Архсовет Москвы–35

7 октября Архитектурный совет рассмотрел и поддержал проект оперного театра-студии при Московской консерватории, но отправил на доработку офисное здание в Костомаровском переулке.

Автор текста:
Алла Павликова

08 Октября 2015
mainImg
Мастерская:
Архитектурная мастерская «Группа АБВ»
Оперный театр-студия в Среднем Кисловском переулке
zooming
Оперный театр-студия на 500 мест. Общий вид © ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские», ООО «Архструктура»

Проект оперного театра разработан компаниями «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские» и «Архструктура» в рамках большого проекта реконструкции комплекса Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. За концепцию планировки территории отвечал коллектив «Моспроекта-4». Участок авторам достался сложный – старый и тесный московский двор с частично выведенными из эксплуатации корпусами консерватории. Невысокие протяженные здания расположены строго по периметру почти квадратного двора, в центре которого приютилась еще одна двухэтажная постройка. Из-за нее из открытого дворового пространства остались лишь узкие коридоры по бокам и небольшая площадь перед центральным входом. Попасть же на территорию будущего театра можно только через тесную арку со стороны Среднего Кисловского переулка.
zooming
Оперный театр-студия на 500 мест. Генплан © ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские», ООО «Архструктура»

Под нужды театра отведена часть построек этого дворика, причем большинство из них на момент начала проектирования находилось в плачевном состоянии. Один из боковых корпусов в восточной части участка, являющийся вновь выявленным памятником культурного наследия, в проекте предлагается сохранить и реставрировать. Еще в 2003 он перестал использоваться по назначению из-за обрушения конструкций, но спустя десять лет был восстановлен силами консерватории. Центральный же объем, утративший свой исторический облик, решено разобрать и возвести заново в новых материалах, но в точном соответствии с ранее существовавшей постройкой. Над ним запроектирована двухэтажная «шайба», обернутая двухслойным фасадом из матового стекла с встроенной интерактивной светодиодной подсветкой. Эта надстройка призвана компенсировать дефицит площадей, вместив учебные студии, мастерские и репетиционные залы. Той же цели служит возникшая внушительная подземная часть.

Между собой боковой и центральный корпуса связаны общим атриумом. Атриум служит и центральным входом в театр, и распределительной, буферной зоной: все главные помещения располагаются вокруг него. В атриуме, ограниченном с двух сторон уличными фасадами зданий, устроена парадная лестница, ведущая глубоко вниз. Дело в том, что театральная сцена на 500 мест спрятана в подземной части. Спускаясь по лестнице, посетители смогут попасть на нужный им уровень – балкон, бельэтаж или партер. Зал оснащен современной сценой-трансформером, легко меняющей размеры и обеспечивающей почти мгновенную смену декораций.
zooming
Оперный театр-студия на 500 мест. Разрез © ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские», ООО «Архструктура»

По словам Евгении Муринец, представленный проект полностью соответствует ГПЗУ. Особую поддержку данной работе высказали и представители Департамента культурного наследия. При этом не удалось избежать долгого и противоречивого обсуждения. Началось оно с целой серии вопросов практически от каждого члена совета. Больше всего их взволновал единственный предусмотренный на территорию въезд через арку, что не соответствует ни градостроительным, ни пожарным нормам. Сергей Кузнецов обратил внимание на то, что боковой корпус очень тесно примыкает к зданию на соседнем участке, но при этом вместо логичной в такой ситуации брандмауэрной стены появляется огромное количество окон.

