«Городская терапия»

Так называлась дипломная тема студии Олега Шапиро и Дмитрия Ликина в МАРШ. Публикуем три лучших проекта.

Автор текста:
Анна Сансиева

mainImg
0 Для выпускных магистерских работ своей студии Олег Шапиро и Дмитрий Ликин, основатели бюро Wowhaus, совместно с Марией Качаловой и Надеждой Чадович выбрали тему «Городская терапия». Суть темы – преобразование и развитие городских территорий и объектов, утративших первоначальное назначение, но сохранивших общегородскую и культурную ценность. К таким территориям студенты отнесли московский Ипподром, Северный речной вокзал, Мосфильм и даже Кремль. И попытались предложить собственные – иногда бережные и деликатные, а иногда радикальные и смелые – сценарии их реабилитации. О том, что из этого вышло, мы попросили рассказать руководителей студии Олега Шапиро и Дмитрия Ликина.
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Сущетсующее положение

Олег Шапиро, 
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Для меня существует три основные темы, возникшие в процессе работы над дипломами. Первая – это, собственно, предмет диплома. Вторая – наше общение с дипломниками и их общение с нами, видимое противостояние. И третье, наконец, поскольку магистратура – вещь не такая долгая в русской действительности, нужно понять ее концепцию и цели. Например, в МАРХИ в этом году еще выпускались последние студенты с дипломом специалиста. А МАРШ выпускает магистров с английскими дипломами. Но русский ВУЗ сам по себе чрезвычайно инфантилен. И в этом смысле, мне кажется, нам удалось изменить подход, мы сознательно отошли традиционно русского патерналистского преподавания.

Сами магистранты – архитекторы, по сути дела, уже готовые к работе после бакалавриата. Это люди, которые вполне могут действовать дальше, заниматься архитектурой. Если эти люди захотели получить высшую архитектурную проектную квалификацию, они идут в магистратуру, которая делится на две части – диплом и диссертация. Вот к этой диссертации я отношусь серьезно. Это не пояснительная записка к дипломному проекту, это все-таки история с элементами исследования, по возможности, серьезного.

В связи с этим мы и придумали тему диплома. Задачи, которые мы ставим перед собой и перед дипломантами, такие: проведение некоторого глубокого исследования; выбор на основе этого исследования объекта проектирования; в свою очередь, исследование его контекста, его внутренней структуры, его ресурсов развития внутри и градостроительного потенциала. Понятно, что в качестве дипломного проекта весь объект сделать невозможно. Поэтому мы выбираем кусок и в рамках общего развития этой территории исполняем эту часть. Поскольку мы говорим о деградации территорий и их восстановлении, мы назвали свою тему «Городской терапией». То есть мы считаем, что эта деградация излечиваема. Более того, мы понимаем, что как только такой огромный объект начинает деградировать, он «заражает» окружающую среду, которая, если не приходит в упадок, то ограничена в активности. Дополняя старую функцию иными, находя их, восполняя недостающими аспектами современной жизни, мы возвращаем объекту статус актуального центра городской жизни. Тем легче это сделать, что у каждого из этих объектов есть свое определенное символическое значение. Они все, грубо говоря, бренды. Они не уничтожимы в сознании, все от них ждут того, что мы помогаем воплотить. Дальше пошли исследования. Первые – градостроительные, их целый набор. Таким образом, мы понимаем, что в данном месте возможно, в том числе по транспортной доступности, насколько активная функция реальна, какого рода, чего в этом районе не достает и какими функциями можно восполнить утраченную активность. Далее шло изучение внутренней истории. Мы должны были понять ресурсы использования и что возмещаемая функция должна быть неотторжима, срастись в базовой функцией.

