Блоги: 19 сентября–2 октября

В блогах обсуждают проект нового здания Мосгордумы и архитектуру «Судебного квартала» в Петербурге, отказ Перми от проекта Петера Цумтора и открытие обновленной Крымской набережной.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

02 Октября 2013
mainImg
В сети появились фотографии проекта нового здания Мосгордумы на Страстном бульваре. Судя по ним, урон расположенному рядом дворцу знаменитой усадьбы Гагариных (Ново-Екатерининской больницы) будет значительней потери двух дворовых строений, которых памятник в ходе «приспособления» лишился этой зимой. Градозащитники считают невозможным соседство парадного неоклассического ансамбля с очередной реинкарнацией Кремлевского дворца съездов, который в блогах называют «невзрачным сарайчиком» и «пиршеством архитектурного безвкусия». Далеко не все, правда, уверены, что в исторической среде все должно быть обязательно под старину. Например, по словам Ярослава Ковальчука, нынешний проект «точно лучше, чем лужковские башенки с вензелями. Архитектура, конечно, средненькая, ничего выдающегося, но со стилем все в порядке». Впрочем, активистов «Архнадзора» волнует не только визуальный, но и возможный физический урон памятнику, чьи охранные зоны до сих пор не мешали активной строительной деятельности «приспособителей».
zooming
Проект нового здания Мосгордумы. Изображение: yopolis.ru
А, тем временем, переезжающим в Петербург Верховному и Высшему арбитражным судам РФ уготовили не существующие дворцы, а целый новый квартал. Проект неожиданно возник на месте амбициозной «Набережной Европы», от которой в результате остался один только театр Бориса Эйфмана. Петербуржцы недовольны: в блоге «Фонтанки» судам предложили переехать подальше от центра, а Тучков Буян сделать музейным кварталом и туристической зоной. А в блоге Архи.ру по косточкам разобрали опубликованные накануне проекты финалистов архитектурного конкурса. Наличие среди них неоклассических и современных форм в очередной раз столкнуло два непримиримых лагеря. К примеру, проект Максима Атаянца, сделанный на основе проекта знаменитого Ивана Фомина, сравнили с «дешевыми декорациями под классику» и похвалили за «тонкое знание античности» и «уместный ортодоксальный подход». Шикарный по словам пользователя Dmitry Bondarenko, проект Земцова с «отлично организованной площадью у Биржевого моста, пешеходной улицей, ориентированной на Князь-Владимирский собор и театром, выведенным к воде, наконец-то» Дмитрий Данильчук назвал новой «Мариинкой-2».

Присоединившийся к беседе философ Александр Раппапорт призвал оторваться от деталей и взглянуть на проект как на значительную веху в развитии современной архитектуры: «Все представленные проекты демонстрируют какой-то среднеарифметический вчерашний день», – пишет Раппапорт; не лучше ли было бы попробовать создать открытый вариант, «в реализации которого постепенно принимали бы участие и другие группы, то есть проект с открытым продолжением, и создать вокруг работ настоящую дискуссионную атмосферу». Глубокой архитектурной мысли не нашел в конкурсных проектах и Михаил Белов, назвав их в своем блоге «атакой клонов». В них, по словам Белова, «слегка модернизированы» и «клонированы» разновременные вещи – от библиотеки Цельсия в Эфесе до комплекса зданий Ленпроекта 1956-го года. Александр Ложкин в комментариях на Фейсбук добавил, что «контрафактная архитектура» давно стала нормой, а по поводу «метода прототипов» люди уже пишут диссертации. Впрочем, само по себе цитирование неплохо, соглашается Белов; «Палладио тоже цитировал, но результат был лучше цитаты», – замечает Лара Копылова. «Просто в 20-ом веке клонировать стали все подряд, а не только архитектуру прошлых лет. В итоге, копируя внутренности рептилий или тельца насекомых, окончательно утеряли связь с масштабом человека», – заключает автор блога.
zooming
Проект «Судебного квартала». АБ «ЗЕМЦОВ, КОНДИАЙН И ПАРТНЕРЫ». Иллюстрация: prlib.ru
О пользе и вреде «прототипов» заспорили и в блоге Андрея Анисимова на Фейсбук, где на днях обсуждали проводимый Союзом архитекторов конкурс на лучшее современное решение православного храма. К идее блогеры относятся по-разному: «Сначала каноническая архитектура превратится в коническую, а потом в комическую», – пишет, к примеру, пользователь Православный Институт Со-действие. Правда, сами иерархи, по словам Константина Камышанова, как раз показывают, что готовы менять стереотипы: «Появились скульптуры святых, вагоны и корабли-храмы. Они принимают иконы всех стилей и служат литургию в сарайчиках и бытовках.  Ступор не у них, а творческой интеллигенции». А Владимир Прядихин считает, что конкурс вряд ли даст внятный результат, поскольку «все завит от того, что провоцирует на такое современное решение, т.е. градостроительный сюжет, или наделение новыми функциями, или конкретное авторское мастерство». А просто градостроительные новшества не аргумент, добавляет Анисимов, с точки зрения богослужебной изменений нет. «У меня нет внутренней потребности в поиске новых форм, меня и старые устраивают», – заключает автор блога.

