Блоги: 19 сентября–2 октября

В блогах обсуждают проект нового здания Мосгордумы и архитектуру «Судебного квартала» в Петербурге, отказ Перми от проекта Петера Цумтора и открытие обновленной Крымской набережной.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

02 Октября 2013
mainImg
В сети появились фотографии проекта нового здания Мосгордумы на Страстном бульваре. Судя по ним, урон расположенному рядом дворцу знаменитой усадьбы Гагариных (Ново-Екатерининской больницы) будет значительней потери двух дворовых строений, которых памятник в ходе «приспособления» лишился этой зимой. Градозащитники считают невозможным соседство парадного неоклассического ансамбля с очередной реинкарнацией Кремлевского дворца съездов, который в блогах называют «невзрачным сарайчиком» и «пиршеством архитектурного безвкусия». Далеко не все, правда, уверены, что в исторической среде все должно быть обязательно под старину. Например, по словам Ярослава Ковальчука, нынешний проект «точно лучше, чем лужковские башенки с вензелями. Архитектура, конечно, средненькая, ничего выдающегося, но со стилем все в порядке». Впрочем, активистов «Архнадзора» волнует не только визуальный, но и возможный физический урон памятнику, чьи охранные зоны до сих пор не мешали активной строительной деятельности «приспособителей».
zooming
Проект нового здания Мосгордумы. Изображение: yopolis.ru
А, тем временем, переезжающим в Петербург Верховному и Высшему арбитражным судам РФ уготовили не существующие дворцы, а целый новый квартал. Проект неожиданно возник на месте амбициозной «Набережной Европы», от которой в результате остался один только театр Бориса Эйфмана. Петербуржцы недовольны: в блоге «Фонтанки» судам предложили переехать подальше от центра, а Тучков Буян сделать музейным кварталом и туристической зоной. А в блоге Архи.ру по косточкам разобрали опубликованные накануне проекты финалистов архитектурного конкурса. Наличие среди них неоклассических и современных форм в очередной раз столкнуло два непримиримых лагеря. К примеру, проект Максима Атаянца, сделанный на основе проекта знаменитого Ивана Фомина, сравнили с «дешевыми декорациями под классику» и похвалили за «тонкое знание античности» и «уместный ортодоксальный подход». Шикарный по словам пользователя Dmitry Bondarenko, проект Земцова с «отлично организованной площадью у Биржевого моста, пешеходной улицей, ориентированной на Князь-Владимирский собор и театром, выведенным к воде, наконец-то» Дмитрий Данильчук назвал новой «Мариинкой-2».

Присоединившийся к беседе философ Александр Раппапорт призвал оторваться от деталей и взглянуть на проект как на значительную веху в развитии современной архитектуры: «Все представленные проекты демонстрируют какой-то среднеарифметический вчерашний день», – пишет Раппапорт; не лучше ли было бы попробовать создать открытый вариант, «в реализации которого постепенно принимали бы участие и другие группы, то есть проект с открытым продолжением, и создать вокруг работ настоящую дискуссионную атмосферу». Глубокой архитектурной мысли не нашел в конкурсных проектах и Михаил Белов, назвав их в своем блоге «атакой клонов». В них, по словам Белова, «слегка модернизированы» и «клонированы» разновременные вещи – от библиотеки Цельсия в Эфесе до комплекса зданий Ленпроекта 1956-го года. Александр Ложкин в комментариях на Фейсбук добавил, что «контрафактная архитектура» давно стала нормой, а по поводу «метода прототипов» люди уже пишут диссертации. Впрочем, само по себе цитирование неплохо, соглашается Белов; «Палладио тоже цитировал, но результат был лучше цитаты», – замечает Лара Копылова. «Просто в 20-ом веке клонировать стали все подряд, а не только архитектуру прошлых лет. В итоге, копируя внутренности рептилий или тельца насекомых, окончательно утеряли связь с масштабом человека», – заключает автор блога.
zooming
Проект «Судебного квартала». АБ «ЗЕМЦОВ, КОНДИАЙН И ПАРТНЕРЫ». Иллюстрация: prlib.ru
О пользе и вреде «прототипов» заспорили и в блоге Андрея Анисимова на Фейсбук, где на днях обсуждали проводимый Союзом архитекторов конкурс на лучшее современное решение православного храма. К идее блогеры относятся по-разному: «Сначала каноническая архитектура превратится в коническую, а потом в комическую», – пишет, к примеру, пользователь Православный Институт Со-действие. Правда, сами иерархи, по словам Константина Камышанова, как раз показывают, что готовы менять стереотипы: «Появились скульптуры святых, вагоны и корабли-храмы. Они принимают иконы всех стилей и служат литургию в сарайчиках и бытовках.  Ступор не у них, а творческой интеллигенции». А Владимир Прядихин считает, что конкурс вряд ли даст внятный результат, поскольку «все завит от того, что провоцирует на такое современное решение, т.е. градостроительный сюжет, или наделение новыми функциями, или конкретное авторское мастерство». А просто градостроительные новшества не аргумент, добавляет Анисимов, с точки зрения богослужебной изменений нет. «У меня нет внутренней потребности в поиске новых форм, меня и старые устраивают», – заключает автор блога.