Мы предполагаем, что довольно взрослые люди (у нас были те, кому около 40, кому и за 40) по своему решению и за свои средства пришли получать высшую степень архитектурного образования. Значит, им это надо. Они умеют исследовать, проектировать, делать работу самостоятельно и готовы идти в нормальную жизнь. Мы предполагаем, что кроме мотивации у магистрантов достаточно, например, образования, опыта и энергии для этой во многом самостоятельной работы. В этом смысле в нашей группе патерналистская и опекающая роль была сведена к минимуму».
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Интерьер детского центра
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Игротерапия
***

Дмитрий Ликин,
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Для нашей студии мы предложили тему «Городская терапия», подразумевающую внимание к ценным, но физически истощенным объектам. В городах огромное количество значимых территорий, которые когда-то служили центрами притяжения и оживляли все кварталы вокруг. Сегодня многие из них постепенно умирают. Задача, которую мы поставили перед студентами – во-первых, найти такие здания и территории с важной функцией, которая со временем потеряла свою актуальность, но не может быть утрачена окончательно. Во-вторых, попробовать найденные объекты перезапустить, перепрограммировать, выявить их ценность, понять роль для города и горожан, пересмотреть функцию, наделить новыми смыслами, сохранив уникальность.

В рамках нашего учебного курса особое внимание мы постарались уделить именно поиску объектов, нуждающихся в реанимации. В этих целях совершались экскурсии, проводились исследования. Каждый выпускник самостоятельно определялся с выбором площадки. Кроме того, мы старались привлекать лекторов из самых разных областей, способных сформировать у учащихся наиболее полный и разносторонний взгляд на проблему. К примеру, был крайне полезен лекционный курс специалистов социологическо-исследовательской группы КБ23. Также понравилась студентам лекция Ильи Осколкова-Ценципера, который объяснил, как следует вести исследование в программировании городского объекта. Но главное – мы попытались приучить студентов к мысли, что архитектура – это результат некоего последовательного мыслительного упражнения.

Остроумная работа связана с перепрограммированием Троицка, ставшего частью Новой Москвы. Автор Ксения Зверева на примере стандартного спального района предложила новую функциональную программу для целого города».
 
***
Влезь на стену
Университетский кампус на территории Кремля
Олег Сазонов
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016

Развернувшаяся в Москве работа по благоустройству общественных пространств сейчас никак не затрагивает территорию Кремля – самый значимый архитектурный памятник столицы остаётся фактически закрытым для горожан, о чём говорят-то уже давно, но не много делают. Автор поставил перед собой цель преодолеть эту историческую несправедливость хотя бы в проекте. И, сохранив все сегодняшние кремлевские функции, открыть великокняжескую крепость для свободного доступа горожан и туристов.
zooming
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016

Олег Сазонов проследил, как менялись функции и насыщение Кремля со дня основания, и пришёл к выводу, что сегодня доминирующей стала административная функция, оставив далеко за бортом культурно-просветительские. Кремль исключён из социального контекста, а история вытеснена за кремлевские стены. Оживить и перепрограммировать пространство, не затрагивая существующие сценарии использования возможно за счёт привнесения новых активностей.
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016

Так, внутри Кремля предлагается создать новый университетский центр, именно он должен стать генератором жизни. Кроме того, на территории формируется полноценное общественное пространство с площадями, амфитеатром, зонами отдыха, выставочными и музейными пространствами и галереями. Доступ же на эти обновлённые территории будет осуществляться посредством временных конструкций – лестниц и пандусов, напоминающих лёгкие строительные леса. Они приставляются прямо к кремлёвской стене со стороны Красной площади. За стеной организуется пологая площадь. А на стене – смотровая площадка. Также предусмотрена возможность прогулки по стенам Кремля.
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016

Олег Шапиро, 
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Мы бы сами не решились взять Кремль, который выбрал Олег Сазонов. Интересно, что в его исследовании Кремль окружен с огромной плотностью всяческой активностью. Единственное место, где активности нет – это сам Кремль, там пустота».
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Анализ популярных мест Москвы
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Анализ функциональной бедности

Дмитрий Ликин,
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Среди наиболее удачных работ я бы отметил попытку Олега Сазонова перепрограммировать московский Кремль. Олег стал неофициальным лидером студии, потому что не побоялся, что называется, замахнуться на святое. Он довольно смело предположил, что Кремль – это обширный по своим размерам кабинет, который необходимо сделать доступным и открытым. Он придумал забавную систему «перезапуска» Кремля, предложил способы, позволяющие открыть его городу и миру. При этом он сохранил все существующие функции – управленческие, политические, просветительские и культурные, сделав всю территорию скорее живой, чем мертвой».