Неоднозначным показалось и решение надстройки, которая внешне выглядит как сценическая коробка, но таковой не является. Сергею Кузнецову это показалось нерациональным: зачем убирать сцену под землю, а наверху делать ее муляж? Авторы объяснили, что сцена не нуждается в естественном освещении, а, поскольку речь идет не просто о театре, а о театре-студии, то имеется целый перечень помещений – репетиционные залы, учебные студии, мастерские и др. – которым естественный свет необходим. Доводы архитекторов не убедили Алексея Воронцова, уверенного, что акцентировать таким образом верхнюю часть чисто утилитарного назначения не совсем правильно. Это обманет и запутает посетителя, который при подходе к театру решит, что именно вверху находится сцена. Образ надстройки стоит решить проще и чище – убежден Воронцов.
Оперный театр-студия на 500 мест. Атриум © ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские», ООО «Архструктура»

Андрей Гнездилов планировку и компоновку театра назвал «экзотичной»: зал в подвале, в объеме, похожем на колосниковую коробку – репетиционные залы, которые можно было бы вместить в любой другой объем, окна выходят не на улицу, а в коридор. «При том, что работа выполнена качественно и остроумно, не оставляет ощущение, что тебя все время пытаются обмануть, – поясняет Гнездилов. – Форма убедительная, но содержание ложное. И это заставляет меня очень критически отнестись к работе».

Евгений Асс, отметивший, что по многим параметрам авторы справились со своей задачей, тем не менее, высказал недоверие к решению превратить весь центральный объем исторического ансамбля во входной вестибюль с гардеробными. Не понравилось ему и решение с надстройкой. По его мнению, она не вступает в диалог с окружением, остается «чужаком» в этом маленьком и тихом московском дворике. Пространства внутри очень тесные, но нет интеграции нового строительства в городскую ткань при чрезвычайном градостроительном уплотнении – уверен Асс. Никак не артикулирован, по его мнению, и вход во двор: как зритель сможет найти театр, как он догадается, что он спрятался внутри двора? Ведь из переулка его не видно. Сравнить представленное решение Асс смог только с театром «Практика», где тоже приходится входить через «подворотни». Здесь с Ассом не согласились его коллеги. Сергей Кузнецов напомнил, что в современном мире довольно часто объекты культуры оказываются в крайне стесненных условиях, и в этом нет вины архитектора. Алексей Воронцов добавил, что такое расположение, наоборот, создает особую романтическую атмосферу, напоминая о европейских улочках и двориках: «Театры в Вероне или в Венеции тоже не сразу найдешь, однако это не делает их менее привлекательными для посетителей,» – прокомментировал Воронцов.
zooming
Оперный театр-студия на 500 мест. Интерьер атриума с парадной лестницей © ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские», ООО «Архструктура»

Поддержал проект и Сергей Чобан. По его мнению, он существует в сложных пограничных условиях. Но авторам, тем не менее, удается создать даже некое общественное пространство. Конечно, его нужно усилить за счет разнообразия функций, сделать больший акцент на зоне центрального входа: «это могло бы решить проблему его анонимности». Сносить центральное здание и строить его заново, по мнению Чобана – очень сомнительное предприятие. Куда честнее было бы построить новый и цельный театр без надстройки. Но, зная, что в охранной зоне закон позволяет действовать только в режиме регенерации, Чобан предложил представленный проект, выполненный, по его словам, чисто и аккуратно, поддержать, потому что в таких условиях это хорошее и оригинальное решение. Мысль Чобана подхватил Алексей Воронцов, предложивший в первом этаже предусмотреть общественную функцию – кафе с летней террасой или небольшой ресторан вместо технических помещений, что заметно оживило бы весь театральный комплекс.
zooming
Оперный театр-студия на 500 мест. Главная сцена © ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские», ООО «Архструктура»

Основной недостаток проекта, по мнению Владимира Плоткина – «отсутствие ощущения среды». Зал на 500 мест не слишком велик и вполне сомасштабен существующему пространству двора, но качество пространства в этом проекте не отмечено. Что же касается планировочного решения, то его Плоткин посчитал весьма остроумным и, в целом, проект поддержал. В итоге, с небольшим перевесом работу решено было одобрить, рекомендовав авторам учесть замечания: более тщательно продумать и организовать пространство двора, «успокоить» верхнюю надстройку и более разнообразно спланировать первый этаж.

