«Городская терапия»

Так называлась дипломная тема студии Олега Шапиро и Дмитрия Ликина в МАРШ. Публикуем три лучших проекта.

Автор текста:
Анна Сансиева

21 Июля 2016
mainImg
Для выпускных магистерских работ своей студии Олег Шапиро и Дмитрий Ликин, основатели бюро Wowhaus, совместно с Марией Качаловой и Надеждой Чадович выбрали тему «Городская терапия». Суть темы – преобразование и развитие городских территорий и объектов, утративших первоначальное назначение, но сохранивших общегородскую и культурную ценность. К таким территориям студенты отнесли московский Ипподром, Северный речной вокзал, Мосфильм и даже Кремль. И попытались предложить собственные – иногда бережные и деликатные, а иногда радикальные и смелые – сценарии их реабилитации. О том, что из этого вышло, мы попросили рассказать руководителей студии Олега Шапиро и Дмитрия Ликина.
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Сущетсующее положение

Олег Шапиро, 
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Для меня существует три основные темы, возникшие в процессе работы над дипломами. Первая – это, собственно, предмет диплома. Вторая – наше общение с дипломниками и их общение с нами, видимое противостояние. И третье, наконец, поскольку магистратура – вещь не такая долгая в русской действительности, нужно понять ее концепцию и цели. Например, в МАРХИ в этом году еще выпускались последние студенты с дипломом специалиста. А МАРШ выпускает магистров с английскими дипломами. Но русский ВУЗ сам по себе чрезвычайно инфантилен. И в этом смысле, мне кажется, нам удалось изменить подход, мы сознательно отошли традиционно русского патерналистского преподавания.

Сами магистранты – архитекторы, по сути дела, уже готовые к работе после бакалавриата. Это люди, которые вполне могут действовать дальше, заниматься архитектурой. Если эти люди захотели получить высшую архитектурную проектную квалификацию, они идут в магистратуру, которая делится на две части – диплом и диссертация. Вот к этой диссертации я отношусь серьезно. Это не пояснительная записка к дипломному проекту, это все-таки история с элементами исследования, по возможности, серьезного.

В связи с этим мы и придумали тему диплома. Задачи, которые мы ставим перед собой и перед дипломантами, такие: проведение некоторого глубокого исследования; выбор на основе этого исследования объекта проектирования; в свою очередь, исследование его контекста, его внутренней структуры, его ресурсов развития внутри и градостроительного потенциала. Понятно, что в качестве дипломного проекта весь объект сделать невозможно. Поэтому мы выбираем кусок и в рамках общего развития этой территории исполняем эту часть. Поскольку мы говорим о деградации территорий и их восстановлении, мы назвали свою тему «Городской терапией». То есть мы считаем, что эта деградация излечиваема. Более того, мы понимаем, что как только такой огромный объект начинает деградировать, он «заражает» окружающую среду, которая, если не приходит в упадок, то ограничена в активности. Дополняя старую функцию иными, находя их, восполняя недостающими аспектами современной жизни, мы возвращаем объекту статус актуального центра городской жизни. Тем легче это сделать, что у каждого из этих объектов есть свое определенное символическое значение. Они все, грубо говоря, бренды. Они не уничтожимы в сознании, все от них ждут того, что мы помогаем воплотить. Дальше пошли исследования. Первые – градостроительные, их целый набор. Таким образом, мы понимаем, что в данном месте возможно, в том числе по транспортной доступности, насколько активная функция реальна, какого рода, чего в этом районе не достает и какими функциями можно восполнить утраченную активность. Далее шло изучение внутренней истории. Мы должны были понять ресурсы использования и что возмещаемая функция должна быть неотторжима, срастись в базовой функцией.

Мы предполагаем, что довольно взрослые люди (у нас были те, кому около 40, кому и за 40) по своему решению и за свои средства пришли получать высшую степень архитектурного образования. Значит, им это надо. Они умеют исследовать, проектировать, делать работу самостоятельно и готовы идти в нормальную жизнь. Мы предполагаем, что кроме мотивации у магистрантов достаточно, например, образования, опыта и энергии для этой во многом самостоятельной работы. В этом смысле в нашей группе патерналистская и опекающая роль была сведена к минимуму».
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Интерьер детского центра
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Игротерапия
***

Дмитрий Ликин,
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Для нашей студии мы предложили тему «Городская терапия», подразумевающую внимание к ценным, но физически истощенным объектам. В городах огромное количество значимых территорий, которые когда-то служили центрами притяжения и оживляли все кварталы вокруг. Сегодня многие из них постепенно умирают. Задача, которую мы поставили перед студентами – во-первых, найти такие здания и территории с важной функцией, которая со временем потеряла свою актуальность, но не может быть утрачена окончательно. Во-вторых, попробовать найденные объекты перезапустить, перепрограммировать, выявить их ценность, понять роль для города и горожан, пересмотреть функцию, наделить новыми смыслами, сохранив уникальность.

