«Городская терапия»

Так называлась дипломная тема студии Олега Шапиро и Дмитрия Ликина в МАРШ. Публикуем три лучших проекта.

Автор текста:
Анна Сансиева

mainImg
Для выпускных магистерских работ своей студии Олег Шапиро и Дмитрий Ликин, основатели бюро Wowhaus, совместно с Марией Качаловой и Надеждой Чадович выбрали тему «Городская терапия». Суть темы – преобразование и развитие городских территорий и объектов, утративших первоначальное назначение, но сохранивших общегородскую и культурную ценность. К таким территориям студенты отнесли московский Ипподром, Северный речной вокзал, Мосфильм и даже Кремль. И попытались предложить собственные – иногда бережные и деликатные, а иногда радикальные и смелые – сценарии их реабилитации. О том, что из этого вышло, мы попросили рассказать руководителей студии Олега Шапиро и Дмитрия Ликина.
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Сущетсующее положение

Олег Шапиро, 
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Для меня существует три основные темы, возникшие в процессе работы над дипломами. Первая – это, собственно, предмет диплома. Вторая – наше общение с дипломниками и их общение с нами, видимое противостояние. И третье, наконец, поскольку магистратура – вещь не такая долгая в русской действительности, нужно понять ее концепцию и цели. Например, в МАРХИ в этом году еще выпускались последние студенты с дипломом специалиста. А МАРШ выпускает магистров с английскими дипломами. Но русский ВУЗ сам по себе чрезвычайно инфантилен. И в этом смысле, мне кажется, нам удалось изменить подход, мы сознательно отошли традиционно русского патерналистского преподавания.

Сами магистранты – архитекторы, по сути дела, уже готовые к работе после бакалавриата. Это люди, которые вполне могут действовать дальше, заниматься архитектурой. Если эти люди захотели получить высшую архитектурную проектную квалификацию, они идут в магистратуру, которая делится на две части – диплом и диссертация. Вот к этой диссертации я отношусь серьезно. Это не пояснительная записка к дипломному проекту, это все-таки история с элементами исследования, по возможности, серьезного.

В связи с этим мы и придумали тему диплома. Задачи, которые мы ставим перед собой и перед дипломантами, такие: проведение некоторого глубокого исследования; выбор на основе этого исследования объекта проектирования; в свою очередь, исследование его контекста, его внутренней структуры, его ресурсов развития внутри и градостроительного потенциала. Понятно, что в качестве дипломного проекта весь объект сделать невозможно. Поэтому мы выбираем кусок и в рамках общего развития этой территории исполняем эту часть. Поскольку мы говорим о деградации территорий и их восстановлении, мы назвали свою тему «Городской терапией». То есть мы считаем, что эта деградация излечиваема. Более того, мы понимаем, что как только такой огромный объект начинает деградировать, он «заражает» окружающую среду, которая, если не приходит в упадок, то ограничена в активности. Дополняя старую функцию иными, находя их, восполняя недостающими аспектами современной жизни, мы возвращаем объекту статус актуального центра городской жизни. Тем легче это сделать, что у каждого из этих объектов есть свое определенное символическое значение. Они все, грубо говоря, бренды. Они не уничтожимы в сознании, все от них ждут того, что мы помогаем воплотить. Дальше пошли исследования. Первые – градостроительные, их целый набор. Таким образом, мы понимаем, что в данном месте возможно, в том числе по транспортной доступности, насколько активная функция реальна, какого рода, чего в этом районе не достает и какими функциями можно восполнить утраченную активность. Далее шло изучение внутренней истории. Мы должны были понять ресурсы использования и что возмещаемая функция должна быть неотторжима, срастись в базовой функцией.