Административно-офисное здание в Костомаровском переулке
zooming
Административно-офисное здание в Костомаровском переулке. Первый вариант © «Группа АБВ»

Участок, выделенный под строительство офисного здания, разработанного «Группой АБВ», занимает угловое положение на пересечении Костомаровского переулка с Костомаровской набережной реки Яузы. Рядом проходит мост через реку, а на противоположном берегу, точно напротив рассматриваемого участка расположен Спасо-Андроников монастырь. При проектировании приходилось учитывать важность местоположения и многочисленные ограничения ландшафтно-визуального анализа с целью сохранения хорошего обзора монастыря со всех видовых точек. В результате, изначально простой объем, занявший вытянутый вдоль переулка прямоугольный участок, оказался многократно усечен и обрезан. Часть здания со стороны набережной пришлось понизить до 4 этажей, кроме того, сильно «обтесать» по бокам, из-за чего прямой торец превратился в острый угол, похожий на нос корабля, устремленный в сторону реки.

Основной объем здания, достигающий 34 метров в высоту, в торце со стороны реки тоже приобрел плавные, скругленные очертания. Он, словно стремясь скрыть свое присутствие, полностью стеклянный. Маленькая четырехэтажная часть заметно более материальна, и для нее предложено два варианта отделки. Первый – из темно-красного кирпича с металлическими вставками и белыми горизонтальными поясами из архбетона. Второй – из светлого натурального камня. Главный вход в здание организован со стороны переулка. На первом этаже устроен видовой ресторан.
zooming
Административно-офисное здание в Костомаровском переулке. Второй вариант © «Группа АБВ»

Предваряя обсуждение, Сергей Кузнецов пояснил, что такой небольшой объект неслучайно вынесен на рассмотрение совета. Здесь крайне важно его место в городе – знаковое и с градостроительной точки зрения, и в связи с ответственным соседством с монастырем, и ввиду общегородской задачи формирования фронта набережных. По мнению главного архитектора, представленный проект – качественный и хорошо проработанный – выглядит слишком функциональным. «Такая архитектура могла бы быть уместной в любой другой точке Москвы, но здесь она кажется слишком простой. Объем обрезали в соответствии с высотными и видовыми ограничениями, не добавив ничего своего,» – прокомментировал Кузнецов, высказав общее недоверие к подобным методам проектирования, когда архитектурный образ и силуэт здания формируются только нормами инсоляции и разрешенными высотными параметрами.

Андрей Гнездилов согласился с суждением главного архитектора, добавив, что с самого начала проектирования был знаком с проектом и с горечью наблюдал, как «традиционные способы ландшафтно-визуального анализа приводят к появлению таких угловатых, неловких объемов». В результате, по мнению Гнездилова, пытаясь не навредить монастырю, новое здание, наоборот, начинает с ним спорить. «Здесь нужно нетривиальное авторское решение, трюк,» – уверен Гнездилов. Похожего мнения придерживается и Михаил Посохин, убежденный, что в таком знаковом месте надо лучше работать над архитектурным образом.
zooming
Административно-офисное здание в Костомаровском переулке. Генплан © «Группа АБВ»

Владимир Плоткин коллег не поддержал, вспомнив, что и сам в своей практике очень часто оказывается в ситуации, когда архитектуру определяют ограничения и соседство с каким-нибудь «сакральным» объектом. Тогда и город, и заказчик требуют от архитектора сделать скромную, незаметную, как можно более контекстуальную архитектуру. Это всегда очень сложно. Именно поэтому архитектор не стал давать авторам таких смелых советов, как предыдущие выступающие. По его мнению, авторы сделали очень аккуратный объем, но угловое положение на открытом пространстве волей-неволей делает его доминирующим, здание невозможно спрятать. Поэтому авторам стоит тщательней продумать качественные решения: «возможно, высокое качество реализации вытянет весь объем». Еще Плоткин посоветовал попробовать решить здание в одном материале. «Здание достаточно маленькое, но при этом имеет двухчастную композицию, подчеркнутую использованием разных материалов. Вероятно, целиком решенное, скажем, в натуральном камне, оно выглядело бы более цельным» – порекомендовал Плоткин. Авторы, в свою очередь, показали один из первоначальных вариантов, где офисный центр сделан полностью стеклянным. Вариант членам совета понравился.

