Руины Лондона. Часть II

Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.

Автор текста:
Александр Можаев

mainImg

Древнейшие в городе римские постройки отстояли свои права в вечно строящемся лондонском Сити, но ситуация с подземными руинами Средневековья была и остаётся более сложной. Как говорят археологи, ещё в середине ХХ века предметом учёного интереса были «императоры и короли», то есть наиболее древние и наиболее статусные памятники, повседневная жизнь средневекового города была предметом лишь краеведческого интереса.

В 1970–1980-е годы фиксация архитектурных находок стала обязательным требованием, но после этого средневековые стены часто разрушались, даже если это были достаточно древние и сохранные фрагменты. Только в научных отчётах остались фундаменты королевского замка Бейнардс на берегу Темзы и эффектная «инкрустированная» кладка церкви св. Ботолфа (St. Botolph Billings gate) и примыкающая к ней стена жилого дома XIV века с сохранявшимися белокаменными откосами окон, найденные в 1982.
Стена церкви Св. Ботолфа, найденная в 1982 г. Из кн.: John Schofield. Saxon and Medieval parish churches in the City of London // Trans London & Middlesex Archaeol Soc 45 (1994), 23-146

То же произошло с кладками церкви св. Бенета (St Benet Sherehog) XI века, раскопанной в 1995 году. Эти работы велись в соседнем квартале с храмом Митры (1, Poultry) и также стали важным этапом в истории археологии Лондона. Несмотря на то, что девелопер участка был настроен решительно и пошел на скандал, снеся ряд заметных Викторианских зданий, археологи добились обеспечения достаточного срока для раскопок. Чтобы не тормозить строительство, исследования велись параллельно – археологи работали в пространстве под перекрытиями нижнего яруса новостройки.
zooming
Мемориальная доска на месте, где находилась церковь св. Бенета. Фото: Bashereyre via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY-SA 3.0

Из недавних работ примечательно раскрытие менее впечатляющей и менее древней, но всё же довольно масштабной кладки позднесредневековой пригородной усадьбы Worcester House. Основания отдельных стен дома и проездной башни сохраняли вполне пригодные к экспонированию участки. Однако, поскольку на их месте запланировано строительство транспортного объекта, то вопрос устранения помехи, вероятно, входил в сферу национальных интересов. Фраза отчёта «четыре тонны кирпича XVI века были переданы фонду Английского наследия для нужд реставраторов» по нашим меркам звучит жутковато.
zooming
Раскопки пригородной усадьбы Worcester House © IanVisits

В то же время, объявлено о планах по сохранению другой постройки XVI века, найденной в 2017 году под полом Морского колледжа, построенного Кристофером Реном. Потому что это одна из комнат Гринвичского дворца, в котором родился Генрих VIII, потому что постройка радует эффектными стенными нишами и мощением полов, и потому, что её сохранение не мешает планам реконструкции колледжа, а напротив, обещает украсить интерьер нового информационного центра музея.
Mikveh, Jewish ritual bath
Были отдельные случаи вынужденного переноса каменных структур – например, найденная в 2001 году на Milk Street каменная миква (ритуальная иудейская купальня) 1270 года. Несмотря на рекомендации сохранения архитектурных объектов in situ, миква была разобрана и передана в Еврейский музей. Этот случай также можно считать примером не самого удачного компромисса: древние камни в музейной витрине напоминают элементы конструктора.
Крипта кармелитского монастыря. Рисунок, сделанный после обнаружения
zooming
Крипта после переноса на новое место © IanVisits
Реконструкция башни-постерна у Тауэр-хилл © English heritage
zooming
Лондонская стена на London Wall road © Archaeology Travel

Крипту кармелитского монастыря White friar’s crypt XIV века, попавшую в пятно крупного офисного строительства в 1980-е, удалось перенести на новое место без переборки, которая для кирпично-каменной постройки обернулась бы безусловным разрушением. Под сводчатое помещение была подведена бетонная платформа, затем кран целиком переместил конструкцию на другую сторону улицы. Сейчас внешнюю стену крипты можно видеть за стеклом во дворе новостройки, интерьер открывают для посещения раз в году.
Лондонская стена на London Wall road. Фотография Александра Можаева

Наиболее удачным примером консервации средневекового памятника in situ является основание постерна – небольшой башни конца XIII века, прикрывавшей калитку у примыкания городской стены к рву Тауэра. Она находится в приямке под пешеходным мостом рядом с входом на станцию метро Тауэр Хилл, консервация обнаруженного памятника была заложена в проект станции при её строительстве в 1960-х.
Лондонская стена на London Wall road. Фотография Александра Можаева

Также стоит отметить замечательное решение сохраненного отрезка стены рядом с Музеем Лондона (южнее улицы London wall). После разорения бомбёжкой 1940 года этот район долго лежал в руинах, у археологов было время осмотреться. Когда в 1956 началось новое строительство, участок вдоль прослеженной в поздних подвалах стены оставили свободным. Cохранены не только фрагменты стен и башен римского форта, но и обломки разрушенных войной домов над ними. Во-первых, наглядно показан процесс «врастания» стены в город, во-вторых – ещё один живописный сквер с руинами. Вытаптывать их нельзя, место огорожено, но чтобы оно не пустовало, кто-то поселил средь руин небольшую пасеку.
zooming
Лондонская стена на London Wall road © Archaeology Travel
zooming
Высотный офисный комплекс London Wall Place © Make Architects
Высотный офисный комплекс London Wall Place © Make Architects

