Руины Лондона. Часть II

Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.

Автор текста:
Александр Можаев

11 Декабря 2017
mainImg

Древнейшие в городе римские постройки отстояли свои права в вечно строящемся лондонском Сити, но ситуация с подземными руинами Средневековья была и остаётся более сложной. Как говорят археологи, ещё в середине ХХ века предметом учёного интереса были «императоры и короли», то есть наиболее древние и наиболее статусные памятники, повседневная жизнь средневекового города была предметом лишь краеведческого интереса.

В 1970–1980-е годы фиксация архитектурных находок стала обязательным требованием, но после этого средневековые стены часто разрушались, даже если это были достаточно древние и сохранные фрагменты. Только в научных отчётах остались фундаменты королевского замка Бейнардс на берегу Темзы и эффектная «инкрустированная» кладка церкви св. Ботолфа (St. Botolph Billings gate) и примыкающая к ней стена жилого дома XIV века с сохранявшимися белокаменными откосами окон, найденные в 1982.
Стена церкви Св. Ботолфа, найденная в 1982 г. Из кн.: John Schofield. Saxon and Medieval parish churches in the City of London // Trans London & Middlesex Archaeol Soc 45 (1994), 23-146

То же произошло с кладками церкви св. Бенета (St Benet Sherehog) XI века, раскопанной в 1995 году. Эти работы велись в соседнем квартале с храмом Митры (1, Poultry) и также стали важным этапом в истории археологии Лондона. Несмотря на то, что девелопер участка был настроен решительно и пошел на скандал, снеся ряд заметных Викторианских зданий, археологи добились обеспечения достаточного срока для раскопок. Чтобы не тормозить строительство, исследования велись параллельно – археологи работали в пространстве под перекрытиями нижнего яруса новостройки.
zooming
Мемориальная доска на месте, где находилась церковь св. Бенета. Фото: Bashereyre via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY-SA 3.0

Из недавних работ примечательно раскрытие менее впечатляющей и менее древней, но всё же довольно масштабной кладки позднесредневековой пригородной усадьбы Worcester House. Основания отдельных стен дома и проездной башни сохраняли вполне пригодные к экспонированию участки. Однако, поскольку на их месте запланировано строительство транспортного объекта, то вопрос устранения помехи, вероятно, входил в сферу национальных интересов. Фраза отчёта «четыре тонны кирпича XVI века были переданы фонду Английского наследия для нужд реставраторов» по нашим меркам звучит жутковато.
zooming
Раскопки пригородной усадьбы Worcester House © IanVisits

В то же время, объявлено о планах по сохранению другой постройки XVI века, найденной в 2017 году под полом Морского колледжа, построенного Кристофером Реном. Потому что это одна из комнат Гринвичского дворца, в котором родился Генрих VIII, потому что постройка радует эффектными стенными нишами и мощением полов, и потому, что её сохранение не мешает планам реконструкции колледжа, а напротив, обещает украсить интерьер нового информационного центра музея.
Mikveh, Jewish ritual bath
Были отдельные случаи вынужденного переноса каменных структур – например, найденная в 2001 году на Milk Street каменная миква (ритуальная иудейская купальня) 1270 года. Несмотря на рекомендации сохранения архитектурных объектов in situ, миква была разобрана и передана в Еврейский музей. Этот случай также можно считать примером не самого удачного компромисса: древние камни в музейной витрине напоминают элементы конструктора.
Крипта кармелитского монастыря. Рисунок, сделанный после обнаружения
zooming
Крипта после переноса на новое место © IanVisits
Реконструкция башни-постерна у Тауэр-хилл © English heritage
zooming
Лондонская стена на London Wall road © Archaeology Travel

Крипту кармелитского монастыря White friar’s crypt XIV века, попавшую в пятно крупного офисного строительства в 1980-е, удалось перенести на новое место без переборки, которая для кирпично-каменной постройки обернулась бы безусловным разрушением. Под сводчатое помещение была подведена бетонная платформа, затем кран целиком переместил конструкцию на другую сторону улицы. Сейчас внешнюю стену крипты можно видеть за стеклом во дворе новостройки, интерьер открывают для посещения раз в году.
Лондонская стена на London Wall road. Фотография Александра Можаева

Наиболее удачным примером консервации средневекового памятника in situ является основание постерна – небольшой башни конца XIII века, прикрывавшей калитку у примыкания городской стены к рву Тауэра. Она находится в приямке под пешеходным мостом рядом с входом на станцию метро Тауэр Хилл, консервация обнаруженного памятника была заложена в проект станции при её строительстве в 1960-х.
Лондонская стена на London Wall road. Фотография Александра Можаева

Также стоит отметить замечательное решение сохраненного отрезка стены рядом с Музеем Лондона (южнее улицы London wall). После разорения бомбёжкой 1940 года этот район долго лежал в руинах, у археологов было время осмотреться. Когда в 1956 началось новое строительство, участок вдоль прослеженной в поздних подвалах стены оставили свободным. Cохранены не только фрагменты стен и башен римского форта, но и обломки разрушенных войной домов над ними. Во-первых, наглядно показан процесс «врастания» стены в город, во-вторых – ещё один живописный сквер с руинами. Вытаптывать их нельзя, место огорожено, но чтобы оно не пустовало, кто-то поселил средь руин небольшую пасеку.
zooming
Лондонская стена на London Wall road © Archaeology Travel
zooming
Высотный офисный комплекс London Wall Place © Make Architects
Высотный офисный комплекс London Wall Place © Make Architects