Мы предполагаем, что довольно взрослые люди (у нас были те, кому около 40, кому и за 40) по своему решению и за свои средства пришли получать высшую степень архитектурного образования. Значит, им это надо. Они умеют исследовать, проектировать, делать работу самостоятельно и готовы идти в нормальную жизнь. Мы предполагаем, что кроме мотивации у магистрантов достаточно, например, образования, опыта и энергии для этой во многом самостоятельной работы. В этом смысле в нашей группе патерналистская и опекающая роль была сведена к минимуму».
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Интерьер детского центра
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Игротерапия
***

Дмитрий Ликин,
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Для нашей студии мы предложили тему «Городская терапия», подразумевающую внимание к ценным, но физически истощенным объектам. В городах огромное количество значимых территорий, которые когда-то служили центрами притяжения и оживляли все кварталы вокруг. Сегодня многие из них постепенно умирают. Задача, которую мы поставили перед студентами – во-первых, найти такие здания и территории с важной функцией, которая со временем потеряла свою актуальность, но не может быть утрачена окончательно. Во-вторых, попробовать найденные объекты перезапустить, перепрограммировать, выявить их ценность, понять роль для города и горожан, пересмотреть функцию, наделить новыми смыслами, сохранив уникальность.

В рамках нашего учебного курса особое внимание мы постарались уделить именно поиску объектов, нуждающихся в реанимации. В этих целях совершались экскурсии, проводились исследования. Каждый выпускник самостоятельно определялся с выбором площадки. Кроме того, мы старались привлекать лекторов из самых разных областей, способных сформировать у учащихся наиболее полный и разносторонний взгляд на проблему. К примеру, был крайне полезен лекционный курс специалистов социологическо-исследовательской группы КБ23. Также понравилась студентам лекция Ильи Осколкова-Ценципера, который объяснил, как следует вести исследование в программировании городского объекта. Но главное – мы попытались приучить студентов к мысли, что архитектура – это результат некоего последовательного мыслительного упражнения.

Остроумная работа связана с перепрограммированием Троицка, ставшего частью Новой Москвы. Автор Ксения Зверева на примере стандартного спального района предложила новую функциональную программу для целого города».
 
***
Влезь на стену
Университетский кампус на территории Кремля
Олег Сазонов
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016

Развернувшаяся в Москве работа по благоустройству общественных пространств сейчас никак не затрагивает территорию Кремля – самый значимый архитектурный памятник столицы остаётся фактически закрытым для горожан, о чём говорят-то уже давно, но не много делают. Автор поставил перед собой цель преодолеть эту историческую несправедливость хотя бы в проекте. И, сохранив все сегодняшние кремлевские функции, открыть великокняжескую крепость для свободного доступа горожан и туристов.
zooming
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016

Олег Сазонов проследил, как менялись функции и насыщение Кремля со дня основания, и пришёл к выводу, что сегодня доминирующей стала административная функция, оставив далеко за бортом культурно-просветительские. Кремль исключён из социального контекста, а история вытеснена за кремлевские стены. Оживить и перепрограммировать пространство, не затрагивая существующие сценарии использования возможно за счёт привнесения новых активностей.
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016

Так, внутри Кремля предлагается создать новый университетский центр, именно он должен стать генератором жизни. Кроме того, на территории формируется полноценное общественное пространство с площадями, амфитеатром, зонами отдыха, выставочными и музейными пространствами и галереями. Доступ же на эти обновлённые территории будет осуществляться посредством временных конструкций – лестниц и пандусов, напоминающих лёгкие строительные леса. Они приставляются прямо к кремлёвской стене со стороны Красной площади. За стеной организуется пологая площадь. А на стене – смотровая площадка. Также предусмотрена возможность прогулки по стенам Кремля.
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016

Олег Шапиро, 
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Мы бы сами не решились взять Кремль, который выбрал Олег Сазонов. Интересно, что в его исследовании Кремль окружен с огромной плотностью всяческой активностью. Единственное место, где активности нет – это сам Кремль, там пустота».
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Анализ популярных мест Москвы
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Анализ функциональной бедности

Дмитрий Ликин,
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Среди наиболее удачных работ я бы отметил попытку Олега Сазонова перепрограммировать московский Кремль. Олег стал неофициальным лидером студии, потому что не побоялся, что называется, замахнуться на святое. Он довольно смело предположил, что Кремль – это обширный по своим размерам кабинет, который необходимо сделать доступным и открытым. Он придумал забавную систему «перезапуска» Кремля, предложил способы, позволяющие открыть его городу и миру. При этом он сохранил все существующие функции – управленческие, политические, просветительские и культурные, сделав всю территорию скорее живой, чем мертвой».

