка. А как все хорошо начиналось, больше десяти лет в Москве планировали построить башню для современного искусства.

Конкурс на проект парка, в том же 2014 году, тоже был достаточно громким, с 10 финалистами. В рейтинге жюри лидировал проект немецкого бюро ST raum, в итоговом голосовании лидировали BuroMoscow, победителем же назвали проект LAND Milano Srl. В 2016 году появился проект архитекторов Kleinewelt, который представлял собой корректировку итальянского. В 2017 – начали реализацию проекта Magly proekt, завершенного примерно полгода назад.
  • zooming
    1 / 5
    Парк «Ходынское поле». Ситуационный план
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 5
    Парк «Ходынское поле». Функциональное зонирование
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 5
    Парк «Ходынское поле». Генплан
    © Magly Proekt
  • zooming
    4 / 5
    Парк «Ходынское поле». Центральный променад
    © Magly Proekt
  • zooming
    5 / 5
    Парк «Ходынское поле». Разрез. Пруд с островом и холм
    © Magly Proekt
Итак, предыстория парка довольно богата сама по себе, а задача – масштабная: требовалось разбить парк на поле, где не было старых деревьев, но была рулежная полоса аэродрома, разбирать бетонные плиты которого оказалось дороговато, что и вызвало первую корректировку от Kleinewelt. Площадь парка – 25, 5 га. Для сравнения территория парка «Зарядье» – 13 га, Тюфелевой рощи в ЗилАрте – 10 га. Здесь минимум в два раза больше. Не стоит и удивляться тому, что наследие поля – некоторый избыточный простор, ощущается достаточно остро. Как по мне, я бы посадила вдвое больше деревьев и, по-хорошему, выбрала бы деревья постарше и подороже. Но мы знаем, что с возрастом цена деревьев в питомниках растет примерно по геометрической прогрессии, да и обидно, когда хотя бы одно из таких деревьев не приживется. Тюфелева роща тоже малость жидковата пока что. Ну, будем надеяться, что оба парка разрастутся и зазеленеют, расцвели же клены и липы на Садовом кольце.

Авторы проекта нашли другие способы отчасти побороться с гуляющим здесь в почти любую погоду ветром, который кроме того что свистит в ушах, еще и сдувает почву с поверхности – ни дать ни взять мини-целина. Ветру архитекторы противопоставили геопластику, несколько холмов разной высоты, с которых, кроме того, можно любоваться окрестностями, привыкая к их внешнему виду. Холмы оживляют равнину, детям забавно на них карабкаться, да и взрослым не мешает ноги размять.

Безусловное достоинство парка – дорожек разного типа в нем очень много, в разных направлениях. Пожалуй, достаточно и скамеек, хотя могло бы быть и больше.

Но авторы сосредоточились даже не на них, а, имея огромную территорию, развили в ней точки притяжения. Главная из них пруд, большой, разделенный на три части тремя мостами и с островком. Предусмотрены два уровня: верхний и нижний, для общения с водой, небольшой пляж и даже есть возможность, если я правильно поняла, детям бегать по мелоководью и намочить ноги летом: все это делает пруд очень привлекательным.
  • zooming
    1 / 4
    Парк «Ходынское поле». Вид на пруд. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 4
    Парк «Ходынское поле». Вид на площадки и холмы. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 4
    Парк «Ходынское поле». Водоем. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    4 / 4
    Парк «Ходынское поле». Вид на водоем. Фотография
    © Magly Proekt
Далее – детские площадки, их несколько, они разные, модные, песочница огромная со странным белым песком. На холме качели – названы панорамными, одновременно и качели, и belle vue, то есть интереснее, чем на Триумфальной и в парке Горького, поскольку они позволяют парить в пространстве над парком. Спортивных площадок тоже несколько, и видно, что многие люди приходят сюда заниматься спортом.
  • zooming
    1 / 8
    Парк «Ходынское поле». Детская площадка «Авиатор». Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 8
    Парк «Ходынское поле». Детская площадка «Авиатор». Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 8
    Парк «Ходынское поле». Детская площадка «Песочная ферма». Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    4 / 8
    Парк «Ходынское поле». Арт-объект на холме. Проект
    © Magly Proekt
  • zooming
    5 / 8
    Парк «Ходынское поле». Пешеходный бульвар с цветниками. Проект
    © Magly Proekt
  • zooming
    6 / 8
    Парк «Ходынское поле». Спортивные площадки. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    7 / 8
    Парк «Ходынское поле». Скейтпарк. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    8 / 8
    Парк «Ходынское поле». Роллердром. Фотография
    © Magly Proekt
Проблему неразбираемой взлетной полосы авторы решили, построив на ней несколько павильонов с парковыми функциями, там намечается детский клуб и батутный центр, надеюсь, и кафе тоже (пока, вероятно, еще не открылись). Проблема в том, что взлетная полоса – широкая, и бульвар между рядами павильонов получился широковат и тоже продуваем ветром. Но видимо тому, кто не готов терпеть ветер, на Ходынке поселяться не стоит. Сами же павильоны представляют собой штриховой зеркальный градиент, они состоят из рамок полированного металла, чья толщина плавно сгущается к центру и разреживается к краям – решение вполне парковое, и развлекает, и до некоторой степени растворяет объемы, превращая их в мираж подвижных пятен и контуров.
  • zooming
    1 / 3
    Парк «Ходынское поле». Центральный променад. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    2 / 3
    Парк «Ходынское поле». Павильоны. Фотография
    © Magly Proekt
  • zooming
    3 / 3
    Парк «Ходынское поле». Сухой фонтан. Проект
    © Magly Proekt
Сложнее оказалось с метро, павильонами для входа-выхода станции «ЦСКА», и ее же ветшахтами в восточной части «лимонной дольки» парка. Они тяжеловаты, и даже здравая идея поднять парк на кровлю одного из выходов, устроив и там видовую площадку, не вполне спасает. Идея полумоста, напоминающая Зарядье, считывается легко, хотя здесь скорее полухолм, карабкаться на него высоко и по крутой горке, но главное – толщина и высота поручней превосходят мыслимые пределы и заставляют думать только о безопасности, что жаль. Зато за главным павильоном спрятался скейт-парк, отрада спортивной молодежи.

Так или иначе, а парк теперь есть, за каких-то пять лет его все же построили и открыли, надо сказать, совершенно без помпы. Кто-нибудь мог и не заметить. Типологию можно определить как урбанистический парк: сравним его к примеру с советским Полюстровским парком 1967 года: там деревья насажены не в пример чаще, хотя 50 лет назад, надо думать, на их месте были тонкие саженцы; и все же там – парк из деревьев и дорожек. Здесь – парк-функция, урбанистическая конструкция. Деревья в нем есть, но как бы и не важны, важны точки притяжения, места, куда люди могут прийти выгуливать детей, тренироваться и шлепать босыми ногами по воде. Он похож на разросшийся в ответ на масштабы самого поля, хорошо видимого из космоса, городской сквер или даже говоря точнее двор – для всех разномастных окрестных домов. И все же хотелось бы, чтобы здесь шумело что-то густо-зеленое. Ну, может быть, лет за 50 и разрастется. 

06 Мая 2019

Автор текста:

Ангелина Уттер
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.