В рамках нашего учебного курса особое внимание мы постарались уделить именно поиску объектов, нуждающихся в реанимации. В этих целях совершались экскурсии, проводились исследования. Каждый выпускник самостоятельно определялся с выбором площадки. Кроме того, мы старались привлекать лекторов из самых разных областей, способных сформировать у учащихся наиболее полный и разносторонний взгляд на проблему. К примеру, был крайне полезен лекционный курс специалистов социологическо-исследовательской группы КБ23. Также понравилась студентам лекция Ильи Осколкова-Ценципера, который объяснил, как следует вести исследование в программировании городского объекта. Но главное – мы попытались приучить студентов к мысли, что архитектура – это результат некоего последовательного мыслительного упражнения.

Остроумная работа связана с перепрограммированием Троицка, ставшего частью Новой Москвы. Автор Ксения Зверева на примере стандартного спального района предложила новую функциональную программу для целого города».
 
***
Влезь на стену
Университетский кампус на территории Кремля
Олег Сазонов
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016

Развернувшаяся в Москве работа по благоустройству общественных пространств сейчас никак не затрагивает территорию Кремля – самый значимый архитектурный памятник столицы остаётся фактически закрытым для горожан, о чём говорят-то уже давно, но не много делают. Автор поставил перед собой цель преодолеть эту историческую несправедливость хотя бы в проекте. И, сохранив все сегодняшние кремлевские функции, открыть великокняжескую крепость для свободного доступа горожан и туристов.
zooming
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016

Олег Сазонов проследил, как менялись функции и насыщение Кремля со дня основания, и пришёл к выводу, что сегодня доминирующей стала административная функция, оставив далеко за бортом культурно-просветительские. Кремль исключён из социального контекста, а история вытеснена за кремлевские стены. Оживить и перепрограммировать пространство, не затрагивая существующие сценарии использования возможно за счёт привнесения новых активностей.
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016

Так, внутри Кремля предлагается создать новый университетский центр, именно он должен стать генератором жизни. Кроме того, на территории формируется полноценное общественное пространство с площадями, амфитеатром, зонами отдыха, выставочными и музейными пространствами и галереями. Доступ же на эти обновлённые территории будет осуществляться посредством временных конструкций – лестниц и пандусов, напоминающих лёгкие строительные леса. Они приставляются прямо к кремлёвской стене со стороны Красной площади. За стеной организуется пологая площадь. А на стене – смотровая площадка. Также предусмотрена возможность прогулки по стенам Кремля.
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016

Олег Шапиро, 
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Мы бы сами не решились взять Кремль, который выбрал Олег Сазонов. Интересно, что в его исследовании Кремль окружен с огромной плотностью всяческой активностью. Единственное место, где активности нет – это сам Кремль, там пустота».
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Анализ популярных мест Москвы
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Анализ функциональной бедности

Дмитрий Ликин,
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Среди наиболее удачных работ я бы отметил попытку Олега Сазонова перепрограммировать московский Кремль. Олег стал неофициальным лидером студии, потому что не побоялся, что называется, замахнуться на святое. Он довольно смело предположил, что Кремль – это обширный по своим размерам кабинет, который необходимо сделать доступным и открытым. Он придумал забавную систему «перезапуска» Кремля, предложил способы, позволяющие открыть его городу и миру. При этом он сохранил все существующие функции – управленческие, политические, просветительские и культурные, сделав всю территорию скорее живой, чем мертвой».