Олег Сазонов, 
автор проекта: 
«В группу я попал практически случайно, хотел сначала в другую, но практически сразу понял, что нахожусь полностью на своем месте. Точка зрения наших преподавателей отличалась от стандартных мнений. Они предложили нам посмотреть на профессию извне – со стороны социологии, например. Наша тема студии вообще очень социальная, поэтому Дмитрий и Олег расширяли наше поле знаний, приглашая на занятия специалистов других профессий, которые помогали посмотреть на себя и свою работу со стороны. Я рад, что мы во многом работали самостоятельно, преподаватели неоднократно акцентировали на этом внимание. Приятно было услышать на консультации, что мы свободны и можем сами вести свой проект, не было никаких строгих правил. Нам давали не советы, а некие ссылки на объекты, выстраивали с нами диалог, помогали найти зацепки – из этого и состояла картина. Наше проектирование было очень последовательно, а каждый шаг необходимо было доказать. Если решение принималось, оно должно было быть обосновано от начала и до конца. В целом в нашей профессии нужно уметь доказывать то, что ты делаешь.

Я считаю, что мой диплом – результат правильно поставленной задачи, сформулированного задания. Я доволен тем, что получилось. Мне было интересно и поэтому все удалось».
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Разрезы
zooming
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Функциональный генезис
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
***
Не только скачки
Развитие территории центрального московского ипподрома
Андрис Шнепс-Шнеппе
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе. ЦМИ – существующее положение. Студия «Городская терапия» Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016.

Главное здание ипподрома, построенное в середине 1950-х архитектором Иваном Жолтовским, и вся территория ипподрома сегодня крайне мало используются городом. Основная проблема гигантского комплекса, занимающего более 26 га, в его изолированности и нерациональности использования пространства.
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Генеральный план, функциональная схема

Автор проекта предложил оптимизировать использование территории конюшен, расширить функционал, насытить комплекс новыми активностями. В частности разбить большой парк, открытый для горожан. Зелёные лужайки предусмотрены даже внутри беговой дорожки, на которой проводятся скачки. Предложенный дипломником виадук позволил сформировать в проекте кратчайший пешеходный маршрут от главной общественной части ипподрома и здания трибун к парку.
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Функциональная схема

Помимо обновления конно-спортивного комплекса, который в проекте становится общедоступным, автор планирует создание внутри ипподрома нового реабилитационного центра для иппотерапии. Сегодня эта функция особенно слабо развита, несмотря на популярность такого метода лечения. Новый современный центр, согласно авторскому замыслу, помимо иппо-, игро- и музыкотерапии, будет включать разнообразные творческие мастерские, спортивные залы, инклюзивную школу и стационар. Для детей с ограниченными возможностями в проекте предложена система переходов и пандусов, различные сценарии маршрутов.

Олег Шапиро, 
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Это больше 40 га территории, которые в общем непроницаемы, которые на сегодняшний день являются «гаражом для лошадей», как сказал наш дипломант (1 500 лошадей) в центре Москвы. И это редкое для центра крупного города неинтенсивное использование территории».
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Вид на реабилитационный центр из парка

Дмитрий Ликин,
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Замечательная работа Андриса Шнепс-Шнеппе связана с преобразованием Ипподрома. Автор довольно быстро понял, что ипподром похож на бесконечный склад лошадей в центре города и функционирует не должным образом. К имеющейся узкой функции он добавил общегородские – рекреационные и общественные пространства, реабилитационный центр, спортивный комплекс».
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Сценарии пользования
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Крытый манеж
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Фасады
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Разрезы
***
 
Подземная Ленинка 
Преобразование российской государственной библиотеки
Олег Распопов 
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Городская «гостинная»

Сложный комплекс из шести корпусов, образующих систему дворов, колоннад и нечто вроде римского форума, был построен по проекту Владимира Щуко и Владимира Гельфрейха в 1928–1941 гг. Сегодня, по наблюдениям автора проекта, функция библиотеки утратила своё первоначальное значение. Посетители хотя и остаются, но их становится всё меньше. Библиотеки по всей стране требуют модернизации, усовершенствования и насыщения новыми технологиями.
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Внутренний двор