Между тем, в Перми в очередной раз поставили крест на громком и интересном проекте: здание Художественной галереи архитектора Петера Цумтора, которое еще недавно пиарили местные власти, теперь назвали нереализуемым. Самой галерее предложили переселиться в здание Речного вокзала, где сейчас квартирует Музей современного искусства. Заметим, что местные архитекторы швейцарца Цумтора сразу встретили холодно, а теперь пишут в блогах, что «предупреждали»: «Если бы такой «прожект» на склоне в 20 метрах от железной дороги предложил пермский архитектор, его бы просто растоптали и растёрли в порошок!» – замечает, например, Игорь Луговой.

Пессимизма добавили новости обсуждавшегося в сообществе RUPA проекта жилого микрорайона в Бахаревке, где прогрессивные положения пермского мастер-плана разбились о суровую реальность граднорм. Полностью соответствующее нормативам «доступное жилье», по словам Данияра Юсупова, обернулось «поточным производством трущоб в индустриальных масштабах».  Причем, по мнению Валерия Нефедова, «это зримо хуже, чем строили позавчера – тогда еще иногда искали идентичность застройки и «дух места». Построить такое – значит расписаться, что образование все бесполезно».

Более широко на подобные проявления архитектурного непрофессионализма смотрит Александр Раппапорт. По его мнению, профессия в кризисе не одно десятилетие, но в последнее время ее уровень понизился до критической отметки, замаскированной лишь «фантастическими архитектурными монстрами и отдельными блестящими примерами в творчестве некоторых выдающихся зодчих». Нынешнее время, уверен Раппапорт, время профессиональных циников, повсюду приносящих архитектурную культуру в жертву собственному успеху.

Ну а раз границы профессионализма сегодня оказываются весьма размытыми, не удивительно, что на архитектурное поприще с готовностью приходят непрофессиональные городские активисты. Вот Илья Варламов в очередной раз делится в своем блоге новой градостроительной затеей – по европейскому примеру превратить некоторые московские улицы в трамвайно-пешеходные. А заодно, ряд московских пустырей – в огороды, поощряя движение «садоводов-партизан», осваивающих таким полезным способом строительные свалки.

Впрочем, архитекторов, взявшихся за европеизацию столичных пространств, в блогах тоже нашли свои критики. Вот, например, Михаил Белов довольно скептически настроен по поводу завершившейся накануне реконструкции Крымской набережной у парка Музеон. В то время как  авторы проекта – бюро Wowhaus – на своей страничке в Фейсбуке принимают поздравления с открытием обновленной набережной, Белов в своем блоге пишет, что «Чуми-образные волны» дорожек и крыша вернисажа не выдержат нашего климата, превратятся в опасные ледяные горки и «14 классических снеговых мешков». – «И грандиозная идея «русского европеизма» разбилась о «русский же быт» и качество функционального проектирования», – заключает Михаил Белов. Правда, пока зима не проверила на прочность новые сооружения, большинство москвичей преобразованиям очень рады, и один за другим публикуют радостные фоторепортажи с набережной, повторяя, что теперь здесь «почти Европа».

02 Октября 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.

Сейчас на главной

Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Город за рекой
Концепция крупного ЖК на 20 гектарах у реки в Тюмени делает ставку на общественное пространство городского бульвара, который авторы выстраивают вдоль набережной, и на образность «разновременного» города, что позволяет им смело стилизовать в рамках намеренной эклектичности.