Олег Сазонов, 
автор проекта: 
«В группу я попал практически случайно, хотел сначала в другую, но практически сразу понял, что нахожусь полностью на своем месте. Точка зрения наших преподавателей отличалась от стандартных мнений. Они предложили нам посмотреть на профессию извне – со стороны социологии, например. Наша тема студии вообще очень социальная, поэтому Дмитрий и Олег расширяли наше поле знаний, приглашая на занятия специалистов других профессий, которые помогали посмотреть на себя и свою работу со стороны. Я рад, что мы во многом работали самостоятельно, преподаватели неоднократно акцентировали на этом внимание. Приятно было услышать на консультации, что мы свободны и можем сами вести свой проект, не было никаких строгих правил. Нам давали не советы, а некие ссылки на объекты, выстраивали с нами диалог, помогали найти зацепки – из этого и состояла картина. Наше проектирование было очень последовательно, а каждый шаг необходимо было доказать. Если решение принималось, оно должно было быть обосновано от начала и до конца. В целом в нашей профессии нужно уметь доказывать то, что ты делаешь.

Я считаю, что мой диплом – результат правильно поставленной задачи, сформулированного задания. Я доволен тем, что получилось. Мне было интересно и поэтому все удалось».
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Разрезы
zooming
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Функциональный генезис
Дипломный проект Олега Сазонова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016
***
Не только скачки
Развитие территории центрального московского ипподрома
Андрис Шнепс-Шнеппе
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе. ЦМИ – существующее положение. Студия «Городская терапия» Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016.

Главное здание ипподрома, построенное в середине 1950-х архитектором Иваном Жолтовским, и вся территория ипподрома сегодня крайне мало используются городом. Основная проблема гигантского комплекса, занимающего более 26 га, в его изолированности и нерациональности использования пространства.
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Генеральный план, функциональная схема

Автор проекта предложил оптимизировать использование территории конюшен, расширить функционал, насытить комплекс новыми активностями. В частности разбить большой парк, открытый для горожан. Зелёные лужайки предусмотрены даже внутри беговой дорожки, на которой проводятся скачки. Предложенный дипломником виадук позволил сформировать в проекте кратчайший пешеходный маршрут от главной общественной части ипподрома и здания трибун к парку.
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Функциональная схема

Помимо обновления конно-спортивного комплекса, который в проекте становится общедоступным, автор планирует создание внутри ипподрома нового реабилитационного центра для иппотерапии. Сегодня эта функция особенно слабо развита, несмотря на популярность такого метода лечения. Новый современный центр, согласно авторскому замыслу, помимо иппо-, игро- и музыкотерапии, будет включать разнообразные творческие мастерские, спортивные залы, инклюзивную школу и стационар. Для детей с ограниченными возможностями в проекте предложена система переходов и пандусов, различные сценарии маршрутов.

Олег Шапиро, 
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Это больше 40 га территории, которые в общем непроницаемы, которые на сегодняшний день являются «гаражом для лошадей», как сказал наш дипломант (1 500 лошадей) в центре Москвы. И это редкое для центра крупного города неинтенсивное использование территории».
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Вид на реабилитационный центр из парка

Дмитрий Ликин,
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Замечательная работа Андриса Шнепс-Шнеппе связана с преобразованием Ипподрома. Автор довольно быстро понял, что ипподром похож на бесконечный склад лошадей в центре города и функционирует не должным образом. К имеющейся узкой функции он добавил общегородские – рекреационные и общественные пространства, реабилитационный центр, спортивный комплекс».
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Сценарии пользования
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Крытый манеж
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Фасады
Дипломный проект Андриса Шнепс-Шнеппе на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Разрезы
***
 
Подземная Ленинка 
Преобразование российской государственной библиотеки
Олег Распопов 
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Городская «гостинная»

Сложный комплекс из шести корпусов, образующих систему дворов, колоннад и нечто вроде римского форума, был построен по проекту Владимира Щуко и Владимира Гельфрейха в 1928–1941 гг. Сегодня, по наблюдениям автора проекта, функция библиотеки утратила своё первоначальное значение. Посетители хотя и остаются, но их становится всё меньше. Библиотеки по всей стране требуют модернизации, усовершенствования и насыщения новыми технологиями.
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Внутренний двор