Олег Сазонов, 
автор проекта: 
«В группу я попал практически случайно, хотел сначала в другую, но практически сразу понял, что нахожусь полностью на своем месте. Точка зрения наших преподавателей отличалась от стандартных мнений. Они предложили нам посмотреть на профессию извне – со стороны социологии, например. Наша тема студии вообще очень социальная, поэтому Дмитрий и Олег расширяли наше поле знаний, приглашая на занятия специалистов других профессий, которые помогали посмотреть на себя и свою работу со стороны. Я рад, что мы во многом работали самостоятельно, преподаватели неоднократно акцентировали на этом внимание. Приятно было услышать на консультации, что мы свободны и можем сами вести свой проект, не было никаких строгих правил. Нам давали не советы, а некие ссылки на объекты, выстраивали с нами диалог, помогали найти зацепки – из этого и состояла картина. Наше проектирование было очень последовательно, а каждый шаг необходимо было доказать. Если решение принималось, оно должно было быть обосновано от начала и до конца. В целом в нашей профессии нужно уметь доказывать то, что ты делаешь.

Я считаю, что мой диплом – результат правильно поставленной задачи, сформулированного задания. Я доволен тем, что получилось. Мне было интересно и поэтому все удалось».
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Разрезы
zooming
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Функциональный генезис
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
***
Не только скачки
Развитие территории центрального московского ипподрома
Андрис Шнепс-Шнеппе
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе. ЦМИ – существующее положение. Студия «Городская терапия» Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016.

Главное здание ипподрома, построенное в середине 1950-х архитектором Иваном Жолтовским, и вся территория ипподрома сегодня крайне мало используются городом. Основная проблема гигантского комплекса, занимающего более 26 га, в его изолированности и нерациональности использования пространства.
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Генеральный план, функциональная схема

Автор проекта предложил оптимизировать использование территории конюшен, расширить функционал, насытить комплекс новыми активностями. В частности разбить большой парк, открытый для горожан. Зелёные лужайки предусмотрены даже внутри беговой дорожки, на которой проводятся скачки. Предложенный дипломником виадук позволил сформировать в проекте кратчайший пешеходный маршрут от главной общественной части ипподрома и здания трибун к парку.
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Функциональная схема

Помимо обновления конно-спортивного комплекса, который в проекте становится общедоступным, автор планирует создание внутри ипподрома нового реабилитационного центра для иппотерапии. Сегодня эта функция особенно слабо развита, несмотря на популярность такого метода лечения. Новый современный центр, согласно авторскому замыслу, помимо иппо-, игро- и музыкотерапии, будет включать разнообразные творческие мастерские, спортивные залы, инклюзивную школу и стационар. Для детей с ограниченными возможностями в проекте предложена система переходов и пандусов, различные сценарии маршрутов.

Олег Шапиро, 
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Это больше 40 га территории, которые в общем непроницаемы, которые на сегодняшний день являются «гаражом для лошадей», как сказал наш дипломант (1 500 лошадей) в центре Москвы. И это редкое для центра крупного города неинтенсивное использование территории».
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Вид на реабилитационный центр из парка

Дмитрий Ликин,
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Замечательная работа Андриса Шнепс-Шнеппе связана с преобразованием Ипподрома. Автор довольно быстро понял, что ипподром похож на бесконечный склад лошадей в центре города и функционирует не должным образом. К имеющейся узкой функции он добавил общегородские – рекреационные и общественные пространства, реабилитационный центр, спортивный комплекс».
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Сценарии пользования
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Крытый манеж
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Фасады
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Разрезы
***
 
Подземная Ленинка 
Преобразование российской государственной библиотеки
Олег Распопов 
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Городская «гостинная»

Сложный комплекс из шести корпусов, образующих систему дворов, колоннад и нечто вроде римского форума, был построен по проекту Владимира Щуко и Владимира Гельфрейха в 1928–1941 гг. Сегодня, по наблюдениям автора проекта, функция библиотеки утратила своё первоначальное значение. Посетители хотя и остаются, но их становится всё меньше. Библиотеки по всей стране требуют модернизации, усовершенствования и насыщения новыми технологиями.
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Внутренний двор