Для того, чтобы привлечь больше читателей и посетителей, автор предложил создать в библиотеке многофункциональное выставочное и мультимедийное пространство. Все здания библиотеки сохраняются. Надстраивается только Ивановский зал, который находится вне зоны действия строгого регламента. Сохраняя исторический облик всех корпусов, автор объединяет множественные пространственные ресурсы библиотеки одним коммуникационным ядром. Большинство связей и маршрутов организованы в подземном этаже, который освобождается и наполняется новым функциями. Что становится возможным благодаря укреплению фундаментов и установке современной системы вентиляции и кондиционирования.
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Ограничения
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Новая пространственно-функциональная программа
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Генеральный план

Один из входов в подземное пространство библиотеки автор устраивает со стороны Моховой улицы через метро. Ещё один вход, главный – с Воздвиженки. Помимо коммуникационного ядра под площадью размещается и детский центр. На уровне земли в проекте появляется система связанных друг с другом внутренних площадей и дворов, место для которых освобождается после предполагаемого сноса технических построек. Также предусмотрен городской форум со смотровой площадкой, откуда открывается вид на Кремль.

Олег Шапиро, 
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Есть такие объекты, которые могут деградировать довольно долго, но не исчезать, их нельзя отменить. Например, наше бюро сидит на заводе «Манометр». Завод закрыли, все функции вывели или уничтожили за ненадобностью и здесь теперь офисы ARTPLAY. Но в части таких объектов функции уничтожить невозмоно. Например, мы говорим о Библиотеке им. Ленина. Это национальная библиотека, стандартный статусный объект для любой страны. Функции национальной библиотеки – хранение определенного массива издаваемой деятельности, проведение исследований, предоставление услуг. До недавнего времени Библиотека им. Ленина была непубличная. И она была полна. Понятно, что с наступлением всяческих других информационных технологий, часть ее функций отмирает, и мы видим, что посещение библиотеки падает. Она уже стала публичной, а посещения все равно падает. Понятно, что это не бесконечная история, но ее содержательная сторона деградирует».
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Входная группа
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Возможности пространства

Дмитрий Ликин,
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Нам всем очень понравился проект преобразования библиотеки имени Ленина – деликатный и вдумчивый. Автор Олег Распопов решил освоить подземное пространство библиотеки, сохранив её саму для города, сделав ее более доступной и привлекательной».
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Этапы «терапии»
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Срезы на разных уровнях
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Существующее положение
 
***
 
Мария Качалова, 
ведущий архитектор бюро Wowhaus,
ассистент руководителя магистерской студии МАРШ:
«Я считаю, что у нас получился прекрасный результат, хотя, конечно, все мы перфекционисты. Результат – своеобразная проверка нас, можем ли мы отбросить свой личный вкус и оценить работу глазами студента, как он увидел, как он услышал информацию, как он пропустил через себя все и выдал итог именно так. И, может быть, мне не очень нравятся такие практические решения или материалы и формы, но это работа студента и я не могу навязывать ему свой вкус. Я должна отстраниться и, скорее, понять, смог ли он ответить на вопросы задания. И те, кто дошел до финала, я считаю, на вопросы ответили. С точки зрения ребят, я понимаю, что им было тяжело слушать разные мнения педагогов. С Надей Чадович мы были созвучны, потому что мы сами не так давно закончили институт. Мы с ней говорили часто об одном и стремились помочь студентам с точки зрения оптимизации процесса. А кроме этого были мнения Олега Аркадьевича и Димы. И то, что им удалось так или иначе синтезировать все мнения в своих проектах, большой опыт для них – как маневрировать между несколькими мнениями и не потерять свое собственное.

Мне понравилось, что ребята самостоятельно определили свои объекты метко и быстро. Сложилась очень разная типологическая картина – спортивные, культурные объекты и т.д. Олег Аркадьевич и Дима, наверное, пока решат отдохнуть от преподавания, а я бы еще поработала, потому что это очень заряжает и организует». 
***


21 Июля 2016

Автор текста:

Анна Сансиева
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.