Для того, чтобы привлечь больше читателей и посетителей, автор предложил создать в библиотеке многофункциональное выставочное и мультимедийное пространство. Все здания библиотеки сохраняются. Надстраивается только Ивановский зал, который находится вне зоны действия строгого регламента. Сохраняя исторический облик всех корпусов, автор объединяет множественные пространственные ресурсы библиотеки одним коммуникационным ядром. Большинство связей и маршрутов организованы в подземном этаже, который освобождается и наполняется новым функциями. Что становится возможным благодаря укреплению фундаментов и установке современной системы вентиляции и кондиционирования.
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Ограничения
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Новая пространственно-функциональная программа
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Генеральный план

Один из входов в подземное пространство библиотеки автор устраивает со стороны Моховой улицы через метро. Ещё один вход, главный – с Воздвиженки. Помимо коммуникационного ядра под площадью размещается и детский центр. На уровне земли в проекте появляется система связанных друг с другом внутренних площадей и дворов, место для которых освобождается после предполагаемого сноса технических построек. Также предусмотрен городской форум со смотровой площадкой, откуда открывается вид на Кремль.

Олег Шапиро, 
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Есть такие объекты, которые могут деградировать довольно долго, но не исчезать, их нельзя отменить. Например, наше бюро сидит на заводе «Манометр». Завод закрыли, все функции вывели или уничтожили за ненадобностью и здесь теперь офисы ARTPLAY. Но в части таких объектов функции уничтожить невозмоно. Например, мы говорим о Библиотеке им. Ленина. Это национальная библиотека, стандартный статусный объект для любой страны. Функции национальной библиотеки – хранение определенного массива издаваемой деятельности, проведение исследований, предоставление услуг. До недавнего времени Библиотека им. Ленина была непубличная. И она была полна. Понятно, что с наступлением всяческих других информационных технологий, часть ее функций отмирает, и мы видим, что посещение библиотеки падает. Она уже стала публичной, а посещения все равно падает. Понятно, что это не бесконечная история, но ее содержательная сторона деградирует».
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Входная группа
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Возможности пространства

Дмитрий Ликин,
сооснователь бюро Wowhaus,
руководитель магистерской студии МАРШ:
«Нам всем очень понравился проект преобразования библиотеки имени Ленина – деликатный и вдумчивый. Автор Олег Распопов решил освоить подземное пространство библиотеки, сохранив её саму для города, сделав ее более доступной и привлекательной».
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Этапы «терапии»
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Срезы на разных уровнях
Дипломный проект Олега Распопова на тему «Городская терапия». Студия Олега Шапиро и Дмитрия Ликина. МАРШ, 2016. Существующее положение
 
***
 
Мария Качалова, 
ведущий архитектор бюро Wowhaus,
ассистент руководителя магистерской студии МАРШ:
«Я считаю, что у нас получился прекрасный результат, хотя, конечно, все мы перфекционисты. Результат – своеобразная проверка нас, можем ли мы отбросить свой личный вкус и оценить работу глазами студента, как он увидел, как он услышал информацию, как он пропустил через себя все и выдал итог именно так. И, может быть, мне не очень нравятся такие практические решения или материалы и формы, но это работа студента и я не могу навязывать ему свой вкус. Я должна отстраниться и, скорее, понять, смог ли он ответить на вопросы задания. И те, кто дошел до финала, я считаю, на вопросы ответили. С точки зрения ребят, я понимаю, что им было тяжело слушать разные мнения педагогов. С Надей Чадович мы были созвучны, потому что мы сами не так давно закончили институт. Мы с ней говорили часто об одном и стремились помочь студентам с точки зрения оптимизации процесса. А кроме этого были мнения Олега Аркадьевича и Димы. И то, что им удалось так или иначе синтезировать все мнения в своих проектах, большой опыт для них – как маневрировать между несколькими мнениями и не потерять свое собственное.

Мне понравилось, что ребята самостоятельно определили свои объекты метко и быстро. Сложилась очень разная типологическая картина – спортивные, культурные объекты и т.д. Олег Аркадьевич и Дима, наверное, пока решат отдохнуть от преподавания, а я бы еще поработала, потому что это очень заряжает и организует». 
***


21 Июля 2016

Автор текста:

Анна Сансиева
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
Вдыхая новую жизнь
Рассказываем об итогах конкурса на концепцию развития Центрального парка им. Горького в Красноярске и показываем три проекта-победителя: воплотить в жизнь планируется лучшие идеи из каждого.
Птица и самолеты
Корпус Авиационного университета во Флориде по проекту ikon.5 architects – не просто студенческий центр, но еще и идеальная площадка для наблюдения за небом.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.