Для того, чтобы привлечь больше читателей и посетителей, автор предложил создать в библиотеке многофункциональное выставочное и мультимедийное пространство. Все здания библиотеки сохраняются. Надстраивается только Ивановский зал, который находится вне зоны действия строгого регламента. Сохраняя исторический облик всех корпусов, автор объединяет множественные пространственные ресурсы библиотеки одним коммуникационным ядром. Большинство связей и маршрутов организованы в подземном этаже, который освобождается и наполняется новым функциями. Что становится возможным благодаря укреплению фундаментов и установке современной системы вентиляции и кондиционирования.
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Ограничения
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Новая пространственно-функциональная программа
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Генеральный план

Один из входов в подземное пространство библиотеки автор устраивает со стороны Моховой улицы через метро. Ещё один вход, главный – с Воздвиженки. Помимо коммуникационного ядра под площадью размещается и детский центр. На уровне земли в проекте появляется система связанных друг с другом внутренних площадей и дворов, место для которых освобождается после предполагаемого сноса технических построек. Также предусмотрен городской форум со смотровой площадкой, откуда открывается вид на Кремль.

Олег Шапиро, 
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Есть такие объекты, которые могут деградировать довольно долго, но не исчезать, их нельзя отменить. Например, наше бюро сидит на заводе «Манометр». Завод закрыли, все функции вывели или уничтожили за ненадобностью и здесь теперь офисы ARTPLAY. Но в части таких объектов функции уничтожить невозмоно. Например, мы говорим о Библиотеке им. Ленина. Это национальная библиотека, стандартный статусный объект для любой страны. Функции национальной библиотеки – хранение определенного массива издаваемой деятельности, проведение исследований, предоставление услуг. До недавнего времени Библиотека им. Ленина была непубличная. И она была полна. Понятно, что с наступлением всяческих других информационных технологий, часть ее функций отмирает, и мы видим, что посещение библиотеки падает. Она уже стала публичной, а посещения все равно падает. Понятно, что это не бесконечная история, но ее содержательная сторона деградирует».
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Входная группа
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Возможности пространства

Дмитрий Ликин,
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Нам всем очень понравился проект преобразования библиотеки имени Ленина – деликатный и вдумчивый. Автор Олег Распопов решил освоить подземное пространство библиотеки, сохранив её саму для города, сделав ее более доступной и привлекательной».
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Этапы «терапии»
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Срезы на разных уровнях
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Существующее положение
 
***
 
Мария Качалова, 
ведущий архитектор бюро Wowhaus,
ассистент руководителя магистерской студии МАРШ:
«Я считаю, что у нас получился прекрасный результат, хотя, конечно, все мы перфекционисты. Результат – своеобразная проверка нас, можем ли мы отбросить свой личный вкус и оценить работу глазами студента, как он увидел, как он услышал информацию, как он пропустил через себя все и выдал итог именно так. И, может быть, мне не очень нравятся такие практические решения или материалы и формы, но это работа студента и я не могу навязывать ему свой вкус. Я должна отстраниться и, скорее, понять, смог ли он ответить на вопросы задания. И те, кто дошел до финала, я считаю, на вопросы ответили. С точки зрения ребят, я понимаю, что им было тяжело слушать разные мнения педагогов. С Надей Чадович мы были созвучны, потому что мы сами не так давно закончили институт. Мы с ней говорили часто об одном и стремились помочь студентам с точки зрения оптимизации процесса. А кроме этого были мнения Олега Аркадьевича и Димы. И то, что им удалось так или иначе синтезировать все мнения в своих проектах, большой опыт для них – как маневрировать между несколькими мнениями и не потерять свое собственное.

Мне понравилось, что ребята самостоятельно определили свои объекты метко и быстро. Сложилась очень разная типологическая картина – спортивные, культурные объекты и т.д. Олег Аркадьевич и Дима, наверное, пока решат отдохнуть от преподавания, а я бы еще поработала, потому что это очень заряжает и организует». 
***

21 Июля 2016

Автор текста:

Анна Сансиева
Похожие статьи
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
От стула до жилого дома
Учебный год для студентов профиля «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна завершился традиционной итоговой выставкой.
Как быть в городе
Поскольку говорить о новых проектах довольно немыслимо, мы решили на какое-то, надеемся недолгое, время сосредоточиться на книгах. В этом обзоре – три новые книги о городской среде.
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.