Блоги: 19 сентября–2 октября

В блогах обсуждают проект нового здания Мосгордумы и архитектуру «Судебного квартала» в Петербурге, отказ Перми от проекта Петера Цумтора и открытие обновленной Крымской набережной.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

02 Октября 2013
mainImg
В сети появились фотографии проекта нового здания Мосгордумы на Страстном бульваре. Судя по ним, урон расположенному рядом дворцу знаменитой усадьбы Гагариных (Ново-Екатерининской больницы) будет значительней потери двух дворовых строений, которых памятник в ходе «приспособления» лишился этой зимой. Градозащитники считают невозможным соседство парадного неоклассического ансамбля с очередной реинкарнацией Кремлевского дворца съездов, который в блогах называют «невзрачным сарайчиком» и «пиршеством архитектурного безвкусия». Далеко не все, правда, уверены, что в исторической среде все должно быть обязательно под старину. Например, по словам Ярослава Ковальчука, нынешний проект «точно лучше, чем лужковские башенки с вензелями. Архитектура, конечно, средненькая, ничего выдающегося, но со стилем все в порядке». Впрочем, активистов «Архнадзора» волнует не только визуальный, но и возможный физический урон памятнику, чьи охранные зоны до сих пор не мешали активной строительной деятельности «приспособителей».
zooming
Проект нового здания Мосгордумы. Изображение: yopolis.ru
А, тем временем, переезжающим в Петербург Верховному и Высшему арбитражным судам РФ уготовили не существующие дворцы, а целый новый квартал. Проект неожиданно возник на месте амбициозной «Набережной Европы», от которой в результате остался один только театр Бориса Эйфмана. Петербуржцы недовольны: в блоге «Фонтанки» судам предложили переехать подальше от центра, а Тучков Буян сделать музейным кварталом и туристической зоной. А в блоге Архи.ру по косточкам разобрали опубликованные накануне проекты финалистов архитектурного конкурса. Наличие среди них неоклассических и современных форм в очередной раз столкнуло два непримиримых лагеря. К примеру, проект Максима Атаянца, сделанный на основе проекта знаменитого Ивана Фомина, сравнили с «дешевыми декорациями под классику» и похвалили за «тонкое знание античности» и «уместный ортодоксальный подход». Шикарный по словам пользователя Dmitry Bondarenko, проект Земцова с «отлично организованной площадью у Биржевого моста, пешеходной улицей, ориентированной на Князь-Владимирский собор и театром, выведенным к воде, наконец-то» Дмитрий Данильчук назвал новой «Мариинкой-2».

Присоединившийся к беседе философ Александр Раппапорт призвал оторваться от деталей и взглянуть на проект как на значительную веху в развитии современной архитектуры: «Все представленные проекты демонстрируют какой-то среднеарифметический вчерашний день», – пишет Раппапорт; не лучше ли было бы попробовать создать открытый вариант, «в реализации которого постепенно принимали бы участие и другие группы, то есть проект с открытым продолжением, и создать вокруг работ настоящую дискуссионную атмосферу». Глубокой архитектурной мысли не нашел в конкурсных проектах и Михаил Белов, назвав их в своем блоге «атакой клонов». В них, по словам Белова, «слегка модернизированы» и «клонированы» разновременные вещи – от библиотеки Цельсия в Эфесе до комплекса зданий Ленпроекта 1956-го года. Александр Ложкин в комментариях на Фейсбук добавил, что «контрафактная архитектура» давно стала нормой, а по поводу «метода прототипов» люди уже пишут диссертации. Впрочем, само по себе цитирование неплохо, соглашается Белов; «Палладио тоже цитировал, но результат был лучше цитаты», – замечает Лара Копылова. «Просто в 20-ом веке клонировать стали все подряд, а не только архитектуру прошлых лет. В итоге, копируя внутренности рептилий или тельца насекомых, окончательно утеряли связь с масштабом человека», – заключает автор блога.
zooming
Проект «Судебного квартала». АБ «ЗЕМЦОВ, КОНДИАЙН И ПАРТНЕРЫ». Иллюстрация: prlib.ru
О пользе и вреде «прототипов» заспорили и в блоге Андрея Анисимова на Фейсбук, где на днях обсуждали проводимый Союзом архитекторов конкурс на лучшее современное решение православного храма. К идее блогеры относятся по-разному: «Сначала каноническая архитектура превратится в коническую, а потом в комическую», – пишет, к примеру, пользователь Православный Институт Со-действие. Правда, сами иерархи, по словам Константина Камышанова, как раз показывают, что готовы менять стереотипы: «Появились скульптуры святых, вагоны и корабли-храмы. Они принимают иконы всех стилей и служат литургию в сарайчиках и бытовках.  Ступор не у них, а творческой интеллигенции». А Владимир Прядихин считает, что конкурс вряд ли даст внятный результат, поскольку «все завит от того, что провоцирует на такое современное решение, т.е. градостроительный сюжет, или наделение новыми функциями, или конкретное авторское мастерство». А просто градостроительные новшества не аргумент, добавляет Анисимов, с точки зрения богослужебной изменений нет. «У меня нет внутренней потребности в поиске новых форм, меня и старые устраивают», – заключает автор блога.

Между тем, в Перми в очередной раз поставили крест на громком и интересном проекте: здание Художественной галереи архитектора Петера Цумтора, которое еще недавно пиарили местные власти, теперь назвали нереализуемым. Самой галерее предложили переселиться в здание Речного вокзала, где сейчас квартирует Музей современного искусства. Заметим, что местные архитекторы швейцарца Цумтора сразу встретили холодно, а теперь пишут в блогах, что «предупреждали»: «Если бы такой «прожект» на склоне в 20 метрах от железной дороги предложил пермский архитектор, его бы просто растоптали и растёрли в порошок!» – замечает, например, Игорь Луговой.

Пессимизма добавили новости обсуждавшегося в сообществе RUPA проекта жилого микрорайона в Бахаревке, где прогрессивные положения пермского мастер-плана разбились о суровую реальность граднорм. Полностью соответствующее нормативам «доступное жилье», по словам Данияра Юсупова, обернулось «поточным производством трущоб в индустриальных масштабах».  Причем, по мнению Валерия Нефедова, «это зримо хуже, чем строили позавчера – тогда еще иногда искали идентичность застройки и «дух места». Построить такое – значит расписаться, что образование все бесполезно».

Более широко на подобные проявления архитектурного непрофессионализма смотрит Александр Раппапорт. По его мнению, профессия в кризисе не одно десятилетие, но в последнее время ее уровень понизился до критической отметки, замаскированной лишь «фантастическими архитектурными монстрами и отдельными блестящими примерами в творчестве некоторых выдающихся зодчих». Нынешнее время, уверен Раппапорт, время профессиональных циников, повсюду приносящих архитектурную культуру в жертву собственному успеху.

Ну а раз границы профессионализма сегодня оказываются весьма размытыми, не удивительно, что на архитектурное поприще с готовностью приходят непрофессиональные городские активисты. Вот Илья Варламов в очередной раз делится в своем блоге новой градостроительной затеей – по европейскому примеру превратить некоторые московские улицы в трамвайно-пешеходные. А заодно, ряд московских пустырей – в огороды, поощряя движение «садоводов-партизан», осваивающих таким полезным способом строительные свалки.

Впрочем, архитекторов, взявшихся за европеизацию столичных пространств, в блогах тоже нашли свои критики. Вот, например, Михаил Белов довольно скептически настроен по поводу завершившейся накануне реконструкции Крымской набережной у парка Музеон. В то время как  авторы проекта – бюро Wowhaus – на своей страничке в Фейсбуке принимают поздравления с открытием обновленной набережной, Белов в своем блоге пишет, что «Чуми-образные волны» дорожек и крыша вернисажа не выдержат нашего климата, превратятся в опасные ледяные горки и «14 классических снеговых мешков». – «И грандиозная идея «русского европеизма» разбилась о «русский же быт» и качество функционального проектирования», – заключает Михаил Белов. Правда, пока зима не проверила на прочность новые сооружения, большинство москвичей преобразованиям очень рады, и один за другим публикуют радостные фоторепортажи с набережной, повторяя, что теперь здесь «почти Европа».

02 Октября 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.