Между тем, в Перми в очередной раз поставили крест на громком и интересном проекте: здание Художественной галереи архитектора Петера Цумтора, которое еще недавно пиарили местные власти, теперь назвали нереализуемым. Самой галерее предложили переселиться в здание Речного вокзала, где сейчас квартирует Музей современного искусства. Заметим, что местные архитекторы швейцарца Цумтора сразу встретили холодно, а теперь пишут в блогах, что «предупреждали»: «Если бы такой «прожект» на склоне в 20 метрах от железной дороги предложил пермский архитектор, его бы просто растоптали и растёрли в порошок!» – замечает, например, Игорь Луговой.

Пессимизма добавили новости обсуждавшегося в сообществе RUPA проекта жилого микрорайона в Бахаревке, где прогрессивные положения пермского мастер-плана разбились о суровую реальность граднорм. Полностью соответствующее нормативам «доступное жилье», по словам Данияра Юсупова, обернулось «поточным производством трущоб в индустриальных масштабах».  Причем, по мнению Валерия Нефедова, «это зримо хуже, чем строили позавчера – тогда еще иногда искали идентичность застройки и «дух места». Построить такое – значит расписаться, что образование все бесполезно».

Более широко на подобные проявления архитектурного непрофессионализма смотрит Александр Раппапорт. По его мнению, профессия в кризисе не одно десятилетие, но в последнее время ее уровень понизился до критической отметки, замаскированной лишь «фантастическими архитектурными монстрами и отдельными блестящими примерами в творчестве некоторых выдающихся зодчих». Нынешнее время, уверен Раппапорт, время профессиональных циников, повсюду приносящих архитектурную культуру в жертву собственному успеху.

Ну а раз границы профессионализма сегодня оказываются весьма размытыми, не удивительно, что на архитектурное поприще с готовностью приходят непрофессиональные городские активисты. Вот Илья Варламов в очередной раз делится в своем блоге новой градостроительной затеей – по европейскому примеру превратить некоторые московские улицы в трамвайно-пешеходные. А заодно, ряд московских пустырей – в огороды, поощряя движение «садоводов-партизан», осваивающих таким полезным способом строительные свалки.

Впрочем, архитекторов, взявшихся за европеизацию столичных пространств, в блогах тоже нашли свои критики. Вот, например, Михаил Белов довольно скептически настроен по поводу завершившейся накануне реконструкции Крымской набережной у парка Музеон. В то время как  авторы проекта – бюро Wowhaus – на своей страничке в Фейсбуке принимают поздравления с открытием обновленной набережной, Белов в своем блоге пишет, что «Чуми-образные волны» дорожек и крыша вернисажа не выдержат нашего климата, превратятся в опасные ледяные горки и «14 классических снеговых мешков». – «И грандиозная идея «русского европеизма» разбилась о «русский же быт» и качество функционального проектирования», – заключает Михаил Белов. Правда, пока зима не проверила на прочность новые сооружения, большинство москвичей преобразованиям очень рады, и один за другим публикуют радостные фоторепортажи с набережной, повторяя, что теперь здесь «почти Европа».

02 Октября 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.