Стоит упомянуть ещё один «парковый» объект, открытие которого состоится в 2018 году. Это реконструкция сада церкви Альфеджа, сопутствующая строительству высотного офисного комплекса London Wall Place, спроектированного бюро Make Architects. На территории стройплощадки оказался небольшой сад, примыкающий к ещё одному отрезку Лондонской стены и стоящий чуть поодаль обломок готической церкви 1329 года. Понятно, что крупная стройка была для них потенциальной угрозой и согласовать проект было непросто. Девелоперам помогали специалисты Археологической службы Музея Лондона – не в смысле ловкого обхода охранных ограничений, а в смысле совместной работы над проектом с самого его начала. Стена и церковь, прежде разделённые корпусом 1950-х, теперь станут частью единого зелёного пространства. Визитной карточкой объекта будут извилистые пешеходные мосты, обшитые патинированным железом, которые соединят сад с галереями Барбикана. Жители Лондона надеются, что эта работа вернёт в город полезную моду на висячие пешеходные дорожки. И ходя горизонталь перехода вплотную примыкает к руине церкви, кажется, что она скорее поможет включить в комплекс памятник, ранее смотревшийся весьма сиротливо.
Реконструкция здания капитула перед южным фасадом собора Св. Павла. Фотография Александра Можаева

В том случае, если руины сохранились плохо либо устройство приямка технически невозможно, но здание при этом играло важную роль в городской истории, для его проявления используется метод сигнации – обозначения контуров постройки мощением современных улиц, газонами скверов и так далее. Выше упоминалась сигнация контуров амфитеатра на площади Гилдхолла, недавно реализован более яркий проект – открытый в 2008 году южный сад собора Павла. В нём обозначен план готического капитула, имевшего выразительную форму многогранной башни с выступающими контрфорсами и окружённого ажурной галереей. Камни фундаментов этих построек лежат под землёй, а контур их плана, чуть приподнятый над уровнем современной поверхности, стал основой планировки нового сквера.

сигнация контуров плана капитула у южного фасада собора Св. Павла


Для построек, по лондонским меркам совсем поздних (XVII–XIX вв.), принята практика подробнейшей фиксации перед сносом. Это распространяется не только на подземные объекты, но и на приговоренные к сносу дома, которые не имели охранного статуса и которых не смогли отстоять градозащитники. Застройщик приносит своё извинение тем, что финансирует подробные исследования и их качественную публикацию – ликвидированный исторический объект как бы продолжает существовать в бумажной версии. Тем не менее, иногда приходится сожалеть об утрате находок определённо интересных и зрелищных – как раскопанная в 2002 году пивоварня Долтона на южном берегу Темзы (Doulton pothouse in Lambeth). Включение концентрических кладок печей 1870-х в новое пространство могло бы стать важным маркером – сделать место более многослойным, а новостройку более привлекательной.

Говоря о критериях ценности подземных объектов, которые могут быть частью современной городской среды, мыслители предлагают разделять академическую ценность и потенциал приносимой общественной пользы. Как сказано в одном из современных исследований: польза сия состоит в предоставлении будущим поколениям как можно большего материала для изучения прошлого, дабы формировать на этой основе важнейшее «чувство общей идентичности». А возможность её причинения путём расширения границ музейного пространства, путём интеграции древних объектов в повседневную жизнь города зависит от длинного ряда факторов – от социально-политического положения и силы общественного мнения до «доминирующего набора ценностей».

Скажите государю, что англичане доминирующий набор кирпичом не чистят.

11 Декабря 2017

Автор текста:

Александр Можаев
comments powered by HyperComments
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Пресса: Клуб «Каучук», гараж «Госплана» и другие шедевры Константина...
Со дня рождения самого известного архитектора русского авангарда исполнилось 130 лет 3 августа. Юбилейную дату в Музее архитектуры имени Щусева решили отметить пресс-туром по четырем постройкам Константина Мельникова.
Пресса: Сохранить пермскую старину: имеем желание, но не имеем...
Дом Третьяковой в Перми все еще прочный памятник старины до сих пор ждет капитального ремонта. В разное время здесь проживала семья известного российского и советского ученого А. Г. Генкеля. А во время Великой Отечественной войны в эвакуации здесь жил фотограф и художник-авангардист Александр Михайлович Родченко, один из родоначальников рекламы в Советском Союзе.
Пресса: Бадаевский «обвесили»
В начале июня 2019 года было подано заявление о включении здания бондарной весовой в реестр ОКН в составе ансамбля Трехгорного пивоваренного завода. В начале июля заявка была возвращена без рассмотрения. Формальной причиной отказа в рассмотрении заявки стал тот факт, что она была подана после публикации для общественного обсуждения историко-культурной экспертизы корректировки зон охраны, в которой эксперты решили считать бондарную-весовую “объектом историко-градостроительной среды”.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Момент внезапного обрушения старинного здания в Одессе...
В четверг, 9 апреля, в Одессе произошло частичное обрушение здания, расположенного на углу Канатной улицы и переулка Нахимова. Момент ЧП попал в объектив камеры наблюдения, а последствия сняли на видео с дрона.
Пресса: Еще вчера здесь дом стоял…
Скандал со сносом домов XVIII - начала XX века в Боровске Калужской области, сколько бы ни старались власти его затушить, не утихает.
Пресса: В старинном Боровске сносят исторические особняки
В городе Боровск Калужской области разгорелся скандал, связанный со сносом 17 исторических домов. Власти решили демонтировать особняки XIX века, в том числе ранее отреставрированные, а затем выстроить их заново «из современных материалов».
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.