Стоит упомянуть ещё один «парковый» объект, открытие которого состоится в 2018 году. Это реконструкция сада церкви Альфеджа, сопутствующая строительству высотного офисного комплекса London Wall Place, спроектированного бюро Make Architects. На территории стройплощадки оказался небольшой сад, примыкающий к ещё одному отрезку Лондонской стены и стоящий чуть поодаль обломок готической церкви 1329 года. Понятно, что крупная стройка была для них потенциальной угрозой и согласовать проект было непросто. Девелоперам помогали специалисты Археологической службы Музея Лондона – не в смысле ловкого обхода охранных ограничений, а в смысле совместной работы над проектом с самого его начала. Стена и церковь, прежде разделённые корпусом 1950-х, теперь станут частью единого зелёного пространства. Визитной карточкой объекта будут извилистые пешеходные мосты, обшитые патинированным железом, которые соединят сад с галереями Барбикана. Жители Лондона надеются, что эта работа вернёт в город полезную моду на висячие пешеходные дорожки. И ходя горизонталь перехода вплотную примыкает к руине церкви, кажется, что она скорее поможет включить в комплекс памятник, ранее смотревшийся весьма сиротливо.
Реконструкция здания капитула перед южным фасадом собора Св. Павла. Фотография Александра Можаева

В том случае, если руины сохранились плохо либо устройство приямка технически невозможно, но здание при этом играло важную роль в городской истории, для его проявления используется метод сигнации – обозначения контуров постройки мощением современных улиц, газонами скверов и так далее. Выше упоминалась сигнация контуров амфитеатра на площади Гилдхолла, недавно реализован более яркий проект – открытый в 2008 году южный сад собора Павла. В нём обозначен план готического капитула, имевшего выразительную форму многогранной башни с выступающими контрфорсами и окружённого ажурной галереей. Камни фундаментов этих построек лежат под землёй, а контур их плана, чуть приподнятый над уровнем современной поверхности, стал основой планировки нового сквера.

сигнация контуров плана капитула у южного фасада собора Св. Павла


Для построек, по лондонским меркам совсем поздних (XVII–XIX вв.), принята практика подробнейшей фиксации перед сносом. Это распространяется не только на подземные объекты, но и на приговоренные к сносу дома, которые не имели охранного статуса и которых не смогли отстоять градозащитники. Застройщик приносит своё извинение тем, что финансирует подробные исследования и их качественную публикацию – ликвидированный исторический объект как бы продолжает существовать в бумажной версии. Тем не менее, иногда приходится сожалеть об утрате находок определённо интересных и зрелищных – как раскопанная в 2002 году пивоварня Долтона на южном берегу Темзы (Doulton pothouse in Lambeth). Включение концентрических кладок печей 1870-х в новое пространство могло бы стать важным маркером – сделать место более многослойным, а новостройку более привлекательной.

Говоря о критериях ценности подземных объектов, которые могут быть частью современной городской среды, мыслители предлагают разделять академическую ценность и потенциал приносимой общественной пользы. Как сказано в одном из современных исследований: польза сия состоит в предоставлении будущим поколениям как можно большего материала для изучения прошлого, дабы формировать на этой основе важнейшее «чувство общей идентичности». А возможность её причинения путём расширения границ музейного пространства, путём интеграции древних объектов в повседневную жизнь города зависит от длинного ряда факторов – от социально-политического положения и силы общественного мнения до «доминирующего набора ценностей».

Скажите государю, что англичане доминирующий набор кирпичом не чистят.

11 Декабря 2017

Автор текста:

Александр Можаев
comments powered by HyperComments
Пресса: Клуб «Каучук», гараж «Госплана» и другие шедевры Константина...
Со дня рождения самого известного архитектора русского авангарда исполнилось 130 лет 3 августа. Юбилейную дату в Музее архитектуры имени Щусева решили отметить пресс-туром по четырем постройкам Константина Мельникова.
Пресса: Сохранить пермскую старину: имеем желание, но не имеем...
Дом Третьяковой в Перми все еще прочный памятник старины до сих пор ждет капитального ремонта. В разное время здесь проживала семья известного российского и советского ученого А. Г. Генкеля. А во время Великой Отечественной войны в эвакуации здесь жил фотограф и художник-авангардист Александр Михайлович Родченко, один из родоначальников рекламы в Советском Союзе.
Пресса: Бадаевский «обвесили»
В начале июня 2019 года было подано заявление о включении здания бондарной весовой в реестр ОКН в составе ансамбля Трехгорного пивоваренного завода. В начале июля заявка была возвращена без рассмотрения. Формальной причиной отказа в рассмотрении заявки стал тот факт, что она была подана после публикации для общественного обсуждения историко-культурной экспертизы корректировки зон охраны, в которой эксперты решили считать бондарную-весовую “объектом историко-градостроительной среды”.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Момент внезапного обрушения старинного здания в Одессе...
В четверг, 9 апреля, в Одессе произошло частичное обрушение здания, расположенного на углу Канатной улицы и переулка Нахимова. Момент ЧП попал в объектив камеры наблюдения, а последствия сняли на видео с дрона.
Пресса: Еще вчера здесь дом стоял…
Скандал со сносом домов XVIII - начала XX века в Боровске Калужской области, сколько бы ни старались власти его затушить, не утихает.
Пресса: В старинном Боровске сносят исторические особняки
В городе Боровск Калужской области разгорелся скандал, связанный со сносом 17 исторических домов. Власти решили демонтировать особняки XIX века, в том числе ранее отреставрированные, а затем выстроить их заново «из современных материалов».
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.