Но тут в дискуссию включился Сергей Чобан. Он, отказавшись всерьез рассматривать изрубленный ограничениями объем, обратился к совету с предложением о возможном пересмотре высотных отметок. По его убеждению, фронт набережной должен быть сознательно сформирован более крупным и важным объектом, тем более, что существующие соседние дома значительно выше и масштабнее, чем рассматриваемый. Фасад, выходящий на набережную, необходимо хорошо проработать. Сейчас же вся форма здания кажется Чобану неубедительной и должна быть пересмотрена, иначе город получит еще одну градостроительную ошибку. Сергей Кузнецов тут же адресовал вопрос представителям ландшафтно-визуального анализа, и оказалось, что возможность для пересмотра имеется, просто изначально ставилась задача сформировать понижение в сторону реки с учетом перспективной застройки территории завода «Серп и Молот».
zooming
Административно-офисное здание в Костомаровском переулке. Разрез © «Группа АБВ»

Евгений Асс добавил, что, помимо пересмотра всей объемно-пространственной композиции с учетом вновь выявившихся возможностей, стоит подумать над акцентированием угла. Кроме того, участок, с которым Асс много работал вместе со студентами МАРШа, должен рассматриваться не только с точки зрения соседства с монастырем. Объект должен быть и частью перспективной линии при взгляде с моста, и единым целым с застройкой набережной. Но делать объем «такой странной формы, чтобы историки в будущем ломали голову над тем, что же с ним могло случиться», по убеждению Асса, ни в коем случае нельзя.

Итог обсуждению подвел Сергей Кузнецов. В целом, он выразил уважение к проделанной работе и уверенность в высокой квалификации ее авторов, оказавшихся в ловушке. Им он предложил подумать над альтернативными вариантами – либо, по предложению Плоткина, слегка упростить объем и решить его в одном материале, либо, по предложению Чобана, целиком пересмотреть форму. Оба варианта будут рассмотрены в рабочем порядке.
Мастерская:
Архитектурная мастерская «Группа АБВ»

08 Октября 2015

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Архсовет Москвы-63
Архсовет рассмотрел проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на улице Макаренко, представленный бюро Kleinewelt Architekten, выбрал из трех вариантов наиболее интересный и рекомендовал его доработать.
Архсовет Москвы-62
Собравшийся 3 июля архсовет Москвы не согласился с проектом многофункционального комплекса за Даниловским фортом, в котором, по мнению экспертов, не хватило общественной функции и сдержанности по отношению к соседним зданиям.
Архсовет Москвы-61
На архсовете рассмотрели масштабный жилой проект в границах Большого Сити: ЖК «Береговой» вырастет цепочкой разноэтажных высоток и максимально раскроется к реке, где возникнет продолжение Филевской набережной.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Архсовет Москвы – 56
Представленный на Архсовете проект многофункционального комплекса Aquatoria на левом берегу канала имени Москвы оказался недостаточно выразительным и был отправлен на доработку.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Архсовет Москвы – 54
Под Павелецкой площадью будет построен трехуровневый подземный торговый центр, а ее саму планируется благоустроить. Архсовет одобрил проект, представленный «Моспроектом-2».
Архсовет Москвы–53
На Звенигородском шоссе будет построен многофункциональный жилой комплекс авторства бюро «Меганом». Архитектурный совет единогласно одобрил проект.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни