Блоги: 19 сентября–2 октября

В блогах обсуждают проект нового здания Мосгордумы и архитектуру «Судебного квартала» в Петербурге, отказ Перми от проекта Петера Цумтора и открытие обновленной Крымской набережной.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

02 Октября 2013
mainImg
В сети появились фотографии проекта нового здания Мосгордумы на Страстном бульваре. Судя по ним, урон расположенному рядом дворцу знаменитой усадьбы Гагариных (Ново-Екатерининской больницы) будет значительней потери двух дворовых строений, которых памятник в ходе «приспособления» лишился этой зимой. Градозащитники считают невозможным соседство парадного неоклассического ансамбля с очередной реинкарнацией Кремлевского дворца съездов, который в блогах называют «невзрачным сарайчиком» и «пиршеством архитектурного безвкусия». Далеко не все, правда, уверены, что в исторической среде все должно быть обязательно под старину. Например, по словам Ярослава Ковальчука, нынешний проект «точно лучше, чем лужковские башенки с вензелями. Архитектура, конечно, средненькая, ничего выдающегося, но со стилем все в порядке». Впрочем, активистов «Архнадзора» волнует не только визуальный, но и возможный физический урон памятнику, чьи охранные зоны до сих пор не мешали активной строительной деятельности «приспособителей».
zooming
Проект нового здания Мосгордумы. Изображение: yopolis.ru
А, тем временем, переезжающим в Петербург Верховному и Высшему арбитражным судам РФ уготовили не существующие дворцы, а целый новый квартал. Проект неожиданно возник на месте амбициозной «Набережной Европы», от которой в результате остался один только театр Бориса Эйфмана. Петербуржцы недовольны: в блоге «Фонтанки» судам предложили переехать подальше от центра, а Тучков Буян сделать музейным кварталом и туристической зоной. А в блоге Архи.ру по косточкам разобрали опубликованные накануне проекты финалистов архитектурного конкурса. Наличие среди них неоклассических и современных форм в очередной раз столкнуло два непримиримых лагеря. К примеру, проект Максима Атаянца, сделанный на основе проекта знаменитого Ивана Фомина, сравнили с «дешевыми декорациями под классику» и похвалили за «тонкое знание античности» и «уместный ортодоксальный подход». Шикарный по словам пользователя Dmitry Bondarenko, проект Земцова с «отлично организованной площадью у Биржевого моста, пешеходной улицей, ориентированной на Князь-Владимирский собор и театром, выведенным к воде, наконец-то» Дмитрий Данильчук назвал новой «Мариинкой-2».

Присоединившийся к беседе философ Александр Раппапорт призвал оторваться от деталей и взглянуть на проект как на значительную веху в развитии современной архитектуры: «Все представленные проекты демонстрируют какой-то среднеарифметический вчерашний день», – пишет Раппапорт; не лучше ли было бы попробовать создать открытый вариант, «в реализации которого постепенно принимали бы участие и другие группы, то есть проект с открытым продолжением, и создать вокруг работ настоящую дискуссионную атмосферу». Глубокой архитектурной мысли не нашел в конкурсных проектах и Михаил Белов, назвав их в своем блоге «атакой клонов». В них, по словам Белова, «слегка модернизированы» и «клонированы» разновременные вещи – от библиотеки Цельсия в Эфесе до комплекса зданий Ленпроекта 1956-го года. Александр Ложкин в комментариях на Фейсбук добавил, что «контрафактная архитектура» давно стала нормой, а по поводу «метода прототипов» люди уже пишут диссертации. Впрочем, само по себе цитирование неплохо, соглашается Белов; «Палладио тоже цитировал, но результат был лучше цитаты», – замечает Лара Копылова. «Просто в 20-ом веке клонировать стали все подряд, а не только архитектуру прошлых лет. В итоге, копируя внутренности рептилий или тельца насекомых, окончательно утеряли связь с масштабом человека», – заключает автор блога.
zooming
Проект «Судебного квартала». АБ «ЗЕМЦОВ, КОНДИАЙН И ПАРТНЕРЫ». Иллюстрация: prlib.ru
О пользе и вреде «прототипов» заспорили и в блоге Андрея Анисимова на Фейсбук, где на днях обсуждали проводимый Союзом архитекторов конкурс на лучшее современное решение православного храма. К идее блогеры относятся по-разному: «Сначала каноническая архитектура превратится в коническую, а потом в комическую», – пишет, к примеру, пользователь Православный Институт Со-действие. Правда, сами иерархи, по словам Константина Камышанова, как раз показывают, что готовы менять стереотипы: «Появились скульптуры святых, вагоны и корабли-храмы. Они принимают иконы всех стилей и служат литургию в сарайчиках и бытовках.  Ступор не у них, а творческой интеллигенции». А Владимир Прядихин считает, что конкурс вряд ли даст внятный результат, поскольку «все завит от того, что провоцирует на такое современное решение, т.е. градостроительный сюжет, или наделение новыми функциями, или конкретное авторское мастерство». А просто градостроительные новшества не аргумент, добавляет Анисимов, с точки зрения богослужебной изменений нет. «У меня нет внутренней потребности в поиске новых форм, меня и старые устраивают», – заключает автор блога.

Между тем, в Перми в очередной раз поставили крест на громком и интересном проекте: здание Художественной галереи архитектора Петера Цумтора, которое еще недавно пиарили местные власти, теперь назвали нереализуемым. Самой галерее предложили переселиться в здание Речного вокзала, где сейчас квартирует Музей современного искусства. Заметим, что местные архитекторы швейцарца Цумтора сразу встретили холодно, а теперь пишут в блогах, что «предупреждали»: «Если бы такой «прожект» на склоне в 20 метрах от железной дороги предложил пермский архитектор, его бы просто растоптали и растёрли в порошок!» – замечает, например, Игорь Луговой.

Пессимизма добавили новости обсуждавшегося в сообществе RUPA проекта жилого микрорайона в Бахаревке, где прогрессивные положения пермского мастер-плана разбились о суровую реальность граднорм. Полностью соответствующее нормативам «доступное жилье», по словам Данияра Юсупова, обернулось «поточным производством трущоб в индустриальных масштабах».  Причем, по мнению Валерия Нефедова, «это зримо хуже, чем строили позавчера – тогда еще иногда искали идентичность застройки и «дух места». Построить такое – значит расписаться, что образование все бесполезно».

Более широко на подобные проявления архитектурного непрофессионализма смотрит Александр Раппапорт. По его мнению, профессия в кризисе не одно десятилетие, но в последнее время ее уровень понизился до критической отметки, замаскированной лишь «фантастическими архитектурными монстрами и отдельными блестящими примерами в творчестве некоторых выдающихся зодчих». Нынешнее время, уверен Раппапорт, время профессиональных циников, повсюду приносящих архитектурную культуру в жертву собственному успеху.

Ну а раз границы профессионализма сегодня оказываются весьма размытыми, не удивительно, что на архитектурное поприще с готовностью приходят непрофессиональные городские активисты. Вот Илья Варламов в очередной раз делится в своем блоге новой градостроительной затеей – по европейскому примеру превратить некоторые московские улицы в трамвайно-пешеходные. А заодно, ряд московских пустырей – в огороды, поощряя движение «садоводов-партизан», осваивающих таким полезным способом строительные свалки.

Впрочем, архитекторов, взявшихся за европеизацию столичных пространств, в блогах тоже нашли свои критики. Вот, например, Михаил Белов довольно скептически настроен по поводу завершившейся накануне реконструкции Крымской набережной у парка Музеон. В то время как  авторы проекта – бюро Wowhaus – на своей страничке в Фейсбуке принимают поздравления с открытием обновленной набережной, Белов в своем блоге пишет, что «Чуми-образные волны» дорожек и крыша вернисажа не выдержат нашего климата, превратятся в опасные ледяные горки и «14 классических снеговых мешков». – «И грандиозная идея «русского европеизма» разбилась о «русский же быт» и качество функционального проектирования», – заключает Михаил Белов. Правда, пока зима не проверила на прочность новые сооружения, большинство москвичей преобразованиям очень рады, и один за другим публикуют радостные фоторепортажи с набережной, повторяя, что теперь здесь «почти Европа».

02 Октября 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.